Как будут квалифицироваться действия пособника?

Виды соучастников

Как будут квалифицироваться действия пособника?

В уголовном праве принято деление соучастников на организаторов, исполнителей, подстрекателей и пособников. В основе этой классификации лежит объективный критерий, т.е. характер участия в преступлении.

Деление соучастников на организаторов, исполнителей, под­стрекателей и пособников относится лишь к так называемому соучастию в узком смысле слова, которое связано с распределе­нием ролей и разграничением функций. Практический смысл такого деяния заключается в установлении особого порядка от­ветственности для лиц, которые в соответствии с отведенной им ролью не принимают непосредственного участия в преступле­нии.

При так называемом совиновничестве действия всех соучас­тников (соисполнителей) связаны с непосредственным выпол­нением (полностью или частично) действий, входящих в объективную сторону состава преступления, и поэтому нет необходи­мости особо обосновывать их ответственность.

Тем не менее, как при соучастии в узком смысле, так и при соучастии в форме совиновничества, степень участия соучаст­ников в преступлении бывает неодинакова.

Поэтому в теории и практике уголовного права рекомендуется при определении от­ветственности отдельных соучастников суду решать вопрос о том, кто из них является главным, а кто второстепенным винов­ником преступления.

Данный вопрос решается судом в зависи­мости от конкретной роли каждого соучастника в подготовке и совершении преступления.

Уголовное законодательство Республики Казахстан не зна­ет формального ограничения, сковывающего суд в выяснении и оценке степени опасности, значения деятельности соучастни­ков в конкретном преступлении.

Ни теория уголовного права, ни законодательство не проводят предварительного подразде­ления соучастников на главных и второстепенных.

Этот вопрос решается на основе учета конкретных обстоятельств совершен­ного преступления.

Таким образом, как при проведении различия между испол­нителями, подстрекателями, организаторами и пособниками, а также и при определении главных и второстепенных соучастни­ков, уголовное право исходит из объективного критерия.

Объективный критерий при установлении главных и второ­степенных соучастников теснейшим образом связан с опреде­лением характера причинной связи при соучастии —различия между главными и второстепенными причинами в создании ре­альной возможности совершения преступления исполнителем.

Следует отметить, что объективный критерий, которым ру­ководствуется уголовное право, основывается на диалектичес­ком понимании причинности и отвергает теорию причинности ( __________ ), которая рассматривает деятельность каж­дого из соучастников преступления как равноценную, как оди­наково необходимое условие для возникновения преступного результата. Подобная трактовка вопроса сторонниками теории ____________ логически вела к полному отказу от инсти­тута соучастия.

Различая виды соучастников, необходимо учитывать, что одно и то же лицо может выступать одновременно в нескольких ролях, например, подстрекатель помогает совершению преступ­ления как пособник или организатор либо принимает непосредственное участие в преступлении как исполнитель. Поэтому при определении роли каждого соучастника и меры наказания суду следует учитывать, как выше отмечалось, все фактические об­стоятельства дела. В законодательстве дается четкая характери­стика соучастников и их действий.

Организатор. Фигура организатора с учетом его особой роли в выполнении преступления является наиболее значительной по сравнению с другими соучастниками.

Организаторами призна­ется лицо, организовавшее совершение преступления или руко­водившее его выполнением, а равно лицо, создавшее преступ­ную группу или преступное сообщество (преступную организа­цию) либо руководившее ими (ч. 3 ст. 28 УК).

Деятельность организатора может быть связана с созданием устойчивой преступной организации. Чаще всего организатор преступления фигурирует при совершении преступлений орга­низованной группой (например, при хищении чужого имуще­ства).

С объективной стороны деятельность организатора может выразиться в вербовке участников преступления, составлении плана его подготовки и совершения, поддержания определен­ной дисциплины, распределении обязанностей между соучаст­никами, а также в непосредственном руководстве соучастника­ми в процессе совершения преступления.

Во всех случаях организатор, готовя преступление или руко­водя им, возглавляет и объединяет участников, направляет их преступную деятельность и чаще всего является вместе с тем ее инициатором.

Иной раз организатор может сочетать организа­торскую деятельность также с непосредственным участием в совершении преступления.

Однако это ни в коей мере не устра­няет в нем качества организатора, ибо деятельность организа­тора по степени своей опасности стоит выше действий исполнителя.

Организатор действует с прямым умыслом. Он сознает, что объединяет и направляет преступные деяния других лиц, пред­видит наступление соответствующих преступных последствий и желает их наступления.

Деятельность организатора, таким образом, объединяет со­вокупную деятельность всех соучастников. Он несет ответствен­ность за все те преступления, совершенные отдельными члена­ми преступной группы, которые он организовал.

Исполнитель.

