Что мне грозит, если пытался совершить самоубийство?

Что делать, если ваш знакомый говорит о самоубийстве? | Милосердие.ru

Что мне грозит, если пытался совершить самоубийство?

Допустим, ваш друг или ближний, находящийся в трудной ситуации, вдруг озадачивает вас необычным заявлением или жестом. Скажем, он ни с того ни с сего он говорит: «Скоро, очень скоро тебе уже не придется обо мне волноваться», — или торжественно, как перед долгой разлукой, прощается с вами.

У вас закрадывается черная мысль: не решил ли он покончить жизнь самоубийством? Что тут можно и нужно делать? Опытный психолог, несколько лет отработавший на телефоне доверия, дает несколько практических советов.

Я прекрасно понимаю, что писать на эту сложную и, увы, отнюдь не теоретическую тему – это большая ответственность, и мне хочется сделать оговорку или предупреждение для читателя: я не смогу дать ответ с рецептами, как себя вести.

Я сам буду мучиться сомнениями в подобной невыносимой ситуации, которая без спросу накладывает на тебя неподъемное бремя ответственности. Но одна вещь для меня совершенно очевидна: что надо сделать сразу – тот первый шаг, от которого зависит все остальное.

Это убеждение во мне поддерживает и опыт работы на телефоне доверия, и обычный опыт жизни среди людей, и мнения специалистов.

Распространенные мифы о самоубийстве

Если человек говорит о самоубийстве, он его не совершает.
Нет, большинство людей, совершивших самоубийство, давали знать о своем состоянии кому-то из окружающих.

Себя убивают только люди с серьезными психическими нарушениями.
Лишь около 10% самоубийц страдают психозами и бредом.

Если человек намерен лишить себя жизни, его уже никто не остановит.
Нет, это опровергает сам тот факт, что этот человек еще жив и может об этом говорить; большинство самоубийц двойственны в своем решении.

Когда человек говорит о желании совершить самоубийство, он тем самым просто привлекает к себе внимание.
Возможно, он действительно хочет привлечь внимание к своей проблеме, но это не значит, что можно не опасаться за его жизнь.

После неудачной попытки самоубийства человек уже не склонен лишать себя жизни.
Факты говорят о том, что такие люди совершают повторные попытки самоубийства, так что суицидальный риск с каждой неудачной попыткой возрастает.

Умелый подход позволит предотвратить трагедию самоубийства в любом случае.
К сожалению, это не так.

Разговор о самоубийстве может внушить собеседнику мысль наложить на себя руки.
Нет, это единственная помощь при реальной угрозе самоубийства, а с идеей о такой смерти любой современный человек постоянно сталкивается в СМИ, литературе и кино.

Только специалисты должны заниматься профилактикой самоубийств.
Хотя помощь специалиста иногда крайне ценна или даже незаменима, часто тут спасает жизнь именно «первая помощь» во время суицидального кризиса, признаки которого, естественно, раньше всех замечают друзья и близкие.

Сомнения

Подобные ситуации могут вызывать недоумение. Могу ли я помочь человеку, который сознательно решил уйти из жизни? В конце концов, я не в силах всю жизнь держать его за руки! А если он действительно принял это роковое решение, зачем он говорит – ведь это только помешает ему осуществить свой план?

Может быть, мой друг просто ищет сочувствия и жалости к себе и не стоит принимать его намеки слишком всерьез?

Тут все не так просто. Меня в свое время очень впечатлила одна невыдуманная история: некий человек совершал попытки самоубийства – последняя оказалась успешной, но умирал он медленно, в больнице, где врачи уже ничего не могли поделать.

И вот перед смертью этот опытный самоубийца уже не хотел умирать, но было поздно. Простая схема «свободы воли» тут не работает: большинство самоубийц амбивалентно.

Мы видим конфликт двух желаний: желания себя уничтожить и желания, чтобы тебя остановили. И когда мы мешаем такому человеку умереть, это не чистое насилие, но сотрудничество со вторым желанием.

Но как тут может помочь неспециалист? Наука находит великое множество причин самоубийства, и тут было бы неуместно их перечислять. Для нас важно знать о самой распространенной: это не острый психоз или строго рациональное решение, но ситуация кризиса плюс склонность причинять себе вред.

Обычно это потеря, с которой человек не в силах справиться: разрыв отношений, неудачи, унижение, потеря самоуважения – и порой постороннему наблюдателю такой повод к самоубийству может показаться слишком мелким.

И в ситуации кризиса простое человеческое участие чаще всего реально помогает. Разумеется, тут не следует обольщаться относительно наших возможностей – это временная помощь, поскольку, если с человеком не произойдет глубокой перемены, при очередном кризисе он скорее всего снова задумается о самоубийстве. Но спасти от необратимого решения в данный момент – это уже дорого стоит.

Фото с сайта vice.com

Прямота спасает жизнь

Итак, человек, думающий о самоубийстве, чаще всего сообщает – косвенно, намеком — об этом кому-то из окружающих.

Как показывают исследования, более 75% людей, совершивших самоубийство, пытались сообщить кому-то о своем глубоком отчаянии в течение нескольких последних недель до смерти.

Обычно они говорят об этом непрямо – и смотрят на реакцию собеседника.

Так, человек, терзаемый мыслью о смерти, может, например, сказать: «Скоро все эти мучения кончатся»; «Я собираюсь в далекое путешествие»; «Я усну и больше не проснусь»; «Как ты думаешь, наказывает ли Бог самоубийц?»

Или он почему-то торжественно с вами прощается, или раздает деньги и самые любимые вещи. Обычно мы этим смущены и озадачены – то есть способны заподозрить близость самодельной смерти.

