Имеют ли обратную силу постановления пленума ВС?

Статья 10 УК РФ. Обратная сила уголовного закона

Имеют ли обратную силу постановления пленума ВС?

1.

Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

2. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

См. все связанные документы >>>

1. Правило о том, что преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения преступления, имеет исключение в виде обратной силы закона.

Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших данное деяния до вступления такого закона в силу, в т.ч. на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость (ч. 1 ст. 10).

Обратную силу имеет любой уголовный закон, каким-либо образом смягчающий ответственность на любой стадии развития уголовно-правового отношения.

2. Уголовный закон, который устанавливает преступность деяния, усиливает наказание или иным образом ухудшает положение лица, обратной силы не имеет.

3. Мягкость либо строгость закона определяется не только объемом диспозиции, но и содержанием санкций. Диспозиции статей Особенной части УК прежнего и нового закона могут совпадать. В этих случаях более мягкий закон определяется путем сравнения их санкций.

Менее строгим является закон, который предусматривает более мягкий вид наказания, а при одном его виде – максимальный предел наказания которого меньше. При равенстве верхних пределов наказания более мягким признается тот закон, у которого нижний срок наказания является меньшим.

Более мягким будет закон, который содержит альтернативную санкцию с более мягкими видами наказаний или не предусматривает дополнительных наказаний либо вместо обязательного дополнительного наказания устанавливает его факультативно и др.

4.

Законодательное указание о том, что более мягким является закон, любым образом улучшающий положение лица, распространяется на нормы о рецидиве преступлений, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельствах, давности уголовного преследования и давности обвинительного приговора, условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, погашении и снятии судимости и т.п. Так, совершение преступления в состоянии опьянения действующий УК (по сравнению с предыдущим) не относит к числу отягчающих наказание, т.е. по этому основанию он является более мягким законом.

5. Возможна ситуация, когда одна и та же норма по одним обстоятельствам в новом законе бывает мягче в сравнении с прежним законом, а по другим, наоборот, – строже. К примеру, действующий УК не установил прерывания давности обвинительного приговора, и по этому обстоятельству он мягче УК РСФСР, предусматривавшего прерывание давности. В то же время в соответствии с ч. 2 ст.

83 УК течение давности обвинительного приговора приостанавливается, если осужденный уклоняется от отбывания наказания. Течение сроков давности возобновляется с момента задержания осужденного или явки его с повинной.

В УК РСФСР содержалось положение о том, что в отношении лица, уклонившегося от отбывания наказания, обвинительный приговор не может быть приведен в исполнение, если со времени его вынесения прошло 15 лет, и давность не была прервана совершением нового преступления.

Таким образом, по УК РСФСР лицо, уклонившееся от отбывания наказания, через 15 лет с момента вынесения приговора уже нельзя было принудить отбывать наказание. Такого ограничения по исполнению обвинительного приговора действующий УК не имеет, следовательно, по этому вопросу он является более строгим.

6. Если новый уголовный закон смягчает наказание, которое отбывается лицом, то назначенное наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом (ч. 2 ст. 10).

Из этого положения следует, что наказание должно сокращаться не до максимального размера санкции более мягкого закона, а в ее пределах.

Данное положение не исключает возможность назначения более мягкого вида наказания, даже если в санкции прежнего закона он не предусматривался.

Источник: https://rulaws.ru/uk/Razdel-I/Glava-2/Statya-10/

Немного о действии во времени актов обязательного судебного толкования

Имеют ли обратную силу постановления пленума ВС?

В развитие всколыхнувшей общественность дискуссии о “вновь открывшихся обстоятельствах” в виде Определений троек коллегий Верховного Суда, хроники которой очень хорошо изложены в этой статье, которая заканчивается прелестным с точки зрения действия во времени пассажем (“он знал!”):

