Как доказать факт незаконной видеосъемки?

Вс разъяснил, когда фото не является доказательством нарушения пдд

Как доказать факт незаконной видеосъемки?

Верховный суд дал разъяснения, полезные каждому водителю. Речь идет о спорных случаях штрафа на основе фотовидеофиксации нарушения правил. Верховный суд решил: в таких случаях одной фотографии мало. И ГИБДД, и судьи должны доказывать факт нарушения.

Суть же проблемы заключается в том, что именно для собственников машин сделано исключение из нерушимого правила презумпции невиновности. То есть в случае вынесения ему штрафа он сам должен доказать, что ничего не нарушал.

Практика наказания водителей развивается довольно странным образом, и некоторые инспекторы ГАИ, а также судьи считают, что бремя доказания невиновности при нарушении правил лежит на самом водителе.

Однако Верховный суд по-другому посмотрел на эту ситуацию.

Предположим, на фотографии видно, что водитель движется с неправильной стороны от двойной сплошной. Он точно нарушает правила. Или на фотографии видно, как водитель разворачивается через сплошную. Это случаи бесспорные. А вот как быть в ситуациях, когда на фотографиях не видно ничего, кроме самого автомобиля?

Где доказательства нарушения правил? А главное, каких конкретно? Если речь идет о превышении скорости – это показания радаров. А если речь идет о нарушении разметки или знаков? Верховный суд посчитал, что в спорных ситуациях судьи должны изучать все обстоятельства дела.

Верховный суд посчитал, что в спорных ситуациях судьи должны изучать все обстоятельства дела

Такое произошло и с Денисом Асташиным, который получил “письмо счастья” от Центра автоматизированной фотовидеофиксации ГИБДД Самарской области. На снимке машина едет по прямой.

А в постановлении указано, что он совершил нарушение, предусмотренное частью 2 статьи 12.16 КоАП, то есть поворот налево или разворот в нарушение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой.

За что на него наложен штраф в тысячу рублей.

Так как пояснений в письме, что же именно нарушил Асташин, не было, он решил обжаловать это постановление.

На дорогах могут появиться новые знаки

Но суд первой инстанции посчитал, что водитель допустил поворот налево в нарушение требований, предписанных дорожным знаком 5.15.1 “Направления движения по полосам”. При этом сослался на письменный отзыв инспектора центра.

Инспектор указал, что “на фотоматериале, хранящемся в официальной базе данных, отображено, что водитель допустил проезд из правого ряда налево, проигнорировав требования, предписанные дорожными знаками и разметкой проезжей части дороги”.

Также суд указал на обязанность по доказыванию невиновности собственника машины. А он таких доказательств не представил. С судом первой инстанции согласилась и апелляционная. Однако не согласился Верховный суд.

Он отметил, что из представленных в деле фотографий усматривается лишь то, что автомобиль якобы нарушителя движется прямо, пересекая стоп-линию.

Вмененный водителю поворот налево или разворот в неположенном месте или с нарушением правил на снимках не запечатлен.

В ГИБДД рассказали, сколько автовладельцев оплатили штраф со скидкой

Кроме того, в постановлении не указано, какое именно нарушение совершил Асташин: требования чего конкретно он нарушил? Какие знаки или какая разметка запрещала ему совершить данный маневр в этом месте дороги? Есть только ссылка на отзыв инспектора ЦАФАП. Также на снимках нет знаков, на которые ссылается автоинспектор.

При этом суд первой инстанции, а также апелляционный не запрашивали дислокацию дорожных знаков и разметки на данном участке дороги.

Кроме того, он не допросил инспектора. А отзыв этого инспектора был приобщен к делу в виде незаверенной должным образом копии. То есть такой документ не может служить доказательством и вообще не мог быть приобщен к делу.

Что же касается исключения из презумпции невиновности, то разбирательство по делу не отменяет необходимость суда выяснить все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Одной статьей об исключении необходимости доказывания, кто был за рулем, Кодекс об административных правонарушениях не исчерпывается. Например, есть требования статей 24.1, 26.1 КоАП о выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, а также требования статей 26.2, 26.

11 Кодекса о непосредственности исследования доказательств. Так вот они при рассмотрении дела в нижних инстанциях соблюдены не были.

А есть еще другие статьи КоАП, направленные на обеспечение всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения всех обстоятельств и справедливого разрешения дел об административных правонарушениях. И на это не раз указывал в своих определениях Конституционный суд.

Из фотографий в деле усматривается лишь то, что автомобиль нарушителя движется прямо, пересекая стоп-линию

Такое распределение обязанностей по доказыванию факта нарушения правил, как указал Верховный суд, не освобождает ни уполномоченные органы, то есть ГИБДД, ни суды от сбора и предоставления необходимых доказательств нарушения правил.

