Что будет, если дать этому делу ход и каковы последствия?

Украина становится посмешищем. Специально для Зеленского и Квартала 95

Что будет, если дать этому делу ход и каковы последствия?

Давайте поговорим о последствиях. Квартал 95 на своей страничке спрашивает у министра экономики Милованова, каким образом их шутки могут нанести экономический ущерб стране. Странно, что люди, профессией которых является инфотеймент, за двадцать лет своей деятельности так и не поняли, насколько изменился мир и в какой новой реальности они теперь живут.

Ок, давайте объясню. В двадцать первом веке гибридная — не только война. В двадцать первом веке гибридное — все. Стало абсолютно не важно, что ты делаешь в реальности. Стало важно, как это будет освещено в СМИ, интернете и пабликах.

Тереза Мэй провела гигантскую кропотливую методичную работу по Брекзиту, но совершенно не умела подавать её обществу. Ушла в отставку в слезах. Борис Джонсон, поливавший ее тоннами помоев, тупо взял ее план, переписал от руки, и сказал, что это его достижение. Он теперь герой.

Просто потрясающе, конечно, что люди, работающие в телевизоре и с его помощью хакнувшие страну, так и не поняли, что означает телевизор в современной жизни, и как он может хакнуть их самих.

Год назад. Всего год назад Украина во всех СМИ была страной, совершившей Революцию достоинства, избравшей демократию и европейский путь развития, сопротивляющейся агрессору, строящей свою собственную церковь, делающей реформы, с кораблями НАТО патрулирующей свою акваторию в Керчи и сражающейся за свободу против «империи зла». Образ страны был таков.

Сознание обывателя устроено так, что факты в информационную эпоху в нем задерживаются от силы несколько дней. Он не помнит деталей, он уже давным-давно не помнит, что Украина выиграла Евровидение, не помнит, что она провела финал Лиги Чемпионов, не помнит, что она освободила Славянск, не помнит, что она получила безвиз, не помнит Керчь. Он помнит только плюсы, или минусы.

Это не репутационные потери, это репутационный крах

Лига чемпионов — Украина — плюс в голове.

Евровидение — Джамала — Украина — плюс в голове.

Керчь — Империя Зла нанесла удар — Украина — плюс в голове.

Во всех СМИ: «Украина, Украина, Украина» — Украина крутая — плюс в голове.

Из этих плюсиков, копившихся пять лет, у него в голове и создался положительный образ Украины.

Спроси его «почему» — он сам не ответит. В памяти только вывод: Украина — это круто, давайте дружить с Украиной, ей надо помогать.

Этот образ пять лет, пять долгих лет, по камушку, по кирпичику, по шажку, по малюсенькой победе, вкладывался, вкладывался, вкладывался ему в эту голову. Нет, он не с неба свалился.

Мир не влюбился в нас, потому что мы такие офигенные и у нас вышиванка. Не-а, это была титаническая работа.

Любой политик всегда ориентируется на обывателя. В голове обывателя Украина — это круто. Значит, чтобы получить рейтинг, надо дружить с Украиной. И помогать ей. Надо её поддерживать в ООН и ПАСЕ. Надо давать ей военную помощь.

Надо вводить санкции против России. Надо быть на её стороне. Сегодня я предложил правительству выделить Украине транш — я молодец — голосуйте за меня.

Потому что не поддерживать Украину — не мейнстрим, а тот, кто не в мейнстриме, не выигрывает выборы.

Первый удар, просто тараном пробивший гигантскую дыру в этом образе — скандал в СШа. Это была такая торпеда… Она будет нам икаться еще лет десять. Урон был мощнейший, но все же не критический. Дыру можно было залатать, ход восстановить, репутацию выровнять и даже выиграть — вот видите, мы провели работу над ошибками, все починили и стало только лучше.

Если бы в этот момент комик Джон Оливер не открыл Гугл и не посмотрел, кого же эти украинцы выбрали себе президентом… Вторая торпеда пришла вслед за первой.

А потом понеслось. Слова Зеленского про «прокурор — стопроцентно мой человек». Покушение на Гонтареву. Поджог её дома. Второй отъезд МВФ. Отказ Трампа предоставлять помощь Украине, потому что это «коррумпированная страна». Идиоты из The Guardian с заголовком: «Нацисты в Киеве протестуют против мира».