Как правило, это вызывает в нас страх: принять подобные заявления всерьез значит взвалить на себя невыносимое бремя ответственности. Мы против воли попадаем в неприятную историю – как одинокий прохожий, случайно наткнувшийся на лежащего на улице человека. Естественно, нам хочется убежать от этой страшной реальности. И критически важно, как мы тут себя поведем.

Важнейший тезис этой статьи звучит предельно просто – но, к сожалению, он не для всех прост на практике.

Если я слышу намек на самоубийство – я обязан сразу же со всей возможной прямотой об этом поговорить.

Другими словами, мне надо совершенно всерьез отнестись к сказанному и задавать прямые вопросы: «Мне показалось, что ты думаешь о самоубийстве? Это так? Как ты это собираешься сделать?» — и так далее.

У многих людей в такой ситуации возникает желание замять неприятную тему. В самом деле, не навредит ли тут мой прямой вопрос, не подаст ли собеседнику ужасную идею лишить себя жизни? Нет, на самом деле мое молчание или бегство от откровенного разговора навредит куда больше.

Когда я прямо говорю о самоубийстве, мой собеседник, который ранее в мучительном одиночестве думал об этом, чувствует огромное облегчение. Потому что он видит, что его принимают всерьез, о нем заботятся.

И уже не удивительно то, что на прямой вопрос ты почти всегда слышишь прямые и честные ответы.

Если собеседник признает, что носит в себе мысль о смерти, необходимо пойти дальше. Нужно спросить, когда и каким образом он собирается лишить себя жизни — только так я могу понять, насколько ситуация рискованна, — и продолжать общение на эту тему.

Прямота тут жизненно важна. Повторю свой главный тезис от обратного. Что произойдет, если я, услышав намек, убегу от прямого разговора?

Если я испуганно замолчу, или переведу разговор на погоду и политику, или скажу: «Брось думать о ерунде; посмотри вокруг: светит солнышко, люди тебя любят, жизнь увлекательна», или: «Тебе просто надо найти работу, не пить, больше гулять», или: « Нет, ты не совершишь столь великий грех»? Собеседник увидит, что дверь общения захлопнулась, разговор невозможен.

Быть может, этим окончится его последняя попытка поговорить о том, что его терзает, и в любом случае мы оставляем ему меньше шансов.

Прямота тут необходима, и никакого иного выхода у нас в такой ситуации просто не остается.

После периода работы на телефоне доверия у меня образовалась привычка сразу задавать прямые вопросы, как только у меня возникает малейшая тень суицидального подозрения.

Чаще всего выясняется, что я ошибаюсь, – это не страшно, мы можем вместе с другом посмеяться над моей бдительностью. Иногда это ведет к серьезным разговорам. И ни разу я не пожалел о том, что задавал прямые и не слишком вежливые вопросы.

Что делать после того, как поговорили?

Что можно сделать далее? Тут нет готовых рецептов, поскольку каждая ситуация уникальна, как уникальны и ваши возможности и способности. Тем не менее все, что мы можем делать дальше, основано на первом шаге – прямом разговоре. Он позволяет оценить опасность ситуации.

Если у человека есть четкий план и средства его осуществления доступны – риск высок.

Скажем, если он говорит: «Я уже накопил 40 таблеток снотворного и приму их в выходные, когда родители уедут на дачу», — риск «удачного» самоубийства высок.

Если же на вопрос «Как ты это собираешься сделать?» собеседник отвечает: «Ну, найду работу, соберу денег, поеду в Гималаи и там кинусь в пропасть» — у нас меньше поводов беспокоиться за ближайшее будущее. Риск также выше в том случае, если человек совершал попытки самоубийства в прошлом.

Если риск высок, не стоит оставлять друга одного и нужно, если это возможно, перекрыть доступ к средствам смерти.

И разумеется, тут вам самому понадобится помощь – можно обратиться к тому же телефону доверия или поговорить с психологом, со священником, с мудрым человеком.

Хорошо, если ваш друг на вопрос «Можешь ли ты поговорить об этом еще с кем-то?» ответит согласием.

Если же он этого не хочет, иногда стоит применять непопулярные меры: известить о ситуации кого-то без согласия друга.

Посему никогда не следует давать ему обещания «никому больше об этом не говорить». Друг может на вас рассердиться, но это не самое страшное.

И наконец, стоит знать правду, которая избавляет нас от иллюзии всемогущества: хотя чаще всего мы можем помочь, есть случаи, где ничего не может сделать самый опытный или самый любящий человек и необратимая беда происходит. Но, похоже,

когда мы сталкиваемся с потенциальным самоубийцей, у нас просто нет выбора: нам следует бороться за жизнь и можно это делать только с помощью прямоты.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/esli-tvoj-drug-zagovoril-o-samoubijstve/

Подросток говорит о самоубийстве – шантаж или реальная угроза?

Что мне грозит, если пытался совершить самоубийство?

О причинах подростковых самоубийств и о том, когда родителям нужно бить тревогу рассказывает Борис Положий, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела экологических и социальных проблем психического здоровья Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии.

Профессор Борис Положий

В настоящее время суицидальная ситуация в России продолжает оставаться неблагополучной. Прежде всего, это касается самоубийств среди детей и подростков. По их частоте (в расчете на 100 тысяч лиц  детского и подросткового возраста) наша страна занимает одно из первых мест в мире.

Такая ситуация наблюдается с конца прошлого века, что было отражением тех сложностей, которые переживала страна в этот период. При этом если в общей популяции частота суицидов в последние годы постепенно снижается, то среди детей и подростков это снижение крайне незначительно.

Почему это происходит? Здесь можно выделить целый ряд факторов.