Верховный суд также напомнил, что любые сомнения в виновности того или иного лица толкуются в пользу обвиняемого.

Но всех этих установленных законом требований не исполнил ни суд первой инстанции, ни апелляционный.

А поэтому Верховный суд отменил все решения нижестоящих судов по этому делу, а также само постановление о штрафе. А производство по делу прекратил в связи с недоказанностью обстоятельств.

Верховный суд еще раз пояснил, что для решения о нарушении только фотографии еще недостаточно. Необходимо исследовать и другие доказательства. А раз их нет, то трактовать все сомнения следует в пользу обвиняемых. При обжаловании “писем счастья” суды обязаны исследовать все обстоятельства дела.

Понятно, что из-за штрафа в 500 рублей не каждый водитель пойдет жаловаться. Но даже малое количество жалоб должно быть серьезным сигналом местным властям и ГИБДД о том, что у них что-то неправильно работает.

Источник: https://rg.ru/2018/07/23/reg-pfo/vs-raziasnil-kogda-foto-ne-iavliaetsia-dokazatelstvom-narusheniia-pdd.html

съемка при проверке Гоструда. Бухгалтер 911, № 32, Август, 2018

Как доказать факт незаконной видеосъемки?

Общее о видеосъемке.

Начнем с того, что Закон № 8771 дает право фиксировать процесс осуществления планового или внепланового мероприятия или каждое отдельное действие средствами аудио- и видеотехники, не препятствуя осуществлению такого мероприятия как органам государственного надзора (контроля), так и субъектам хозяйствования. Такая норма закреплена в ч. 8 ст. 4 Закона.

В п.п. 53 п. 4 Положения № 962 и п.п. 49 п. 4 Положения № 3403 зафиксировано, что Гоструда осуществляет фиксацию процесса проведения инспекционных посещений / Управление Гоструда осуществляет фиксацию процесса проведения проверок и инспекционных посещений с использованием средств аудио-, фото- и видеотехники.

То есть сама по себе съемка во время проверочного мероприятия, в том числе инспекторами труда, не находится под запретом, наоборот, во время бурного развития информационных технологий ее проведение является «данью времени».

Важной является оговорка из п. 8 ст. 4 Закона № 877 о том, что проведение съемки не должно препятствовать осуществлению «проверочного» мероприятия. Но, как представляется, эта норма призвана служить проверяющим — именно им съемка не должна мешать осуществлять проверку. То есть речь идет о той съемке, которую можете проводить вы.

Мероприятия государственного надзора (контроля) — понятие шире, чем сами проверки. Так, Гоструда практикует проверки, инспекционные посещения4 и невыездные инспектирования.

Согласно ч. 1 ст.

8 Закона № 877 орган государственного надзора (контроля) в пределах предусмотренных законом полномочий имеет право требовать прекращения действий, препятствующих осуществлению государственного надзора (контроля).

То есть если проверяющие посчитают, что съемка, которую проводите вы, препятствует проведению проверочного мероприятия, они должны обратиться к вам с требованием прекратить ее или проводить ее так, чтобы она не создавала им помех .

Но нас больше интересует «обратная сторона медали». Поэтому двигаемся дальше.

Инспекционное посещение на предмет неоформленных трудовых отношений. В Порядке № 2955 (п.п. 6 п.

11), регламентирующем порядок осуществления контроля за соблюдением законодательства о труде, инспекторам труда предоставлено в том числе право при наличии служебного удостоверения беспрепятственно (!), без предварительного уведомления (!!) фиксировать средствами аудио-, фото- и видеотехники проведение инспекционного посещения по вопросам выявления неоформленных трудовых отношений.

И, что самое важное, согласно п. 16 Порядка № 295 в случае создания объектом посещения препятствий в деятельности инспектора труда составляется акт о невозможности проведения инспекционного посещения или невыездного инспектирования с указанием соответствующих причин.

По возможности его подписывает руководитель объекта посещения или другое уполномоченное лицо.

Под созданием препятствий объектом посещения понимается в том числе препятствование инспекторам труда в реализации прав, предусмотренных п. 11 Порядка № 295. А право видеофиксации как раз в этом п. 11 и «сидит» .

При этом согласно все тому же п. 16 Порядка № 295 препятствование проверяющим проводить видеофиксацию может быть расценено как «отказ в допуске к проведению посещения» наравне с непредоставлением информации, необходимой для проведения инспекционного посещения или невыездного инспектирования.