Согласно части второй статьи 28 УК исполни­телем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его соверше­нии совместно с другими лицами (соисполнительство), а также лицо, совершившее преступление посредством исполнения пре­ступления другими лицами, не подлежащими уголовной ответ­ственности в силу возраста, невменяемости или других обстоя­тельств, предусмотренных настоящим Кодексом, а равно посред­ством использования лиц, совершивших деяние по неосторож­ности.

Исполнитель — это лицо, которое полностью или частично выполняет действия, описанные в диспозиции статьи Особен­ной части уголовного закона. Поэтому исполнителем убийства является не только тот, кто нанес жертве смертельный удар, но и тот, кто лишь держал ее руки в момент нанесения ранения, т.е. лишил возможности сопротивляться.

При изнасиловании испол­нителем преступления должно быть признано как лицо, совер­шившее насильственный половой акт, так и лицо, применившее физическое или психическое насилие непосредственно в ходе исполнения преступления [1] .

В приведенных случаях все участ­ники преступлений выступают в роли соисполнителей и их дей­ствия квалифицируются по соответствующим статьям Особен­ной части без ссылки на статью 28 УК.

Л., возвращаясь после работы дамой, остановила в первом часу ночи автобус, которым управлял Т. Она попросила подвезти ее до­мой в 10-й микрорайон г. Алматыл Т. согласился, затем повел авто­бус на заправку бензином. После заправки Т. и находившийся в сало­не его приятель Г.

с целью изнасилования повезли ее в Каскеленский район. Догадавшись о намерении преступников, Л. стала кричать. Г., угрожая расправой, попросил у Т. нож, вместо ножа получил отвертку, которую приставил к горлу Л. За совхозом «Пригород­ный» Т. остановил автомашину.

Под угрозой убийства они заста­вили Л. раздеться, и Т. совершил с ней половой акт. Органы рас­следования и областной суд признали Т. исполнителем преступ­ления, а Г. — пособником. Президиум Верховного Суда Респуб­лики Казахстан приговор в отношении Т. и Г. отменил, так как в действиях Г.

усматриваются признаки соисполнительства в пре­ступлении.

Разновидностью исполнения является посредственное испол­нение.

Посредственное исполнение возможно при наличии двух ситуаций: лицо, выполнившее своими действиями признаки со­става преступления, предусмотренного в Особенной части УК, не обладает общими свойствами субъекта преступления — вме­няемостью и необходимым для уголовной ответственности воз­растом, или же оно действовало невиновно либо по неосторож­ности. Так, лицо, склонившее душевнобольного убить челове­ка, является исполнителем преступления, ибо душевнобольной явился лишь орудием совершения преступления.

умысла исполнителя заключается в следующем:

а) лицо сознает, что преступление совершается им при со­действии других (хотя бы одного) лиц; б) предвидит общий пре­ступный результат; в) желает (возможно, не желает, но созна­тельно допускает) его наступления.

Подстрекатель. Подстрекателем признается лицо, склонив­шее кого-либо к совершению преступления путем уговора, под­купа, угрозы или другим способом (ч. 4 ст. 28). Опасность под­стрекателя заключается в том, что он является инициатором преступления.

С субъективной стороны подстрекательство состоит в воз­буждении в другом лице решимости совершить определенное преступление. Возбуждением этой решимости устанавливается причинная связь между действиями подстрекателя и преступле­нием, совершенным исполнителем.

Способы, которые использует подстрекатель для возбужде­ния в другом лице решимости совершить преступление, могут быть разнообразными: угроза, подкуп, предложение, убеждение, просьба и т.п. Их характер не имеет значения для признания подстрекательства, но может оказать влияние при определении наказания как подстрекателю, так и исполнителю.

Подстрекательство всегда совершается только путем актив­ных действий.

Подстрекательство необходимо отличать от интеллектуаль­ного пособничества в тех случаях, когда лицо одобряет уже сло-жившиееся у исполнителя намерение совершить преступление.

Подстрекательство может иметь место только в отношении лица, способного сознавать характер совершаемого действия и принимать решения.

Следовательно, подстрекательство невменяемого или несо­вершеннолетнего, не достигшего соответствующего возраста, рассматривается не по правилам о соучастии, а как посредствен­ное причинение. Аналогичным образом решается также вопрос в тех случаях, когда лицо умышленно вводит в заблуждение дру­гое лицо, чтобы, использовав ошибку последнего, добиться осу­ществления преступления его руками.

С субъективной стороны подстрекательство характеризует­ся наличием прямого умысла. Во-первых, умысел подстрекате­ля должен заключать в себе предвидение всех фактических об­стоятельств, которые образуют объективные признаки состава данного преступления, и, во-вторых, предвидение общего раз­вития причинной связи между его действиями и преступным результатом.