Внесение конгрессменами полка Азов в список Госдепу на признание террористической организацией. Национальный хор на подпевках у серого кардинала. Интервью самого серого кардинала, где что ни строчка, то шедевр: «пускай Гонтарева переписывает имущество, пока опять не подожгли», «министр экономики — дебил», «министр культуры — подонок».

Обеспокоенность Виолой Фон Крамон приостановкой реформ в Украине и вероятным новым Майданом.

Всего за сто дней в голове обывателя при слове «Украина» отложились такие гигантские минусы, что в этом водовороте событий он уже и не помнит, в чем дело.

Все, что он помнит теперь, что Украина — это какое-то третьесортное африканское государство, где национальный хор пляшет на подтанцовках у коррумпированного вождя, который что-то там рассказывает Трампу, во время вечной то ли гражданской, то ли уже не гражданской, кто эти межплеменные разборки поймет, войны и невероятной коррупции, из-за которой мы прекращаем им помогать.

Слово «Украина» в новостях он встречает теперь только с одной интонацией — о, что эти полоумные опять натворили.

Когда говорят, что дело не в тридцати тысячах гривен и вообще не в цене — о, нет, братцы. Дело именно в цене. Именно в тридцати тысячах.

Среднестатистический англичанин просто не поймет, что за восемьсот фунтов — цена не самой дорогой проститутки в Сохо — можно купить королевский оркестр британской армии. Вот он просто не поймет. За тридцать миллионов — может, еще как-то и поймет.

Но за восемьсот фунтов… Среднестатистический японец, где сейчас с визитом находится наш президент, от одной только мысли, что императорский оркестр может устроить такую пляску, сделает себе харакири.

Страна, в которой национальный оркестр продается за восемьсот фунтов — это не Европа. Это Африка. Это страна третьего мира наряду с Конго и Зимбабве, Мугабе и Ким Чен Ыном. И тут ты обывателю ничего не докажешь. Это не перебить ничем. Это не перебиваемо. Это точка.

Чтобы заново изменить это представление о стране, нужны события, которые по плюсам в головах среднестатистического обывателя перекроют Майдан. Я, честно говоря, даже не представляю, что для этого нужно сделать.

Всего за сто дней полностью обнулены — даже не достижения этих военных пяти лет, которые были добыты таким трудом, нет — обнулен кредит положительного образа на десятилетия вперед. Не прошлое накрыто тазом — будущее.

Кто из вас знает, что сейчас происходит в Гондурасе? Я не знаю, мне неохота гуглить. Может, там небоскребы. Может, там уровень ВВП выше, чем в Украине. Может, там все более-менее ровно.

Но чтобы перебить: «Не ту страну назвали Гондурасом», Гондурасу нужно стать не просто нормальной страной, ему нужно совершить какой-то невероятный прорыв, о котором заговорят все. И вот это вот «не ту страну назвали Гондурасом» — это даже не на года, даже не на десятилетия. Это на поколения.

Эту фразу я слышал в разговорах моего отца. Эту фразу я слышу теперь в разговорах одноклассников своей дочери.

Тот, кто говорит сейчас про репутационные потери, не прав. Это не репутационные потери, это репутационный крах. Украина становится не токсичной, Украина становится посмешищем. Иметь дело с посмешищем не захочет никто. Ни при каких обстоятельствах.

Украина — куча минусов — третьесортная страна с африканским уровнем трэша. Украина — не круто. Помогать Украине — не мейнстрим. На этом не сделаешь рейтинг. Значит — Украине не надо помогать. К ней вообще даже не надо приближаться.

Кто знает, каким новым импичментом обернется сотрудничество с президентом Зеленским.

— Избиратели, я добьюсь безвизового режима с Гондурасом и дам ему транш!

— Дурак что ли, нам еще этих полоумных здесь не хватало, давайте ать за другого.

Сальдо: Украина уходит в забытье.

Несколько лет леваки в Конгрессе, ведя свою игру против Трампа, пытаются включить Азов в список террористических организаций. Несколько лет эти попытки отбиваются украинской дипломатией.