Далее, согласно ст. 265 КЗоТ за недопуск к проведению проверки по вопросам соблюдения законодательства о труде, создание препятствий в ее проведении предусмотрен штраф. Его размер равен трехкратному размеру минзарплаты, установленной законом на момент выявления нарушения.

Для нарушений, допущенных в 2018 году, этот размер равен 11169 грн.

В то же время, если речь идет о проверке по вопросам выявления «особых» нарушений, штраф гораздо «увесистее»: 100 размеров минзарплаты, установленной законом на момент выявления нарушения. То есть для нарушений, допущенных в 2018 году, это 372300 грн.

При этом под такими «особыми» нарушениями подразумеваются (абз. 2 ч. 2 ст.

265 КЗоТ): (1) фактический допуск работника к работе без оформления трудового договора (контракта); (2) оформление работника на неполное рабочее время в случае фактического выполнения работы полное рабочее время, установленное на предприятии; (3) выплата зарплаты (вознаграждения) без начисления и уплаты ЕСВ и налогов.

То есть в нашем случае препятствование проверяющим проводить видеосъемку во время проведения инспекционного посещения по вопросам выявления неоформленных трудовых отношений может стоить очень дорого (372300 грн.).

В данном случае есть «зацепки» в той части, что сами проверяющие не относят инспекционные посещения к проверкам, но уповать на это не советуем.

Инспекционные посещения по другим вопросам. Формально в п. 11 Порядка № 295 речь идет о праве трудовиков на видеосъемку в рамках проведения инспекционного посещения по вопросам выявления неоформленных трудовых отношений. Соответственно и п.

16 Порядка № 295 формально расценивает как «создание препятствий» с составлением «акта о невозможности проведения инспекционного посещения или невыездного инспектирования» именно препятствование проверяемым субъектом проводить видеосъемку в рамках проведения инспекционного посещения по вопросам выявления неоформленных трудовых отношений.

Да, право у трудовиков проводить видеосъемку есть в любом случае (и в п.п. 53 п. 4 Положения № 96, и в п.п. 4 п. 4 Положения № 340 речь идет об инспекционных посещениях/проверках независимо от их тематики). С этим никто не спорит. Но можно ли подводить «препятствование» в рамках инспекционных посещений по другим вопросам под штрафы из ст. 265 КЗоТ?

Формально нет. Порядок № 295 не относит такие действия к препятствованию с возможностью составления «акта о невозможности»!

В то же время нет гарантий того, что подобный аргумент подействует на суд. Поэтому здесь нужно быть осторожным. Ведь «горячие» проверяющие могут «потянуться» за штрафом.

В данном случае — 11169 грн.

То есть к вопросу запрета проверяющим проводить видеофиксацию следует подходить взвешенно.

Здесь можно также обратить внимание на ст. 307 ГКУ, согласно которой физлицо может быть снято на фото-, кино-, теле- или видеопленку только с его согласия. А съемка без согласия лица допускается:

— если съемки проводятся открыто на улице, собраниях, конференциях, митингах и других мероприятиях публичного характера;

— или в случаях, установленных законом.

К «работе» этой нормы в интересующем нас случае есть вопросы, но, по крайней мере, отказ того же работника от съемки со ссылкой на ст. 307 ГКУ нельзя расценивать как помеху со стороны проверяемого субъекта проводить проверочное мероприятие.

Оформление видеоматериалов. Важный момент. Согласно п.

22 Порядка № 295 материалы, зафиксированные средствами аудио-, фото- и видеотехники в ходе инспекционных посещений, приобщаются к акту в бумажном или электронном виде на дисках для лазерных систем считывания, на которых проставляется номер акта. Речь идет, как вы понимаете, о материалах, снятых проверяющими.

О приобщении таких материалов делается соответствующая отметка в акте.

Такие требования трудовики зачастую игнорируют, что играет с ними же злую шутку в судах, о чем поговорим чуть позже.

Конфиденциальность, коммерческая тайна. Разглашать производственные и коммерческие тайны или производственные процессы, с которыми они могли ознакомиться при исполнении своих обязанностей, инспекторам по труду запрещает в том числе п.п. 5 п. 13 Порядка № 295.

В том числе он запрещает это делать в течение трех лет после увольнения с должности.

Вред, причиненный физ- или юрлицу незаконными решениями, действиями или бездействием должностного или служебного лица органа государственного надзора (контроля), возмещается за счет средств соответствующих бюджетов, предусмотренных для финансирования этого органа (согласно ст. 9 Закона № 877).Само же должностное или служебное лицо проверяющего органа несет ответственность в порядке регресса в размере выплаченного из соответствующего бюджета возмещения.

Судебная практика. Интересный факт — достаточно часто представленные проверяющими суду видеоматериалы не признаются имеющими доказательную силу.

