Как будет рассчитываться сумма компенсации при лишении права собственности незначительной доли наследства?

Принудительная продажа доли в квартире через суд

Как будет рассчитываться сумма компенсации при лишении права собственности незначительной доли наследства?

Гражданское законодательство РФ закрепляет права собственника на владение, пользование и распоряжение своим имуществом (ст. 288 ГК РФ).

Нередки случаи, когда один объект недвижимости в виде жилого помещения (квартиры, комнаты) принадлежит нескольким лицам (долевая собственность – ст.

244 ГК РФ), при этом сособственники могут являться как членами одной семьи, так и совершенно чужими людьми, которые стали собственниками в силу разных оснований: в результате наследования долей, раздела имущества, покупки доли, в том числе на торгах, и т.д.

Если собственники долей не могут мирно согласовать порядок пользования жилым помещением, то он устанавливается судом (статья 247 ГК РФ). Но это касается случаев, когда доли участников собственности соответствуют отдельным помещениям в квартире.

Однако на практике бывает, что доля одного из участников долевой собственности очень мала, и даже мизерна, а наибольшая часть принадлежит другому собственнику.

В таких случаях совместное владение и пользование имуществом невозможно, поскольку микродоля одного из собственников жилья не соответствует отдельному помещению в квартире, а составляет очень незначительную площадь, пользование которой всегда сопряжено с нарушением прав другого собственника.

В этом случае определение порядка пользования квартирой невозможно даже в судебном порядке, поскольку для этого необходима техническая возможность раздела не только жилых, но и подсобных помещений в квартире.

[2]

При таких обстоятельствах спор может быть разрешен только в судебном порядке. Судебная практика по делам о принудительном выкупе долей в жилом помещении неординарна.

Основания для выкупа доли собственника в судебном порядке

Прекращение права собственности возможно только в определенных законом случаях: при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, гибели или уничтожении имущества, отказе от права собственности и в других случаях утраты права собственности.

Для принудительного изъятия у собственника принадлежащего ему имущества требуются законные основания, перечень которых перечислен в статье 235 ГК РФ, и является исчерпывающим.

Одним из таких оснований является отчуждение имущества, предусмотренное пунктом 4 статьи 252 ГК РФ.

Данная норма закона предусматривает, что выплата участнику долевой собственности компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается лишь с его согласия. Однако, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных собственников выплатить ему компенсацию, но только при наличии совокупности трех исключительных обстоятельств:

    Доля этого собственника незначительна (например, 1/21 доля в общем имуществе) Доля не может быть реально выделена (случаи, когда это квартира или комната с одним входом, имеется один санузел, одна кухня) Этот собственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества (он фактически не проживает в жилом помещении, и не нуждается в этом жилье)

При наличии только одного или двух из указанных факторов принудительный выкуп доли невозможен. Законодатель не случайно закрепил необходимость одновременного наличия этих факторов, поскольку в противном случае будет нарушен баланс интересов участников общей собственности.

К примеру, если собственник микродоли, тем не менее, проживает в данном помещении и не имеет иного жилья, то это говорит о наличии у него существенного интереса в использовании своей доли. В этом случае, даже факт незначительности доли и невозможность ее выдела не будет основанием для лишения его жилья.

Кроме того, согласно позиции Конституционного Суда РФ в ряде определений (в том числе от 13.10.

2009 № 1359-О-О), суд, при рассмотрении дела и решения вопроса и наличии или отсутствии у лица реальной заинтересованности в использовании незначительной долей, должен также установить, насколько соизмерим этот интерес тем неудобствам, которые могут быть причинены другому собственнику.

На практике суды также выясняют, когда и как возникло право собственности каждого из сособственников, приобрел ли собственник незначительную долю, зная, что наибольшая часть жилого помещения принадлежит кому-то еще, и что его малая доля не позволит ему совместно с другими проживать в этом помещении; не злоупотребляет ли владелец малой доли своим правом, к примеру, используя свою долю для регистрации других лиц, пытаясь сдавать внаем и т.д.

Вывод: Судебный выкуп незначительной доли в общем имуществе возможен, несмотря на сложность данных споров.

Такая позиция подтверждается Верховным судом РФ

Источник: https://ukzgo.ru/prinuditelnaya-prodazha-doli-v-kvartire-cherez-sud/

Лишение права собственности на часть в совместном имуществе: при каких условиях это возможно?

Как будет рассчитываться сумма компенсации при лишении права собственности незначительной доли наследства?

Так случилось, что после того, как умер мой отец, который был женат второй раз на другой женщине, она спустя полторы недели после его смерти тоже умерла, не успев принять наследство от отца.

