Имеет ли смысл ходатайствовать о переквалификации из статьи КоАП в УК РФ?

Актуальные вопросы, связанные с деятельностью районных судов по приведению в соответствие с новым уголовным законом вступивших в законную силу судебных решений (по результатам надзорной практики президиума Нижегородского областного суда)

Имеет ли смысл ходатайствовать о переквалификации из статьи КоАП в УК РФ?

ОБОБЩЕНИЕ НА ТЕМУ:

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ РАЙОННЫХ СУДОВ ПО ПРИВЕДЕНИЮ В СООТВЕТСТВИЕ С НОВЫМ УГОЛОВНЫМ ЗАКОНОМ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПРЕЗИДИУМА НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА 2-ОЕ ПОЛУГОДИЕ 2010 ГОДА – 1-ЫЙ КВАРТАЛ 2011 ГОДА)

Предметом обобщения являлись решения судей, принятые в порядке исполнения приговора по вопросу об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст.

10 УК РФ, ставшие предметом ревизии на заседаниях президиума Нижегородского областного суда в период: 2-ое полугодие 2010 года – 1-ый квартал 2011 года (общее количество судебных дел этой категории, ставших предметом рассмотрения президиума- 59 дел).

При этом основной задачей настоящего обобщения автору видится дать анализ практики президиума за указанный период по этому вопросу на предмет выявления наиболее актуальных моментов, возникающих при пересмотре вступивших в законную силу судебных решений в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, в силу ст. 10 УК РФ.

Анализируя имеющуюся по заявленному вопросу практику президиума Нижегородского областного суда, следует отметить, что наибольшее количество надзорных производств возбуждено по такому основанию, как нарушение общих правил назначения наказания.

Следует отметить, что для правильного, единообразного и эффективного применения уголовного законодательства судьям надлежит брать за основу и ссылаться в своих постановлениях на правовую позицию, изложенную в постановлении Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года № 4-П «По делу о проверке конституционности ч.2 ст.10 УК РФ, ч.2 ст.3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса РФ», Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ» №162-ФЗ от 08 декабря 2003 года».

Однако, несмотря на то, что официально выраженная в указанном постановлении позиция Конституционного Суда РФ существует уже долгое время, ошибки при разрешении вопроса о приведении судебных решений в соответствие с новым уголовным законом продолжают иметь место.

Вместе с тем, следует отметить, что основной массив постановлений, вынесенных в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, составили судебные акты, имевшие место в 2004-2006 годах, что было вызвано значительными изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ.

Учитывая, что в основном судебные постановления о пересмотре приговоров в силу изменений, внесенных в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ, имели место до разъяснения Конституционным Судом РФ правовой ситуации по этому вопросу, то, в отсутствие единообразной практики, данные судебные постановления зачастую признавались президиумом Нижегородского областного суда незаконными, с направлением ходатайств осужденных на новые судебные рассмотрения.

Однако сказанное не означает, что судебные решения, принятые после сделанных Конституционным Судом РФ соответствующих разъяснений, характеризуются своей правильностью и объективностью, напротив, нередко судебные постановления образца 2009, 2010-2011 годов вынесены с более существенными по своей сути нарушениями, к тому же ряд анализируемых в дальнейшем судебных постановлений содержат такие нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального закона, которые свидетельствуют о невнимательности судей и поверхностном подходе к рассмотрению заявленных ходатайств.

В качестве примера наиболее типичных нарушений, которые повлекли за собой отмены постановлений судов в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ (главным образом вынесенных в период 2004-2006 годов) следует обозначить такие обстоятельства, как:

– изменение категории преступления, и, как следствие, снижение характера и степени общественной опасности преступления.

Пример:

Постановлением судьи Канавинского районного суда г.Нижнего Новгорода от 31 мая 2004 года приговор Выксунского городского суда Нижегородской области от 15 августа 2002 года в отношении Михайлова А.А. приведен в соответствие с действующим уголовным законом: исключен квалифицирующий признак разбоя и кражи «неоднократно»; действия Михайлова А.А.

квалифицированы п.п. «а, б, в» ч.2 ст.158 УК РФ (в редакции ФЗ от 08 декабря 2003 года); п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ (в редакции ФЗ от 08 декабря 2003 года); ч.2 ст.162 УК РФ (в редакции ФЗ от 08 декабря 2003 года); ч.2 ст.325 УК РФ (в редакции ФЗ от 08 декабря 2003 года). В остальной части приговор в отношении Михайлова А.А. оставлен без изменения.