Из примеров: постановление Черкасского окружного админсуда от 13.07.2018 г. по делу № 823/1919/186.

В нем суд счел, что видеоматериалы, предоставленные инспектором труда и якобы подтверждающие факт допуска к работе ЛИЦО_3 без заключения трудового договора, не имеют никакого доказательного значения, поскольку на данной видеозаписи отсутствуют точная дата и время видеосъемки. Также не усматривается, что ЛИЦО_3 выполняло функции работника, а подтверждает лишь тот факт, что оно зашло в магазин как постороннее лицо.

Кроме того, факт нарушения в видеозаписи зафиксирован ранее, нежели проводилось инспекционное посещение.

«Сыграл» и тот факт, что согласно объяснениям проверенного диск с видеозаписью как неотъемлемая часть акта инспекционного посещения ему не посылался!

В постановлении от 16.03.2018 г. по делу № 805/3224/17-а7 Донецкий апелляционный админсуд счел невозможным принятие видеозаписи в качестве доказательства, поскольку диск с видеозаписью был составлен неизвестным лицом, на неизвестном устройстве, не указан в акте проверки как доказательство с записью фиксирования событий при осуществлении инспекционного мероприятия.

Хотя здесь следует заметить, что суд первой инстанции указанную видеозапись признал вещественным доказательством, содержащим информацию об обстоятельствах.

Случалось и такое, что снятое видео суд… не смог воспроизвести (см. решение Днепропетровского окружного админсуда от 23.01.2018 г. по делу № 804/8224/178).

Источник: https://i.factor.ua/journals/buh911/2018/august/issue-32/article-38300.html

Фото и видеосъёмка

Как доказать факт незаконной видеосъемки?

Основным, зачастую – единственным, доказательством какого-либо события является фотография или видеозапись. Такое доказательство легко создать (камера в телефоне есть у каждого) и сложно оспорить в суде. Поэтому полицейские так не любят, когда граждане снимают их на видео.

Для того, чтобы лишить водителя возможности доказать свою невиновность и/или доказать нарушения самих полицейских, в ход идут различные виды обмана. Полицейские говорят, что вы не имеете права снимать их на фото/видео, требуют какое-то разрешение, угрожают различными последствиями, а иногда – по-дикарски забирают силой у вас телефон.

Всё это – казахстанская полиция. Которая не понимает, что это они, полицейские, созданы для удобства граждан, а не наоборот. В общественном месте снимать на фото и видео можно любого человека. Хоть уборщицу, хоть президента. Полицейские в этом смысле ничем не отличаются.

А проезжая часть (дорога общего пользования) – это, конечно же, общественное место. Поэтому, просто не обращайте внимание на всякую чушь “Вы не имеете права снимать полицейских без разрешения” и продолжайте запись. Сам факт записи уже дисциплинирует полицейского и защищает вас от его неправомерных действий.

И уж тем более, если перед вами не полицейские, а ряженые, которые достали форму и подделали служебные удостоверения – видеозапись существенно поможет настоящим полицейским найти этих преступников и доказать их вину.

Основной принцип. Удалить ненужное видео вы всегда успеете, а вот второго шанса снять важные события у вас уже не будет. Поэтому в любой конфликтной (или потенциально конфликтной ситуации) всегда снимайте всё происходящее на видео. Есть категории профессий, с представителями которых общаться нужно только под запись.

Это такие профессии как полицейские и врачи. Полицейские могут вас подставить и посадить. Врачи могут поставить ошибочный диагноз и убить. Те же продавцы могут вас обмануть при покупке дорого товара, кредитный менеджер может подставить с условиями договора и т. д. Вы сами должны определить, что для вас критично, и когда вы должны страховаться.

И в этом вопросе лучше перестраховаться, чем понадеяться на авось.

Любое общение с полицейскими снимайте телефоном на видео. Всегда. Даже, если к вам подошли люди в форме и с удостоверениями сотрудников полиции – снимайте видео, если не хотите стать жертвой мошенников. Такое видео или спугнёт мошенников, или сильно поможет их найти и посадить.

По мотивам поступающих вопросов вида «Имею ли я право запечатлевать гаишника?» решил расставить все по местам и юридическим фотополочкам. Законодательство в целом исходит из принципа «Что не запрещено – разрешено». Фотографирование – не вымогательство, а потому по умолчанию фотографировать разрешается. В свою очередь запреты могут устанавливаться законом или договором.

По закону запрещается:

  •  фотосъемка объектов в исправительных учреждениях и следственных изоляторах (снимать можно только с разрешения администрации);
  •  фотосъемка осужденных (фотографировать можно только с согласия самих осужденных);
  • фотографирование в зале судебного заседания (допускается с разрешения председательствующего);
  •  фотографирование при производстве по делам об административных правонарушениях (возможно с разрешения лица, ведущего производство).