В наследство от отца осталась часть жилой квартиры, малая часть — 1/10, которую и унаследовали я и мать последней жены отца (она наследовала часть своей умершей дочери по праву представления, то есть вместо своей дочери).

Таким образом, я получила половину от 1/10 квартиры, то есть 1/20 часть.

Так как до смерти моего отца и его жены последняя владела 9/10, то мать умершей жены моего отца унаследовала 9/10 своей дочери и половину от того, чем владел мой отец, то есть в совокупности она унаследовала 19/20, а я — 1/20.

Поэтому вышло так, что я получила в наследство от отца всего около 5% квартиры.

До смерти отца я жила со своей мамой, бабушкой и дедушкой в маленькой однокомнатной квартире, а тут так вышло, что я унаследовала часть квартиры и появилась возможность жить в своей унаследованной квартире, а не в квартире бабушки.

Я зарегистрировала место проживания в унаследованной квартире, начала платить квартплату (мать жены отца имеет собственное жилье и живет в другом городе).

Но не тут-то было: женщина, которая унаследовала 19/20 квартиры, решила, что будет продавать квартиру, а мне отдаст с продажи 1/20 часть — а за эти деньги я не смогу купить себе никакого жилья.

Собственница 19/20 обратилась в суд с иском о лишении меня собственности моей части квартиры в связи с малой долей, и теперь дело слушается в суде.

У меня нет другого жилья, и если квартиру продадут, то я окажусь на улице. Помогите советом, что делать, как убедить суд не лишать меня собственности в унаследованной квартире?

Татьяна Василенко, Киев

Ну, во-первых, стоит отметить, что лишить права собственности на имущество, которое пребывает в общей совместной или общей частичной собственности, имеет право только суд и лишь в исключительных случаях, четко определенных законодательством.

Если сложилось так, что часть в общей совместной собственности незначительна, то этой части ее собственник может быть лишен в судебном порядке с выплатой ему компенсации стоимости такой части.

В соответствии со ст. 1 Протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Протокол) каждое физическое или юридическое лицо имеет право на владение своей собственностью. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Одно из исключений, когда гражданин может быть лишен права собственности в общем совместном имуществе, предусмотрено в Гражданском кодексе Украины. В соответствии со ст.

365 ГК право лица на долю в общем имуществе может быть прекращено по решению суда на основании иска других совладельцев, если: 1) доля является незначительной и не может быть выделена в натуре; 2) вещь является неделимой; 3) совместное владение и пользование имуществом невозможно; 4) такое прекращение не причинит существенного вреда интересам совладельца и членам его семьи.

Ч.2 ст.365 ГК устанавливает очень важный процессуальный момент, который часто является решающим. Так, суд выносит решение о прекращении права лица на долю в общем имуществе при условии предварительного внесения истцом стоимости этой доли на депозитный счет суда.

Практически же это выглядит таким образом, что если истец, который хочет лишить малого совладельца его части в совместном имуществе, предварительно не внесет на депозитный счет суда стоимость части имущества, на которое истец претендует, суд не имеет права удовлетворить иск и принять решение о лишении права собственности на часть имущества.

Поэтому данный момент (т. е. внесены ли деньги в соответствии со стоимостью части на депозитный счет суда) должен заинтересовать ответчика в первую очередь; если деньги предварительно внесены не были, то следует на это обратить внимание суда (лучше — в дебатах).

Теперь что касается суммы, которая вносится на депозитный счет суда.

Такая сумма не определяется истцом на собственное усмотрение.

При определении размера суммы денежной компенсации, которую истец должен положить на депозитный счет суда, следует исходить из позиции, определенной в абз. 3 п.

6 постановления Пленума Верховного Суда Украины «О практике применения судами законодательства, регулирующего право частной собственности граждан на жилой дом»: размер такой денежной компенсации определяется по соглашению сторон, а при отсутствии такого соглашения — судом по реальной стоимости дома (квартиры) на момент рассмотрения дела.

При этом под реальной стоимостью недвижимости надо понимать, что это денежная сумма, за которую недвижимость может быть продана в данном населенном пункте или в данной местности. Для определения такой стоимости при необходимости назначается экспертиза.

На практике, если истец и ответчик не пришли к соглашению относительно размера компенсации за спорную часть имущества, судом должна быть назначена экспертиза на предмет определения стоимости этой части.

Таким образом, на депозитный счет суда предварительно должна быть положена не просто какая-то сумма компенсации, которую истцу не жалко заплатить, а реальная сумма компенсации, согласованная между совладельцами (истцом и ответчиком), или же сумма, определенная судебным экспертом в соответствующих выводах судебной экспертизы.

