Чем грозит фальсификация доказательств в гражданском процессе?

Фальсификация доказательств: теория и практика

Чем грозит фальсификация доказательств в гражданском процессе?

Гражданское законодательство предусматривает систему гарантий, обеспечивающих достижение целей гражданского судопроизводства.

Однако на практике реализации поставленных перед правосудием задач препятствует распространенная сегодня проблема – фальсификация судебных доказательств.

Подобным намерениям, конечно, можно воспрепятствовать, но порядок заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления.

Что такое фальсификация?

Под фальсификацией доказательств понимается сознательное искажение, изменение фактов, являющихся предметом доказывания по делу, и их передача суду для рассмотрения и оценки. О фальсификации можно говорить в случае, если участник судебного процесса совершил хотя бы одно из следующих действий:

  • предъявил суду в качестве доказательства искусственно созданные предметы или документацию, не содержащие достоверную информацию по делу;
  • предъявил суду в качестве доказательства предметы и документы, в которые были внесены изменения, искажающие характер и суть доказательства;
  • сообщил суду несоответствующие действительности сведения об обстоятельствах, имеющих значение для справедливого разрешения дела, если лицу заведомо известно, что эти обстоятельства не соответствуют действительности.

Фальсификация доказательств фигурирует в нормах как уголовного, так и процессуального права РФ. Стоит отметить, что соответствующее правовое регулирование в арбитражном и гражданском процессах не тождественно.

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее –АПК РФ), если участник дела обратился в арбитражный суд с письменным заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим участником дела, то суд:

–разъясняет уголовно-правовые последствия этого заявления;

–исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу (с согласия лица, представившего доказательство);

–проверяет обоснованность заявления о фальсификации, если лицо, представившее соответствующее доказательство, возражает против его исключения из перечня доказательств.

В последнем случае суд назначает экспертизу, истребует иные доказательства или принимает другие меры.

Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее –ГПК РФ) фальсификация рассматривается не так подробно, и само это понятие в нем заменено на «подлог». Ст. 186 ГПК РФ предусматривает, что «в случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства».

Таким образом, АПК РФ устанавливает обязанность суда провести проверку при поступлении заявления о фальсификации доказательства, а ГПК РФ предусматривает лишь право судьи на ее проведение.

В арбитражном процессе после заявления о фальсификации доказательства последнее исключается из числа доказательств по делу при согласии представившего его лица, а ГПК РФ такой порядок не предусматривает.

Вместе с тем ни ГПК РФ, ни АПК РФ не отвечают на вопрос: что же является предметом проверки при поступлении заявления о фальсификации: содержание доказательства или его форма? Ответил на него только КС РФ в Определении от 22.03.2012 № 560-О-О, указав буквально следующее.

«Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности».

Теория и практика

Процессуальный порядок гражданского судопроизводства подразумевает необходимость четкой регламентации оформления и подачи процессуальных документов на рассмотрение суда.

При определении формы и порядка подачи заявления о фальсификации доказательства в рамках арбитражного и гражданского процессов выявляются правоприменительные сложности.

Действующие процессуальные кодексы по-разному определяют содержание и форму заявления, а также круг субъектов, имеющих право на его подачу.

Из анализа ч. 1 ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ следует, что в арбитражном процессе заявление о фальсификации доказательства подается в письменной форме, а гражданский процесс императивных предписаний о форме соответствующего заявления не предусматривает.

Стоит отметить, что письменная форма заявления имеет существенный недостаток: участник процесса не сможет оперативно отреагировать на представленное суду подложное доказательство, поскольку устная форма заявления не допускается, а его письменное оформление потребует не только временных затрат, но и наличия у стороны юридических знаний. Тем не менее, участник процесса вправе заявить о намерении оспорить фальсифицированное доказательство. Президиум ВАС РФ в п. 36 Информационного письма от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснил, что «в случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом».

Из анализа действующего законодательства следует, что цивилистические процессуальные кодексы не устанавливают требований заявления о фальсификации доказательства. Отсутствие четкого нормативного регулирования имеет негативные юридические последствия: суды самостоятельно устанавливают требования заявления, и при их несоблюдении оно отклоняется как необоснованное.

В ст. 186 ГПК РФ не определен круг лиц, наделенных правом заявлять о подложности доказательства. Из анализа ст. 161 АПК РФ следует, что заявить о фальсификации доказательства может любой участник разбирательства.

Однако четкого перечня лиц, имеющих право обратиться к суду с заявлением, названная статья не содержит, в связи с чем остается открытым, например, такой важный вопрос, как: обладает ли представитель участника разбирательства правом заявить о фальсификации доказательства в качестве самостоятельного субъекта?

Мнение последней инстанции

Порядок подачи заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен, в связи с чем указанный вопрос требует дополнительного разъяснения. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления нижестоящими судами.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/361962/

Уголовная ответственность за предоставление сфальсифицированных документов в арбитражном процессе

Чем грозит фальсификация доказательств в гражданском процессе?

Ответчиком были представлены в судебное заседание оригиналы документов – доказательств по делу. Противоположная сторона (Истец)  заявила о фальсификации данных доказательств (в частности, Истец заявил, что не подписывал документы, которые Ответчик представил и на которых имеется его подпись).