17 октября 2017г. КС принял Постановление 24-П/2017 по делу о проверке конституционности положений п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК , в котором подчеркнул, что пересмотр вступивших в силу решений может быть обусловлен изменением практики применения нормы только такими актами ВС, которые обладают свойствами окончательности и исходят от такого органа ВС РФ, который с точки зрения его состава предназначен для формирования и отображения единой правовой позиции данного судебного органа – к таковым судебные коллегии ВС не относятся:”Не изменяет свойств судебных актов, вынесенных судебными коллегиями Верховного Суда Российской Федерации по конкретнымделам, и факт их включения в обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, поскольку при решении вопроса о включении в обзор того или иного судебного акта, вынесенного судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрение самого дела в процедуре, предусмотренной процессуальным законом, не происходит. “3 октября 2017г. ВС опубликовал Постановление Пленума №30, которым в ГД вносится законопроект о внесении изменений в ГПК, АПК, КАС и другие законодательные акты. Этим проектом практика применения нормы признается определенной ВС, если такая практика вошла в Обзор, утвержденный Президиумом ВС. Обзоры, в свою очередь, формируются, путем отбора позиций, выраженных коллегиями ВС при рассмотрении судебных дел.

Интересно, сможет законодатель и ВС преодолеть выявленный КС конституционный смысл? 🙂

В частности поэтому мне опять подумалось, а нельзя ли применить к противоречивой процессуальной позиции суда, а не только стороны, модную нынче доктрину “эстоппель”:

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Из приведенных правовых норм и акта их толкования следует, что в случае отклонения действий участвующих в деле лиц от добросовестного поведения суд обязан дать надлежащую правовую оценку таким действиям и при необходимости вынести этот вопрос на обсуждение сторон.  При рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции ответчик против удовлетворения заявленных требований не возражал. Однако после принятия решения судом первой инстанции ответчиком была подана апелляционная жалоба на это решение, содержащая доводы об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований и о пропуске срока исковой давности. При таких обстоятельствах суду апелляционной инстанции следовало дать оценку вопросу о соответствии изменения ответчиком своей процессуальной позиции требованиям добросовестности, предприняв меры к выяснению оснований для такого изменения. Однако это судом апелляционной инстанции сделано не было.Определение ВС РФ от 25.07.2017 года №18-КГ17-68

В конце концов логика высказывания venire contra factum proprium это вполне допускает:

…суд первой инстанции, указывая на незаконность действий истца по изменению периода неиспользованияпрямо противоречит собственным процессуальным действиям по принятию этих изменений в порядке статьи 49 АПК РФ, согласно которой принятие судом изменений исковых требований возможно исключительно в случае, когда суд считает, что это не противоречит закону или не нарушает права других лиц. С самостоятельной кассационной жалобой на незаконность принятия судом первой инстанции указанных изменений  ответчик не обращался. Суд первой инстанции также не выносил никаких определений, изменяющих содержание обжалуемого судебного акта.При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции об отказе в искепо причине незаконности принятого самим судом и признанного им законным изменения исковых требований противоречит принципам состязательности и эстоппель в арбитражном процессе, направленных на то, чтобы воспрепятствовать одной стороне получить преимущества и выгоду, как следствие своей непоследовательности в поведении, в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную принятую судом и не оспоренную ответчиком юридическую ситуацию (venire contra factum proprium, «никто не может противоречить собственному предыдущему поведению»).Кассационная жалоба по делу СИП-233/2016

И тут вдруг недавно наткнулся на очередное трансцендентное откровение известной кассационной тройки жрецов Храма Посмертной Маски:

на решение Арбитражного суда Свердловской области от 22.12.2016

Источник: https://zakon.ru/discussion/2017/11/13/nemnogo_o_dejstvii_vo_vremeni_postanovlenij_plenuma_verhovnogo_suda

Обратная сила судебных решений в практике применения арбитражных судов РФ

Имеют ли обратную силу постановления пленума ВС?

В статье дается оценка Постановлению Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 г. «О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда от 12 марта 2007 года №17 “О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам”» и рассматривается практика его применения.

Под обратной силой закона в юридической литературе понимается применение закона к тем попадающим в сферу его регулирования правоотношениям, которые возникли до введения его в действие. При определении действия закона во времени законодатель исходит из интересов субъекта правоотношений, не допуская ухудшения его положения. Указанное правило закреплено в отдельных нормативных актах.

Так, согласно п. 2 ст.

