Как найти нормального арбитражного управляющего и обезопасить себя от мошенничества?

Следователи не прощают ошибок. Как бизнесмену избежать тюрьмы | Бизнес

Как найти нормального арбитражного управляющего и обезопасить себя от мошенничества?

Стоит также заметить, что изменение правового регулирования и судебной практики по привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц повышает востребованность в такого рода уголовных делах, поскольку помогает как арбитражным управляющим, так и кредиторам в доказывании причинно-следственных связей. Можно сказать, что становится правилом хорошего тона в решении арбитражного суда о привлечении к субсидиарной ответственности сослаться на вступивший в законную силу приговор суда за причиненный организации вред.

Анализируя такую практику, можно дать несколько советов генеральным директорам, которых может поджидать такая охота в будущем.

Пример №1

Продажа основных средств и запасов по очевидно заниженной или завышенной стоимости либо необоснованная передача на баланс третьих лиц активов предприятия, как правило, приводит к привлечению к уголовной ответственности за мошенничество, преднамеренное банкротство или злоупотребление полномочиями против интересов коммерческой организации. А, казалось бы, «безвинное» перечисление денежных средств мнимому или еще лучше подконтрольному контрагенту в ходе наблюдения может довести и до судимости за неправомерные действия при банкротстве и растрату.

В качестве наглядного примера можно привести реальное дело одной компании, взявшей кредит на развитие бизнеса в банке. Вскоре генеральный директор понял, что не сможет вернуть займ. Обсудив это с единственным участником, он получил от него указания сводить фирму к банкротству.

Для этого генеральный директор по подложным счетам вывел оставшиеся деньги со счета компании на счета иных лиц, с доверенными сотрудниками (которые позже дали изобличающие показания) устроил поджог в офисе, получил справки, что все документы сгорели, а потом продал по заниженной стоимости имевшиеся активы.

Выполнив все это, предприниматель сообщил банку, что не может больше исполнять условия кредитного договора и обратился в суд с заявлением о признании фирмы банкротом.

После введения процедуры наблюдения совместно с теми же доверенными сотрудниками бизнесмен вывез первичную бухгалтерскую документацию и сжег ее.

Закономерной стала реакция банков-кредиторов, которые обратились не только в арбитражный суд, но еще и в правоохранительные органы.

В ходе следствия генеральный директор не смог доказать, что выполнял требования учредителя, поскольку никаких письменных доказательств не было, а последний от своих слов отказался.

По итогу генеральный директор был осужден за мошенничество, преднамеренное банкротство и неправомерные действия при банкротстве, получил семь лет лишения свободы, а также удовлетворенный иск потерпевшего (учредителя и банка-кредитора) на сумму более 1,2 млрд. рублей.

В этом примере есть еще один примечательный нюанс. Арбитражный управляющий (теперь уже в конкурсном производстве) обратился в суд с требованием привлечь генерального директора к субсидиарной ответственности.

Свое заявление он мотивировал в том числе и вступившим в законную силу приговором, а размер заявленных сумм включает в себя в том числе и выведенные денежные средства компании, и требования банка-кредитора.

Таким образом, создана реальная угроза того, что генеральный директор будет дважды отвечать рублем.

Пример №2

В другом деле генеральный директор находящегося под наблюдением общества с ограниченной ответственностью разочаровал внешнего управляющего, который запросил выписки банка с целью оценки целесообразности расходования денежных средств.

Изучив их, управляющий обратил внимание, что общество регулярно получает деньги от контрагентов, но в тот же день генеральный директор перечисляет 90% полученных сумм одному и тому же физическому лицу, указывая назначение платежа «на оплату привлеченного арбитражным управляющим лица».

Надо понимать, что управляющий решил защитить прежде всего себя и обратился в правоохранительные органы, которые возбудили уголовное дело в отношении директора за растрату.

Никаких указаний от управляющего генеральный директор не получал, связи между физическим лицом и управляющим не было, зато между этим лицом и генеральным директором следственные органы взаимосвязь нашли.

Итогом такой дерзкой истории стал приговор с реальным лишением свободы на пять лет с учетом массы смягчающих вину обстоятельств.

Последним аккордом в этом деле стало обращение арбитражного управляющего с требованиями о привлечении директора к субсидиарной ответственности по этим суммам. Чем руководствовался генеральный директор, сказать сложно, однако, очевидно, что ему еще долго придется претерпевать последствия своих решений.

Пример №3

Все более опасным становится попытка искусственно увеличивать кредиторскую задолженность с целью сохранения контроля за процедурой банкротства.