 

В кассационном порядке постановление судьи не обжаловано.

Удовлетворяя надзорное представление прокурора, президиум в числе прочих оснований для отмены указал на то, что, оставляя назначенное наказание за указанные выше преступления без изменения, суд не учел, что в связи с тем, что изменилась категория совершенных Михайловым А.А. преступлений с особо тяжкого на тяжкое и с тяжкого на преступление средней тяжести, что, соответственно, влияет на размер назначенного наказания.

Постановление президиума

от 29 июля 2010 года №44-у-34/10

Следует отметить, что уничтожение материала в связи с истечением срока хранения, не является препятствием для проверки правильности вынесенного районным судом в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ постановления.

Пример.

Постановлением судьи Семеновского районного суда Нижегородской области от 28 июля 2004 года приговор Богородского городского суда Нижегородской области от 06 июля 2000 года в отношении Байрамова Г.С.о.

приведен в соответствие с изменениями, внесенными в уголовное законодательство Федеральным законом от 08 декабря 2003 года: из осуждения Байрамова Г.С.о. по ч.4 ст.

228 УК РФ исключен квалифицирующий признак «неоднократно»; исключено указание на применение дополнительного наказания в виде конфискации имущества, а также осуждение Байрамова Г.С.о. по ч.1 ст.228 УК РФ и назначенное по ней наказание.

Байрамова Г.С.о. постановлено считать осужденным по ч.4 ст.228 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет (такое же наказание, что назначено и приговором суда).

В остальной части приговор оставлен без изменения.

В кассационном порядке постановление судьи не обжаловано.

Источник: http://www.oblsudnn.ru/index.php/obzory-sudebnoj-praktiki-2/188-aktualnye-voprosy-svyazannye-s-deyatelnostyu-rajonnykh-sudov-po-privedeniyu-v-sootvetstvie-s-novym-ugolovnym-zakonom-vstupivshikh-v-zakonnuyu-silu-sudebnykh-reshenij-po-rezultatam-nadzornoj-praktiki-prezidiuma-nizhegorodskogo-oblastnogo-suda

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за I квартал 2014 года

Имеет ли смысл ходатайствовать о переквалификации из статьи КоАП в УК РФ?

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Б Ю Л Л Е Т Е Н Ь судебной практики Московского областного суда

за первый  квартал 2014 года

(утверждён президиумом Мособлсуда 24 декабря 2014 года)

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

И ДЕЛАМ, ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

       КАССАЦИОННАЯ   ПРАКТИКА

          1.Передаваемые в муниципальную собственность жилые помещения утрачивают статус служебных, и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма, а занимающие такие помещения граждане вправе приобрести их в собственность.

Л. обратился с иском к Администрации городского округа Краснознаменск Московской области об исключении жилого помещения из специализированного жилищного фонда, обязании заключить договор социального найма жилого помещения. 

Решением Одинцовского городского суда в иске  отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда   решение суда оставлено без изменения.

         Президиум не согласился с  выводами суда апелляционной инстанции,  указав на неправильное применение  норм  материального закона.

         Судом установлено, что Л. в 2003 г. из жилищного фонда Министерства обороны на время прохождения воинской службы была предоставлена служебная трехкомнатная квартира, в которой он и члены его семьи  зарегистрированы по месту жительства.

          В 2012 г.  Л. уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе.

На основании Распоряжения Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 06.06.2006 г., акта приема-передачи, жилой дом, в котором, в том числе, расположена и спорная служебная квартира, приняты в муниципальную собственность г. Краснознаменска.

Отказывая Л. в иске, суд исходил из того, что служебная квартира была предоставлена ему в связи с военной службой,  Л. не признан малоимущим, на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий в Администрации городского округа Краснознаменск не состоит, в связи с чем  обеспечение истца жилым помещением подлежит разрешению в порядке, предусмотренном ФЗ «О статусе военнослужащих».

Однако, судом не принято во внимание, что согласно ст. 4  Закона РФ от 4 июля 1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений), не подлежат приватизации служебные жилые помещения.

Исходя из положений ст. 7 ФЗ от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», Верховный Суд РФ в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2006 г., утвержденном постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 и 14 июня 2006 г.