В связи с вышеизложенным, судья обязал обе стороны подписать расписки об уголовной ответственности.

Возможно ли применения уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса (в случае, если судом будет установлено, что представленные документы сфальсифицированы)?

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, (далее – АПК РФ), если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные АПК РФ меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

Арбитражный суд не решает вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности.

Он разрешает процессуальный вопрос о допустимости и достоверности отдельного доказательства при указании на него как на сфальсифицированное, поскольку вынесение решения возможно при наличии допустимых и достоверных доказательств.

В противном случае, решение не будет отвечать действительным обстоятельствам дела и может повлечь нарушение прав субъектов арбитражного процесса.

Подача заявления о фальсификации влечет два варианта действий суда.

При каждом из них суд обязан разъяснить представившему доказательство возможные уголовно-правовые последствия представления фальсифицированного доказательства с отражением этого действия в протоколе судебного заседания.

Поэтому отсутствие лица, представившего предположительно фальсифицированное доказательство, должно повлечь отложение судебного разбирательства. После разъяснения отмеченных последствий суд:

— исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств при согласии на то лица, представившего доказательство. Согласие выражается в устной или письменной форме, с отражением в протоколе;

— проверяет заявление о фальсификации, если представившее доказательство лицо возражает по поводу его исключения судом из числа доказательств.

Для проверки суд предпринимает все возможные для этого процессуальные меры: назначает проведение экспертизы, допрашивает возможных свидетелей, истребует и исследует документы, иные материалы, получает объяснения от лиц, участвующих в деле, в том числе от представившего оспариваемое доказательство.

Следует заметить, что не всегда представившее доказательство лицо является его фальсификатором, поэтому цель суда — установить, является ли доказательство фальсифицированным. Установление виновного в этом лица не входит в компетенцию арбитражного суда, выяснение этого вопроса относится к уголовной юрисдикции.

За фальсификацию доказательств предусмотрена уголовная ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 303 Уголовного кодекса Российской Федерации, (далее – УК РФ).

Субъектами уголовной ответственности выступают лица, участвующие в деле, а также их представители. УК РФ в ч. 1 ст.

303 указывает на возможность уголовной ответственности при фальсификации доказательств по гражданским делам, что следует понимать как включающее в себя понятие и арбитражных дел.

Как следует из положений ст.

140, 141, 144, 145 УПК РФ, заявление о совершении преступления (например, заявления о фальсификации доказательства по гражданскому делу) определённым лицом служит поводом к началу уголовного судопроизводства и одновременно является началом уголовного преследования после соответствующей проверки сотрудниками правоохранительных органов изложенных в нем обстоятельств.

В силу ст. 49 Конституции России, ст. 8, 29 УПК РФ наличие в действиях лица состава преступления (а значит, и вины лица, совершившего преступление), может быть установлено только вступившим в законную силу приговором суда.

Рассмотрение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 303 УК РФ, отнесено ст. 31 УПК РФ к компетенции районных судов.

Проведение следственных действий, направленных на сбор доказательств по уголовному делу, входит в полномочия органов дознания и следствия.

Таким образом, компетентный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если доказана вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.

Из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения (умысла).

     Однако при таком толковании арбитражный суд принимает на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным — фактически признаёт лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.ст.303УК.РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от  14.01.2000 № 1-П отметил, что конституционный принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной власти и самостоятельности органов каждой из них (ст.

10 Конституции России) в уголовном судопроизводстве предполагает разграничение возлагаемых на соответствующие органы функций, а именно конституционной функции осуществления правосудия и функции уголовного преследования. Осуществление правосудия в Российской Федерации в соответствии с ч. 1 ст.

11 и главой 7 Конституции России возлагается на суды как органы судебной власти, которые рассматривают и разрешают в судебном заседании конкретные дела в строгом соответствии с установленными законом процедурами конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции России).

Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного преследования не согласуется с конституционными положениями о независимом правосудии (ст. 18, ст. 46, ч. 1, и ст. 120 Конституции России).

Учитывая, что факт совершения преступления может быть установлен только судом в порядке уголовного судопроизводства, при отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд в силу ст. 68 АПК РФ не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства.

В целях вынесения законного и обоснованно решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства. Если существо доказательства составляют сведения, не соответствующие действительности, то такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу.

При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности для арбитражного суда не имеет значения. Таким образом, по своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, поданного в порядке ст.

161 АПК РФ, является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из лиц, участвующих в деле.

Необходимо отметить, что выводы суда о недостоверности доказательства могут служить основанием для направления материалов проверки в следственные органы, однако действующим АПК РФ не закреплена обязанность арбитражного суда направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование в случае, когда суд приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления.

Таким образом, при наличии состава преступления, предусмотренного в ст. 303 в УК РФ, в рамках Арбитражного процесса отсутствует процессуальный механизм возбуждения уголовного дела в связи с подтверждением предположения о фальсификации доказательств.

Возбуждение уголовного дела по ст. 303 УК РФ, возможно в случае, если сторона, заявляющая о фальсификации доказательств, подаст заявление в прокуратуру и иные органы, в компетенции которых предусмотрено право на возбуждение уголовного дела, проведение предварительного следствия и дознания.