Вот, собственно и весь список запретов, других не имеется.

Что же касается установленного в законе права на собственное изображение, то такое действительно имеется в статье 145 Гражданского Кодекса РК. Но здесь следует четко понимать, что это запрет на ИСПОЛЬЗОВАНИЕ (, соцсети, рекламный билборд, …

) изображения какого-либо лица без его согласия, а не на фотосъемку. Поэтому верещащие личности «Не имеете права без разрешения меня фотографировать!» крайне скверно разбираются в своих правах, ибо фотографировать их можно смело, с любых сторон и ракурсов.

Конечно же, не имея права публиковать или иным способом использовать эти снимки впоследствии, но никто не запретит их делать себе на память.

То же самое относится к должностным лицам и государственным служащим – фотографировать того же гаишника можно сколько угодно.

Примечание от активистов:

закон “О дорожном движении” прямо разрешает водителю фото/видео съёмку полицейских. Статья 54, пункт 2, подпункт 3: “Водитель механического транспортного средства имеет право …

получить от должностного лица, обладающего правом проверять документы у водителя, разъяснение причины остановки транспортного средства, проводить при этом фото- и видеосъемку;” Что касается необходимости разрешения на фото/видео при производстве административных дел, то административное производство начинается с составленного протокола о нарушении ПДД, и если уж строго по букве закона, то пока протокол полностью не составлен, то и производство по делу не началось. Это норма сделана для административного судьи, если ваш протокол попадёт в суд, но никак не для инспектора на дороге. 

Аналогично вокруг истерии насчет фотографирования объектов авторских прав – следует раз и навсегда запомнить, что фотографировать их также можно, только использовать нельзя.

То есть, любой имеет полное право, оплатив билет в кинотеатр, открыто делать фотографии с экрана.

Более того, можно вообще весь фильм целиком на видеокамеру заснять, никаких проблем! Правда, распространять потом эту запись нельзя, но на фото или видео снимать – можно.

Отдельно хочу пояснить насчет съемки стратегических объектов. «Фотографировать запрещено, это стратегический объект!» – такую фразу любят попугайничать сотрудники различных правоохранительных или не очень служб. Большего бреда даже и придумать сложно.

Во-первых, отнесение объектов к стратегическим производится в соответствии со статьей 193-1 Гражданского Кодекса РК, и к ним вообще не относятся, например, железнодорожные вокзалы или администрации президента.

А во-вторых, нигде в законе нет запрета на фотографирование этих самых стратегических объектов.

Фотографируйте на здоровье и сколько угодно! В том числе фотографировать не запрещено в аэропортах, на государственной границе, атомных электростанциях и где-бы то ни было еще (исключение – исправительные учреждения и залы судебных заседаний, там нельзя и об этом я уже выше указал).

Несмотря на запрет использования фото и видеоматериалов без согласия изображённого человека, в Казахстане крайне редки случаи какой-либо отвественности за нарушение этого запрета.

Сотрудников полиции снимают каждый день и выкладывают видео в интернет, но в суде оказываются единицы, да и то, потому что не смогли корректно назвать своё видео и допустили оскорбления полицейских.

При этом налагаемый штраф может оплатить любой работающий человек.

21 апреля 2016 года в статью 24 закона “О защите прав потребителей” был добавлен текст: “Запрещается продавцу (изготовителю, исполнителю), за исключением случаев, предусмотренных законодательством Республики Казахстан, ограничивать права потребителей в отношении применения фото-, видеосъемки”.

Исключения ещё не прописаны в законе, поэтому в любом магазине (супермаркете, гипермаркете, ТРЦ, базаре, АЗС, салоне красоты, … ) любой человек имеет право производить фото- и видеозапись “для себя, на память”, а также с целью фиксации предоставляемых услуг, факта совершения купли-продажи.

Если вы заметили разницу между ценником и кассовым чеком, факт нахождения на полках просроченного товара и так далее – вы имеете право зафиксировать это на фото/видео, и никакой охранник магазине не имеет права вам препятствовать, и уж тем более задержать или требовать пройти с ним в служебное помещение (где вас могут избить и отобрать запись, удалить).

Не забудьте потом передать отснятый материал в Комитет по защите прав потребителей (желательно через EGov) и журналистам. Запрещать журналистам проносить в здание госорганов смартфоны – это превышение полномочий.

Охранники ТРЦ не имеют права запрещать съемку – Tengrinews.kz Просьба не обращать внимание на неадекватные комментарии про то, что сначала нужно получить какое-то разрешение у администрации, или что нельзя снимать людей, а можно только товары – снимать на видео можно всё. 