(вопрос 21), разъяснил, что факт принятия решения о передаче служебных жилых помещений, которые находились в государственной собственности и были закреплены за государственными предприятиями или учреждениями на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, в муниципальную собственность предполагает изменение статуса жилого помещения.

Следовательно, при передаче в муниципальную собственность такие жилые помещения утрачивают статус служебных и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма, поэтому граждане, которые занимают такие  жилые помещения, вправе приобрести их в собственность в соответствии с положениями ст. 2 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Судом при разрешении спора не было учтено и то обстоятельство, что отсутствие решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, об исключении жилого помещения из специализированного жилищного фонда не может препятствовать осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, так как их реализация не может быть поставлена в зависимость от оформления уполномоченными органами этого документа.

 Поскольку Л. и члены его семьи, проживая в спорном жилом помещении на момент передачи его из федеральной собственности в муниципальную, приобрели право пользования им на условиях договора социального найма,  они имеют право приобрести его в собственность.

          Допущенные судом существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены апелляционного определения  судебной коллегии по гражданским делам и направления дела  на новое апелляционное рассмотрение.  

                                                                               Постановление президиума

                                                                     Московского областного суда

                                                                     № 48 от 29 января 2014 года

2. Гражданин, внесший  плату за строящуюся квартиру в полном объеме, может требовать  признания за ним  права на долю в незавершенном строительством объекте в виде квартиры.

З. обратилась с иском к ЗАО «Инвестиционно-строительная компания» о признании права собственности на долю в виде квартиры в незавершенном строительстве доме, ссылаясь на наличие предварительного договора купли-продажи, заключенного между ними, предусматривающего обязанность ответчика заключить основной договор и передать ей в собственность квартиру.

Истица  свои обязательства по оплате исполнила в полном объеме. 

Решением Одинцовского городского суда Московской области в иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.

           Президиум не согласился с  выводами суда апелляционной инстанции,  указав на неправильное применение  норм  материального права.

Судом установлено, что в  2011 г. между сторонами  был заключен предварительный договор купли-продажи недвижимого имущества, по которому продавец — ответчик обязался заключить в предусмотренный в договоре срок и предоставить в собственность истицы не позднее 31 декабря 2012 г. квартиру по конкретному  адресу.

Постановлением Главы местной администрации дому, в котором расположена спорная квартира,  присвоен почтовый адрес.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что жилой комплекс в эксплуатацию не введен, что исключает возможность признания за истицей права собственности на объект незавершенного строительства с определением доли в праве.  

Данные выводы суда противоречат нормам материального права: статье 130 ГК РФ, которой объекты незавершенного строительства отнесены к недвижимому имуществу, что  согласно ст. 128 ГК РФ является объектом гражданских прав.

Следовательно, признание права собственности на объекты незавершенного строительства возможно, в том числе и по решению суда.

Суд не учел, что истица, надлежащим образом исполнившая свои договорные обязательства по внесению платы за квартиру в полном объеме, вправе рассчитывать на надлежащее исполнение ответчиком  обязательств по договору, а при их неисполнении — требовать защиты своих прав, в том числе и путем предъявления требований о признании права.

Поскольку иск направлен на признание  права собственности на долю в незавершенном строительством объекте в виде квартиры, а не квартиру как на объект гражданских прав, учитывая, что степень готовности дома, в котором расположена квартира,  оценена заключением специалиста  в 80,11% с указанием, что дом фактически возведён, выполнены все перекрытия и перегородки; нет выполнения отделки, разводки электропроводки и устройства санитарно- технического оборудования, вывод судов об отказе в иске неправомерен.

Допущенные судом существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.   

                                                                     Постановление президиума

                                                                     Московского областного суда

                                                                     № 61 от 05 февраля 2014 года

          3. Возможность участия третьих  лиц в гражданском процессе  определяется характером спорного правоотношения и наличием материально-правового интереса.

           Г.Е.В. обратилась с иском к Г.А.Ю. о разделе совместно нажитого супружеского имущества.  

         Просила  признать право собственности на квартиру, в которой она проживает с ребенком, на 1/4 долю земельного участка, за ответчиком – право собственности на три автомобиля и 1/4 долю земельного участка. Не возражала против выплаты ответчику денежной компенсации.

         Решением Видновского городского суда Московской области  иск  удовлетворен частично.

        Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда  решение суда оставлено без изменения.