Однако и в этом случае, будут проведены следственные действия на выяснение данных о составе преступления, а именно: Субъект, субъективная сторона, объект, объективная сторона.

Проблемным вопросом является определение того, кто может являться субъектом преступления. Так, диспозиция части первой ст. 303 УК РФ определяет круг субъектов, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств, и относит к ним лиц, участвующих в деле, и их представителей.

Из анализа статей 62 АПК и 54 ГПК следует, что представитель совершает процессуальные действия (в том числе подает ходатайства о приобщении доказательств) от имени доверителя (представляемого). Учитывая вышесказанное, можно выделить три основных ситуации:

1) возможно привлечение к уголовной ответственности лица, который сам представлял свои интересы в суде, или доверителя, который передал подложный документ представителю, не поставив того в известность о характере подложности;

2) возможно привлечение к ответственности представителя, который вышел за пределы своих правомочий, изготовил и представил поддельный документ в суд. В данном случае, у представителя имеется интерес в самом факте «выигрыша дела» (или в некоторых ситуациях – «проигрыша дела») вне зависимости от спорного материального правоотношения.

3) возможно привлечение к ответственности, как представителя, так и доверителя (допустимы различные формы соучастия).

Что касается субъективной стороны данного состава преступления, то для привлечения к ответственности по ст. 303 УК РФ необходимо наличие прямого умысла, т. е. преднамеренного стремления ввести суд в заблуждение с целью получения нужного решения или затягивания судебного разбирательств по делу.

Объективная сторона фальсификации — это подделка, фабрикация, искусственное создание любого доказательства по делу, противоречащего действительным фактам и обстоятельствам.

На основании изложенного, привлечение к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса возможен только по заявлению в органы следствия и иные правоохранительные органы о совершении преступления, состав которой предусмотрен ст.

303 УК РФ, а так же при обнаружении состава преступления в связи с проведением проверок органами прокуратуры и иными компетентными органами. При этом для привлечения к ответственности будет произведено предварительное расследование, в рамках которого будет устанавливаться состав преступления.

На практике привлечение к уголовной ответственности по ст. 303 УК РФ осуществляется очень редко.

Следует отметить, что зачастую при фальсификации доказательств по гражданскому делу могут иметь место и другие преступления, совершаемые с целью представления в суд ложных сведений: подделка, изготовление и сбыт поддельных документов (ст. 327 УК РФ), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и др.

Марина Клепко

Источник: https://www.nedelkopartners.ru/blog/ugolovnaya-otvetstvennost-za-predostavlenie-sfalsificzirovannyix-dokumentov-v-arbitrazhnom-proczesse/

Ответственность за недобросовестное заявление о фальсификации доказательств, или Почему не стоит кормить медведя пряниками

Чем грозит фальсификация доказательств в гражданском процессе?

Принято говорить об ответственности фальсификаторов доказательств. Удобнее рассуждать об эффективном наказании для тех «негодяев и подлецов», что пытаются склонить чашу весов правосудия, используя подлог. И правда, в гражданских спорах – это далеко не редкость, а печальная обыденность..

Но (и это хорошо известно практикам!) далеко не всегда за заявлением о фальсификации доказательств стоят благие намерения. В лучшем случае заявитель может заблуждаться, может заявиться «на всякий случай», а может и использовать данный механизм как часть не совсем чистой процессуальной тактики.

Цели могут быть разными: потянуть дело, зародить сомнения у суда в доказательствах оппонента, его аргументации и добропорядочности в целом.

Ведь хорошо известно, что экспертизы по «малоинформативным почерковым объектам» далеко не всегда заканчиваются однозначным выводом о материальном подлоге.

Интеллектуальный подлог выявить и того сложнее, а допрос в гражданском суде автора или очевидцев составления документа обычно редко чем способен помочь.

Соответственно громогласные заявления о фальсификации доказательств в судебном заседании с раздуванием щёк, воздеванием рук и гневными восклицаниями «Доколе!» нередко заканчиваются процессуальным «пшиком».

Разумный судья вынесет из этой истории скорее обратный искомому инициатором обвинения в фальсификации результат: внутреннее убеждение судьи относительно чистоты мотивов такого тяжущегося может быть поколеблено. И, наверное, в этом главная, принципиальная составляющая ответственности за недобросовестные действия в суде: проигрыш дела.

Однако не стоит считать, что от распространения таких практик не страдают частные интересы конкретных лиц (сторон, их представителей, авторов опороченных документов) и общественный интерес в подлинном, а не фейковом правосудии.

Быть публично обвинённым в совершении уголовного преступления, пусть не самом опасном – это не «печеньки» сжечь на детском дне рождения.

Конкретному судье, да и правосудию в целом, наверное, тоже не очень приятно быть инструментом манипулирования в чужих играх…

На что все мы, и участники конкретного процесса, и судьи, и общество в целом, можем рассчитывать, если кроме сотрясания воздуха, потраченных времени, нервов и денег, обвинения в подлоге ничем не закончились?

“Спасибо, что не посадили!” – скажет кто-то. Эта логика неплохо работает в наших реалиях и, возможно, для многих тяжущихся, «пострадавших» от необоснованных обвинений в фальсификации доказательств выступает вполне достаточной и разумной мерой.