5 НК РФ, акты законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые налоги и (или) сборы, повышающие налоговые ставки, размеры сборов, устанавливающие или отягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые обязанности или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, обратной силы не имеют.

КоАП РФ предусматривает, что закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е.

распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Тот же принцип закреплен в таможенном и уголовном законодательстве.

Некоторые нормативные акты могут иметь обратную силу только в строго определенных случаях. Например, Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. «О валютном регулировании и валютном контроле» устанавливает, что акты валютного контроля имеют обратную силу, только когда это прямо предусмотрено актом валютного контроля.

Данные принципиальные положения являются обязательными и для судов при выполнении ими своей основной функции осуществления правосудия. Судебное решение (постановление) как акт правосудия, по сути, имеет своей целью разрешение отдельной спорной ситуации.

Давая оценку действиям сторон, суд руководствуется нормами закона, имевшими силу в период осуществления исследуемых правоотношений.

Таким образом, логично говорить об обратной силе применяемого закона (оценивая диспозицию, суд выбирает закон, который подлежит применению), но что тогда понимать под обратной силой самого судебного акта?

Актуальность данного вопроса обусловлена выходом Постановления Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 г.

«О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда от 12 марта 2007 года №17 “О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам”» (далее – Постановление). В соответствии с этим документом, по вновь открывшимся обстоятельствам может быть пересмотрен судебный акт, оспариваемый заявителем в порядке надзора и основанный на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена ВАС РФ в постановлении Пленума ВАС РФ или в постановлении Президиума ВАС РФ, в том числе принятого по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора.

Таким образом, появилась возможность отмены и пересмотра вступившего в законную силу судебного акта, если после его принятия ВАС РФ была сформирована иная, нежели в оспариваемом судебном акте, правовая позиция, в том числе и по другому делу.

Обозначенная правовая конструкция позволяет говорить об обратной силе судебных актов, поскольку установка ВАС РФ, изложенная в Постановлении, в качестве основания для пересмотра вступивших в законную силу судебных решений становится обязательной для нижестоящих судов при осуществлении правосудия.

Раскрывая вопрос об обратной силе судебных актов, необходимо дать оценку Постановлению, рассмотрев практику его применения, которая позволяет в числе прочего выявить степень его эффективности и недостатки.

Объективной предпосылкой принятия Постановления, безусловно, явилось отсутствие единообразных подходов к разрешению судами однотипных дел, что влекло нарушения, обуславливающие необходимость отмены принятых судебных актов.

Указанное Постановление также позволило избавить Президиум ВАС РФ от стереотипных дел и обеспечить принцип равенства судебной защиты.

В силу высокой загруженности ВАС РФ просто физически не мог рассмотреть несколько десятков одинаковых дел и, сформировав правовую позицию по одному из них, остальные оставлял без внимания, чем, по сути, нарушал права заявителей.

Механизм, закрепленный в Постановлении, дает возможность без передачи дела в Президиум ВАС РФ для его пересмотра в порядке надзора обеспечить защиту интересов и прав заявителя посредством его обращения в суд, принявший оспариваемый судебный акт, с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Однако в данном случае пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам допустим, только если не истекли сроки для обжалования этого дела в порядке надзора, что, по мнению Председателя ВАС РФ А.

Иванова, полностью исключает возможность обратной силы судебных актов (в основе Постановления лежит институт «вновь открывшихся обстоятельств»).

Однако с таким выводом сложно согласиться: закрепленная правовая конструкция с применением института «вновь открывшихся обстоятельств» является достаточно спорной.

В АПК РФ под вновь открывшимися обстоятельствами понимаются фактические обстоятельства, составляющие основание требований и (или) возражений участников судебного процесса (т. е. имеющие существенное значение для дела). В рассматриваемом же случае к ним, по сути, отнесены правовые вопросы толкования положений законодательства.

Даже если предположить, что ВАС РФ при этом расширительно истолковывал п. 1 ст. 311 АПК РФ, то остается неясным, насколько предлагаемые обстоятельства можно оценить на предмет их известности/неизвестности заявителю.