Что нужно сделать? Правильно. А давайте уволим Климкина. Если благодаря этому невероятно мудрому ходу Азов станет-таки террористической организацией, Украина в глазах мирового обывателя окончательно окажется в одном ряду с третьесортными странами с коррупцией, вечной межплеменной войной и террористическими организациями. Это уже будет все.

Мы не просто подошли к красной черте. Мы стоим на ней. Еще только одна, максимум две, торпеды такой же мощности, как «Моника Зелински» или попытка убийства экс-главы Нацбанка в Лондоне — и нам «труба». А одной Украине против России не выстоять. Как было доказано уже не раз.

В этот раз я не пожалел времени и разжевал максимально в кашицу. Максимально доступно. Максимально пошагово. Максимально на пальцах. Проще некуда. Квартал-95 — так вам будет понятно? Какова связь между шутками и экономикой?

Приостановка реформ в Украине, в частности, в сфере здравоохранения, вызывает у европейской стороны обеспокоенность. Об этом вице-президент Комитета ассоциации «Украина-ЕС» депутат Европейского парламента Виола фон Крамон-Таубадел заявила в интервью Интерфакс-Украина.

«То немногое хорошее, что было достигнуто при президенте Порошенко, пока не продвигается вперед, например, в реформе здравоохранения, что вызывает обеспокоенность.

Это не соответствует ожиданиям Европы и Европейского парламента в отношении того, что Украина станет европейской страной с европейскими ценностями. Мы выделяем достаточное количество денег этой чудесной стране, много денег направляется на реформы.

И если господин Зеленский не хочет продолжать с этими реформами, а вместо этого им препятствовать или даже повернуть их вспять, мы должны на это реагировать. Мы не будем молчать», — отметила она.

Если то, что я написал, слишком сложно, то, может, так — доступнее? Что вы там шутили про «Доктора Смерть»? Теперь смешно?

В рамках проекта«Журналистика без посредников»

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Источник: https://nv.ua/opinion/kvartal-i-hor-verevki-posledstviya-pesni-o-gontarevoy-novosti-ukrainy-50049249.html

Уголовная ответственность несовершеннолетних: особенности | Правоведус

Что будет, если дать этому делу ход и каковы последствия?

Неосведомленность подростков о системе наказания лиц, не достигших возраста 18 лет, является одним из главных факторов, способствующих совершению преступления несовершеннолетними. В нашей статье мы раскроем понятие уголовной ответственности несовершеннолетних, определим виды преступлений и наказаний, которым могут быть подвергнуты подростки.

Согласно нормам действующего законодательства несовершеннолетними лицами признаются лица, не достигшие возраста 18 лет. Уголовная ответственность предусмотрена за любые преступные деяния с 16 лет, а за тяжкие преступления – с 14 лет.

Лица, не достигшие возраста 14 лет, не несут уголовной ответственности, поскольку законодатель считает, что в таком возрасте человек не способен осознавать последствий своих деяний.

Уголовная ответственность несовершеннолетних определяется статьей 87 Уголовного кодекса РФ, при этом учитываются факторы, оказывающие воздействие на лицо, преступившие закон, как в момент совершения деяния, так и до этого. Законодатель учитывает тяжесть преступления, а также принимаются во внимание такие показатели как:

  • физическое и интеллектуальное соответствие лица возрасту по документам;
  • умственное развитие несовершеннолетнего лица;
  • способность оценивать адекватно результаты своих действий;
  • условия воспитания.

Особенности применения ответственности к несовершеннолетним

При разбирательстве преступлений, совершенными несовершеннолетними, действуют особые правила:

  1. при вынесении приговора несовершеннолетний возраст является смягчающим обстоятельством;
  2. ограничение свободы передвижения для несовершеннолетнего лица не должно длиться более 2-х лет;
  3. ограничение свободы не может быть назначено при совершении легких преступлений впервые;
  4. осужденным в возрасте 14-16 лет не назначают сроки свыше 6 лет;
  5. лицам в возрасте до 16 лет сроки выше 10 лет назначаются только за особо тяжкие виды преступлений;
  6. штрафные санкции применяются либо в отношении несовершеннолетнего, либо в отношении его родителей/усыновителей/опекунов;
  7. при применении наказания предпочтение отдается принудительным педагогическим воздействиям.