Например, в рамках банкротного дела одной компании физическое лицо пыталось включиться в реестр требований кредиторов на сумму более 250 млн рублей, что составляло примерно 20% объема требований в реестре.

При анализе документов стало понятно, что это физическое лицо получило права требования к компании на основании договора переуступки прав требований долга, ранее признанного решением суда общей юрисдикции.

Якобы четыре года назад фирма получила заем от физического лица сроком на три года с условием выплаты процентов в конце срока. Этот гражданин после обращения кредиторов в суд быстро просудил такую задолженность и получил исполнительный лист по признанному исковому заявлению.

После чего он переуступил права требования другому физическому лицу. Реальные кредиторы попытались оспаривать такое включение в реестр через недействительность сделок.

Однако суд не воспринимал их доводы, поскольку все происходило до существенного изменения регулирования и судебной практики в таких ситуациях.

Более того: имелось вступившие в законную силу решение суда, а сама сделка оказалась за пределами трехлетних сроков. Кредиторы обратились в правоохранительные органы, поскольку полагали, что имеет место мошенничество со стороны руководителя компании.

Это обвинение в совершении тяжкого преступления, поэтому следствие решило проверить реальность всех сложившихся по документам отношений.

В частности, следователи особое внимание уделили вопросу, была ли реальная возможность первоначально предоставить такой заем, а потом выкупить за такую сумму права требования.

Ключевые фигуранты (то есть первоначальный мнимый кредитор, мнимый кредитор по цессии и генеральный директор) не смогли пояснить, откуда у них были такие деньги, как они их друг другу передали, а также как директор их потратил.

По итогу дело было направлено в суд по обвинению в покушении на мошенничество в особо крупном размере и теперь фигурантам грозит до семи лет лишения свободы.

Это стало достаточным основанием, чтобы кредиторы через арбитражного управляющего оспорили включение в реестр требований по мнимому займу.

Приводить подобные примеры можно до бесконечности. С учетом специфики российских корпоративных отношений и бизнеса в целом генеральному директору при совершении любых действий стоит обратить особое внимание на следующее:

  1. Все сделки по отчуждению активов должны быть как согласованы в установленном для крупных сделок или сделок с заинтересованностью порядке, иметь под собой реальное экономическое обоснование.
  2. Все финансовые операции должны найти свое отражение в бухгалтерском учете.
  3. Необходимо проверять контрагентов на предмет того, могут ли они реально исполнить сделки до того, как их заключать, или нет.
  4. Если с бухгалтерской документацией что-то случилось (например, произошел пожар или другое происшествие), то надо принять меры к восстановлению первичной документации, как того требует закон.
  5. Генеральный директор независимо от организационно-правовой формы компании должен объективно владеть картиной движения денежных средств в компании и иметь адекватное обоснование экономической выгоды для предприятия внедренных схем.
  6. В случае введения наблюдения, когда еще полномочия генерального директора не ограничены, помнить о необходимости соблюдения разумной расходной политики, которая должна учитывать и интересы потенциальных кредиторов.

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/362029-sledovateli-ne-proshchayut-oshibok-kak-biznesmenu-izbezhat-tyurmy

Банкротство физлиц — узаконенное мошенничество для адвокатов. Открытое письмо к российскому digital-сообществу — Право на vc.ru

Как найти нормального арбитражного управляющего и обезопасить себя от мошенничества?

Юристы-самозванцы, паникующие пенсионеры, лживая реклама и процедура банкротства, которые делают население еще беднее. Разбор работы закона о банкротстве.

Кадр из фильма «Титаник»

Меня зовут Дмитрий Салтыков, арбитражный управляющий. Я расскажу, как закон о банкротстве физлиц обогащает юристов, адвокатов, интернет-маркетологов, но не защищает тех, кому это нужно.

Эту статью я решил написать для vc.ru, чтобы уважаемое digital-сообщество подходило к продвижению клиентов, работающих с банкротством более ответственно. Ведь наверняка многие, соглашаясь на рекламную кампанию очередного юридического центра, не знают всех темных сторон этой сферы.

Что не так с рынком банкротства физлиц?

Сперва определимся с терминологией. Всякий арбитражный управляющий — юрист. Но не всякий юрист или адвокат обладает статусом арбитражного управляющего (далее управляющий).

Бизнес по банкротству физлиц в России работает по посреднической схеме. Должники платят много, чтобы кормить всю цепь.

Закон РФ прямо указывает, что процедуру банкротства может проводить только юрист, имеющий лицензию арбитражного управляющего. Чтобы лучше понять, насколько велик перекос, вот вам цифра: в г. Кемерово 16 судей, ведущих банкротства физлиц.