(Ведь нормы законодательства существовали на момент принятия оспариваемого в порядке надзора судебного акта – их интерпретация заявителем не исключалась.) Отнести обозначенные обстоятельства к иным, предусмотренным ст. 311 АПК РФ, основаниям пересмотра судебных актов не представляется возможным.

Кроме того, не совсем понятно, почему одно и то же обстоятельство служит для арбитражного суда апелляционной и кассационной инстанции основанием для изменения или отмены судебного акта, а для суда надзорной инстанции – основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Одновременно анализ сформулированной в Постановлении правовой позиции дает серьезный повод для разговора об обратной силе судебного акта.

Исходя из установленных ВАС РФ процессуальных ограничений (пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам допускается лишь в течение трех месяцев с даты вступления в силу последнего судебного акта по данному делу) судебный акт ВАС РФ имеет обратную силу в отношении тех решений и постановлений нижестоящих судов, возможность пересмотра которых в порядке надзора не утрачена. При этом в рамках закрепленной в Постановлении правовой конструкции судебный акт имеет обратную силу лишь в том случае, если сторона обратилась в ВАС РФ с заявлением о пересмотре оспариваемого решения (постановления) в порядке надзора, а ВАС РФ вынес по нему соответствующее определение, указав на возможность обращения стороны в нижестоящий суд с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Ранее вопрос об обратной силе судебных решений возникал, например, при разрешении споров о легитимности общего собрания акционеров и действительности принятых там решений.

В частности, по ряду дел суды занимали позицию, согласно которой признание в судебном порядке общего собрания акционеров незаконным означало признание такого собрания недействительным изначально, т.е. с момента проведения.

Данный подход предполагал автоматическое признание всех сделок, совершенных от имени общества избранными на оспоренном собрании органами управления, недействительными (даже при отсутствии иных оснований для признания сделки незаконной).

В результате вступившее в законную силу решение суда о признании недействительным решения общего собрания акционеров фактически распространялось на все возникшие до этого правоотношения общества и третьих лиц. В подобной ситуации обратная сила судебного решения очевидна.

Альтернативный подход со стороны судов предполагал признание собрания акционеров общества недействительным только с момента вступления в законную силу решения суда о признании такого собрания незаконным, что означало отсутствие обратной силы судебного решения.

Принципиальным для судов в анализируемой ситуации оказался вопрос о том, чьи интересы – акционеров общества либо иных третьих лиц (добросовестных контрагентов) – являются приоритетными. При первом подходе предпочтение отдается акционерам, а при втором –контрагентам общества.

В итоге судебная практика остановилась на втором подходе (признавая собрание акционеров недействительным только после вступления в силу соответствующего решения суда), который неоднократно поддерживался и ВАС РФ, хотя до настоящего времени его закрепление, например в Информационном письме ВАС РФ, не состоялось. Однако в связи с тем, что согласно Постановлению суды при разрешении споров теперь обязаны учитывать позицию надзорной инстанции, отраженную в актах ВАС РФ, представляется, что данный вопрос у судов отныне не будет вызывать разногласий.

Закрепление в Постановлении возможности придания судебным актам обратной силы вызывает опасения касательно разрешения судами вопросов об ответственности налогоплательщика за налоговые правонарушения.

Как известно, при проведении тех или иных хозяйственных операций налогоплательщики ориентируются на то толкование правовых норм, которое сформулировано государственными органами, в том числе и судами, на момент проведения этих операций.

По мнению некоторых специалистов, существует риск наступления такой ситуации, когда налоговый орган в свете Постановления может счесть правонарушением действия налогоплательщика, которые в недавнем времени расценивались судами как абсолютно законные.

Соответственно, на налогоплательщика могут быть возложены обязанности по уплате дополнительных санкций (налоги, пени, штрафы).

Представляется, что противовес подобным опасениям может составить приведенное выше положение НК РФ – п. 2 ст. 5.

И хотя постановления ВАС РФ к актам налогового законодательства не относятся, первостепенным здесь является сам принцип недопущения ущемления интересов налогоплательщика.

Указанный пробел, по всей видимости, должен устранить сам ВАС РФ, иначе будет нарушен основной принцип стабильности экономических отношений.