Следовательно, подстрекательство предполагает возбуждение у другого лица решимости совершить определен­ное преступление. Поэтому не будет подстрекательства, если кто-либо, не возбуждая решимости на совершение конкретного пре­ступления, развивает в других лицах нездоровые взгляды и на­строения.

При определенных условиях такая деятельность мо­жет составить самостоятельное преступление (ст. 131 УК).

Пособник преступления. В истории отечественного уголов­ного законодательства не было единого понимания пособниче­ства.

Уголовные кодексы большинства бывших союзных рес­публик определяли пособников как лиц, содействовавших вы­полнению преступления советами, указаниями, предоставлени­ем средств и устранением препятствий или же сокрытию пре­ступника или следов преступления.

Таким образом, вопреки общему понятию соучастия, к пособникам могли быть отнесе­ны лица, действия которых не находились в причинной связи с совершенным преступлением.

По-иному, с более правильных позиций решался этот воп­рос в Уголовных кодексах Украинской и Грузинской ССР, ко­торые к пособникам относили только тех, кто тем или иным об­разом содействовал совершению преступления. Заранее не обе­щанное укрывательство преступления не образовывало пособ­ничества, а рассматривалось как один из видов прикосновенно­сти и влекло ответственность лишь в случаях, предусмотренных законом.

В соответствии с частью пятой статьи 28 УК Республики Ка­захстан пособник определяется как «лицо, содействовавшее со­вершению преступления советами, указаниями, предоставлени­ем информации, орудий или средств совершения преступления либо устранением препятствий к совершению преступления, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, орудия или иные средства совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, зара­нее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы».

С объективной стороны пособничество выражается в содей­ствии совершению преступления указанными выше способами. Перечень способов пособничества, содержащийся в статье 28 УК, пожалуй, является исчерпывающим, так как он охватывает все возможные формы содействия совершению преступления.

Участие пособника в причинении преступного результата имеет свои специфические особенности, которые обусловлива­ют выделение из числа соучастников его фигуры.

Пособники отличаются от исполнителя тем, что помощь их, как правило, предшествует факту совершения преступления, или если и совпадает с ним по времени, то не выражается в непос­редственном участии в выполнении действий, описанных в дис­позиции статьи Особенной части УК.

От подстрекательства пособничество отличается тем, что со­действие при пособничестве не выражается в склонении испол­нителя совершить преступление, в возбуждении у него такой решимости. Деятельность пособника присоединяется к деятель­ности других лиц уже после возникновения у них намерения совершить определенное преступление.

В теории уголовного права принято различать две формы пособничества: интеллектуальное и физическое.

Интеллектуальное пособничество обычно выражается в ук­реплении у исполнителя решимости совершить преступление. Как интеллектуальное пособничество следует рассматривать со­веты, указания и обещания скрыть преступника, орудия и сред­ства совершения преступления, следы преступления либо пред­меты, добытые преступным путем.

Физическое пособничество, как правило, связано с совер­шением определенных активных действий — предоставление оружия, средств передвижения, наведение справок, отвлечение охраны, устранение иных помех и т.д.

С субъективной стороны пособник должен охватывать сво­им умыслом все фактические обстоятельства, которые образу­ют объективные признаки состава преступления, совершаемо­го исполнителем, и причинную связь между собственными дей­ствиями и действиями исполнителя.

Таким образом, пособник должен иметь представление о характере преступления, совершению которого он способствует. Поэтому нельзя признать пособничеством в убийстве действия А., давшего лом Б. для того, чтобы тот вскрыл несгораемый шкаф, в том случае, если Б.

со­вершит этим ломом убийство.

Как известно, уголовное право не связывает степень ответ­ственности соучастников принадлежностью их к тому или ино­му виду, поэтому наказание пособнику определяется обычно в тех пределах, которые указаны в Особенной части Уголовного кодекса за преступление, совершенное исполнителем.

Однако при назначении меры наказания суд всегда учитыва­ет степень участия пособника в преступлении в сравнении с ро­лью исполнителя и часто назначает ему менее тяжкое наказа­ние, чем исполнителю.

Источник: https://ibrain.kz/ugolovnoe-pravo/vidy-souchastnikov

Соучастники преступления: понятие, виды

Как будут квалифицироваться действия пособника?

Если рассматривать характер действий при совершении преступлений, то уголовное право нашей страны, рассматривает виды соучастников, включая организаторов и исполнителей, пособников и подстрекателей.

Замечание 1

На практике бывает сочетание соучастия одного и того же человека. Так, на разных этапах подстрекатель может играть роль пособника, а организатор быть исполнителем.