Лица, достигшие ко времени совершения преступления возраста 14 лет, подлежат ответственности за следующие виды преступлений:

  • умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или средней тяжести;
  • похищение человека;
  • убийство;
  • изнасилование или насильственные действия сексуального характера;
  • вымогательство;
  • кража;
  • грабеж/разбой;
  • умышленное уничтожение или повреждение имущества (при отягчающих обстоятельствах);
  • неправомерное завладение автомобилем или иным средством без цели хищения;
  • захват заложника / террористический акт / заведомо ложное сообщение об акте терроризма;
  • хулиганство (с отягчающим обстоятельством) / вандализм;
  • хищение/вымогательство наркотических средств или психотропных веществ / оружия/ взрывчатых веществ или устройств/боеприпасов и другие.

Виды наказаний, применяемых к несовершеннолетним

Важно! К лицам, не достигшим возраста 18 лет, не применяется наказание в виде пожизненного лишения свободы.

В результате анализа ситуации, состава преступления и факторов, способствующих совершению преступленного деяния, несовершеннолетнего могут:

  • признать невиновным;
  • признать виновным частично и назначить наказание в виде принудительного воспитательного воздействия или ограничиться выговором;
  • признать виновным и назначить наказание в виде ограничения свободы передвижения или назначить испытательный срок;
  • признать виновным и направить в специализированное учебно-воспитательное учреждение со строгим режимом;
  • признать виновным и назначить наказание в виде лишения свободы;
  • признать виновным и приговорить к выплате штрафа / общественным работам / запретить заниматься определенными видами деятельности.

В отношении несовершеннолетних при наступлении уголовной ответственности применяется психологически-психиатрическая экспертиза, которая является сложным видом исследования.

Специалистами применяются специальные психологические и медицинские тесты, итогом которых становится заключение экспертов о вменяемости несовершеннолетнего на момент совершения преступления.

В случае признания подростка невменяемым, наступление уголовной ответственности невозможно, судом назначается принудительная медицинская мера. В отличии от взрослых к несовершеннолетним применяются более мягкие меры и виды уголовного наказания.

Учитывая социальный статус подростков и возрастные особенности, большие меры направлены на перевоспитание человека. К воспитательным мерам относят принудительные приемы, представляющие собой:

  1. предупреждение;
  2. передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

  3. возложение обязанности загладить причиненный вред;

  4. запрет на посещение мест определенных, как общественные.

Важно! Если к несовершеннолетнему лицу применены принудительные меры, он обязан отмечаться в инспекции по делам несовершеннолетних с определенной периодичностью.

Условия освобождения от уголовной ответственности

Как уже отмечалось выше, законодатель, определяя возможность наступления уголовной ответственности для несовершеннолетних, определяет определенные условия, при которых можно избежать наказания. Так, на территории РФ действуют следующие условия для освобождения от ответственности:

  • при установлении факта угрозы жизни и здоровью несовершеннолетнего со стороны старших родственников или иных лиц, провоцировавших его на совершение преступного деяния;
  • при совершении преступления впервые, если оно было расценено судом, как не тяжелое или средней тяжести, в этом случае применяют меры педагогического воздействия;
  • при принятии судом решения о помещение лица, не достигшего возраста 18 лет в учреждение закрытого типа для корректирующего педагогического и медицинского воздействия.

Важно! В отношении несовершеннолетних в ходе осуществления наказания, установленного судом за совершенное преступление, очень часто применяется условно-досрочное освобождение.

Проблемы подростковой преступности в России

Исходя из статистических сведений, полученных в результате расследования дел несовершеннолетних, совершивших преступления, установлено:

  • лица, не достигшие возраста совершеннолетия, легко подпадают под дурное влияние лиц, которые преследуют корыстные цели;
  • большое число преступлений совершается подростками, объединившимися в группы;
  • подростки из неблагополучных семей легче соглашаются на совершение преступного деяния;
  • юридическая безграмотность и уверенность в своей безнаказанности существенно способствует подростковой преступности.

Таким образом, низкий уровень образования, отсутствие должного внимания со стороны близких, наличие большого количества свободного времени, как и отсутствие увлечений способствует росту детской преступности.