Источник: https://www.vegaslex.ru/analytics/publications/31897/

Вс указал, когда отсутствие юридического образования не препятствует участию в деле

Имеют ли обратную силу постановления пленума ВС?

Наличие юридического образования не будет являться обязательным для лиц, представляющих интересы сторон в гражданском или арбитражном процессе, если они начали участвовать в деле до вступления в силу соответствующих изменений в процессуальное законодательство.

Такое разъяснение сделал Верховный суд (ВС) РФ в проекте постановления пленума о некоторых вопросах применения Гражданского процессуального кодекса, Арбитражного процессуального кодекса и Кодекса административного судопроизводства в связи с введением в действие Федерального закона №451-ФЗ.

Отсутствие образования не помеха

Представитель стороны в гражданском или арбитражном споре, не имеющий юридического образования, может продолжить участвовать в процессе и после того, как наличие профессионального образования станет обязательным условием участия в деле, указывает ВС.

“Лицо, которое до вступления в силу Федерального закона №451-ФЗ начало участвовать в деле в качестве представителя, в том числе путем подачи искового заявления, заявления о выдаче судебного приказа, после вступления в силу указанного федерального закона сохраняет предоставленные ему по этому делу полномочия вне зависимости от наличия высшего юридического образования либо ученой степени по юридической специальности”, — говорится в проекте постановления пленума ВС.

В соответствии с Федеральным законом №451-ФЗ представителями сторон в суде при рассмотрении гражданских и арбитражных дел могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование, за исключением дел, подлежащих рассмотрению мировыми судьями или районными судами. Положения документа вступят в силу со дня начала деятельности новых кассационных и апелляционных судов.

Принятие искового заявления

Пленум поясняет, что требования к форме и содержанию искового заявления определяются в соответствии с законом, действовавшим на момент его подачи, только в том случае, если сам иск был подан до введения в действие Федерального закона №451-ФЗ, а вопрос о его принятии разрешается судом после вступления в силу указанного нормативного акта.

“В частности, не является основанием для оставления без движения или возвращения поданных до вступления в силу Федерального закона №451-ФЗ исковых заявлений и заявлений о выдаче судебного приказа отсутствие какого-либо идентификатора гражданина, являющегося ответчиком (страхового номера индивидуального лицевого счета, идентификационного номера налогоплательщика, серии и номера документа, удостоверяющего личность, основного государственного регистрационного номера индивидуального предпринимателя, серии и номера водительского удостоверения, серии и номера свидетельства о регистрации транспортного средства)”, — следует из текста документа.

Высшая инстанция напоминает, что закон, устанавливающий или усиливающий ответственность, не имеет обратной силы, поэтому процессуальный штраф за нарушение, совершенное до введения в действие Федерального закона №451-ФЗ, не может превышать пределов, установленных процессуальным законодательством в прежней редакции.

Исчисление сроков и упрощенный порядок

В проекте постановления пленум также затронул вопросы, касающиеся особенностей исчисления процессуальных сроков. Так, срок рассмотрения дела, установленный Федеральным законом №451-ФЗ, будет применяться и в том случае, когда срок, предусмотренный ранее действующими положениями, к моменту вступления в силу указанного нормативного акта не истек.

При этом высшая инстанция указывает, что шестимесячный срок, установленный частью 2 статьи 112 АПК РФ в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона №451-ФЗ, продолжает течь, если он не истек ко дню введения нормативного акта в действие.

Кроме того, документ уточняет некоторые моменты, связанные с изменением порядка рассмотрения спора после вступления в силу федерального закона.

“Если рассмотрение дела было начато судом до вступления в силу Федерального закона №451-ФЗ по общим правилам или по правилам упрощенного производства, в единоличном составе суда или коллегиальном составе суда, то после вступления в силу указанного федерального закона такое дело подлежит рассмотрение в том же порядке и в том же составе суда”, — говорится в проекте постановления пленума.

В частности, ВС отмечает, что если указанная в исковом заявлении о взыскании денежных средств цена иска составляет для юридических лиц от пятисот до восьмисот тысяч рублей и такое заявление было подано до введения в действие Федерального закона №451-ФЗ, то и после его вступления в силу арбитражный суд продолжит рассмотрение дела в общем порядке.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_news/20190709/301474777.html

Определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2013 г. № 852-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Серегина Сергея Валериевича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Имеют ли обратную силу постановления пленума ВС?