33 статья УК РФ гласит, что в качестве исполнителя преступного деяния может быть признано:

  • лицо, совершившее преступное деяние;
  • субъект, который непосредственно участвовал в осуществлении преступления вместе с другими субъектами, которые именуются соисполнители;
  • лицо, совершившее преступление с помощью использования других лиц, которые не подлежат уголовной ответственности по причине возраста, невменяемости и прочих обстоятельств, которые предусматривает УК РФ.

Для того чтобы лицо можно было признать исполнителем преступления, важно установить несколько фактов. Во-первых, оно должно непосредственно выполнять объективную сторону преступления или ее часть.

Пример 1

Человек, совершая кражу, может и не проникать в жилье, но принимать через окно похищенное имущество. Таким образом, он принимает участие на этой стадии его изъятия.

Во-вторых, человек непосредственно может не выполнять объективную сторону преступления, а совершить это посредством других людей, не способных по законодательству нести уголовную ответственность.

https://www.youtube.com/watch?v=n_QyObxQG7U

Пример 2

Взрослый человек совершает кражу, используя помощь лица, которое не достигло определенного возраста (малолетний гражданин) и не является субъектом преступления.

Малолетний по указанию преступника проникает в жилище и похищает там имущество.

В такой ситуации в качестве исполнителя преступления выступает взрослый и происходит «опосредованное исполнение» (совершение преступлений с помощью других).

В качестве исполнителя преступления также признается человек, который использует для своих преступных целей живых существ (собака в случае разбойного нападения, змея при убийстве и др.).

Исполнителями преступного деяния, которое совершает только специальный субъект (например, должностные преступления), может являться лишь лицо, наделенное признаками соответствующего специального субъекта. Прочие соучастники преступления, не наделенные подобными признаками, способны нести уголовную ответственность за данные преступления только как подстрекатели (пособники, организаторы).

Непосредственное совершение преступлений характеризуется фактическим выполнением действий, которые включены в состав преступления, что предусматривает соответствующая статья Особенной части УК РФ. Если объективная сторона преступления выполнена с помощью совместных действий нескольких человек, то говорят о соисполнительстве.

Замечание 2

Фигура исполнителя представляет собой центральную фигуру в институте соучастия. Без него соучастие невозможно.

Организатор, подстрекатель и пособник, в отличие от исполнителя, не может выполнять непосредственно действия, которые образуют объективную сторону совместно совершенного преступления. Общественная опасность их действий заключается в организации совершения преступления, что вызывает у других соучастников решимость на совершение преступления. Также они могут содействовать его совершению.

Организатор преступления признан лицом, которое организует совершение преступления или руководит его исполнением. Также это может быть человек, которые формирует организованную группу (преступные сообщества, организации) или руководит ими (ч. 3 ст. 33 УК РФ).

Законодатель определяет 4 формы действий для организатора:

  • организует преступное деяние;
  • руководит их осуществлением;
  • формирует организованные объединения преступного характера;
  • осуществляет руководство объединениями преступного характера.

Различными могут быть организационные действия.

Они включают разработку плана, вербовку соучастников, распределение ролей, закрепление соответствующих обязанностей в преступной группе, объединение усилий участников, обеспечение орудиями (средствами) преступления, денежными средствами других соучастников, формирование уверенности в верности выбранного пути и в благополучии исхода преступления.

Пример 3

В случае бандитизма действия организатора включают формирование организованной группы (банды). В состав необходимых признаков преступления, которое предусмотрено статьей 210 УК РФ, включены создание преступного сообщества или руководство такими организованными преступными группировками.

Организатор среди всех соучастников может быть признан самым опасным лицом. Действия организаторов преступлений, которые совершены организованной группой или сообществом, могут совершаться как сложное соучастие с распределением ролей.

Их можно квалифицировать по статьям Особенной части УК РФ, не ссылаясь на 33 статью УК РФ.

Особенности подстрекательства

В качестве подстрекателей могут быть признаны лица, которые склонили другого к совершению преступления с помощью уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Они склоняют человека к совершению преступления, используя для этого угрозы, уговоры, подкуп и другие способы, чем порождает у других лиц намерение совершить преступное действие.

Подстрекательство чаще всего обладает активным и конкретным характером. В случае ненасильственного способа подстрекательства в адрес подстрекаемого не производится физическое насилие или психическое воздействие.

При насильственном способе подстрекательства действия подстрекателей вместе с ответственностью за него дополнительно квалифицируют в соответствии с обстоятельствами по статьям 110-112, 115, 116, 119 УК РФ.

В соответствии с 40 статьей, если лицо использует физическое или психическое принуждение, то создает для подстрекаемого состояние крайней необходимости. По этой причине этот человек может быть освобожден от уголовной ответственности.

Замечание 3

В качестве подстрекательства не признаются высказывания неопределенного характера (разберись, отомсти и др.) и те ситуации, когда человек высказывает мнение о желательном совершении преступления, без обращения к конкретным лицам (подстрекаемым).