Важность защиты несовершеннолетних

Лица, не достигшие возраста 18 лет, попавшие в сложную жизненную ситуацию, нуждаются в особой юридической защите. Подростки склонны проверять свои возможности и способности, при этом это умственно и физически незрелый человек, следовательно, поддержка взрослого ему особенно необходима.

Права и обязанности возникают у гражданина в процессе взросления, ребенок должен знать, какую ответственность он понесет в результате своих действий. Как правило, именно правовая безграмотность взрослых и детей приводит к печальным последствиям и несовершеннолетний несет ответственность за свое преступное деяние в соответствии с законом.

Чтобы соблюсти интересы несовершеннолетнего, закон предусматривает право таких лиц на юридическую помощь – и подростки и их родители имеют право на квалифицированное представительство в суде. Как правило, интересы несовершеннолетнего в суде представляют родители, опекуны или усыновители, которые, в свою очередь, могут перепоручить эти права другому человеку – адвокату.

При желании подросток, достигший 14 лет, может лично выступать в суде и реализовывать свои процессуальные права, при условии эмансипации несовершеннолетнего.

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/criminal/ugolovnaya-otvetstvennost-nesovershennoletnih/

«Если дело возбуждено, закрывать его уже невыгодно». Бывший прокурор рассказывает о надзоре за следствием

Что будет, если дать этому делу ход и каковы последствия?

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий].

В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу.

Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела.

Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела.

Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение.

И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

Как проверяют отказ в возбуждении дела

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет.

Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть.

Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место.

Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период.

Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства.

В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности.

Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку.

Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается.

«Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»

Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях.

Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается.

Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел.

И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор.

Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение.

Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале? На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. У МВД и СК это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет.

Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю.

Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо.

Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте.

Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Карьера прокурора

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел.

В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать.

А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет.

Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений.

Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет.

А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так.

«У Следственного комитета все совсем безобразно»

Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно.

В Москве же на процессе прокурор бубнит «считаю обоснованным, бу-бу-бу», и я тоже такой тактики изначально придерживался. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен.

Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает.

Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда.

А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь.

Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим.

Источник: https://zona.media/article/2021/07/30/prosecutor

Если вы стали понятым или свидетелем преступления

Что будет, если дать этому делу ход и каковы последствия?

Среднестатистический гражданин достаточно редко сталкивается с правонарушениями и преступлениями, однако крайне важно понимать, что в том самом редком случае, когда вы стали понятым или свидетелем, от вас может зависеть правосудие. Эта инструкция ознакомит вас со статусом свидетеля и понятого, их основными правами, обязанностями, а также гарантиями в их отношении со стороны государства.

Оглавление

Свидетель и понятой – роль в уголовном процессе

Вы – понятой

  Понятой вправе

  Понятой не вправе

  Чего ожидать?

Вы – свидетель

  Чего ожидать?

  Общие права свидетеля 

  Свидетель не вправе

Государственная защита понятого и свидетеля 

Свидетель и понятой – роль в уголовном процессе

Роль свидетелей и понятых в уголовном процессе сложно переоценить – эти люди обеспечивают объективное, всестороннее и полное рассмотрение дела, помогают изобличить преступников или оправдать невиновного.

Если вы стали свидетелем совершения преступления, если вам предложили стать понятым при осуществлении следственных действий или обыске – осознайте важность той информации, которой вы обладаете, для интересов правосудия. Просто поставьте себя на место потерпевшего или незаконно преследуемого гражданина – от свидетеля или понятого может зависеть его судьба, поэтому самое время именно сейчас проявить гражданскую сознательность.

Свидетель и понятой являются участниками уголовного судопроизводства или производства по делам об административных правонарушениях и наделены как правами, так и обязанностями. Это разные процессуальные статусы, поэтому рассмотрим отдельно каждый из них.

Вы – понятой

Вы можете стать понятым как в уголовном деле (ст. 60 УПК РФ), так и в деле об административном правонарушении (ст. 25.7 КоАП РФ). В общем смысле понятой – это любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо.

Понятой привлекается дознавателем, следователем либо полицейским для удостоверения совершения в его присутствии процессуальных действий (в т.ч. следственных), их содержания, хода и результата.