        Определением Видновского городского суда АКБ «Город» ЗАО отказано в восстановлении процессуального срока на апелляционное обжалование указанного  решения суда.

        Президиум отменил указанные решение суда первой инстанции и апелляционное определение, как вынесенные с нарушением  норм материального и процессуального права.     

        Удовлетворяя иск Г.Е.В., и передавая ей в собственность спорную квартиру, а в собственность ответчика автомобили, суд исходил из того, что ответчик не возражал против такого варианта раздела общего имущества с присуждением ему соответствующей денежной компенсации.

        Между тем суд, в нарушение требований ст. 196 ГПК РФ, а также разъяснений п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» не исключил наличие материально-правового интереса в отношении спорного имущества у других лиц.

         Возможность участия тех или иных лиц в процессе по конкретному делу определяется характером спорного правоотношения и наличием материально-правового интереса. Поэтому определение возможного круга лиц, которые должны участвовать в деле, начинается с анализа правоотношений и установления конкретных носителей прав и обязанностей.

         Так, представитель АКБ «Город» ЗАО в кассационной жалобе ссылался на то, что вступившим в законную силу решением Одинцовского городского суда удовлетворен их иск к Г.А.Ю.

, как титульному собственнику спорной квартиры, об обязании заключить с Банком договор об ипотеке на нее.

Во исполнение названного решения АКБ «Город» ЗАО получен исполнительный лист, по которому возбуждено исполнительное производство.

         На момент вынесения судом решения о разделе имущества между супругами Г.

в ЕГРП было зарегистрировано ограничение в виде ареста на спорную квартиру, наложенного на основании определения Одинцовского городского суда в целях обеспечения иска, а также на основании постановления судебного пристава-исполнителя Кунцевского отдела судебных приставов УФССП по г. Москве наложен арест в виде запрета на проведение регистрационных действий по отчуждению и снятию с учета  спорного имущества.

        Г.Е.В. иска об освобождении имущества от ареста не заявила.

Источник: https://mosoblproc.ru/mosoblsud/ss148149/

Свобода собраний в России. Антиконституционные нормы и незаконное правоприменение | ОВД-Инфо

Имеет ли смысл ходатайствовать о переквалификации из статьи КоАП в УК РФ?

12 декабря 1993 г. на всенародном референдуме была принята Конституция Российской Федерации, в статье 1 определившая, что Россия есть демократическое и правовое государство, а в статье 2 статье провозгласившая, что

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».

Раскрывая основу демократического государства, Конституция  в статье 3 установила, что:

«1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

2.

Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

Одним из общепризнанных средств непосредственного участия народа в осуществлении власти является свобода собраний. Поэтому в статье 31 Конституции РФ записано:

«Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

Статья 15 Конституции РФ провозглашает два важнейших правовых положения:

  1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

…….

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Признание международных стандартов в сфере гражданских прав дополнительно подчеркнуто в ч.1. Статьи 17 Конституции РФ:

  1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

В частности, указанное в этой статье имеет прямое отношение к положению ч.1 статьи 20 Всеобщей декларация прав  человека, принятой резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 года:

 Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций,

к статье 9.2 Копенгагенского документа ОБСЕ (1990):

[Государства-участники подтверждают, что]: Каждый человек имеет право на мирные собрания и демонстрации. Любые ограничения, которые могут быть установлены в отношении осуществления этих прав, предписываются законом и соответствуют международным стандартам,

а также к статье 21 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП):

Признается право на мирные собрания. Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

30 марта 1998 г. вступил в силу Федеральный закон №54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», заключенной в г.Риме 04 ноября  1950 г., (с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) ETS N 005 (Далее: Конвенция),

в связи с чем Российская Федерация приняла на себя вытекающие из нее международные обязательства  в сфере защиты прав человека и, в частности, в соответствии со ст.25 Конвенции, признала компетенцию Европейской комиссии по правам человека, а в соответствие со ст.46 Конвенции – юрисдикцию Европейского суда по правам человека в Страссбурге (далее: ЕСПЧ).

В том числе, Российская Федерация обязалась исполнять  ст. 11 Конвенции: Свобода собраний и объединений.

1.

Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.

2.

Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства.

и ст. 17: Запрещение злоупотреблений правами

Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции.

ЗАКОН О МИТИНГАХ от 19 ИЮНЯ 2004 г.