Детство — до пяти – шести лет

Начну с родительской семьи. Именно в ней у ребенка закладываются все основы его физического и психического здоровья, психологической состоятельности. Своего рода, хребет всех его будущих качеств.

Этот процесс заканчивается примерно к пяти-шести годам. Дальше уже идет шлифовка конкретных черт личности. Поэтому такой небольшой отрезок жизни человека имеет колоссальное значение для всего его будущего.

К сожалению, значительная часть семей не задумывается о проблемах воспитания психологических качеств ребенка в этом возрасте.

В чем он больше всего нуждается? Не в витаминах и даже не в материнском молоке, а буквально с первых моментов своего появления на свет он нуждается в главном, что дала нам природа —  в любви.

Ей должна быть проникнута каждая минута общения родителей со своим ребенком. Они должны стать для него самыми первыми и самыми главными советчиками, друзьями, помощниками, опорой.

По данным наших исследований, в родительских семьях доминируют три варианта воспитания, которые можно назвать патологическими. Один вариант — это безразличие, когда родители обращают внимание только на то,  чтобы ребёнок был накормлен, одет, у него были игрушки. Но с ним не  общаются, не оговаривают какие-то проблемы, доступные ему возрасту, живут только своей жизнью.

Другой вариант — авторитарный: жестокость, порой — насилие, наказания, вплоть до телесных. Как бы ни казалось со стороны, доминировавшая в советское время авторитарная система родительского воспитания никуда не ушла. Это и сейчас наиболее распространенный стиль воспитания.

Родители часто ориентируются лишь на то, как их воспитывали: «Меня так воспитывали, и я человеком  вырос».

 Современные родители всячески могут развивать ребёнка, но оставляют вне своего внимания главное – стремление, чтобы ребёнок вырос гармоничной личностью, которая понимает себя и умеет быть внимательной к другим, любит себя, своих близких и весь окружающий мир.

Кроме того, сейчас встречается такой феномен, который я называю «сирота при живых родителях», когда преуспевающие папа с мамой считают, что они заботятся о ребенке, перекладывая его воспитание на  няню, гувернантку.

В итоге ребенок растет в условиях  дефицита родительской любви, которую не заменит ни одна, даже самая хорошая няня. Более того, ребёнок подсознательно воспринимает это  как предательство, как то, что его бросили.

Это ведет к формированию слабой, ущербной, не способной противостоять жизненным трудностям личности, потенциально готовой к суициду.

Третий вариант воспитания —  «Кумир семьи».  В этом случае на ребенка буквально молятся, оберегают от любых трудностей, решают за него все проблемы.

В результате формируется человек, уверенный в своей исключительности, не умеющий постоять за себя, найти выход из сложной ситуации.

Поэтому, когда он вырастает и попадает в нормальную жизнь с её сложностями, то первые же неудачи кажутся ему безвыходными и могут привести к самоубийству.

Суицид в детском и подростковом возрасте — это мольба о помощи, которую никто не услышал. Не случайно более половины  всех суицидов среди детей и подростков возникает на почве внутрисемейных конфликтов, внутрисемейного непонимания.

Наследственность и психическое здоровье

У большинства родителей  отсутствуют необходимые психологические и медицинские знания. Например, о том, что существует генетическая предрасположенность к суицидальному поведению.

И если в роду у кого-то были суициды или попытки суицида, нужно проявлять настороженность.

Это ни в коем случае не значит, что ребенок обречен повторить поступок родственника, однако родители должны проконсультироваться со специалистом, который объяснит, на что следует обращать внимание, чего надо избегать.

По последним данным, чаще всего суициды совершают как дети, так и взрослые, у которых есть те или иные нарушения  психического здоровья. Зачастую родители вообще не видят их проявлений, не беспокоятся.

Бывает и более парадоксально, когда родители понимают, что ребенок явно ведет себя как-то неадекватно, но с негодованием отвергают  саму возможность обратиться к детскому или подростковому психиатру. Это обусловлено наличием своеобразного психологического барьера перед обращением к психиатру.

К сожалению, у многих людей еще встречается невежественное отношение к психиатрии, непонимание того, что своевременная психиатрическая помощь позволит излечить ребенка, в том числе, и предупредить развитие у него суицидального поведения.

Суицидальный риск и психоактивные вещества

Риск суицида у подростков, которые употребляют психоактивные вещества (алкоголь, наркотики, токсические средства), резко возрастает.

 Все эти вещества вызывают не только  состояние эйфории и удовольствия, но и резко снижают критику к своему поведению.

В результате даже незначительный конфликт может вызвать у подростка, находящегося в алкогольном или наркотическом опьянении, совершенно неадекватную реакцию, ведущую к  импульсивным, без всякого обдумывания, действиям. В том числе, и к самоубийству.

Если уже сформировалась алкогольная или наркотическая зависимость, то состояние, когда требуется очередная доза наркотика, очень тяжелое. Развивается депрессия, которая тоже может привести к суицидальным действиям.

Агрессивность в обществе и СМИ

Второй важный момент в формировании суицидальности детей и подростков — это высокий потенциал агрессии в нашем сегодняшнем обществе.

К сожалению, в нем доминируют не такие общечеловеческие христианские ценности, как любовь, добро, гуманизм, толерантность, а агрессия.

Она активно провоцируется средствами массовой информации и, в первую очередь, телевидением. Судя по всему, оно войдет в историю как «телевидение насилия и криминала».

Круглосуточно с экранов звучит стрельба, льются потоки крови, возводятся в культ сила, мощь, умение подавить, а то и уничтожить противника. Убийство становится повседневностью, привычным делом, а ведь суицид – это тоже убийство, только самого себя.

При этом никто не задумывается, что демонстрация насилия – это само по себе насилие над зрителем, а агрессия разрушает личность.