К примеру, понятой может быть привлечен для осмотра места совершения административного правонарушения или досмотра гражданина, а в уголовном деле – для фиксации выемки документов или опознания преступника.

Если вы стали понятым – крайне важно подмечать все детали процессуальных действий, в том числе те, которые на первый взгляд могут показаться незначительными. Помните – от вашей внимательности зависит судьба человека!

Понятой вправе

  1. делать заявления и замечания по поводу совершаемых процессуальных действий, при этом такого рода замечания должны быть в обязательном порядке занесены в протокол (п.1 ч.3 ст.60 УПК РФ, ч.4 ст.25.7 КоАП РФ);

  2. знакомиться с протоколом следственного действия (п.2 ч.3 ст.60 УПК РФ);

  3. подавать жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора, ограничивающие его права (п.3 ч.3 ст.60 УПК РФ).

Крайне важно, чтобы понятой добросовестно пользоваться своими правами и при необходимости не стеснялся делать замечания по существу процессуальных действий, а в случае, если представители правоохранительных органов эти замечания игнорируют, – обращался с соответствующей жалобой к прокурору или в суд.

Замечания можно попробовать вписать в протокол, когда вам предложат в нем расписаться, в конце протокола есть как раз раздел «от участников следственного действия поступили/не поступили замечания». Можно вписать «мои замечания не зафиксировали». Можно отказаться подписать протокол, пока не внесут замечания.

Понятой не вправе

уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд, а также разглашать данные предварительного расследования. О недопустимости разглашения данных расследования (без соответствующего разрешения) понятого в обязательном порядке должен предупредить следователь или дознаватель (ч.4 ст.60 УПК РФ).

В случае необходимости понятой может быть опрошен в качестве свидетеля.

Чего ожидать?

Частота вызовов к следователю или в суд зависит от того, в каких мероприятиях вы принимаете участие в качестве понятого.

К примеру, если вы участвовали в опознании подозреваемого, скорее всего в дальнейшем вас больше не потревожат.

Если же вы участвуете в оперативно-розыскной деятельности (ОРД) то возможно придётся потратить целый день, а в дальнейшем вас еще несколько раз вызовут к следователю. Стоит быть к этому готовым.

Вы – свидетель

Статус свидетеля предусмотрен в различных отраслях права – гражданского (69 ГПК РФ), административного (ст.25.6 КоАП РФ) и уголовного (ст.56 УПК РФ).

Свидетель – это лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению и имеющие значение для дела.

Если вы стали свидетелем преступления или административного правонарушения,  вам необходимо обратиться в правоохранительные органы с целью дачи показаний. Возможно, эти показания  станут определяющими в деле и помогут правосудию. По этой же причине крайне важно давать показания как можно точнее и не додумывать обстоятельств, которых вы не помните или помните смутно.

Важно: не ходите в полицию в одиночку. Вы имеете право прийти с адвокатом вне зависимости от вашего статуса.

Общие права свидетеля (ч.4 ст.56 УПК РФ и ч.3 ст.25.6 КоАП РФ):

  1. не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (вы просто можете отказаться давать показания, если они касаются именно этих людей);

  2. давать показания на родном языке или на языке, которым владеет;

  3. пользоваться бесплатной помощью переводчика;

  4. делать замечания по поводу правильности занесения его показаний в протокол (протокол должны исправить и перепечатать, или внести уточнение ниже основного текста, если он написан ручкой).

В уголовном праве законодательство наделяет свидетелей дополнительными правами:

  1. заявлять отвод переводчику, участвующему  в допросе;

  2. заявлять ходатайства и подавать жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

  3. являться на допрос с адвокатом (при допросе свидетеля адвокату могут запретить советовать по ходу допроса, это законно, после окончания допроса он сможет сделать все замечания о наводящих вопросах и других нарушениях, но как правило, такой запрет не применяют)

  4. ходатайствовать о применении мер безопасности. Это значит, что вас могут допросить под другим именем, а настоящие данные будут храниться в конверте при деле. Для редких случаев существуют программы защиты свидетелей. Об этом – см. ниже.

Свидетель не вправе

1) уклоняться от явки по повесткам;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний.