Без слёз нельзя вспомнить и о существующем больше виртуально механизме «наказания» за недобросовестное процессуальное поведение, которое заключается, как известно, в отнесении судебных расходов на нарушителя (ст. 111 АПК) или взыскании компенсации за потерю времени (ст. 99 ГПК).

Практика здесь в принципе настолько куцая, а суды так осторожны (что понятно с учётом заложенного стандарта доказывания!), что серьёзно рассуждать об этих правилах как средстве восстановления пострадавших от огульных обвинений частных и общественных интересов пока что не приходится.

Что ещё остаётся? Предъявление самостоятельных исков о возмещении реального ущерба и неполученной выгоды? Требование компенсации за причинённые нравственные и, возможно, для некоторых особо чувствительных персон – физические страдания? Диффамационные иски?

No Comments… Судебная перспектива здесь стремится к нулю опять же, в основном, из-за чрезвычайно высокого стандарта доказывания.

Доказать вину заявителя о фальсификации и связать брошенные им публично в суде обвинения с уходом клиентов, поставщиков, обвалом котировок на рынке, расходами на пиарщиков для восстановления доброго имени, косыми взглядами и многозначительным покачиванием головы коллег по цеху… – представляется делом архисложным и, в чем-то бесполезным, если только не рассматривать его как часть общей стратегии по давлению на грязно играющего оппонента и получению «выгод» через размен в другом месте.

Как улучшить процессуальную модель «заявления о подлоге», сделать её более сбалансированной, распределив риски между «нападающей» и «обороняющейся» сторонами?

Для профессионала главное богатство – это его репутация. Именно ей он и должен при необходимости оплачивать счета за процессуальную беспечность, не говоря уже за прямой умысел навредить. Представитель, участвующий в спектакле, имеющим целью потроллить судью, процессуальных оппонентов, должен неминуемо лишаться практики.

Запрет на профессию – это лучший ответ на «грязную» работу. В том числе поэтому разумна хотя бы минимальная монополия на судебное представительство: риск лишится аккредитации в суде быстро охладит страсть к манипулятивным процессуальным технологиям.

Возможно, возврат к советской практике «частников» в адрес заигравшейся стороны и её представителя может также выглядеть в этом смысле отрезвляющим.

Непонятно, почему российский судья до сих пор не может, как, например, английский, обратить внимание в своём постановлении по делу на факты, не украшающие юриста, да и просто человека? Или, скажем, как судья окружного суда Нью-Йорка отправить партнёра известной юридической фирмы мести улицы в Бронксе вместе с его незадачливым клиентом, попытавшимся бездоказательно разыграть карту #выфсёврёте?

Есть, конечно, менее людоедские, но при этом достаточно эффективные способы ex ante дисциплинировать участников процесса, заставив их серьёзнее относиться к любым заявлениям, подрывающим веру в человека и справедливость правосудия.

Речь идёт, в частности, о применении безусловного штрафа к стороне, её представителю, не сумевшим обосновать своё заявление о фальсификации доказательств процессуальным оппонентом. Не убедил суд в подлоге – плати.

Такая схема применяется, например, во французских и итальянских судах при рассмотрении ими заявления о подлоге (inscription en faux, querela di falso). Размер штрафа, который при желании легко превращается в астрэнт, может составлять во Франции до 3000 евро, причём его присуждение не лишает заинтересованное лицо права на возмещение убытков (ст.

305 ГПК Франции). В Италии – стране-рекордсменке по длительности и заковыристости судебных процедур, видимо, проще относятся к дефектам процессуальной добросовестности, присуждая от 2 до 20 евро обязательного штрафа за неудачную попытку доказать подлог (ст. 226 ГПК Италии).

Жаль, конечно, снова предлагать кнут. Но, если кормить медведя только пряниками, он либо заработает диабет, либо сожрёт дрессировщика. Поэтому нет никаких концептуальных причин, чтобы Деве Правосудия и здесь продолжать строить из себя невинность, когда над ней систематически совершается надругательство: можно ответить и пожестче.

Источник: https://zakon.ru/comment/462286

Фальсификация доказательств

Чем грозит фальсификация доказательств в гражданском процессе?

Гражданский кодекс рассматривает фальсификацию доказательств по гражданскому делу как уголовное деяние. Мера наказания за него предусматривается ч.1 ст.303 УК.

Под самим понятием фальсификации в гражданском процессе следует понимать умышленное предоставление недостоверных фактов и документов, оформленных или полученных с нарушением законодательных норм и принципов.

Такой вид доказательств признается судом ничтожным и утратившим доказательную силу.

К наиболее распространенным формам подделки документов и доказательств относят:

  • Допечатку текстов;
  • Подделку подписей;
  • Замену, добавление и изъятие внутренних листов документа;
  • Предъявление вновь созданного документа, содержащего ложные сведения( так называемый «интеллектуальный подлог») и т.д.

Причем уголовный кодекс четко разграничивает случаи с умышленной фабрикацией от предоставления доказательств, содержащих ошибочные сведения, не имеющих намерения направить судебное разбирательство по ложному пути.