Учитывая, что арбитражный суд есть только в областном центре, эти судьи и управляющие обслуживают как минимум половину населения региона — 2 695 028 / 2 = 1 347 514 человек. То есть специалистов не хватает. А спрос высокий.

И его закрывают все, кому не лень.

Фактически деньги с населения берут разномастные юристы, адвокаты, коллегии и даже целые “юридические центры” без управляющего в штате.

Кадр из мультфильма «South Park»

Реклама приводит должника в юридическую контору или к адвокату. Там берут деньги за оформление заявления и подают его в суд. Это стоит от 20 000 до 100 000 рублей. После есть два пути:

  • По закону юрист/контора не могут проводить процедуру банкротства самостоятельно. Поэтому они начинают искать арбитражного управляющего. Это занимает от пары недель до нескольких месяцев. После того, как управляющий найден, контора или юрист платят ему гонорар. Затем процедурой банкротства, которая длится в среднем 12 месяцев, занимается управляющий. А контора или юрист просто берут деньги с клиента и делятся с управляющим. Результат: процедура проходит в полном объеме, но дольше и дороже. К 12 месяцам банкротства добавляется время на поиски управляющего и гонорар посредника.
  • Юрист/контора начинают искать управляющего и не находят. Или находят, но из-за большого количества дел у управляющего процедура откладывается на месяцы, а иногда и годы.Результат — должник заплатил деньги, но проблему не решил.

Из-за этого многие испытывают разочарование в самой процедуре несостоятельности, в юристах, в управляющих, в российских законах и институте судов в целом.

Тотальная неграмотность. Тотальная незащищенность. Тотальный обман.

Вы можете платить юристам, но не можете требовать

Закон и практика устроены так, что адвокаты могут брать деньги с должников, но никаких обязательств по процедуре банкротства у адвокатов не возникает.

Галина Витальевна всю жизнь работает осмотрщиком составов на железной дороге. Условия труда непростые, а оплата скромная. Из-за проблем со здоровьем пришлось взять кредит на лечение.

Взяв деньги в Сбербанке, она скоро обратилась в ВТБ-24, а затем в Совкомбанк, чтобы за счет нового кредита погасить старый. Поначалу выплачивать было комфортно — как всегда.

Но потом лечение потребовало бльших вложений. Чтобы избежать просрочек по платежам, Галина Витальевна решила взять ссуду в МФО и за счет нее планировала делать платежи.

Разумеется в МФО ей не пояснили, что условия гораздо жестче банковских.

В итоге кредиторов стало восемь, а сумма долга составила 870 000 рублей.

Далее просрочки, проценты, коллекторы и реклама адвоката, который обещал провести процедуру и избавить от долгов. Разумеется ни он, ни его реклама не объясняли, что статус адвоката не позволяет проводить процедуру.

Затем обычная схема: адвокат берет 70 000 за проведение процедуры, не объясняя ее порядка и состава работ. Пожилая женщина платит и получает взамен только заявление в суд, которое адвокат оформил и подал. При этом он даже не связывается с кредиторами.

Это значит, что прессинг со стороны коллекторов продолжается.

Суд принимает заявление, и на этом работа адвоката останавливается, потому что нужен арбитражный управляющий. То есть фактически, женщина заплатила 70 000 рублей просто за заявление.

Только после этого адвокат приступил к поиску управляющего. Искал адвокат его несколько месяцев. Все это время должницу продолжали «кошмарить» коллекторы. От проблемы она не избавилась, зато стала на 70 000 беднее.

В конце концов управляющий был найден. И когда он взялся за работу, адвокат пропал. Перестал отвечать на звонки и даже не передал материалы дела.

Через 13 месяцев, после того, как процедура была проведена, долги (870 000 рублей( были списаны, адвокат объявился сам. Поинтересоваться итогом дела.

В моей практике есть несколько подобных случаев. Сумма, которую адвокаты берут за составление заявления колеблется. Например с другой женщины, которая жила на 10 000 в месяц, адвокат взял 100 000 рублей и точно так же не сделал за эти деньги ничего, кроме заявления.

Должник платит дважды

Финансовая неграмотность людей старшего возраста выгодна всем: банкам, МФО, юристам и адвокатам, которые зарабатывают на банкротстве физлиц. Поэтому сам закон и практика его применения устроены опасно для людей.

Да, закон предписывает, что проводить процедуру о несостоятельности физлица может только арбитражный управляющий. Но он же никак не ограничивает участие адвокатов и юристов без статуса управляющего. Закон не налагает на них никаких обязательств. Поэтому на выходе получаем, что юрист, взяв деньги, может выполнить свою часть двумя способами:

— формально, то есть никак;

— ответственно, то есть найти арбитражного управляющего до получения гонорара или вскоре после.