За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность, предусмотренную ст. 17.9 КоАП РФ и ст.ст. 307 и 308 УК РФ. Вид ответственности зависит от того, в каком деле вы даете показания – уголовном или деле об административном правонарушении.

Однако крайне важно помнить, что и свидетель может отказаться от дачи показаний в определенных случаях. К примеру, вы вправе отказаться от дачи свидетельских показаний против себя и своих близких (ст.51 Конституции РФ).

В уголовном процессе также предусмотрена и дополнительная ответственность свидетеля за разглашение данных предварительного расследования, ставших ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден (т.е. если вы заполнили подписку о неразглашении данных допроса).

В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

Государственная защита понятого и свидетеля

Для защиты свидетелей и понятых в России принят Федеральный закон от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (далее – Закон), который устанавливает систему мер дополнительной государственной защиты свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

Данный закон предусматривает следующие меры безопасности (статья 6):

1) личная охрана, охрана жилища и имущества;

2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;

3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;

4) переселение на другое место жительства;

5) замена документов;

6) изменение внешности;

7) изменение места работы (службы) или учебы;

8) временное помещение в безопасное место.

Этот перечень не является исчерпывающим и при наличии оснований в отношении защищаемого лица могут применяться также другие меры безопасности. На практике  чаще всего применяются меры по выдаче специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности и обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице.

 Обратиться с заявлением о принятии мер государственной защиты можно в случае, если вам поступили угрозы убийства, насилия, уничтожения или повреждения имущества, либо иного опасного противоправного деяния.

Иными словами: в случае если вы опасаетесь за свою жизнь или здоровье в связи с дачей показаний или участием в следственных действиях в качестве понятого,  ходатайствуйте о принятии соответствующих мер безопасности в суд, орган дознания или следствия (в зависимости от того, на какой стадии находится уголовное дело, в котором вы являетесь свидетелем или понятым).

Ваше заявление должно быть проверено и в течение трех суток (а в случаях, не терпящих отлагательства, немедленно) представители власти обязаны принять решение о применении мер безопасности либо об отказе в их применении и в этот же день уведомить вас об этом решении (ч.2 ст.18 Закона).

Постановление (определение) о применении мер безопасности либо об отказе в их применении может быть обжаловано в вышестоящий орган, прокурору или в суд. Жалоба подлежит рассмотрению в течение 24 часов с момента ее подачи (ч.3 ст.18 Закона).

Скачать инструкцию (26,1 KБ)

Вернуться в раздел помощь

Источник: https://openpolice.ru/pages/pomosh/esli-vy-stali-ponyatym-ili-svidetelem-prestupleniya/

Новый пакет санкций США

Что будет, если дать этому делу ход и каковы последствия?

  • Госдепартамент США ввел санкции в отношении России из-за отравления в британском городе Солсбери бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.
  • Новые ограничения вступят в силу 22 августа. В частности, вводится запрет на экспорт в Россию товаров, которые используются в сфере национальной безопасности.
  • Если Россия не предоставит гарантий, что не будет использовать химическое оружие, и не согласится допустить международных инспекторов, ее ожидает второй раунд санкций.
  • Новые санкции затрагивают интересы практически всех слоев российского общества, они могут серьезно повлиять на внутриполитическую обстановку в стране.
  • Санкции в гораздо большей степени ударят по России, чем по Европе или США. Самое опасное их последствие для власти – новая социальная напряженность.

Владимир Кара-Мурза-старший: Госдепартамент США ввел санкции в отношении России из-за отравления в британском городе Солсбери бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

Соответствующее заявление опубликовано на сайте Госдепартамента.

Мы обсуждаем эту ситуацию с политиком Константином Боровым и дипломатом, политологом Андреем Федоровым.

версия программы

Андрей Федоров: Объявление санкций, действующие санкции – все это в комплексе будет, наверное, самым сильным ударом по российской экономике и обществу за последние 20 лет. Санкции, которые объявлены сейчас, и те, которые последуют по другим поводам, в том числе по “иранскому досье”, – это впервые не олигархические, не точечные санкции.

Они затрагивают интересы практически всех групп и слоев российского общества, они в состоянии серьезно повлиять на внутриполитическую обстановку в стране, а самое главное – создать непреодолимые препятствия для реализации всех тех указов, которые Владимир Путин издал сразу после вступления в должность.