И если  взрослые могут «выключаться», они — устоявшиеся люди со своими представлениями,  что дети и подростки впитывают все это, и у них в сознании формируется представление об агрессии как нормальном стиле поведения.

Кроме того, средства массовой информации могут непосредственно индуцировать совершение суицидов  детьми и подростками. Дело в том, что СМИ представляют информацию о самоубийствах абсолютно недопустимыми методами. Мы не призываем скрывать соответствующую информацию —  это неправильно, да, у нас и свобода печати.  Но подавать информацию нужно грамотно.

Журналисты часто стремятся придать сообщениям о случившихся самоубийствах характер сенсации, размещают материал на первой странице, дают ему «кричащий» заголовок.

При этом смакуются подробности ухода из жизни, в том числе, сверстников подростков или их кумиров; описываются формы и способы самоубийства, публикуются  непроверенные версии его причин, зачастую суициду придается оттенок романтичности.

У подростков в силу возрастных особенностей их психики существует мощный эффект подражания. Неграмотно поданная информация о самоубийствах провоцирует их на совершение суицидов, зачастую даже групповых.

Недаром время от времени появляются сообщения о том, что, например, две или три девочки вместе покончили с собой. И тут же следом – новая информация, что подобное случилось и в других местах.

Вот это и есть индуцирование суицидального поведения.

Источник: https://www.pravmir.ru/podrostok-govorit-o-samoubiystve-shantazh-ili-realnaya-ugroza/

Восемь мифов о суициде и как их развенчать

Что мне грозит, если пытался совершить самоубийство?
Правообладатель иллюстрации Getty Images

10 сентября ежегодно отмечается Всемирный день предотвращения самоубийств. Его цель – содействие деятельности по предотвращению суицида во всем мире.

Статистика говорит, что каждые 40 секунд в мире кто-то решает уйти из жизни. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) около 800 тыс. человек ежегодно умирает по этой причине, а среди молодежи в возрасте 15-29 лет – это вторая причина смертности после гибели на дорогах.

Однако, как указывают эксперты ВОЗ, несмотря на столь ошеломляющие цифры, эта тема мало обсуждается, даже несмотря на то, что одно самоубийство может отразиться на судьбе 135 человек, как показали данные проведенного в США исследования.

Россия, по данным ВОЗ, в этой статистике входит в первую тройку государств (после Гайаны и Лесото) с самыми высокими показателями самоубийств на душу населения, а по числу суицидов среди мужчин и вовсе является мировым лидером: россияне-мужчины убивают себя почти в семь раз чаще, чем женщины.

Как указывает в своем обращении президент Международной ассоциации предотвращения самоубийств профессор Мурад Хан, “для суицида может быть много причин, а это означает, что не существует какого-то одного решения проблемы”.

Вместе с тем ВОЗ настаивает, что ограничение доступа к средствам самоубийства является одной из самых эффективных мер по их предотвращению.

ВОЗ также указывает, что существуют расхожие мифы в отношении суицида, которые необходимо развенчивать.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Миф 1-й: Мысли о самоубийстве бывают только у людей с психическими отклонениями.

Реальность: Присутствие мыслей о самоубийстве означает, что человек глубоко несчастен, но это не показатель душевного заболевания.

У многих людей, страдающих от какого-либо психического расстройства, наоборот, не бывает таких настроений. И далеко не у всех тех, кто решается на такой шаг, есть психическое заболевание.

Миф 2-й: Нельзя обсуждать вопрос самоубийства, потому что разговор может поощрить человека это сделать.

Реальность: Поскольку суицид рассматривается как социальная стигма, люди, которых одолевают суицидальные мысли, зачастую не знают, с кем об этом можно поговорить.

Откровенный разговор на эту тему, вместо того, что поощрить, наоборот, может раскрыть перед человеком другие жизненные перспективы и даст время передумать.

Миф 3-й: Если кто-то хочет покончить с собой, то ничто и никто не сможет этому помешать.

Реальность: Данные исследований четко показывают, что многие самоубийства и их попытки можно предотвратить, и это довольно просто сделать.

Главное – вовремя распознать, что человек находится на грани. Тогда необходимо вовлечь его в разговор, чтобы выиграть время и дождаться, когда этот импульс пройдет, а также ограничить ему доступ к средствам самоубийства.

Миф 4-й: Если у кого-то появляются суицидальные мысли, этот человек будет им подвержен всю жизнь.

Реальность: Это не так. Риск самоубийства, как правило, возникает в связи с какой-то определенной жизненной ситуацией и долго не длится.

Суицидальные мысли у этого человека могут периодически возникать снова, но это не означает, что так будет всегда. Тот, кто когда-то подумывал о самоубийстве и даже пытался это сделать, может впоследствии навсегда отказаться от этих мыслей.

Миф 5-й: Человек с суицидальными мыслями хочет умереть.

Реальность: Совсем наоборот: те, кто задумываются о самоубийстве, зачастую находятся в тисках противоречивых настроений. Кто-то может поддаться изначальному импульсу, но потом резко пожалеть о своей попытке.

Именно поэтому в этом вопросе так важна вовремя полученная эмоциональная поддержка, а также ограничение доступа к средствам суицида.

Миф 6-й: Большинство самоубийств происходит внезапно, без каких-либо тревожных сигналов.

Реальность: Большинству самоубийств как раз предшествуют тревожные сигналы, которые проявляются или в словах, или в поведении.

Есть и такие случаи, которые застают окружающих врасплох, но тут важно понимать, что является тревожным симптомом и вовремя этот сигнал уловить.

Миф 7-й: Человек, говорящий о самоубийстве, на самом деле не собирается этого делать.