Напомню, что например, в г. Кемерово 16 судей, ведущих банкротства физлиц, около сотни арбитражных управляющих и тысячи юристов, берущих дела по банкротству.

Часто юрист или адвокат, берясь за дело о банкротстве и принимая предоплату знает ЗАРАНЕЕ, что не сможет предоставить решение проблемы или хотя бы защиту от коллекторов на время процедуры.

Потому что он знает, что ко всем управляющим уже выстроилась очередь из его коллег.

Закон не учитывает реального положения дел, не учитывает дефицита управляющих.

Обращение

Вряд ли мне стоило обращаться к редакторам газет объявлений, региональных телеканалов, к рекламным агентствам, уродующим российские города “азиатской” рекламой на столбах, в лифтах, на фасадах домов и транспорте. Вряд ли мой голос был бы услышан в Госдуме или правительстве.

Но российский digital отличается от указанных выше — ценностями, инструментами, подходом. Поэтому моя просьба, я верю, дойдет до адресата.

Она очень проста: когда к вам приходят с предложением прорекламировать услуги по банкротству физлиц, поинтересуйтесь, есть ли у вашего клиента статус управляющего. Спросите о том, как они ведут дела, каковы их тарифы и состав услуг. Возможно ваша внимательность убережет очередного российского пенсионера от разорения.

P. S.

Вероятно, найдутся те, кто упрекнет, что я точно так же продвигаюсь в интернете, зазываю должников на свой сайт (сэкономлю ваше время на поиски — вот он saltycov.com) и этой статьёй решил просто потеснить своих конкурентов.

Но мои конкуренты — это не юристы и адвокаты. Мои конкуренты — такие же как я арбитражные управляющие. И они, уверен, разделяют мое мнение. А юристы и адвокаты это, скорее, мои клиенты. Большинство из них — достойные и профессиональные люди. Но не все.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://vc.ru/legal/49033-bankrotstvo-fizlic-uzakonennoe-moshennichestvo-dlya-advokatov-otkrytoe-pismo-k-rossiyskomu-digital-soobshchestvu

В россии новый бум банковского мошенничества по телефону. как не попасться и в чём могут быть причины — разборы на tj

Как найти нормального арбитражного управляющего и обезопасить себя от мошенничества?

Преступники действуют по проверенным схемам, но выглядят убедительно за счёт профессионального сленга и нескольких уловок.

Продолжение: анонимный монолог читателя TJ о работе в «чёрных» колл-центрах.

Мошенники уже давно пользуются социальной инженерией: например, выдают себя за сотрудников банков, чтобы обманом узнать у клиентов SMS-коды для переводов или номера карт. Но летом 2019 года в России, похоже, началась новая волна телефонного мошенничества, которую отличает более массовый подход с упором не только на крупнейшие банки, но и на небольшие сервисы.

Злоумышленники используют маскировку номеров под официальные номера банков, заранее узнают личные данные о «клиентах» и работают целыми командами. Редактор TJ лично столкнулся с мошенниками и рассказывает, как можно от них защититься и что предпринимают банки.

Атака на «Рокетбанк» и разговор с мошенниками

В течение недели до выхода этого текста мне трижды позвонили мошенники, представившись сотрудниками «Рокетбанка». В первом случае звонок совершили с настоящего номера банка +7 495 133 07 08, который указан на сайте сервиса и используется только для входящих обращений из-за границы.

Мне повезло: я давно не храню деньги на «Рокетбанке», поэтому когда мошенники начали говорить о несанкционированном переводе на несколько тысяч рублей, я сразу всё понял. При этом из-за профессионального сленга собеседников я даже ненадолго засомневался и на всякий случай проверил баланс в приложении.

Когда спустя три часа мне позвонили второй раз, решил прямо спросить девушку, в курсе ли она, что занимается мошенничеством. Но её, видимо, ничего не смутило.

— Здравствуйте, я представитель «Рокетбанка», у вас тут перевод на 6 тысяч рублей на Киви-кошелёк, подтверждаете?

— Здравствуйте, а вы в курсе, что занимаетесь мошенничеством?

— С чего вы взяли?

— Возможно, с того, что я не храню на карте денег и никаких переводов с неё быть не может?

— [тяжёлый вздох] *бросает трубку*

На третий раз я решил подыграть мошенникам и записать весь разговор.

Последний случай серьёзно отличался от первых двух: мошенники действовали более прямолинейно и пытались не просто узнать номер банковской карты, но ещё и SMS-код для перевода денег.