В случае безуспешности попытки подстрекателя склонить определенное лицо к совершению преступления, такое подстрекательство, умышленно формирующее условия для совершения преступного деяния, квалифицируется как подготовка к преступлению.

Подстрекательство может осуществляться как вид приказа или устное распоряжение, которое адресовано подчиненным по службе. Начальник, отдавший неправомерный приказ военнослужащим, для которых такие приказы обязательны к исполнению, должен нести уголовную ответственность в качестве посредственного причинителя (ст. 42 УК РФ).

Подстрекатели отличаются от организаторов тем, что их действия ограничены лишь склонением других людей к совершению преступления. Если происходит совмещение подстрекательских действий лица с его участием в непосредственном совершении преступления с другими, то такие действия квалифицируют по статье Особенной части УК РФ, не ссылаясь на статью 33.

Если подстрекатель непосредственно не принимал участия в совершении преступления вместе с исполнителями, то это квалифицируется по соответствующей статье Особенной части, при этом ссылка производится на 33 статью.

Особенности пособничества

В качестве пособника может быть признано лицо, которое:

  • способствовало совершению преступления посредством советов, указаний, предоставления сведений, средств и орудий совершения преступлений или устранения препятствий;
  • заранее обещало скрыть преступника, орудия и средства совершения преступлений, их следы и предметы, которые добывали преступным путем;
  • заранее обещало купить или сбыть перечисленные предметы.

Пособник не участвует в совершении преступлений, а только формирует условия для его совершения или скрывает следы. Законодательно установленные формы пособничества делят на интеллектуальное и физическое пособничество.

В состав первого из них включено содействие совершению преступлений с помощью советов, указаний, предоставления информации, заранее данного обещания скрыть преступника, следы преступления или скрыть, купить или продать предметы, добытые преступными способами. В этом случае все это может совершаться до преступного действия, так и в процессе его совершения.

Для физического пособничества характерно содействие совершению преступления с помощью предоставления средств или исключения препятствий для его совершения.

Замечание 4

В любом случае характер преступления осознается пособником. Для волевого момента умысла пособника предполагается его желание помочь исполнителю совершить преступление.

Процесс совершения преступления характеризуется тем, что пособничество может быть как до начала, так и в ходе его совершения (никогда после его совершения).

Пособник отличается от подстрекателя тем, что он не возбуждает (например, у исполнителя) решимости на совершение преступления, а только укрепляет данную решимость, которая уже была у исполнителя до момента осуществления пособнических действий.

Пособничество отграничивается от укрывательства, которое представляет собой изначально не обещанное сокрытие преступника, средств, орудий, следов.

Укрывательство можно считать уголовно наказуемым лишь в ситуации, когда совершаются особо тяжкие преступления (статья 316 УК РФ).

Разграничение осуществляется в соответствии с признаком данного укрывательства, которое было заранее обещано, что присуще для пособничества.

Покупка или сбыт имущества, которое заведомо добывается преступными путями, если оно заранее не было обещано, должны квалифицироваться по 175 статье УК РФ. При заранее обещанном приобретении это лицо должно быть признано пособником совершенного преступления. Такие действия пособника регулирует Особенная часть УК РФ, предусматривающая совершенное преступление, а также 33 статья УК РФ.

Источник: https://zaochnik.com/spravochnik/pravo/ugolovnoe-pravo/souchastniki-prestuplenija/

Уголовная ответственность соучастников преступления

Как будут квалифицироваться действия пособника?

Разъясняет начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Республики Крым Можайский Игорь Валерьевич

В соответствии с законом соучастие не создает дополнительных оснований уголовной ответственности. Соучастники в преступлении несут такую же ответственность, что и лица, совершившие преступление в одиночку.

Соучастники действуют совместно, совершают единое преступление, поэтому они отвечают на равных основаниях и в одинаковых пределах, установленных санкцией статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, по которой квалифицируются действия исполнителя.

Таким образом, к действиям всех соучастников применяется единая статья Особенной части, независимо от их роли в совершенном преступлении, В то же время закон требует, чтобы ответственность соучастников преступления определялась характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления (ч. 1 ст. 34 УК РФ).

Определение характера и степени участия в преступлении означает установление роли каждого соучастника и его активности в выполнении возложенных на него функций, фактического воздействия на других соучастников и процесс подготовки и совершения преступления, выяснение сущности и объема реально совершенных им действий, их значения в достижении цели преступления и влияние на характер и размер причиненного охраняемому законом интересу или возможного вреда. Эти данные учитываются при назначении наказания лицу, совершившему преступление в соучастии (ч. 1 ст. 67 УК РФ).

Соучастники несут самостоятельную и индивидуальную ответственность. Каждый из них должен отвечать только за совершенные им деяния и в пределах своей виновности.