Вступивший в действие 19 июня 2004 г  Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» №54 – ФЗ (далее: Закон о митингах) в первой же своей статье декларировал соответствие Конституции РФ и общепризнанным принципам и нормам международного права:

Статья 1. Законодательство Российской Федерации о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях

1.

Законодательство Российской Федерации о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях основывается на положениях Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права, международных договорах Российской Федерации и включает в себя настоящий Федеральный закон и иные законодательные акты Российской Федерации, относящиеся к обеспечению права на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований. В случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, нормативные правовые акты, касающиеся обеспечения условий проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований, издают Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, принимают и издают органы государственной власти субъектов Российской Федерации.

Источник: https://ovdinfo.org/documents/2016/04/04/svoboda-sobraniy-v-rossii-antikonstitucionnye-normy-i-nezakonnoe

В помощь обвиняемым и осужденным по наркотическим статьям

Имеет ли смысл ходатайствовать о переквалификации из статьи КоАП в УК РФ?

Оглавление

Введение. 4

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния. 
Вопросы квалификации и наказания………………………………………………….. 6

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный. 6

Приобретение «в неустановленное время,  в неустановленном
месте, у неустановленного лица». 13

Приобретение – покушение или оконченное. 14

Хранение нескольких видов наркотиков  (или в разных местах). 14

Добровольная сдача. 15

Назначение наказание за приобретение и хранение. 16

Сбыт. 23

Закладчики. 24

Прямой умысел. 26

Наличие вещества. 27

Доказательства: показания свидетелей. 28

Достаточность доказательств сбыта. 29

Единое продолжаемое или совокупность. 30

Соучастие в сбыте: организованная группа, 
преступное сообщество. 31

Назначение наказания за сбыт. 33

Зачет времени содержания в СИЗО.. 37

Культивирование. 38

Притон.. 39

Замена наказания на лечение. 39

Оперативно-розыскные мероприятия по делам  о наркотиках
и использование их результатов  в качестве доказательств. 42

Проверочная закупка или провокация. 42

Основания и условия проведения. Практика ЕСПЧ и ВС.. 45

Постановление о проведении. 48

Незаинтересованные лица, аудио-видео запись, 
досмотр до и после закупки. 50

Неоднократные закупки. 51

Обследование помещений. 52

Прослушивание телефонных переговоров. 53

Использование результатов оперативно-розыскной  деятельности. 54

Законность и обоснованность процессуальных действий.
Доказательства. 57

Осмотр, досмотр и обыск. 57

Осмотр места происшествия. 59

Порядок изъятия наркотиков. 60

Допрос. 62

Экспертиза. 67

Введение

В этой брошюре предпринята попытка разъяснить трудные и спорные вопросы уголовной ответственности за незаконные действия, связанные с наркотиками. Взята лишь часть темы «наркотики и закон», но важнейшая ее часть. Важнейшая, потому что вред репрессивной наркополитики, тем более когда она ударяет по больным наркоманией, по юношеству, вполне сопоставим с вредом от самих наркотиков.

Наша задача — помочь попавшим в зависимость от судебно-правовой сис­темы. Помочь им в навыках самозащиты на следствии, в предстоящем суде, в обжаловании приговора.

Ответы есть не на все вопросы. Не потому, что мы такие невежды, а потому что законодательство в этой сфере противоречиво.

С одной стороны, оно избыточно и регулирует несуществующие предметы (к примеру, остается неизвестным, что такое «новые потенциально опасные психоактивные вещества», реестра которых не существует).

С другой стороны — многочисленные лакуны, в том числе в регулировании оперативно-ро­зыс­к­ной деятельности, процедуры задержания, различных процессуальных действий. А любая неполнота закона там, где он действительно необходим, традиционно трактуется в наиболее зловещей интерпретации.

Наши разъяснения законодательства базируются по большей части на рекомендательных для судов постановлениях Пленума Верховного суда РФ и судебной практике ВС. По делам о наркотиках есть специальное Постановление Пленума от 15 июня 2006 года № 14, действующее в редакции от 30 июня 2016 года.

Правда, многие позиции этого постановления имеют обобщенный характер, так что понимать их следует в дополнении судебной практикой и ее интерпретации самого ВС и других высших судов, под которыми в юридическом контексте понимают как Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционный Суд (КС), так и верховные суды субъектов РФ. Ссылки на практику последних при обжаловании приговоров и в других случаях уместны, когда примеры решений региональных судов публикуются в утверждаемых Президиумом ВС обзорах судебной практики и в ежемесячном Бюллетене ВС РФ в качестве рекомендуемых позиций.