Реальность: Люди, которые говорят о самоубийстве, возможно, таким образом пытаются, чтобы им протянули руку помощи, поддержали в трудную минуту.

Очень многие из тех, кто задумывается о том, чтобы покончить с собой, испытывают повышенную тревожность, депрессию, чувство беспомощности и просто не видят выхода из тупика.

Миф 8-й: Надо быть психиатром или врачом, чтобы предотвратить чей-то суицид.

Реальность: Власти играют ключевую роль в том, чтобы изъять или ограничить доступ к потенциальным средствам для самоубийства.

Однако предотвратить суицидальную попытку может любой человек, увидев ранние тревожные признаки подобных мыслей у своего члена семьи, соседа или коллеги по работе и предложив этому человеку поддержку и помощь.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-49648925

Поговорим о смерти

Что мне грозит, если пытался совершить самоубийство?

На мой крестьянский взгляд умных самоубийств вообще не бывает. Ну разве когда бойца моджахеды окружили, а патронов нет. Дёргает боец колечко на последней гранате и уходит в мир иной, заодно подсадив по пути парочку алахакбаровцев до их любимого аллаха.

По сути это не самоубийство, а перевод собственной смерти из разряда мучительных в геройские. В остальных случаях самовольный уход из кино, под названием жизнь, есть бааальшая глупость. Хотя одни глупости глупее других. А этот случай о самой глупой из них.

В начале 1970-х ПИЯФ был ЛИЯФ. Ленинградский Институт Ядерной Физики. Работало там много разного народу — в основном люди солидные. Но были и несолидные. Рыжик был из несолидных, хотя сам себя он считал вторым по значимости в науке, сразу после Эйнштейна. Было ему полных 24 года, и работал он лаборантом.

Как его в действительности звали, я забыл. Кличку свою он получил за редкую веснушчатость и лисий цвет волос.

Наш гений любил покритиковать Общую Теорию Относительности (правда без особой логики и какой-либо алгебры на бумаге), зато утверждал, что располагает доказательствами существования эфира, как некой абсолютной системы отчета, но все, кому он показывал свои работы, над ним смеялись.

Однако дома он находил своим изысканиям безоговорочную поддержку в лице мамы и некоторых друзей детства. Такие авторитеты укрепляли его в мысли, что его просто не могут понять вследствие 'их скудоумия' и зазнайства.

Так или иначе, но через год наш самородок не считал никого достойными, чтобы показывать им свои гениальные работы. А еще он был известен тем, что каждый год поступал то в Физтех, то в ЛГУ, где неизменно получал на вступительных экзаменах двойку или по физике, или по математике, в зависимости от того, какой экзамен был первым.

Не помогала даже «профильная» характеристика с места работы. Похоже, что у Рыжика были весьма большие проблемы с зашкаливающей самооценкой, в пух и прах разбивавшей принцип здравой социальной адаптации и оценки реальности. Знаете, бывает — мама внушает бездарю, что он нечто особенное в этом мире. Бездарь верит. Хочет стать Ломоносовым-2, а становится невротиком. Хотел бы стать автослесарем, может жил бы счастливо.

После армии вернулся Рыжик в свой институт. Отслужил парень, а ума не набрался, хоть вроде должен был распрощаться с юношеской сопливостью. Тяжелый случай. А тут ещё угораздило Рыжика влюбиться. В МНСа, точнее в молодую младшую научную сотрудницу.

Ох тётка была! Красоты неописуемой и при этом умная — редкое сочетание. Ну на мой взгляд, после Кюри-Складовской молодым женщинам в экспериментальной ядерной физике не место. Говорю так не из-за махрового сексизма-мачизма, а с точки зрения элементарной биологии.

Мамками им быть. У мужика в этом плане получше устроено — половые клеточки каждые три месяца меняются, а вот у девок — как с момента созревания наделались, так и сидят до самого климакса, излучение ловят.

Ну наша красавица на такую сторону личной гигиены плевала и работала с жутко радиоактивными солями радия.

Давай Рыжик за этой красавицей ухаживать. Ну у девки диссертация в голове, да и взгляд на жизнь был посолиднее ювенильного максимализма. Надоел ей Рыжик своими приставаниями. И вот в очередной раз Рыжик улучил момент и давай этой даме в любви до гроба клясться, да руку и сердце предлагать.

А дама решила его дурь в конструктивное русло перевести. Ну и говорит ему, что мол выйду за тебя замуж, как только ты физиком станешь. Поступай в универ, отучись, а там подходи, если желание сохранится. Ну тому бы за книжки сесть, да к экзаменам подготовиться. А зачем? Невротика труд тяготит.

Поперся Рыжик в университет, как всегда уверенный, что и без книжек умный. Сочинение сдал, а на математике схватил банан. Вот и вернулся на работу после второго экзамена. Давай опять к своей «невесте» клеиться. Тётке это уже порядком надоело, и она ему в глаза прямо высказала все то, что о нем думает.

Типа — ты тупой лодырь с воспаленным самомнением, плюс маменькин сынок, а не мужик. Таким и давать противно, не то что замуж идти.

Резанули Рыжика эти слова. Первый раз за всю жизнь он осознал, что его мирок с реальным миром не совпадает. Что о его «значимости» люди диаметрально противоположное мнение имеют. И навалилась на Рыжика фрустрация, или в обиходе полное крушение надежд.

Опять же, Рыжик был сынок маменькин, а поэтому никаких реальных методов борьбы с фрустрацией он не знал. Всю жизнь за него мама боролась со словами, подобными «не верь, мой сыночек, все они врут от зависти к тебе, такому умному и значительному.» В данной ситуации эти слова не сработали.