О самостоятельном характере ответственности соучастников свидетельствует и положение закона о том, что смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику (ч. 2 ст. 67 УК РФ).

При совершении преступлений, в которых субъект специально указывается в соответствующей статье Особенной части УК РФ, соучастники преступления будут нести за него уголовную ответственность в качестве организатора, подстрекателя, пособника (ч. 4 ст. 34 УК) РФ.

Это положение закона касается случаев, когда исполнителем может быть только специальный субъект (должностное лицо, военнослужащий и т.д.). Использование специальным субъектом общего субъекта как физического исполнителя является посредственным причинением (или опосредованным исполнением).

В этом случае специальный субъект будет нести уголовную ответственность как исполнитель преступления (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Специальные правила ответственности организатора (руководителя) и других участников организованной группы или преступной организации (преступного сообщества) предусмотрены в ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Уголовная ответственность соучастников в случаях не доведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам наступает за приготовление к преступлению или покушение на преступление (ч. 5 ст. 34 УК РФ).

Различную ответственность несут соучастники и в случае неудавшейся деятельности.

Если организатор или подстрекатель по не зависящим от них обстоятельствам не смогли склонить другое лицо к совершению преступления, то они несут ответственность за приготовление к преступлению (ч. 5 ст. 34 УК РФ), если это преступление является тяжким или особо тяжким (ч.

2 ст. 30 УК РФ). При добровольном отказе исполнителя от совершения планировавшегося преступления другие соучастники будут нести уголовную ответственность за приготовление к преступлению.

Совершение преступления в соучастии оказывает влияние и на применение норм о добровольном отказе к соучастникам (ч. 4 ст. 31 УК РФ).

Организатор и подстрекатель не подлежат уголовной ответственности, если своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца.

Форма уведомления (анонимная или персонифицированная, устная или письменная) в законе не оговаривается.

Основное требование к подобному сообщению заключается в том, чтобы оно было сделано своевременно, и у органов власти оставалась возможность принять необходимые меры для пресечения совершаемого преступления.

Однако если усилия организатора и подстрекателя не привели к желаемому результату, и преступление не было предотвращено, предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания (ч. 5 ст. 31 УК РФ).

К добровольному отказу пособника предъявляются совершенно иные требования.

Достаточным основанием для того, чтобы не привлекать пособника к уголовной ответственность, является принятие им всех зависящих от него мер для предотвращения совершения преступления (ч. 4 ст. 31 УК РФ).

Независимо от того, будет окончено преступление или предотвращено, пособник не будет подлежать уголовной ответственности.

Наряду с приведенными выше обстоятельствами, влияющими на пределы ответственности соучастников преступления, следует различать эксцесс исполнителя преступления, определяемый как совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников (ст. 36 УК РФ). За эти действия к уголовной ответственности привлекается только исполнитель преступления. Иные соучастники преступления за эксцесс исполнителя уголовной ответственности не несут.

Источник: http://www.rkproc.ru/ru/content/ugolovnaya-otvetstvennost-souchastnikov-prestupleniya

Подстрекатель и исполнитель, обладающий признаками специального субъекта; исполнитель и подстрекатель, обладающий признаками специального субъекта: некоторые вопросы квалификации их соучастия

Как будут квалифицироваться действия пособника?

В частности, если муж подстрекает жену, являющуюся матерью их новорожденного ребенка, убить этого ребенка, и мать убивает его, то налицо соучастие в каком преступлении? На первый взгляд, ответ очевиден – в убийстве матерью новорожденного ребенка, предусмотренного ст. 106 УК РФ, ведь лица соучаствуют в конкретном преступлении (ст. 32 УК РФ).

Однако, так ли это? Ведь закон связывает убийство матерью новорожденного ребенка с обстоятельствами, относящимися исключительно к матери: с ее психофизиологическим состоянием во время родов или сразу после их окончания либо с ее психическим расстройством, не исключающим вменяемости либо с объективной психотравмирующей ситуацией.

В связи с этим, если привлечь мужа-подстрекателя за соучастие в данном преступлении, то на него распространится «значительное смягчение наказания матери за убийство ею своего новорождённого ребёнка» [1], но эти факторы не относятся к личности мужа-подстрекателя и не должны оказывать смягчающего влияния на квалификацию его действий.

В связи с этим действия подстрекателя должны квалифицироваться как подстрекательство не к убийству матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ), а к убийству лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии[2], предусмотренному п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Такого мнения, полагаем, придерживается ряд ученых: Э.Ф. Побегайло, В.В. Ераксин.

Первый, правда, пишет применительно к данному случаю о соисполни­телях, действия которых следует квалифицировать по ст. 105 УК РФ, так как обстоятельства, на основании которых смягчается ответственность матери, на них не распространяются[3].