Каким образом можно обнаружить и проверить подлог

Существует несколько способы установления фактов искажения сведений:

  • Сопоставление сведений, содержащихся в документе с данными, полученными из других доказательств;
  • Проверка подлинности документа при помощи опроса лиц, присутствовавших при составлении;
  • Проверка подлинности с помощью сравнения почерка и подписи на документе, подлинность которого не подлежит сомнению. Суд имеет право сделать сличение самостоятельно, без привлечения экспертов.
  • Назначение соответствующей экспертизы или привлечение специалиста.

Как правило, если речь идет о документе, выступающем в роли физического носителя (паспорт, диплом и т.д.), факт фальсификации можно установить с помощью экспертизы. Её результаты показывают, по каким именно параметрам документ отличается от оригинального образца, в каком месте были сделаны подтирания и подчистки.

Вопросы, когда в документе, соответствующем установленному образцу, содержатся ложные сведения, требует более сложного подхода.

К примеру, в помещении до приватизации было зарегистрировано 4 человека, а в выписка из домовой книги содержит информацию только о 3 или 2 прописанных. В этом случае налицо злоупотребление сотрудником паспортного стола, который внес ложные данные в документ, своих обязанностей. В этом случае должностное лицо признается соучастником преступления.

Если такой документ выдан сотрудником государственной службы, действие квалифицируется как получение взятки, злоупотребление или превышение полномочий. Это преступление наказывается значительно более строгими мерами и предусматривает наказание в виде лишения свободы на длительный период.

Какие шаги необходимо предпринять, чтобы суд признал факт фальсификации

Если факт фальсификации не является для суда очевидным, есть два способа разрешения ситуации:

  • Подача заявление о назначении почерковедческой, судебно-технической и другого вида экспертизы. В сложных ситуациях возможно проведение комплексного исследования с привлечением специалистов разных отраслей. Следует убедиться, что секретарь судебного заседания зафиксировал ваше ходатайство в протоколе. Экспертизы, как правило, платные. Но при удачном исходе дела их стоимость возмещается из бюджетных средств или взыскивается с виновного.
  • Подать заявление о возбуждении уголовного дела в полицейский отдел по месту нахождения суда, в котором данная фальсификация рассматривается как доказательство.

Первоначально должен быть реализован первый способ. Право заявления о фальсификации в ходе самого гражданского процесса предусмотрено нормами АПК ( ст.161) и ГПК (ст.186) РФ.

Обязанность суда в возбуждении уголовного дела законом не предусмотрена.

Поэтому если возможность самостоятельного доказательства подлога или подделки не представляется возможным , а судебный орган отказывает в экспертизе, следует обратиться с соответствующим заявлением в полицию.

Меры наказания за предоставление фальсифицированных сведений в гражданском процессе

Санкции ст.303 УК РФ предусматривают несколько видов ответственности за фальсификацию сведений:

  • Уголовный штраф в размере до 300 тыс. руб.
  • Обязательные работы на период до 480 часов.
  • Исправительный труд сроком до 24 месяцев.
  • Ограничение свободы на срок до 4 месяцев.

Description: Пакет документов, необходимых для составления ДКП. Как правильно составить договор купли продажи автомобиля. Меры предосторожности при составлении ДКП.

Источник: https://advoka-t.ru/falsifikatsiya-dokazatelstv

О должной осмотрительности судебного представителя при представлении доказательств в гражданском деле

Дмитрий Загайнов рекомендует добросовестным судебным представителям составлять акт приёма-передачи (реестр) подлинных документов.

Загайнов Дмитрий Иванович
Партнер

Судебный представитель постоянно находится в зоне риске, поскольку работает с полученными от клиента документами, достоверность которых не всегда можно определить и проверить.

Адвокат Дмитрий Загайнов, партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С, рассматривает, в каких случаях судебный представитель может быть привлечен к ответственности за фальсификацию доказательств, и дает рекомендации, как уменьшить риск привлечения судебных представителей к ответственности за это деяние.

При этом автор не берет в расчет ситуацию, когда сам судебный представитель занимается изготовлением фальсифицированного доказательства либо выступает пособником, дающим советы или указания, как довести преступный умысел до конца.

Немного статистики

Если обратиться к открытым статистическим данным на сайте Судебного департамента при Верховном суде РФ, то выяснится, что за 2017 год в российские суды поступило 22 655 048 первичных обращений в виде заявлений, исковых заявлений и жалоб, из них в арбитражные суды субъектов РФ – 1 951 028 заявлений и исковых заявлений.

За этот же период в суды поступило 908 356 уголовных дел; за преступления небольшой тяжести мировыми судьями осуждены 286 292 человека, районными судами – 76 135 человек. По некоторым данным 2014 года, в России по ч. 1 ст. 303 УК РФ выносилось от 50 до 70 приговоров в год, начиная с 2006 года (журнал «Судья», №11 за 2014 год).

Данная тенденция не изменилась.

Во время выступления в апреле 2018 года на научно-практическом семинаре, который был посвящен вопросам ответственности за фальсификацию доказательств по гражданскому делу и соорганизатором которого выступал Арбитражный суд Свердловской области, один из руководителей районного следственного отдела СК РФ подтвердил, что в следственный отдел ежемесячно поступает около 100 заявлений о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Из них уголовные дела возбуждаются только в трёх-четырёх случаях, а в суд передаются, как правило, только одно-два дела. Несмотря на то что риск быть привлеченным к ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ у судебного представителя невелик, полагаю уместным исследовать данный вопрос и не надеяться на статистические данные.