Ну какая зависть у пославшей его дамы сердца? Ну мужички самостоятельные выход из подобных проблем быстро находят. Вариантов много, от «куплю бутылку и забуду», через «уйду к другой», до «учиться-учиться-учиться» или «работать-искать, найти и не сдаваться». Короче обидный эпизод, но не конец жизни.

У Рыжика же наступил конец жизни, потому как сама жизнь смысл потеряла. Смысл его жизни был насквозь невротический, выдуманный. Вот он рухнул, и оказалась калечная Рыжикова душонка, как улитка без раковины под палящим солнцем. Невыносимое состояние. Мамочка это видела. Ей бы сынулю-переростка к психиатру сводить, так нет.

Она с «маменькиной мудростью» посыпала ему соль на рану — если ты, мое сыновье великолепие, об этой дуре не забудешь, я тебя любить перестану!

Самый сильный спусковой крючок на глупости. Психологически у любого взрослого мужика любовь к женщине — это прокрутка второй раз своей детской любви к матери. А тут из-за дешёвой материнской ревности такой болезненный удар в одно и тоже место. Решил Рыжик всех наказать.

Возлюбленную свою и мамочку в первую очередь, ну и себя тоже. Да и вообще весь мир, за то что он такое говно и Рыжика не оценил. Решил Рыжик показушно сдохнуть, и чтоб все вокруг него бегали да жалели.

Абсолютно детское желание «несправедливо» наказанного мальчика — желание сделать истерику и скандал вокруг «обиды».

Помните, как дети орут в магазине, когда их мамка на выход за руку тянет? Рёв их, последнее средство мамочку наказать — пусть все окружающие видят, какая мамка у меня плохая. Рыжиково инфантильное подсознание включило тот же самый механизм.

Так как нашему «ребеночку» шел 25-й годик, то орать благим матом было не солидно. Окружающие бы не поняли. Поэтому Рыжик взял из маминой домашней аптечки шприц и тихонько пробрался в лабораторию к своей отринутой любви. В специальном сейфе его любовь хранила радиоактивные материалы.

Материалы были строго учётными, и всякое их использование регистрировалось в специальном журнале. Расход-наличие и записи сверялись ежедневно. Ну а учёные в чём-то народ простецкий и комбинацию от сейфа записали на корочке той самой тетрадки.

Так вот Рыжик стащил ампулу с солями радия и сделал соответствующую запись в учетном журнале. Странички в журнальчике пронумерованы, прошиты, а прошива опечатана — не вырвешь. Будут начальство и следователи читать. Запись была довольно пространной, страницы на две.

Там Рыжик подробно описал, какое все дерьмо, а любовь его в первую очередь. А кончался сей опус фразой о том, что жить с подобным к нему отношением, ну совершенно невозможно, и поэтому Рыжик добровольно умирает, пустив себе радий по вене. Ну а кого винить в этой смерти — смотри вышенаписанное.

Написав сию обидку, Рыжик и вправду открыл ампулу и сделал себе внутривенный укол её содержимым. Положив шприц в контейнер с радиоактивными отходами, поехал страдалец домой. Одного этот дурак не знал — сколько Кюри он хапнул, и что его ждёт.

Кюри — это не та женщина, с которой ядерная физика начиналась, а тех Кюри, точнее Милликюри, в которых радиоактивность в честь той женщины меряют. А хапнул он немного. Совсем недостаточно, чтоб быстро, но мученически, сдохнуть. Но всё же достаточно, чтобы в конце-концов сдохнуть. Хоть бы в этом вопросе книжки почитал.

На утро пришла зазноба на работу. Открыла журнальчик и обомлела. Побежала к начальству. Начальство разозлилось, но подумало, что это всего лишь запись, так сказать безобидная месть Кота Леопольда.

Но на всякий случай сообщило куда надо о факте пропажи радиоактивных материалов послало на дом к Рыжику в помощь КГБ дозиметриста. Приехали ГБ-шники обыск делать. Да обыскивать нечего — фонит от самого Рыжика и от унитаза, куда тот писял. Ну и чуть от кроватки, где тот бессонной ночью потел, ожидаючи смерти.

Правду, значит, написал. Дезактивировали унитаз, засунули в спецконтейнер постель, а самого Ромео загрузили в ментовский «бобик», заперли в заднем отделении в одиночестве и наказали сидеть на противоположной от водителя стороне. Чтоб не облучал хороших людей почем зря.

Сами в другую машину сели и поехали всей гурьбой на ВПТ (в Клинику Военно-Полевой Терапии, что в Военно-Медицинской Академии). Там Рыжика сдали в надежные руки офицеров медицинской службы.

Военно-полевые терапевты такому подарку очень обрадовались. Это же какая удача — получить столь чистый эксперимент по инкорпорированной (внедренной в тело) радиации без сопутствующего внешнего облучения.

Что там крысы-собаки, редкая возможность представилась на самом человечьем организме эффект посмотреть! Позвонили в ЛИЯФ, уточнили «дозняк». Очень удачно всё складывается — и химически, и по активности, и по времени всё известно. Удачно для врача-экспериментатора, не для Рыжика.

Для Рыжика как раз плохо. Хроническая лучевая болезнь. Сразу не сдохнешь, а будешь долго-долго мучаться.

На первый день всё было в норме. Сразу после беседы с пришедшим из соседней Клиники Психиатрии дежурным специалистом, Рыжик под предлогом «я всё понял, больше не повторится» стал проситься домой. К тому же маму на отделение не пустили. Рыжика обнадежили, что всё ещё впереди. Не обманули. Мучения начались со второго дня.

Дело в том, что радиация убивает самые быстроделящиеся клетки. Ну например костный мозг и выстилку кишечника. Последняя у нас полностью обновляется за 24 часа. Старый эпителий мы съедаем-перевариваем, а новый за один день наращиваем. Так вот этот процесс у Рыжика притормозился, и пошли язвы, где только можно.