Мнения разделились. Полиция считает, что нельзя, а вот известный адвокат считает, что можно. Никаких последствий для автора видео не было. Ни в момент записи видео, ни после. Поэтому можно сделать вывод, что на практике снимать полицейских в момент составления протокола на чужого человека – можно и не наказуемо.

Дополнительный материал по общению с полицейскими под запись вы можете найти самостоятельным поиском на безкрайних просторах интернета, где уже до вас миллион тысяч раз такую запись видео делали другие люди, например, Руслан Жанпеисов из ОСА. И делали они это для того, чтобы вы знали – снимать полицейских на видео можно и нужно!

Подробности этого видео в СМИ 365info.kz  В двух словах: был вызов 102, приехавшие двое полицейских требовали прекратить снимать их на видео. Были посланы в глубокую тёмную пещеру (мысленно!), запись видео была продолжена.

Эта запись и стала доказательством неправомерных действий полицейских, а именно – заведомо незаконного приказа о запрете записи видео. Полицейским ничего не было, но и автору видео, пославших полицейских с их запретом – тоже. Вывод: мысленно посылаем все их запреты куда подальше и продолжаем снимать видео.

Будьте наглее и настойчевее, с полицией только так… Потом пишем жалобу на полицию. Чем больше жалоб, тем чаще им будут выносить мозг за незаконные запреты.

Источник: https://www.grpat.org/knowledge/photo-video/

запись как доказательство

Как доказать факт незаконной видеосъемки?

«Частный предприниматель» № 11, 2016 г

В предыдущем номере газеты мы говорили о том, при каких условиях законно использование субъектами хозяйствования технических средств видеонаблюдения для предотвращения хищения со стороны работников и контроля соблюдения ими трудового распорядка (см. “Частный предприниматель” № 10, 2016 г.

, с. 26). Сегодня рассмотрим использование записей видеонаблюдения под другим углом, но тоже для защиты бизнеса, – как доказательство в уголовном производстве, а именно: как видеозапись может помочь найти преступников и привлечь их к ответственности, когда кража, к сожалению, уже произошла.

Cтатистика по раскрытию уголовных преступлений в Украине указывает на большое количество краж в торговых центрах и магазинах. Именно записи с камер наблюдения чаще всего помогают задержать воров и привлечь их к ответственности.

Ведь для того, чтобы в дальнейшем можно было использовать такую видеозапись как доказательство в уголовном производстве, нужно соблюдать установленные законодательством условия.

Ситуация

В торговом зале ювелирного магазина установлены камеры видеонаблюдения. Произошла кража драгоценностей, есть видеозапись этого события.

На практике довольно часто бывает, что единственным подтверждением вины правонарушителя являются записи с камер видеонаблюдения. Вполне понятен вопрос: можно ли их использовать при проведении следственных действий и будут ли они считаться допустимым доказательством в суде?

Чтобы эти записи в дальнейшем могли быть признаны допустимыми доказательствами и, как следствие, помогли привлечь виновных лиц к предусмотренной законом ответственности, требуется соблюдение простых правил.

Главное требование: данные с камер видеонаблюдения должны быть получены не вопреки требованиям действующего законодательства.

Рассмотрим предусмотренные законом требо­вания и ограничения по осуществлению видеофиксации.

Прямой запрет закон устанавливает на видеосъемку в целях вмешательства в личную жизнь и тайную (без ведома лица) видеосъемку.

Вместе с тем такие запреты не распространяются на деятельность право­охранительных органов в случае получения соответствующего разрешения следственного судьи. Это также отвечает требованиям положений ст.

307 Гражданского кодекса Украины, согласно которой физическое лицо может быть снято на фото-, кино-, теле- или видеопленку только с его согласия.

При этом законодательством установлены ограничения относительно видеонаблюдения в непубличных местах (например, туалеты, комнаты для пере­одевания и др.) – там видеосъемка вообще запрещена. Во всех остальных случаях необходимо руководствоваться принципом: “разрешено все, что не запрещено законом”.

То есть при наличии согласия физического лица на проведение видеосъемки в общественных местах (к их числу, помимо прочего, относятся магазины и торгово-развлекательные центры) видеонаблюдение разрешается.

Вместе с тем следует отметить, что законодательством Украины не определен способ предоставления физическим лицом такого согласия.

Оно может проявляться в виде отсутствия возражений с его стороны о проведении видеосъемки.

Дополнительно отметим, что закон требует именно проведения открытой съемки. Судебная практика открытой признает такую съемку, когда человек может увидеть видеоаппаратуру, работающую в режиме записи, и надлежащим образом уведомлен о ее осуществлении.