В.В. Ераксин же пишет о всех соучастниках, отмечая, что поскольку субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, может быть только мать новорожденного, достигшая 16 лет, все остальные участники преступления несут ответствен­ность по ст. 105 УК РФ [4].

Вместе с тем, по нашему мнению, такая квалификация, справедливая по своей сути, нарушает положения ст. 32 УК РФ. Чтобы этого не было, вероятно, необходимо внести коррективы в редакцию ст. 32 УК РФ. Однако, прежде чем это пытаться сделать, представим наш пример с теми же соучастниками, но выполняющими иные роли, и рассмотрим его.

Подстрекателем к убийству новорожденного является его мать, а исполнителем ее муж-отец данного ребенка.

Мать зачастую в силу эмоциональной и физической истощённости, хотя и желает наступления общественно опасного последствия в виде смерти своего новорожденного ребёнка, но не может добиться этого самостоятельно по объективным причинам. В связи с этим она просит осуществить задуманное своего мужа, что последний «собственноручно» и делает.

Муж будет являться исполнителем преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, его действия будут квалифицироваться без ссылки на ст. 33 УК РФ. Однако возникают те же вопросы о квалификации соучастия: «Как квалифицировать действия матери?».

Как подстрекательство к убийству, предусмотренному п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, или как подстрекательство к убийству матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ), ведь она является субъектом этого преступления? В каком преступлении мать соучаствовала – в предусмотренном «в» ч.

2 ст. 105 или 106 УК РФ?

В первом случае квалификации (ч. 4 ст. 33 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ) ответственность существенно строже (лишение свободы на срок от 8 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы), чем во втором (ч. 4 ст. 33 и ст. 106 УК РФ) – лишение свободы до 5 лет.

Однако, если допустить такую квалификацию, то не учитываются смягчающие обстоятельства, связанные с матерью, как со специальным субъектом иного преступления (ст. 106 УК РФ). Да и, фактически получается, что матери лучше убить своего новорожденного ребенка самостоятельно, нежели кого-то уговаривать совершить это преступление за неё, поскольку ответственность по ст. 106 УК РФ гораздо мягче.

Квалифицировать действия матери как подстрекательство к убийству матерью новорожденного ребенка по ч. 4 ст. 33 и ст. 106 УК РФ также не представляется правильным и логичным, поскольку соучастник преступления не может привлекаться к ответственности за соучастие по другой статье, нежели привлекается исполнитель этого преступления.

Между тем, практика пошла именно по этому пути.

Так, Мурманский областной суд осудил Широкову А.А. и Качинскую С.Н. за соучастие в убийстве новорождённого ребёнка. В конце марта 2007 года Широкова родила жизнеспособного ребёнка.

Роды прошли нормально, Качинская помогала Широковой и принимала ребенка, который родился живым, кричал и дышал нормально. По указанию Широковой она перерезала ножницами пуповину и передала ребенка Ж.

, которая во что-то завернула его, Широкова сказала, что ребенка нужно выбросить на помойку, так как он ей не нужен. По просьбе Широковой Ж. завернула ребенка в кофту, он был жив и кричал.

Широкова попросила ее, Качинскую, отнести пакет с ребенком на помойку и выбросить, так как самой ей после родов было трудно сделать это. Она согласилась выполнить просьбу Широковой, понимая, что на улице ребенок обязательно умрет, и в пакете вынесла его и выбросила в мусорный контейнер возле дома.

Действия Широковой были квалифицированы судом по ч. 4 ст. 33, 106 УК РФ, а действия Качинской по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия Верховного суда РФ по уголовным делам оставила квалификацию без изменений [5].

Однако данная квалификация не является на наш взгляд обоснованной и правильной. На основе ранее изложенного, мы можем сделать вывод о том, что правильной будет в данном случае квалификация действий Широковой по ст. 106 УК РФ без ссылки на ч. 4 ст. 33 УК РФ.

Аналогичное решение предлагала еще в конце XIX века редакционная Комиссия, подготовившая проект Уголовного уложения. Она отмечала, что если детоубийство учинено несколькими соучастниками, постановления ст. 391 будут применяться к виновной матери, каково бы не было ее участие, т.е. была ли она физической исполнительницей, подстрекательницей или пособницей.

Также не меньший интерес вызывает иной приговор, вынесенный Челябинским областным судом. Так, Ермакова А.С. и Запольских Д.В. были осуждены за соучастие в убийстве новорождённых детей. В утреннее время 7 октября 2004 года Ермакова А.С., находясь в доме по адресу родила живого младенца мужского пола. Роды у Ермаковой принимал ее сожитель Запольских Д.В.