Ну Рыжику сразу сделали полный кровеобмен. Сменили его собственную грязную кровь на чистую донорскую. Потом стали колоть лекарства, тяжелые соли связывающие, давай делать разные ферезы да диализы — специальными аппаратами кровь от поступающего из тканей радия чистить. Только поздно уже. Много радиации вывели, но много и осталось.

В основном в костях. А в костях у нас кровь делается.

Не заставила эта костная радиация себя долго ждать — стало Рыжиково кроветворение угасать. Потихоньку. При острой лучевой болезни дело совсем по-другому обстоит. Бахнул ядерный взрыв, облучил человека за секунды. Ну костного мозга много передохло. Передохло — кроветворение стало.

Но не надолго — после паузы кроветворение медленно восстанавливается. Если успеет восстановиться — выживет человек, здоровым станет. Поэтому и зовут такую болезнь острой. Один раз стукнуло, а остальное отходняк. При радиоактивном заражении тела ситуация прямо-противоположная. Сначала почти никакой реакции нет.

А вот дальше — чем больше времени проходит, тем тяжелее ситуация. Идет не восстановление, а постепенное угнетение. В конце-концов или костный мозг совсем перестаёт кровь делать, и тогда каюк. Или же начинает делать вместо нормальных кровяных клеток гемобластозные. Тогда каюк чуть позже, уже от рака крови.

То что Рыжику каюк, полевые терапевты не сомневались. Интересен был вопрос «каким образом»?

И действительно пришел каюк самым необычным образом и не сразу. Полтора года шло прогрессирующее угнетение кроветворения. Ну переливали кровь, делали трансплантации — пересаживали донорский костный мозг. Чем больше времени проходило, тем хуже работал трансплантант.

Наконец в крови появились бластозные клетки — белокровие. Кроветворению капут и счёт пошёл на месяцы. Ситуация получается дважды дурацкая — рак крови надо давить препаратами, угнетающими деление костномозговых клеток. А деление костномозговых клеток уже угнетено до крайности лучевой болезнью.

Кольнёшь лекарства — обострится «лучёвка». Отменишь лекарство — обострится рак крови. Замкнутый круг. Для контроля за рыжиковым кроветворением приходилось делать частые пункции грудины — высасывать капельку костного мозга. Эту капельку размазывали по стеклу, сушили-красили и смотрели под микроскопом.

Ни у кого сомнений не было, откуда придет смерть.

А она пришла не оттуда. От рака, точнее раков и не крови. В обычной жизни так не бывает. Бывает рак, но единственный и последний. У Рыжика в дополнение к белокровию по непонятной причине молниеносно развилось ещё четыре разных рака. Точнее, два рака и два предраковых состояния. Они бы тоже 100%-но в настоящие раки перешли, да Рыжик, гад, не дал — помер.

После ВПТ «пятираковый» труп долго был героем сезона уже на Кафедре Патанатомии.
Первый рак имел чудное название интраэпидермальная карцинома. Развился он на левом локтевом сгибе, как раз в том месте, куда Рыжик радий вколол. Метастазики обнаружились в лёгких, лимфоузлах и печени. Второй рак назывался остеосаркома. Злючий был рачок — больше всех метастазов накидал.

Развился он на грудине, как раз в том месте, где Рыжику постоянно костномозговые пункции делали. За какие-то пару месяцев на грудине выросло нечто, напоминающее по форме хомут или громадную подкову от коня-тяжеловоза. Потом от этой опухоли-подковки росточки пошли по всем костям и органам, где «успешно» боролись за место с метастазами вышеупомянутой карциномы.

Похоже, о подобном повороте событий никто из паталогоанатомов не догадывался. Борьба раков за существование — Дарвин отдыхает. Плюс малигнизированная тератома — развился у хлюпика самый мужской рак, рак яиц. Ну и злокачественная нефрома — рак почек. Это тоже понятно — на почки много работы свалилось по фильтрации радия. В дополнение пятым раком шло белокровие — лейкоз или рак крови.

Это вроде как уже не считается, ибо от него и ожидали смерть.

По-моему самоубийство длинной в два года — самая глупая глупость!

P.S.: прошу не возмущаться, что все неоплазии раками называю; мы все с третьего курса помним, что рак, это опухоль эпителиального генеза, а за словосочетание «рак крови» — так вообще безоговорочный банан на экзамене… Просто не только для медиков писалось и хотелось быть попроще — скучные термины по возможности я везде стараюсь заменять бытовыми понятиями.

Источник: https://habr.com/ru/company/southbridge/blog/477146/

Что делать, если близкий человек говорит о самоубийстве

Что мне грозит, если пытался совершить самоубийство?

В России показатель количества самоубийств — 16,5 случаев на 100 000 человек . Это немало, а в мировом масштабе цифры ещё больше. По данным ВОЗ, самоубийства являются второй ведущей причиной смерти среди молодых людей 15–29 лет .

К самоубийцам относятся с некоторым пренебрежением. Мем «чем больше самоубийц, тем меньше самоубийц» возник не на пустом месте: многие считают, что любое заявление о самоубийстве — это позёрство, что человек, который на самом деле задумался о суициде, сделает все приготовления незаметными для окружающих.

Флешмоб #faceofdepression показал, что иногда найти в поведении человека признаки суицидального поведения действительно крайне трудно. Но есть случаи, когда люди предупреждают о своём желании умереть — словами, действиями, намёками.

Мало кто понимает, как действовать, если родственник, любимый человек или друг упоминает о самоубийстве. С этой непростой темой мы обратились к психотерапевту Алексею Карачинскому.

— Когда человек говорит, что хочет покончить с собой, что это означает?