Следовательно, собственник магазина (торгового центра и др.), для того чтобы видеонаблюдение проводилось в рамках требований действующего законодательства, должен:

– обязательно сообщить о наличии видеокамер, разместив при этом соответствующие предупредительные таблички или знаки на видном месте;

– установить камеры таким образом, чтобы их было видно.

При несоблюдении этих условий видеозапись нельзя будет использовать как доказательство в уголовном производстве, поскольку она считается полученной с нарушением действующего законодательства.

Более того, проведение съемки без учета указанных требований лицами, не относящимися к правоохранительным органам, может повлечь уголовную ответственность, предусмотренную ст.

359 Уголовного кодекса Украины (УКУ), за незаконное использование специальных технических средств негласного получения информации.

Такой запрет связан с тем, что выполнение функций право­охранительных органов другими, не уполномоченными на осуществление такой деятельности лицами, не допускается. Самовольное выполнение таких функций прямо противоречит закону и нарушает конституционные права и свободы человека и гражданина.

Источник: http://chp.com.ua/newspaper-news/item/42225-videozapis-kak-dokazatelstvo

Вечный вопрос о разрешении на съемку. Минчанин получил штраф за ролик, записанный во время административного процесса

Как доказать факт незаконной видеосъемки?

До сих пор актуален вопрос, можно ли снимать инспектора на видео во время остановки и ведения процесса? В сети довольно легко найти немало примеров, когда сотрудники ГАИ просят прекратить съемку, а отказ от этого приводит к конфликту.

Правда, не всегда удается выяснить, чем же заканчиваются подобные инциденты: кого называют правым, а кого виноватым. Сегодняшняя история — о ролике, снятом минчанином Александром в здании ГАИ.

Его опыт показывает, что снимать можно, но только если вы готовы заплатить за это штраф почти в 1000 рублей.

Вновь о теме видеозаписей, в которых зафиксировано общение водителя с инспектором, заговорили после заявления главы Минской ГАИ Вадима Гаркуна. Во время пресс-конференции спикер заметил: «Когда уже начался административный процесс, вопрос о возможности видеосъемки закон трактует однозначно.

Решение, можно ли снимать или нет, принимает орган, ведущий процесс, то есть сам инспектор». Фраза показалась некоторым пользователям спорной, хотя юридически она верна. Не так давно было оглашено постановление, которое можно назвать прецедентным в вопросе съемки сотрудников ГАИ во время процесса.

Суд решил, что отказ от просьбы выключить камеру является неповиновением законному требованию должностного лица госоргана при исполнении им служебных полномочий. В качестве наказания выбрали немалый штраф.

Подчеркнем, речь идет не о максимальной сумме, предусмотренной санкцией статьи, в которой упоминается даже административный арест.

«Я бы хотел донести до людей, к чему могут привести простые ролики на , — говорит Александр. — Моя цель — научить других на собственном примере. Чтобы водители (граждане) были предупреждены и не повторяли ошибок, хотя бы не обнародовали спорные видео ранее двух месяцев после инцидента».

Известно, что автор записи Александр зашел в кабинет начальника районного отдела ГАИ вместе с молодым человеком, который пришел для разбора протокола.

Александр сообщил о своем желании поприсутствовать, так как процесс рассмотрения административного дела является открытым.

Позже он включил камеру и направил объектив в сторону стола инспектора, последний это заметил. Состоялся примерно следующий диалог:

— Мне кажется, вы ведете съемку.

— Ничего не снимаю.

— Прекратите съемку, пожалуйста. Потому что рассмотрение дела фиксируется на видео с разрешения должностного лица, которое это дело рассматривает. Правильно?

— Нет. Снимаю на основании 25-й статьи Конституции (на самом деле 34-я. — Прим. Onliner.by), административный процесс является открытым.

Также в титрах записи приводятся ссылки на другие правовые акты: статьи 6 и 16 Закона об информации, статью 5 Закона об ОВД.

Закон. Так можно ли снимать?

Теперь давайте подробнее рассмотрим ссылки на законы, которыми оперирует автор ролика.

Статья 34 Конституции РБ: «Гражданам гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности госорганов. Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав».

Статья 6 Закона об информации, информатизации и защите информации: «Госорганы, физические и юрлица вправе осуществлять поиск, получение, передачу, сбор, обработку, накопление, хранение, распространение и (или) предоставление информации, пользование информацией.

Гражданам гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности госорганов в порядке, установленном настоящим Законом и иными актами законодательства РБ.

Право на информацию не может быть использовано для совершения противоправных деяний».