Фактически эти санкции могут сорвать все планы по модернизации, по развитию России на ближайшие пять-десять лет.

Фактически эти санкции могут сорвать все планы по модернизации, по развитию России на ближайшие пять-десять лет

Это комплексные санкции, они могут затронуть каждого человека. Как известно, в число санкционных объектов попадает Сбербанк, на котором фактически держится жизнь нашего общества.

В Сбербанке находится львиная доля валютных сбережений российских граждан. А всего в российских банках наши граждане держат почти 41 миллиард долларов. И если граждане захотят забрать деньги из банков, то у банков нет таких наличных денег.

Новая социальная напряженность – вот чем страшны и опасны для нас эти санкции.

Владимир Кара-Мурза-старший: Константин Натанович, сегодняшнее обрушение рубля связано с санкциями?

Константин Боровой: Конечно. Это реакция тех, кто работает на этом рынке. Они начали подбирать щупальца, перестают участвовать в экономической, инвестиционной деятельности, забирают деньги.

Это очень нешуточное предупреждение – на первом этапе запрет на экспорт в Россию товаров, связанных с национальной безопасностью страны: это электроника.

Раньше ФСБ и армии удавалось что-то приобретать, а теперь все это закрывается.

По-видимому, неминуем и второй этап санкций. В этом законе применена деликатная формула: необходимы гарантии со стороны России.

А гарантии – это эксперты ООН, они должны наблюдать за предприятиями, которые, как им кажется, производят химическое и бактериологическое оружие. И мы уже выходим на уровень “страны – спонсора терроризма”, как Иран.

Мария Захарова все время говорит, что доказательств нет. А теперь приедут инспекторы и привезут эти доказательства.

Я почти не сомневаюсь, что Кремль, учитывая его перевозбужденное настроение, откажутся от предоставления гарантий, а это значит, что начнется сворачивание.

Получить инспекторов на российских объектах – это означает отдать доказательства того, что газ “Новичок” производился вот здесь.

Сегодня очень высока точность спектрального анализа, можно с точностью до 100 метров по составу воды и почвы определить, где все это было произведено. И уже не принимаются аргументы, которые принимались раньше: “Век воли не видать, мы не имеем к этому отношения!”.

Владимир Кара-Мурза-старший: Дадим слово Леониду Мартынюку, соавтору докладов Бориса Немцова и политическому аналитику, который ныне по понятным причинам живет в США.

Леонид, какова вероятность того, что именно в России произведено то оружие, которым пытались уничтожить семью Скрипаля?

Леонид Мартынюк: Со стопроцентной вероятностью вам ответят через несколько лет в суде.

Но санкции вводятся сейчас, ведь дело Литвиненко показало, что если откладывать санкции, то эффект от них будет совершенно другой.

Пока расследовали дела Литвиненко, Россия готовила отравления, убийства других оппозиционеров, бывших сотрудников спецслужб, которые, как они считали, их предали.

Некоторые представители российских властей говорят, что дело Скрипаля сфальсифицировано, что это британские спецслужбы по каким-то причинам организовали отравление. А по каким причинам британские спецслужбы по приказу британских властей могли организовать фальшивую спецоперацию? Значит, имеется в виду, что это заговор против России.

Лично я не верю ни в какой подобный заговор. На Западе есть обычные требования ко всем членам мирового сообщества: “Соблюдайте законы, торгуйте мирно – и у вас все будет хорошо, вам будут продавать любые технологии, давать кредиты, и благосостояние граждан ваших стран будет расти” (что и происходит с Китаем, происходило с Россией до 2014 года).

Но вот Путину зачем-то понадобилось оккупировать Крым, потом организовать войну на Донбассе, а сейчас – дело Скрипалей, вмешательство в американские выборы. По-моему, это звенья одной цепи, которая ударят одним концом по российским гражданам, а другим, но гораздо меньшим, по Западу.

Благодаря неадекватным действиям российских властей, Западу наносится гораздо меньший ущерб, чем российским гражданам.

Владимир Кара-Мурза-старший:

Источник: https://www.svoboda.org/a/29422651.html

101Адвокат
Добавить комментарий