Решения по конкретным делам самого ВС РФ (постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам) являются рекомендательными. Из них преимущественное значение также имеют решения, включенные в обзоры и бюллетень.

Постановления и определения ВС по апелляционным и кассационным жалобам не являются прецедентами. Для следователя судебная практика ВС не имеет обязывающего значения, в отличие от обязательных для всех государственных органов решений ЕСПЧ.

Но суды игнорировать практику ВС не вправе. Согласно статье 126 Конституции, ВС «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Поэтому, когда в постановлениях Пленума ВС не дается соответствующее толкование, суды должны ориентироваться на позицию ВС, содержащуюся в решениях по жалобам.

Мы старались показать сложившиеся, устоявшиеся позиции ВС РФ, стремились раскрыть перспективные для обжалования позиции по распространенным в судебной практике случаям. Относительно перспективные — потому что поколебать обвинительный приговор даже при самой очевидной его необоснованности удается очень редко.

Каждый студент юридического вуза знает, что обвинительный приговор не может быть основан на одних только показаниях подсудимого. Но когда студент превращается в дознавателя или следователя, на практике он следует «обычному праву». А по нему — признание вины есть царица доказательств.

К сожалению, не только следователь добивается признания вины. Сплошь и рядом сами адвокаты склоняют подзащитных «разоружиться перед обвинением» и «не злить судью». Существующий уже 15 лет особый порядок судебного разбирательства, применяемый почти в 70% уголовных дел, развратил всех участников процесса.

Обвиняемый признает вину (действительную, мнимую или в том объеме, что выгоден следствию), гособвинителю не надо ничего доказывать, суду — изучать, адвокату не от чего защищать.

Поэтому строптивых подсудимых убеждают в том, что доказать в суде ничего невозможно, слушать его не будут и посадят по максимуму, в назидание другим.

Но ведь есть примеры обратного.

Говорят, оправдательных приговоров не бывает, что на многочисленные типовые нарушения со стороны следствия и суда никто внимания не обращает, жаловаться на них бесполезно. Это в значительной мере так. Но именно потому, что никто (почти никто) этому не сопротивляется, и процветает правовой нигилизм.

На самом деле есть и оправдательные приговоры, и удовлетворенные ходатайства. Исключения? Да, пока что исключения.

Возьмем два примера, один широко известный, другой — неизвестный практически никому. Все знают, что суд присяжных выносит оправдательные приговоры во много раз чаще, чем «судья единолично». Известно также, что прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры присяжных — не всегда успешно, но обжалует всегда.

Чуть ли не первый пример, когда этого не произошло, когда гособвинение признало поражение — это «маковое дело» (дело Шиловых, Зелениной и других), по которому Брянским областным судом по вердикту присяжных в январе 2021 года был постановлен оправдательный приговор всем 13 обвиняемым. Здесь не место разбирать это дело.

Важно, что оно изменило один из юридических обычаев: прокуратура не обжаловала оправдательный приговор.

Другой пример касается неизвестного нам осужденного, обозначенного в базах судебных актов как П.Д. Этого молодого человека Октябрьский суд Ростова-на-Дону осудил на 10 лет по части 4 статьи 228.1. И обжаловал он, в том числе, и такие нарушения, на которые никогда не обращали внимания. Кассационную жалобу осужденный писал, похоже, сам.

Ни один уважающий себя адвокат не посоветовал бы ему обжаловать то, что он обжаловал. Во-первых, несоответствие между временем задержания и составлением протокола. Таких случаев тысячи тысяч. Считается, что писать об этом в кассации бессмысленно.

Ведь вступивший в законную силу приговор может быть отменен только по таким нарушениям, которые повлияли на исход дела. Во-вторых, осужденный писал, что приговор скопирован судьей с обвинительного заключения.

И что же? Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 1 декабря 2017 года № 44-у-292 приговор был отменен именно по этим основаниям.

Цитируем: «Доказательства, на которые ссылается суд в приговоре, изложены в том же порядке, что и в обвинительном заключении, часть приговора исполнена путем копирования обвинительного заключения, в приведенных в приговоре показаниях свидетелей и доказательствах (показаниях свидетелей Б., Г.Ю.А.