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина С.В. Серегина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Определением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, было отказано в удовлетворении заявления гражданина С.В.

 Серегина о пересмотре по новым обстоятельствам вынесенного этим судом решения по делу с его участием, в частности, на том основании, что постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, на которое ссылался заявитель как на новое обстоятельство, не предполагает возможности пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, чем указано в данном постановлении.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.В. Серегин оспаривает конституционность пункта 5 части четвертой статьи 392 «Основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу (по вновь открывшимся или новым обстоятельствам)» ГПК Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение противоречит статьям 17, 19, 45, 46 и 53 Конституции Российской Федерации, поскольку не содержит положения, согласно которому определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации является основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам тогда, когда в соответствующем акте Верховного Суда Российской Федерации содержится указание на возможность такого пересмотра в силу данного обстоятельства.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 21 января 2010 года № 1-П, опираясь на сформулированные в этом и иных его постановлениях правовые позиции, признал взаимосвязанные положения пункта 1 статьи 311 и части 1 статьи 312 АПК Российской Федерации, регулировавшие (в первоначальной редакции) процедуру пересмотра вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов по вновь отрывшимся обстоятельствам, не противоречащими Конституции Российской Федерации постольку, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу данные положения, в частности, допускали пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами.

Содержащимся в указанном Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации выводам корреспондирует сформулированное Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 11 декабря 2012 года № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» разъяснение, в соответствии с которым судебное постановление может быть пересмотрено по основаниям, предусмотренным пунктом 5 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации, если в постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда Российской Федерации, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, указано на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, чем указано в данном постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда Российской Федерации (подпункт «д» пункта 11).

Таким образом, нельзя признать, что оспариваемым законоположением были нарушены в конкретном деле заявителя его конституционные права, перечисленные в жалобе.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Серегина Сергея Валериевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин

Оспаривались нормы о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

В числе таких обстоятельств ГПК РФ закрепляет определение (изменение) практики по трактовке правовой нормы, примененной судом в конкретном деле.

Речь идет о позиции Президиума или Пленума ВС РФ.

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку в них не указывается, что такой пересмотр допускается только тогда, когда на подобную возможность имеется ссылка в самом постановлении Президиума или Пленума ВС РФ.

Отклоняя такие доводы, КС РФ разъяснил следующее.

Ранее КС РФ уже сформулировал позицию по поводу пересмотра дел из-за практики ВАС РФ.

Было отмечено, что такой пересмотр возможен, если в соответствующем постановлении Пленума или Президиума ВАС РФ имеется прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами.

Как отметил КС РФ, этим выводам корреспондирует позиция, сформулированная Пленумом ВС РФ.

Исходя из этого разъяснения, пересмотр дел из-за практики ВС РФ допускается также при условии, что в соответствующем постановлении есть аналогичная оговорка.

С учетом этого оспариваемые нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70303782/

Комментируем новое Постановление Пленума ВС РФ по таможенным спорам по ТК ЕАЭС № 49 от 26 ноября 2019 года

Имеют ли обратную силу постановления пленума ВС?

Аналитика таможенного законодательства и ВЭД

25/10/2019

В конце октября 2019 года Верховный суд РФ представил проект Постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза».

Проект уточняет, дополняет и частично признаёт утратившими силу разъяснения по таможенному законодательству, которые ранее были опубликованы в Постановлении Пленума ВС РФ от 12 мая 2016 г.

№ 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства».

26 ноября новое Постановление Пленума ВС №49 было принято в окончательной редакции.

Судьи высказали свое мнение по ключевым вопросам правоприменительной практики в сфере таможенного законодательства ЕАЭС. По некоторым вопросам Верховный суд высказал позицию, которая ранее находила противоречивое отражение в решениях судов всех уровней. Разберем ключевые положения проекта нового Постановления Пленума Верховного суда по таможенным спорам.