Европейский суд по правам человека в п. 36 дела «Андрей Руденко против Украины» (Заявление №35041/05, Страсбург, 21 декабря 2010 г.

) отмечает: тот факт, что судом была присуждена компенсация за такую потерю (имущества), не имеет значения для вопроса о наличии определенного вида вмешательства (в право заявителя на имущество).

Однако условия для компенсации являются существенными для оценки того, был ли соблюден справедливый баланс в соответствии со ст. 1 Протокола.

Теперь вновь вернемся к основаниям прекращения права собственности совладельца на долю в общем имуществе.

Как указывалось ранее, таких оснований всего четыре:

1) доля является незначительной и не может быть выделена в натуре;

2) вещь является неделимой;

3) совместное владение и пользование имуществом невозможно;

4) такое прекращение не причинит существенного вреда интересам совладельца и членам его семьи.

Право собственности совладельца на долю в общем имуществе может быть прекращено при наличии любого из предусмотренных пунктами 1—3 (прописаны в ч.1 ст. 365 ГК) оснований.

Первые три основания являются самостоятельными, но при условии, что будет соблюдено четвертое.

То есть право совместной собственности совладельца может быть прекращено на любом основании из перечисленных первых трех независимо друг от друга, но только при наличии в связке последнего основания, иначе говоря, если такое прекращение права собственности не причинит существенного вреда интересам совладельца и членам его семьи.

Именно это обстоятельство является определяющим при решении споров о прекращении права на долю в общем имуществе по требованию других совладельцев.

Такие выводы содержатся и в выводах Верховного Суда Украины. Так, в постановлении ВСУ по делу №6—68цс14 от 02.07.2014 г.

установлено: «Задовольняючи позов про припинення права власності ОСОБА_1 на S_1 частку житлового будинку з виплатою їй вартості цієї частки, суд першої інстанції виходив із того, що таке припинення (пункт 4 частини першої статті 365 ЦК України) не завдасть істотної шкоди її інтересам, оскільки ОСОБА_1 є громадянином іншої держави, в якій проживає й працює, а спірну власність використовує тільки для літнього відпочинку.

Суд апеляційної інстанції, з яким погодився й касаційний суд, вважав такий висновок необґрунтованим з тих підстав, що порушується принцип рівності прав співвласників, а правовий режим спільної часткової власності враховує інтереси всіх її учасників і забороняє обмеження прав одних учасників за рахунок інших.

Такий висновок суду свідчить про неправильне застосування статті 365 ЦК України, оскільки відповідно до цієї норми, зокрема пункту 4 частини першої статті 365 ЦК України, право власності співвласника на частку в спільному майні може бути припинено, але за умови, що така шкода не буде істотною. Саме ця обставина є визначальною при вирішенні позову про припинення права на частку у спільному майні за вимогою інших співвласників».

В ситуации с Татьяной прекращение права собственности на ее часть, являющуюся действительно незначительной — 1/20, повлечет за собой лишение права собственности на единственное жилье, что, бесспорно, причинит существенный вред ответчице, т. е. Татьяне.

Таким образом, в подобной ситуации, если Татьяна предоставит суду доказательства отсутствия другого жилья, суд будет не вправе прекратить право собственности на ее незначительную часть, поскольку это повлечет для нее значительный ущерб.

Источник: https://www.2000.ua/v-nomere/derzhava/zakon/lishenie-prava-sobstvennosti-na-chast-v-sovmestnom-imushestve-pri-kakih-uslovijah-eto-vozmozhno_.htm

Вс рф: компенсация за долю в общем имуществе может выплачиваться принудительно

Как будет рассчитываться сумма компенсации при лишении права собственности незначительной доли наследства?

А.

владеет 11/12 долями в праве общей долевой собственности на квартиру площадью 175,3 кв. м, а ее брат Л. – 1/12 доли. Продавать свою долю сестре Л. отказался, поэтому она обратилась с иском в суд, требуя в принудительном порядке прекратить его право собственности на 1/12 доли в связи с ее незначительностью (п. 4 ст. 252 Гражданского кодекса).

В обоснование своих требований она указала, что изначально квартира принадлежала на праве собственности их родителям. С 2009 года А. стала проживать в их квартире, тогда как Л.

отношения с родителями не поддерживал и в данной квартире никогда не проживал, поскольку обеспечен другим жильем.

Право собственности на 1/12 долю в спорной квартире ее брат приобрел в порядке наследования обязательной доли в наследственном имуществе, оставшемся после смерти отца. В 2013 году Л. зарегистрировался там по месту жительства.

При этом он взломал входную дверь и, мотивируя свое поведение тем, что собирается сделать в квартире капитальный ремонт, систематически разрушал ее. А. также добавила, что между ней и братом сложились неприязненные отношения, в связи с чем их совместное проживание в одной квартире невозможно.