Изменения, которые были внесены в часть 1 статьи 303 УК РФ весной 2017 года и благодаря которым была существенно расширена объективная сторона деяния, свидетельствуют о том, что законодатель реально обеспокоен тем, что в угоду ложным ценностям на рассмотрение суда от лиц, участвующих в деле, нередко поступают сведения, искажающие истину.

Объективная сторона деяния по ч. 1 ст. 303 УК РФ представлена четырьмя самостоятельными составами, одним из которых названа фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем. Именно анализ данного состава и является темой настоящей публикации.

В каких случаях судебный представитель может быть привлечен к ответственности за фальсификацию доказательств

Фальсификация (от лат. falsificare – подделывать) означает подделывание чего-то, искажение, подмену подлинного мнимым.

Сфальсифицированы могут быть любые виды доказательств – договоры, акты сверок, долговые расписки, заключения эксперта, протоколы осмотра и иные документы, а также вещественные доказательства.

Преступление, связанное с фальсификацией доказательств, характеризуется прямым умыслом, и совершить его может только специальный субъект – лицо, участвующее в деле, или его представитель.

Одним из субъектов ответственности является судебный представитель, и в связи с этим возникают различные вопросы правовой квалификации. Подлежит ли ответственности судебный представитель:

  • если он не занимался подделкой документов, а только представил их в суде?
  • если во время судебного заседания стало известно о факте подделки, однако он продолжал настаивать на этом доказательстве, считая, что заявление противоположной стороны о фальсификации доказательств является лишь актом злоупотребления процессуальными правами?
  • если он сфальсифицировал доказательство, представил его в суд, но затем отказался от него в суде?
  • если он не участвовал в создании фальсифицированного доказательства, и, узнав о существовании оного, согласился в судебном заседании исключить его из числа доказательств?

Думаю, что найти ответ на эти вопросы поможет анализ процессуальных кодексов, где по гражданским и административным делам установлен критерий для сведений, которые поступают в суд от участников процесса и которые в последующем могут быть признаны доказательствами.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
сравнительная таблица

определениекто устанавливаетпроцессуальныйфильтрвозможностьзаявления о фальсификации
УПКРФлюбые сведения(ст. 74)суд, прокурор, следователь, дознавательотносимость, допустимость,достоверность, достаточность(ст. 88)нет прямой нормы, но естьст. 271 – заявление и разрешение ходатайств (например, об исключении доказательств)
ГПКРФсведения о фактах(ст. 55)судотносимость (ст. 59),допустимость (ст. 60),достоверность, достаточность и взаимная связь (ч. 3 ст. 67)ст. 186 – заявление о подложности доказательств
АПКРФсведения о фактах(ст. 64)арбитражный судотносимость (ст. 67),допустимость (ст. 68),достоверность, достаточность и взаимная связь (ч. 2 ст. 72)ст. 161 – заявление о фальсификации доказательств
КАСРФсведения о фактах(ст. 59)судотносимость (ст. 60)допустимость (ст. 61),достоверность, достаточность и взаимосвязь (ч. 3 ст. 84)нет прямой нормы, но есть ст. 154 – разрешение судом ходатайств лиц, участвующих в деле,+ ч. 2 ст. 77
КоАПРФлюбые фактические данные(ст. 26.2)судья, орган, должностное лицополученные с нарушением закона (ч. 3 ст. 26.2)нет прямой нормы, но есть право заявить ходатайство(п. 6 ч. 1. ст. 29.7)

Из сравнительной таблицы видно, что установленный процессуальный фильтр не все сведения, поступающие от сторон, признает доказательствами по делу.

Если в материалы дела поступают сведения, не имеющие отношения к делу, то может иметь место ошибка в объекте, когда лицо, фальсифицирующее документы (сведения), полагает, что представляемые сведения имеют отношение к делу и могут повлиять на правосудие, что, по сути, выглядит как покушение на фальсификацию доказательств.

Если судебный представитель осознал всю пагубность своего деяния и в ходе судебного разбирательства согласился исключить представленные им сведения из числа доказательств, то в данном случае имеет место добровольный отказ от совершения преступления, и судебный представитель не подлежит уголовной ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ: согласно ч. 1 ст. 31 УК РФ, лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

В практике нередко возникает вопрос: должен ли судебный представитель проводить проверку достоверности документов, полученных от доверителя? Ответ содержится только в одном документе, а именно – в Кодексе профессиональной этики адвокатов, принятом Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года: согласно пункту 7 статьи 10 Кодекса, при исполнении поручения адвокат исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки.

Указанная презумпция распространяется только на адвокатов.

Возникает справедливый вопрос: как в подобной ситуации должен вести себя судебный представитель, не имеющий статуса адвоката? Такому судебному представителю приходится ориентироваться исключительно на здравый смысл и этику во взаимоотношениях с клиентом, поскольку считается неэтичным подвергать сомнению представленные клиентом сведения, за исключением тех, которые имеют явные признаки подчистки, подделки и нелогичны по своему содержанию.

Поскольку по ч. 1 ст.