Статья 16 Закона об информации, информатизации и защите информации: «Не могут быть ограничены доступ к информации, распространение и (или) предоставление информации: о правах, свободах, законных интересах и обязанностях физических лиц, о деятельности госорганов, общественных объединений, о состоянии преступности, а также о фактах нарушения законности».

Статья 5 Закона об органах внутренних дел РБ: «Деятельность ОВД является гласной, открытой для граждан и СМИ в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства РБ о защите госсекретов и иной охраняемой законом тайны».

Как видим, все указанные нормы имеют схожие условия, указанные в последних предложениях. Упрощая до элементарного смысла, можно сказать, что «статья работает, если не противоречит другим законам».

И такое ограничение для нашего конкретного случая (съемка во время административного процесса) в законодательстве есть. Она содержится в ПИкоАП РБ.

Именно на нее и ссылается начальник районной ГАИ в записи.

Статья 10.

4 Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях: «По решению должностного лица органа, ведущего административный процесс, а также по ходатайству участников административного процесса могут применяться звуко- и видеозапись, кино- и фотосъемка. О применении технических средств делается отметка в протоколе процессуального действия либо в протоколе об административном правонарушении».

Очевидно, что ПИКоАП в первую очередь регулирует действия должностного лица, однако текст указанной статьи затрагивает и участников административного процесса. Потому именно ее используют, аргументируя запрет на съемку.

Фразу «рассмотрение дела фиксируется на видео с разрешения должностного лица» можно воспринимать как упрощенную трактовку требования этой статьи. Почему последнее слово в этом вопросе принадлежит именно должностному лицу? Согласно ПИКоАП видеозапись во время административного процесса может вестись по ходатайству (заявлению) участника (водителя).

Полагаем, гражданин вправе подать это ходатайство (в том числе в устной форме), однако именно лицо, ведущее административный процесс, вправе принять или отклонить ходатайство. При любом решении (разрешении или запрете) инспектор обязан сделать отметку о ходатайстве в протоколе. Такова официальная позиция ГАИ.

Подчеркнем, требования ПИКоАП в обсуждаемом вопросе не распространяются на разговор между инспектором и водителем сразу после остановки, то есть до начала ведения административного процесса.

Суд. Каковы доказательства виновности?

Через полтора месяца после обнародования видео в сети минчанину поступил звонок из милиции с предложением явиться в опорный пункт. Александр отказался, сообщив, что подписывать протокол не будет, и потребовал прислать повестку.

Спустя какое-то время на адрес Александра пришло письмо с приглашением в суд в качестве лица, в отношении которого ведется административный процесс. Оказалось, речь идет о деле по статье 23.

4 КоАП «Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий», которая влечет штраф от 2 до 50 базовых величин или административный арест.

На суде была озвучена версия событий, указанная в рапорте сотрудника ГАИ в адрес начальника РУВД: «Посетитель продолжал вести себя некорректно и продолжал совершать противоправные действия и не выполнил мои законные требования о прекращении видеосъемки.

Позже в ходе мониторинга канала обнаружил видеоролик, на котором были размещены видеозапись рассмотрения дела и мои требования о прекращении видеосъемки. Полагаю, в действиях Александра усматриваются признаки правонарушения». Сам Александр свою вину не признал.

По ходатайству на опрос был вызван начальник ГАИ, ему задавали составленные гражданином вопросы о законности требования не к участнику процесса, а к посетителю, о наличии или отсутствии нарушения общественного порядка, о трактовке понятия «неповиновение», об установлении авторства и даты данного видео и другие.

Выслушав аргументы разных сторон, суд пришел к выводу, что виновность Александра подтверждается исследованными доказательствами, действия стоит квалифицировать именно как «неповиновение» по статье 23.4 КоАП. Наказание — штраф в 40 базовых величин, что составляет 980 рублей.

Как сообщил сам Александр, постановление не вступило в законную силу, так как он обжаловал его в вышестоящей инстанции — городском суде. Среди доводов, фигурирующих в жалобе, приводятся следующие: «Я не был участником административного процесса, я был посетителем открытого рассмотрения.

Порядок взаимодействия между лицом, ведущим административный процесс, и посетителями не установлен законом. Статья 10.4 ПИКоАП относится к этапу подготовки дела к рассмотрению, не к самому рассмотрению. Из видео (полной версии) следует, что видеозапись была прекращена практически сразу после заявленного требования о прекращении записи, то есть я подчинился требованию.

Считаю, состав административного правонарушения по статье 23.4 КоАП РБ отсутствует».

Автомобильные держатели в каталоге Onliner.by

Источник: https://auto.onliner.by/2018/01/24/sud-410

101Адвокат
Добавить комментарий