Общие положения 

  • Общими положениями проекта Пленума установлено общее верховенство Таможенного кодекса ЕАЭС над иными международными договорами, регулирующими таможенные правоотношения;
  • Решения Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) являются актами, регулирующими таможенные правоотношения в РФ;
  • Решения ЕЭК по классификации товара не могут быть положены в основу доначисления таможенными органами таможенных платежей, если данные решения изменяют сложившуюся практику классификации, отраженную как в судебной практике, так и в предварительных классификационных решениях;
  • Федеральный закон от 03 августа 2018 г. No 289-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» является актом, регулирующим таможенные правоотношения в РФ;
  • Отдельные положения Федерального закона от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», в частности, положения, регулирующего вопросы уплаты, зачета и возврата таможенных платежей, временно сохраняют своей действие и, следовательно, подлежат применению судами при разрешении соответствующих споров;
  • При применении и толковании норм права ЕАЭС должны учитываться судебные акты, принятые судом ЕЭАС;
  • Право ЕАЭС имеет коллизионный приоритет над национальным правом, при этом данный приоритет не может привести к нарушению прав и свобод, закрепленных в Конституции РФ;
  • Судам следует учитывать установленные Киотской конвенцией положения о неприменении существенных штрафов при неумышленном характере ошибок, допущенных в ходе декларирования товара.

Таможенная стоимость

  • Устанавливается презумпция достоверности документов и сведений, представленных декларантом;
  • Обнаружение таможенным органом отдельных недочетов в документации, представленной декларантом, само по себе не может говорить о недостоверности информации;
  • Расхождение заявленной декларантом таможенной стоимости с информацией о стоимости однородных товаров, имеющейся в распоряжении таможенного органа, само по себе не может являться основанием для отклонения указанной декларантом таможенной стоимости;
  • При обнаружении признаков недостоверности в заявляемой декларантом таможенной стоимости таможенный орган вправе инициировать проведение контроля, однако не вправе прийти к выводу о недостоверности информации о таможенной стоимости;
  • В случае ввоза товара, стоимость которого значительно отличается от стоимости идентичных и однородных товаров, декларант обязан обладать документами, обосновывающими и подтверждающими условия сделки по данной цене товара;
  • Решение о внесении изменений (дополнений) – решение о корректировке таможенной стоимости – принимается только в случае неустранения декларантом признаков недостоверности по результатам дополнительной проверки таможенной стоимости;
  • Решение о внесении изменений (дополнений) – решение о корректировке таможенной стоимости – не принимается, если у декларанта были объективные препятствия для предоставления запрошенных таможенным органом документов, данные препятствия должны быть подтверждены и мотивированы;
  • Новые доказательства в судебных спорах о таможенной стоимости могут быть приняты судами только в случае предоставления стороной подтвержденных объективных препятствий на предъявление данных доказательств ранее. Суд вправе объявить перерыв или отложить судебное заседание в случае заявления стороной новых доказательств.

Классификация товара по ТН ВЭД ЕАЭС

  • Суды вправе в судебном акте сделать вывод о правильной классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС;
  • Данный вывод может быть сделан только при наличии у суда весомых доказательств;
  • Наличие данного вывода в судебном акте лишает таможенный орган оснований для принятия решения об иной классификации товара;
  • Международная практика классификации товаров, в том числе классификационные решения других стран и международных организаций, являются доказательствами в судебном споре, при этом суды должны оценивать их в совокупности с иными доказательствами по делу.