303 УК РФ совершение преступления возможно только при наличии прямого умысла, то считаю, что не образуют состава преступления действия судебного представителя, который не знал и (или) не мог знать, что представляемые им сведения являются фальсифицированными. Узнав об этом факте (например, из заключения эксперта) и в последующем согласившись исключить представленные сведения из числа доказательств, судебный представитель избежит отрицательных правовых последствий.

Примеры из практики

Пример №1. Представитель предъявил в судебном заседании расписку и выписку по банковским переводам, обосновывая свои требования о взыскании с ответчика долга по договору займа. В судебном заседании ответчик сказал, что расписку не подписывал, и заявил о её фальсификации.

Поскольку истец, в интересах которого действовал судебный представитель, не смог подтвердить, кем именно была составлена и подписана расписка, то судебный представитель в суде отказался от такого доказательства.

Поменяв основания иска, судебный представитель далее настаивал на взыскании долга по нормам неосновательного обогащения, поскольку банковская выписка содержала достоверные сведения о денежных переводах.

В приведенном примере ответственности у судебного представителя очевидно не наступает, поскольку тот исходил из достоверности сведений, полученных от доверителя. Как только появились обоснованные сомнения в достоверности расписки, судебный представитель согласился в судебном заседании исключить этот документ из числа доказательств.

Пример №2. Представитель ответчика, защищая интересы работодателя, представил в судебное заседание подлинный экземпляр заявления работника об увольнении по собственному желанию.

На основании указанного заявления был издан приказ о прекращении трудового договора с работником. Истец, оспаривавший своё увольнение, заявил о том, что данное заявление не подписывал, что документ является поддельным.

После передачи материалов трудового спора в правоохранительные органы было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 303 УК РФ, которое в дальнейшем поступило в суд и было рассмотрено в особом порядке.

Качканарский городской суд Свердловской области вынес в отношении судебного представителя обвинительный приговор по ч. 1 ст. 303 УК РФ, назначив наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей (дело №1-11/2017, приговор от 26 января 2017 г.)

Пример №3. Приговором Советского районного суда города Казани республики Татарстан от 30 марта 2016 г. по делу №1-235/2016 заявитель (истец) признан виновным по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Ему назначено наказание в виде обязательных работ сроком на 400 часов.

В ходе предъявления иска по гражданскому делу к страховой компании истец представил в суд сфальсифицированный акт выполненных работ и сфальсифицированный кассовый чек.

Суд эти документы не принял в качестве допустимого доказательства, так как из ответа, поступившего от ИП на судебный запрос, следовало, что истец для приобретения запасных частей и проведения ремонта автомобиля к нему не обращался.

При этом суд не принял во внимание доводы защиты о том, что уголовное дело подлежит прекращению ввиду малозначительности, а также довод о необходимости освобождения подсудимой от назначения наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80-1 УК РФ).

Из примера видно, что истец в судебном заседании настаивал на представленных им фальсифицированных доказательствах, однако это не привело к нужному для него результату.

Недоведение до конца преступного умысла по гражданскому делу не помогло истцу впоследствии избежать ответственности по уголовному делу.

Важно отметить, что судебный представитель, участвовавший в гражданском деле в интересах истца, не привлекался к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ.

Как уменьшить риск привлечения судебных представителей к ответственности за фальсификацию доказательств: рекомендации

Приходится порой слышать рассуждения о том, что ч. 1 ст. 303 УК РФ содержит много неопределённостей.

В связи с этим уместно процитировать Определение Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2011 года №548-О-О, где сказано следующее: «Согласно статье 8 УК Российской Федерации основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом. Часть первая статьи 303 УК Российской Федерации, устанавливающая уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые совершаются умышленно и направлены непосредственно на фальсификацию доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, не содержит неопределённости и не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя».

Чтобы уменьшить риск привлечения к ответственности добросовестных судебных представителей, предлагаю при получении документов и иных сведений от доверителя руководствоваться следующими простыми правилами:

  • перед получением подлинных документов визуально убедитесь, что они корректны и логически последовательны,

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/fal_sifikatsiya_dokazatel_stv/

Фальсификация доказательств по гражданскому делу: пишем заявление

Чем грозит фальсификация доказательств в гражданском процессе?

Многие граждане предпочитают решать спор в суде — в бесконфликтной обстановке и по закону.

Однако не все в процессе рассмотрения дела действуют добросовестно. Например, представляют суду фальсифицированные доказательства. Как поступить в такой ситуации? Что предпринять, если ваш оппонент предоставил ложные доказательства? Мы расскажем о последствиях, которые его ждут, и подскажем, как предотвратить принятие судом фальсифицированных доказательств как надлежащих.

Что такое фальсификация доказательств?

Фальсификация доказательств — это подделка сведений, на основании которых суд устанавливает обстоятельства дела и принимает законное решение. В гражданском процессе к доказательствам относят:

  • документы;
  • свидетельские показания;
  • фото- и видеосъемку;
  • экспертные заключения и т. д.

Если один из участников процесса намеренно предоставит ложные доказательства, то его можно привлечь к ответственности. Например, сфабрикованный договор, акт сверки расчетов или акт приема-передачи работ.