— Точных цифр назвать нельзя. Большинство людей (не 51%, а настоящее большинство) когда-то задумывались о суициде, но между «подумать» и «сделать» лежит пропасть — нужно принять серьёзное решение. Если человек думает о самоубийстве, это не значит, что он его совершит.

Окружающим важно интерпретировать, что человек хочет сказать, когда озвучивает желание умереть: хочет ли он обратить на себя внимание или на самом деле покончить с собой?

Я бы выделил два типа самоубийств:

  1. Суицид назло кому-то.
  2. Суицид из-за того, что человеку невыносимо жить.

Первый случай, например, если подросток грозится покончить с собой, когда ему что-то запрещают. На самом-то деле он не хочет умирать, но случается и такое. О таком варианте предупреждает демонстративное поведение.

Например, в моей практике был случай, когда я наблюдал солдата срочной службы, который всем показывал лезвия и грозился перерезать вены. Для военной структуры это проблема, и его сразу отправляли лечиться, а ему это и было нужно.

Когда же командир роты предложил ему довести задуманное до конца, он ничего не сделал.

Конечно, не всегда подобные случаи заканчиваются тем, что человек передумывает. Даже назло кому-то некоторые люди лишают себя жизни.

Во втором случае человек не видит смысла в жизни. Такие люди если и совершают самоубийство, то скорее всего это осмысленное и сильное действие. Если их получается спасти, то остаётся высокий риск рецидива. Если человек не хочет жить и не решит своих внутренних проблем, желание покончить с собой будет возвращаться.

Часто таким образом проявляется состояние, когда человек теряет смысл жизни, или длительная клиническая депрессия. В зависимости от того, ради чего человек говорит о самоубийстве, нужно и действовать.

— Как помочь близкому, который говорит о суициде?

— В любом случае человеку нужна поддержка и любовь — это то, что может дать каждый, для чего не нужно быть психологом или психотерапевтом. Любовь выражается в словах, в поддержке, в действиях — здесь универсальных советов нет, потому что все люди разные.

Но важно задуматься вот о чём.

В случае, если разговоры о суициде — это манипуляция, если мы в ответ на угрозы покончить с собой даём человеку то, что он требует — внимание, послушание, — насколько это ему поможет? Можно провести аналогию с воспитанием ребёнка. Если маленький ребёнок с плачем требует в магазине игрушку, а родители ему её покупают, то он усвоит, что слёзы помогают добиться своего.

Многие взрослые тем же способом решают проблемы: когда не могут повлиять на ситуацию, начинают воздействовать на эмоции.

Если за высказываниями о суициде стоит манипуляция, человек запомнит, что получит внимание в обмен на угрозу, выучит схему: если я несчастный и больной, меня любят. Это не значит, что надо отворачиваться или отмахиваться от человека, но и учиться противостоять манипуляциям тоже нужно.

Если же мысли и разговоры о самоубийстве возникают у человека в депрессии, после травмы, у человека с пустотой в глазах, нужно уделить этому больше внимания, реагировать иначе. Человеку важно чувствовать, что его любят: если мы не ощущаем своей нужности, появляется вопрос, зачем вообще оставаться в этом мире.

Нередко человек приходит к мысли о суициде, если не ощущает содержания или вкуса к жизни, а иногда и того и другого сразу. Важно понять, в чём потеря, и попытаться восполнить её: быть рядом, делиться впечатлениями, предлагать действия.

— Как подсказать человеку, что ему стоит посетить специалиста?

— Не нужно говорить прямо: «Давай сходим к психиатру» или «Покажись психотерапевту». Такой совет — это попытка навязать решение, она может вызвать чувство протеста. Вспомните, как в детстве родители заставляли убираться. Даже если до этого вы и хотели навести порядок в комнате, после приказа такое желание пропадало.

Предлагать обращение к специалистам нужно через свой опыт. Например, описывать ситуации, когда вам было плохо, и способы, которые вам помогли.

Когда человек сам приходит к мысли, что ему нужна помощь извне, то и помощь эта будет эффективней.

— Друзья часто пытаются заменить специалистов, помочь разговорами на кухне и советами. Но существует понятие «воронка травмы» — ситуация, когда человек с депрессивными мыслями повлияет на друга сильнее, чем ожидалось. Что делать, чтобы самому не «заразиться» нежеланием жить?

— Желательно понимать, что если вы некомпетентны, если морально не готовы к такой помощи, то одной любви и поддержки с вас достаточно.

Не всегда стоит даже расспрашивать человека о том, что случилось.

Представьте, попал человек в больницу. Его опрашивает медсестра, врач, соседи по палате, родственники, друзья, девушка или парень. И в какой-то момент негативные воспоминания от постоянного повторения переходят из краткосрочной памяти в долгосрочную, человека труднее вытянуть из негативных мыслей.

Спросите один раз. Если человек захочет, он расскажет.

Ещё важно понимать, какая именно поддержка нужна: поиск решения или сопереживание. Иногда нужно, чтобы человека просто выслушали. Не надо предлагать планы спасения, достаточно побыть рядом.

— Чего точно нельзя делать, когда пытаешься помочь? Какие фразы не стоит произносить, кроме «тебе пора к доктору»?

— К сожалению, в вопросах психического здоровья ещё много невежества. В ответ на слова о нежелании жить можно услышать что-то вроде этого: «Лучше займись делом», «В Африке дети голодают», «Просто не парься». Девушкам ещё часто советуют родить ребёнка.

Когда говорят, что при желании можно выйти из депрессии или захотеть жить, то это ошибка, ведь в таком состоянии желания-то как раз и нет.

Источник: https://lifehacker.ru/about-suicide/

101Адвокат
Добавить комментарий