Таможенный контроль и взыскание таможенных платежей

  • Если обстоятельства «недостоверного» заявления таможенной стоимости были рассмотрены судом и решение о внесении изменений в ДТ было признано незаконным, таможенный орган не вправе в рамках дальнейшего таможенного контроля выносить основанные на тех же обстоятельствах решения;
  • Наличие новых доказательств недостоверности сведений о стоимости товара, коде ТН ВЭД, стране происхождения могут являться основания для принятия решений о внесении изменений в декларацию на товары;
  • Солидарная обязанность по уплате таможенных платежей при незаконном перемещении товаров через границу может быть возложена на лиц, участвовавших в перемещении, знавших о нём, приобретших или владеющих незаконно приобретенными товарами, только в случае наличия весомых доказательств участия данных лиц;
  • Отсутствие со стороны декларанта мер по обжалованию решений таможенного органа, на основании которых декларанту было направлено уведомление об уплате таможенных платежей, не говорит о безусловном согласии декларанта с данными решениями таможни;
  • Если таможенным органом пропущен срок обращения в суд о взыскании задолженности по уплате таможенных платежей, право взыскания считается утраченным. Данный срок может быть восстановлен судом при наличии объективных доказательство со стороны таможни о наличии уважительной причины на пропуск срока, к таким причинам не могут относиться необходимость согласования данных действий, отпуск, командировка, кадровые перестановки и прочие внутренние организационные мероприятия. 

Возврат таможенных платежей

  • Срок рассмотрения таможней обращения декларанта о внесении изменений в ДТ, результатом которого является возникновение оснований для возврата таможенных платежей, не может превышать 30 календарных дней с даты подачи такого обращения (с учетом предусмотренных законодательством оснований для приостановки такого срока);
  • Срок для возврата излишне внесенных в бюджет таможенных платежей в связи с принятием незаконных решений таможенного органа составляет 3 года со дня, когда плательщик узнал или должен был узнать о нарушении своего права;   
  • Срок возврата авансовых таможенных платежей составляет 3 года со дня последнего распоряжения об использовании авансовых таможенных платежей;
  • Участник ВЭД, у которого денежные средства были изъяты незаконно, имеет право на взыскание компенсационных процентов с таможенного органа; 

По итогам ознакомления с тезисами проекта нового Постановления Верховного суда РФ по таможенным спорам можно прийти к следующим общим выводам:

  • Усиливается вектор смещения таможенных споров в сферу внесудебного урегулирования спорных ситуаций участниками ВЭД с таможенными органами;
  • Суды не могут и не должны принимать на себя функции таможенного контроля;
  • Закрепляется баланс интересов государства и прав участников ВЭД;

Таким образом, участникам ВЭД можно порекомендовать учитывать заданные тенденции в судебной практике по таможенным спорам, в том числе, путем усиления внутреннего контроля за соблюдением таможенного законодательства, введения элементов комплаенса, таможенного аудита.

С учетом сроков выпуска товара и, как следствие, смещения таможенного контроля в постконтроль, срок которого составляет 3 года с даты декларации на товары, особое значение приобретает предупреждение возможных претензий со стороны таможенных органов именно в рамках постконтроля:

  • Должен быть усилен контроль за соблюдением сроков представления документов по запросам таможенных органов;
  • Невозможность предоставления тех или иных документов и сведений по запросам таможенных органов должна быть мотивирована и сопровождаться соответствующими пояснениями;
  • Необходимо усилить контроль за выходом решений ЕЭК, в том числе касающихся классификации товара по ТН ВЭД;
  • Необходимо начать или усилить работу по получению предварительных классификационных решений, как инструмента защиты от принятия таможенными органами решений о классификации товара;
  • Документы по внешнеторговым сделкам должны храниться, как минимум 3 года;
  • Регулярно должен проводиться внутренний аудит на предмет выявления оснований для внесения изменений в ДТ;

С полным текстом проекта можно ознакомиться по ссылке:

Проект Постановления Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса ЕАЭС»

Финальный вариант:

Постановление Пленума ВС РФ №49 от 26 ноября 2019 года.

©2006-2020 «Центр правовой поддержки внешнеэкономической деятельности «ПравоВЭД» Все опубликованные материалы являются интеллектуальной собственностью авторов материалов и защищены законом.

Любое копирование, воспроизведение или цитирование (полное или частичное) разрешается только с письменного согласия правообладателя.

При использовании материалов сайта прямая активная ссылка на источник копирования и имя автора обязательны.

Источник: https://xn--80aeai2cdh2i.xn--p1ai/articles/kommentiruem-proekt-postanovleniya-plenuma-vs-rf-o-nekotoryh-voprosah-voznikayushhih-v-sudebnoj-praktike-v-svyazi-s-vstupleniem-v-silu-tamozhennogo-kodeksa-eaes/

101Адвокат
Добавить комментарий