, рапорте об обнаружении признаков преступления, протоколе об административном задержании, справке об исследовании, протоколе осмотра предметов, вещественного доказательства и т.п.) имеются одни и те же орфографические ошибки, что и в обвинительном заключении. показаний свидетелей Б. и Г.Ю.А., приведенных в приговоре, не совпадает с их показаниями, данными в судебном заседании, но совпадает с их содержанием, изложенным в обвинительном заключении».

Если добиваться таких правильных исключений из порочного обычая — пустое дело, тогда нам не следовало бы писать эту брошюру, в основу которой положен 13-летний опыт правовых консультаций по делам, связанным с наркотиками, на сайте hand-help.ru[1].

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния.
Вопросы квалификации и наказания

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный

Самое главное в делах о наркотиках — это их размеры. Приобретение, хранение, изготовление, переработка, перевозка наркотиков либо являются правонарушением, либо становятся преступлением в зависимости от их размера.

Если не считать мешки героина и трюмы, полные кокаина, то одни и те же потребительские количества за последние 30 лет признавались то небольшим (наказуемым по КоАП), то значительным или крупным (наказуемым по УК) размерами.

Например, уголовная ответственность за марихуану до 2004 года начиналась с 0,5 грамма, с 2004 по 2006 — с 20 грамм, с 2006 — с 6 грамм.

Сейчас значительный, крупный и особо крупный размеры веществ, включенных в Перечень, установлены Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002.

Изменение размеров в 2003-2004 гг. привело к одновременному освобождению десятков тысяч осужденных. Еще десяткам тысяч сроки были сокращены.

Проблема размеров сложна и многогранна. В силу ее особой значимости мы рассматриваем ее здесь наиболее подробно. Эта проблема вплотную увязана с другим важнейшим вопросом — судебной экспертизой наркотиков, о которой — ниже.

Применительно к размерам следует иметь в виду следующее.

Не ровно, а свыше

Значительный, крупный и особо крупный размеры считаются свыше величин, указанных в Постановлении Правительства от 01.10.2012 г. № 1002. То есть ровно 0,5 грамм героина или 0,2 грамма амфетамина не составляет значительного размера.

Растения живые и мертвые

Постановление № 1002 кроме размеров наркотических средств и психотропных веществ трех списков устанавливает размеры для наркосодержащих растений для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК. Эти размеры не имеют отношения к размерам, установленным для определения крупного размера при культивировании тех же растений, то есть для целей статьи 231 УК.

Для последней крупные размеры установлены в Постановлении Правительства от 27 ноября 2010 года № 934. Размеры растений в Постановлении № 1002 определены в граммах и относятся не к растущим растениям, которые находятся в состоянии вегетации, а к растительной массе, к растениям, которые сорваны, срезаны и т. п.

А размеры в постановлении № 934 установлены в количестве экземпляров.

Это совсем не формальный вопрос. Например, уголовная ответственность за хранение конопли именно как растения в сорванном виде наступает при обнаружении свыше 6 грамм. А уголовная ответственность за выращивание — от 20 кустов. Почувствуйте разницу.

Бывают случаи, когда хитроумные или неграмотные полицейские, обнаружившие в ходе обыска или осмотра помещения растущее наркосодержащее растение, изымают его не только у владельца, но и из горшка или с грядки, взвешивают, а не считают количество экземпляров, и определяют размер не поштучно, а в граммах.

Погрешности

Более сложный вопрос, каким количеством следует определять значительный, крупный или особо крупный размер наркотического средства, если это количество превышает установленный размер в пределах погрешности.

Будет ли относиться к значительному размеру 2,1 или 2,4 грамма наркотического средства «гашиш», если значительный размер определен по Постановлению Правительства свыше 2 грамм? Рассмотрим эту проблему подробнее, так как от этих десятых или сотых зависит, будет ли возбуждено уголовное дело и его квалификация по той или иной части статьи.

В Постановлении №1002 размеры установлены в граммах либо в десятых, сотых или тысячных долях грамма в зависимости от конкретного вещества. Так, например, для гашиша значительный размер составляет свыше 2 грамм, крупный — свыше 25 грамм, особо крупный — свыше 10 000 грамм.

Источник: http://www.prison.org/content/v-pomoshch-obvinyaemym-i-osuzhdennym-po-narkoticheskim-statyam

101Адвокат
Добавить комментарий