При этом злоумышленники работали как минимум в паре и якобы использовали «роботизированные системы» — это могло добавить ощущение подлинности звонка для неподготовленного человека.

Я начал записывать разговор почти сразу, но на записи отсутствует только самая первая фраза, где мошенник представляется сотрудником «Рокетбанка» и сообщает о несанкционированной операции. Запись разговора сокращена на две минуты из-за длинных пауз

На следующий день оказалось, что телефонные мошенники украли у бывшего редактора TJ Александра Фаста 10 тысяч рублей. Ему позвонили, когда он торопился, и попросили продиктовать SMS-код от интернет-банка.

Какие-то перцы притворяются сотрудниками @rocketbank и выуживают бабки с карты. Достаточно дурацким способом, но если вы как и я сегодня, в спешке и не очень обращаете внимание на содержание смс, то и у вас тоже заберут.

Такие дела.

В «Рокетбанке» рассказали TJ, что заметили всплеск мошеннических звонков ещё в конце июля. Он затронул сразу несколько банков, но сервис решил сыграть на опережение и написал клиентам в чат, а также разместил предупреждение в ленте операций.

Всем активным клиентам мы написали в чат приложения с предупреждением, чтобы в случае таких звонков, они были наготове, а в соцсетях и на сайте разместили лонгрид о всех возможных мошеннических уловках с путями их обхода.

Так нам удалось максимально сократить возможные потери: клиенты уже понимали, что это не сотрудники банка, какими бы убедительными они ни были, и писали нам о том, с каких номеров поступали звонки.

Пользуясь случаем — пожалуйста, НИКОГДА И НИКОМУ НЕ СООБЩАЙТЕ КОДЫ ИЗ СМС, даже «роботу».

Предупреждение от «Рокетбанка» было сложно не заметить: оно пришло всем клиентам, которые хоть изредка пользуются картой и высветилось в уведомлениях

В банках знают о проблеме и стараются предупреждать клиентов

TJ обратился к представителям крупных российских банков, чтобы узнать, как они предупреждают клиентов и зафиксировали ли всплеск телефонного мошенничества. В трёх из шести опрошенных компаний подтвердили рост подобных случаев в последнее время.

Представители Сбербанка сообщили об увеличении звонков от телефонных мошенников. В банке отметили, что в последние годы таким способом у клиентов крадут средства чаще всего и напомнили о странице со способами защиты от социальной инженерии. В соцсетях Сбербанк предупреждал клиентов о телефонных мошенниках только в феврале 2019 года.

В последние годы социальная инженерия стала одной из самых острых проблем для клиентов российских банков: по данным Сбербанка, её доля в общем объёме мошенничества в отношении клиентов достигла 88%.

Всем клиентам следует соблюдать простые правила: никому, в том числе сотруднику банка, нельзя называть полные реквизиты карт, ПИН-код, CVC-коды, одноразовые пароли для подтверждения операций.

В такой ситуации нужно прекратить разговор и перезвонить в банк по его официальному номеру (в Сбербанке это короткий номер 900).

ВТБ также зафиксировал рост мошенничества по телефону, но не среди своих клиентов. Представители банка пояснили, что компания отслеживает все случаи мошенничества и рассказывает клиентам о способах защиты от мошенников в том числе на официальном сайте.

Исходя из имеющейся у нас информации о регистрации преступлений по таким фактам в г.

Москве, начиная с июля 2019 года резко уменьшилось количество обращений клиентов ВТБ, с одновременным пропорциональным увеличением количества обращений клиентов других банков.

ВТБ ведет активную разъяснительную работу, для чего направляет клиентам сообщения, повышающие их финансовую грамотность. Проводится сбор сведений о телефонных номерах, используемых мошенниками, с целью их последующей блокировки

В «Райффайзенбанке» рассказали, что регулярно предупреждают клиентов, чтобы те никогда не сообщали одноразовые коды из SMS третьим лицам. Представители банка не пояснили, зафиксировали ли в организации рост случаев телефонного мошенничества, но напомнили о странице с правилами безопасности на сайте.

В «Тинькофф Банке» рассказали, что не зафиксировали всплеск мошенничества. При этом компания регулярно предупреждает клиентов в «Историях» в приложении, а также через издание «Тинькофф-журнал».

Источник: https://tjournal.ru/analysis/110591-v-rossii-novyy-bum-bankovskogo-moshennichestva-po-telefonu-kak-ne-popastsya-i-v-chem-mogut-byt-prichiny

101Адвокат
Добавить комментарий