Л., в свою очередь, подал в суд встречный иск, в котором просил определить порядок пользования квартирой и обязать сестру не чинить ему препятствий в проживании. Свою позицию он обосновал тем, что является собственником 1/12 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

После вступления в наследство он зарегистрировался в ней и постоянно проживает. Более того, он даже вступил в члены ТСЖ, несет бремя расходов и выполняет обязательства по содержанию жилого помещения.

И поскольку данное помещение является для него единственным местом жительства, свою долю в квартире он считает значительной и имеет существенный интерес в ее использовании.

Суд согласился с ним и отказал А. в иске (решение Фрунзенского районного суда г. Владивостока Приморского края от 13 января 2016 г.). Л. получил в пользование жилую комнату размером 16,6 кв. м, кроме того, в совместном пользовании родственников были оставлены кухня площадью 25,6 кв.

м и санузел площадью 4 кв. м.

Принудительная компенсация за незначительную долю в общем имуществе, отметил суд, возможна лишь в отношении участника общей собственности, заявившего требование о выделе своей доли, а принудительное изъятие у сособственника принадлежащей ему на праве собственности незначительной доли жилого помещения нормами гражданского законодательства не допускается. К тому же доля ответчика, по мнению суда, не является незначительной, поскольку она превышает учетную норму для принятия на учет лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Суд также учел, что спорная квартира является единственным жильем Л., в котором он зарегистрирован, несет бремя его содержания и оплачивает возникающие задолженности по коммунальным платежам. В результате суд обязал А. не чинить брату препятствий в пользовании спорной квартирой, в том числе к проходу и пользованию выделенной ему комнатой и местами общего пользования.

А.

обжаловала это решение, но апелляция поддержала позицию суда первой инстанции, изменив лишь условие о местах общего пользования – так, в совместное пользование сторон, кроме указанных в решении суда помещений, были включены коридоры площадью 29,1 кв. м, 3,1 кв. м, 10,1 кв. м и 5,4 кв. м (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 18 апреля 2016 г. по делу № 33-3712/2016).

С требованием отменить это определение А. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации. И позиция Суда с мнением коллег разошлась (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 27 июня 2017 г. № 56-КГ17-13).

По общему правилу, имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними (п. 1 ст. 252 ГК РФ). Если же согласия достигнуть не удалось, один из участников долевой собственности вправе требовать выдела своей доли в натуре либо выплаты ему ее стоимости в судебном порядке (п. 3 ст. 252 ГК РФ).

При этом закон предоставляет суду право при отсутствии согласия собственника прекратить его право на долю в общем имуществе, обязав остальных участников выплатить ему соответствующую компенсацию – это возможно в тех случаях, когда его доля незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества (п. 4-5 ст.

252 ГК РФ).

ВС РФ подчеркнул, что указанное положение распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности. Тем самым отсутствие согласия ответчика на выдел его доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Кроме того, Суд обратил внимание на то, что ответчику принадлежит всего 1/12 доля в общем имуществе, то есть 14,6 кв. м общей площади квартиры. Однако поскольку изолированной комнаты, соответствующей размеру его доли, в квартире не имеется, суды закрепили за Л. жилую комнату размером 16,6 кв.

м, указав на то, что ее площадь превышает полагающуюся незначительно (всего на 2 кв. м). Однако, отметил ВС РФ, суды не учли, что на долю ответчика в спорной квартире приходится 14,6 кв. м именно общей площади квартиры, а не жилой, в связи с чем размер общей площади квартиры, приходящейся на долю Л.

, был судами существенно превышен.

Также, добавил Суд, законодатель не связывает критерий незначительности с учетными нормами, применяемыми для постановки нуждающихся граждан на учёт для улучшения жилищных условий.

Помимо прочего, указал ВС РФ, суды не установили наличие у Л. интереса в использовании общего имущества. Такой интерес, напомним, устанавливается на основании доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т. д. (п.

36 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”). А. отмечала, что брат проживает со своей семьей по другому адресу, однако эти доводы суды не приняли к сведению. Более того, Л., по словам истца, умышленно разрушал квартиру и даже пытался вселить в нее других лиц.

Суд напомнил о том, что стороны должны действовать добросовестно и никто не вправе извлекать из своего недобросовестного поведения преимущество (п. 3-4 ст. 1 ГК РФ).

При этом поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г.

№ 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”). Однако апелляция не проверила, соответствует ли отказ Л. от выделения его доли в спорной квартире требованиям добросовестности.

Все это привело к тому, что ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение. 

Источник: http://www.garant.ru/news/1130258/

101Адвокат
Добавить комментарий