Отметим один нюанс. Намеренное предоставление ложного экспертного заключения или неверный перевод с иностранного языка — это не фальсификация доказательств. За эти действия судят по другой статье УК РФ.

Подделал документы или свидетельские показания — сфальсифицировал доказательства.

Как обнаружить фальсификацию?

Определить, сфабриковано доказательство или нет, можно несколькими способами:

  1. Сопоставление сведений из разных источников

Если представленные доказательствы явно противоречат остальным, то можно заподозрить фальсификацию.

Если вы не доверяете свидетельским показаниям, можно найти других людей, которые помогут сопоставить данные. Любые несостыковки могут означать наличие фальсификата.

  1. Отсутствие «следов» у доказательств

Яркий пример — обязательства, которые подтверждаются сомнительными бумагами, но не отражены в бухгалтерской отчетности.

  1. Нелогичное поведение оппонента

Доказательства были представлены после того, как другая сторона заявила о своих доводах. Например, свидетельствуют о пропуске истцом срока исковой давности.

Если есть сомнения в возможности лица вступить в конкретные гражданско-правовые отношения, то «пахнет» фальсификатом. Например, выдача обычным гражданином многомиллионного займа предприятию.

Как распознать фальсификацию

Явные противоречия в доказательствах

Нелогичное поведение оппонента при предоставлении доказательств

Опрос свидетелей

Отсутствие «следов» у доказательств

Сомнения в возможности лица вступить в конкретные гражданско-правовые отношения

Зачастую в гражданском процессе подделывают тексты расписок, подписи в завещаниях, вносят в имеющейся документ новые данные. Подтвердить догадку о фальсификате могут различные экспертизы. Например:

  • почерковедческая — определит принадлежность подписи в договоре, доверенности или ином документе;
  • судебно-техническая — определит единство текста, способ подписания и срок изготовления документа;
  • комплексная (судебно-техническая и почерковедческая) — определит подлинность или давность изготовления документа, принадлежность подписи.

Если экспертиза установит фальсификацию доказательств, то суд передаст материалы дела в полицию. Возбуждение уголовного дела — это уже компетенция правоохранительных органов. Также виновная в подлоге сторона возместит все расходы на экспертизу.

Экспертиза — надежный метод подтвердить фальсификат.

Какая ответственность грозит за фальсификацию доказательств?

Предоставление сфальсифицированных доказательств суду — уголовно наказуемое деяние. Нарушителя привлекут по ст. 303 УК РФ. Ему грозит не только крупный штраф — от 100 тыс. до 300 тыс. руб., но и вполне реальное лишение свободы — арест до 4 месяцев. Суд может назначить и другое наказание:

  • обязательные работы до 480 часов;
  • исправительные работы до 2 лет.

Так что гражданам, которые решили предоставить ложные доказательства по гражданскому делу, следует дважды подумать. Санкции за это преступление достаточно жесткие.

Но и это еще не все. Такая «победа» в гражданском процессе обернется пересмотром результатов. И не факт, что суд встанет на сторону обманщика.

Судимость — наименьшее, что может грозить за фальсификацию доказательств в суде.

Заявление о фальсификации доказательств в гражданском процессе

Если вы подозреваете, что ваш оппонент предъявляет сфабрикованные доказательства, обязательно подайте заявление. Не подадите — рискуете проиграть дело, поскольку суд может признать такие доказательства надлежащими и принять их.

Как его составить? Утвержденной законом формы нет, как и разъяснений ВС РФ. Поэтому придется руководствоваться только судебной практикой.

Однако ГПК РФ указывает на одно обстоятельство — если вы предполагаете подлог доказательств, то вправе обратиться с заявлением к суду и попросить о проведении экспертизы.

Получается, что заявление о фальсификации доказательств составляется в свободной форме.

Заявить о проведении экспертизы можно и устно во время судебного заседания. Вашу просьбу занесут в протокол.

Что в нем указать:

  • наименование суда, который рассматривает дело;
  • номер гражданского дела;
  • данные сторон (Ф.И.О., адрес);
  • обстоятельства, указывающие на подложность доказательства, его реквизиты;
  • просьбу о проведении экспертизы подлинности документа или о признании доказательства сфабрикованным, исключении его из дела;
  • перечень прилагаемых документов;
  • дату подачи заявления и подпись.

Скачать образец заявления о фальсификации доказательств по гражданскому делу

Ходатайство можно отдать в канцелярию суда. На своем экземпляре попросите поставить отметку о принятии. Заявление подается бесплатно.

Поскольку доказательства влияют на итоговое решение, суд рассмотрит ваше ходатайство немедленно. В зависимости от требований, будет принято одно из решений:

  1. Просите полностью изъять документ из перечня доказательств — суд исполнит. Однако вам потребуется предоставить те бумаги, которые суд запросит.
  2. Просите провести экспертизу подлинности документа — суд назначит проверку. По ее итогам станет ясно, подложное доказательство или нет.

В любом случае, без заявления подтвердить фальсификацию не получится. Поэтому будьте внимательны и тщательно проверяйте предоставленные вашим оппонентом бумаги.

Источник: http://ugolovnichek.ru/falsifikatsiya-i-poddelka/falsifikatsiya-dokazatelstv-po-grazhdanskomu-delu

101Адвокат
Добавить комментарий