После рождения мальчика Ермакова, осознавая, что не имеет средств на его содержание, и, не желая воспитывать ребенка, решила его убить, также осознавая, что мальчик в силу своего возраста находится в беспомощном состоянии, Ермакова уговорила своего сожителя Запольских совершить убийство новорожденного.

Выполняя указания и советы Ермаковой, осознавая, что мальчик в силу своего возраста находится в беспомощном состоянии, Запольских, действуя с целью убийства новорожденного мальчика, взял находящийся в доме таз, наполнил его водой, принял у Ермаковой новорожденного мальчика. После чего на длительное время поместил новорожденного мальчика в таз с водой лицом вниз, тем самым перекрыв доступ воздуха в организм младенца.

Во второй декаде августа 2006 года в утреннее время Ермакова А.С., находясь в доме по адресу: родила живого младенца женского пола. Роды у Ермаковой принимал ее сожитель Запольских Д.В.

Ермакова уговорила своего сожителя Запольских совершить аналогичное убийство новорожденной.

Суд квалифицировал действия Ермаковой как подстрекательство к убийству лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (по ч. 4 ст. 33 и п. «в» ч. 2 ст.

105 УК РФ), а действия Запольских как оконченное убийство, к которому его подстрекала Ермакова (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Коллегия Верховного суда РФ по уголовным делам также оставила квалификацию без изменений в кассационной инстанции [6].

Неполноценность квалификации, данной судом, а также ее формальное противоречие положениям ст. 32 УК РФ мы отмечали ранее. В целях устранения этого de lege ferenda можно предложить следующую редакцию ч. 4 ст.

34 УК РФ: «Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьёй, несёт уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника, если действия (бездействие) этого лица не образуют самостоятельный состав преступления ».

Действие предложенной редакции нормы ч. 4 ст. 34 УК РФ можно гипотетически верифицировать логикой рассуждения о привлечении соучастников за государственную измену (ст. 275 УК РФ) и шпионаж (ст. 276 УК РФ), субъекты преступления которых специальные.

Субъектом государственной измены (ст. 275 УК РФ) является российский гражданин, а субъектом шпионажа (ст. 276 УК РФ) – иностранный гражданин или лицо без гражданства.

Поскольку субъектом совершения шпионажа как самостоятельного преступления (ст. 276 УК РФ) может быть только иностранный гражданин или лицо без гражданства, то вправе de jure посчитать невозможным соучастие в данном преступлении с российским гражданином.

Однако такое соучастие фактически возможно и не привлекать российского гражданина к ответственности за соучастие, в том числе за подстрекательство к шпионажу (ст.

276 УК РФ) – в преступлении против безопасности российского государства, – непозволительная халатность и в связи с этим нельзя оставить квалификацию соучастия в данном преступлении без внимания [7].

Шпионаж, как известно, является также формой иного самостоятельного преступления – государственной измены (ст. 275 УК РФ).

В литературе отмечалось, что шпионами не могут быть российские граждане [8] и что надо исключить эту форму деяния (шпионаж) из государственной измены, но мы так не считаем: шпионить могут и российские граждане (шпионы, шпики, информаторы, агенты всегда были и есть среди сограждан).

Таким образом, подстрекательство к шпионажу иностранного гражданина против безопасности Российской Федерации российским гражданином должно быть квалифицировано в отношении последнего как самостоятельное преступление – государственная измена (ст. 275 УК РФ), а в отношении иностранного гражданина – как шпионаж (ст. 276 УК РФ).

В противоположном случае, когда иностранный гражданин подстрекает российского гражданина собирать сведения в ущерб безопасности российского государства – все с точностью до наоборот: действия исполнителя шпионажа (специального исполнителя) – российского гражданина необходимо квалифицировать по ст. 275 УК РФ, действия подстрекателя – иностранного гражданина – по ст. 276 УК РФ.

Исходя из изложенного, считаем важным отметить объективную необходимость законодательного регулирования данных вопросов соучастия для единообразной правоприменительной практики, с целью чего предлагаем de lege ferenda следующую редакцию ч. 4 ст.

34 УК РФ: «Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьёй, несёт уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника, если действия (бездействие) этого лица не образуют самостоятельный состав преступления».

[1] Рарог А.И. Проблемы квалификации преступлений по субъективным признакам. М., 2017. С. 225. [2] Новорожденный ребенок является малолетним ребенком, чья беспомощность очевидна и названа таковой в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // СПС Консультант Плюс.

Источник: http://femida-science.ru/index.php/home/vypusk-8/item/252-podstrekatel-i-ispolnitel-obladayushchij-priznakami-spetsialnogo-sub-ekta-ispolnitel-i-podstrekatel-obladayushchij-priznakami-spetsialnogo-sub-ekta-nekotorye-voprosy-kvalifikatsii-ikh-souchastiya

101Адвокат
Добавить комментарий