Как поступить в ситуации при требовании денег, если ребенок пытался помочь другому?

Почему благополучные дети сбегают из дома?

Как поступить в ситуации при требовании денег, если ребенок пытался помочь другому?

Вы считаете себя лучшими родителями на свете и  думаете, что ваш жизненный опыт – бесценен, хотя ваш ребенок, на самом деле, успевает узнавать за день больше, чем вы за неделю.

Конечно, вы любите свое чадо, вот только ваша любовь очень часто превращается в сплошное “Я-знаю-как-тебе-жить-я-знаю-как-тебе-быть”. А потом вы однажды приходите домой, а ваш ребенок исчез, в лучшем случае оставив записку.

Вы думаете, что не виноваты в этом? Как бы ни так!

В Беларуси ежегодно в органы внутренних дел Республики Беларусь поступает  около 2 тысяч заявлений и обращений граждан о безвестном исчезновении детей.

Подавляющее большинство ушедших из дома или интернатных учреждений детей находятся в течение одних-трех суток. Однако некоторые из пропавших остаются не разысканными на протяжении многих лет.

Так, на 1 января 2014 года по данным МВД не разыскано 62 ребенка, 35 из них – свыше 5 лет, 5 – от 3 до 5, 10 – от 1 года до 3 лет.

Товарищи родители, подумать не хотите ли?

Вы думаете, что главное в жизни вашего ребенка – это вы, ну и еще школа. О, этот повсеместный родительский заговор “Учитель-всегда-прав”.

Вам никогда и ни за что не доказать, что учитель – это всего лишь человек, и не всегда хороший и умный.

Вы даже представить не хотите, что некоторые будущие учителя поступают в педагогический, потому что там конкурс меньше, а потом учат детей, ненавидя их от всей души.

Вам не нравятся друзья ваших детей, для них у вас прибережен рефрен “они на тебя плохо влияют”. И хорошо, если заботливые мама и папа говорят это своим детям, а не тем самым друзьям.

Наряды детишек громогласно ужасают не только вас, но и всех многочисленных родственников, а невинный пирсинг в пупке скрывался от папы три месяца.

От вас только и слышно: “Делай уроки, ложись спать, сделай тише музыку, где шляешься, убери бардак в комнате, из тебя ничего не получится, как ты разговариваешь с родителями, мы тебя кормим-поим, помой посуду, ты без нас никто, прекрати жевать жвачку…” Вы можете говорить это до бесконечности.

Самое интересное, что вы и вправду считаете это формой выражения заботы и проявления любви.

Хмм, а вы, мама двоих детей, во времена, когда этих детей еще не планировалось, обрадовались, если бы ваш будущий муж проявлял свою любовь именно таким навязчивым способом? Явно после таких “ухаживаний” у вас бы до детей дело не дошло. Так почему вы делаете свою родительскую любовь таким тяжелым бременем для своих детей?

У детей и подростков очень хрупкая, чувствительная психика. И может наступить момент, когда во время очередного промывания мозгов они не выдерживают и выбирают только один выход – уйти из дома. Причем вопрос “Куда?” даже не поднимается. В воздухе висит только вопль “От кого?”.

Ваш ребенок – с другой планеты

То, что вы живете на разных планетах, стало для вашего ребенка ясно лет в шесть. И с тех пор он считает собственных родителей инопланетянами, и думает, что от пришельцев ничего хорошего ожидать не приходится.

И мечтает ваш ребенок о том, как неплохо было бы получить пособие “Как выжить среди родителей”. А вам, родители, не помешало между заботами о насущном хлебе ребенка хоть однажды задуматься, что он, как ни странно, не ваша собственность.

Но вы живете на разных планетах, у вас в ушах огромные клоки ваты, и никакие слуховые аппараты здесь не помогут.

Короче, ваш ребенок собирает рюкзак и уходит. Прекрасно. А дальше начинается жизнь. Довольно невкусное лекарство от иллюзий.

Как это бывает

Пятнадцатилетняя Аня ушла из дома, поссорившись с мамой из-за оценок. Хлопнула дверью и пятеро суток не давала о себе знать.

Пока родители обзванивали больницы и морги, милая барышня спокойно отрывалась у своей подружки, родители которой были в командировке, и которая, невинно гладя в глаза Аниным родителям, вещала о том, что не видела Анечку уже давно, потому что в школу она ходить отчего-то перестала. Закончилась вроде бы невинная история плохо.

С одноклассниками девочки пили водку дома у той самой подружки. Аня сидела на подоконнике открытого окна и, потеряв равновесие, упала вниз. Сломала позвоночник. И теперь никто не знает, сможет ли она когда-либо ходить.

Сергей был единственным ребенком в семье. Мама и папа, научные работники, относились к сыну с обожанием, он хорошо учился и ничем криминальным себя не проявил. Но, начиная с шестого класса, стал постоянно убегать из дома. Находили его в самых разных точках республики, и несколько раз даже за ее пределами.

Родители не могли с этим справиться, искали причины в себе и в школе, в отношениях с друзьями и первой любви. Когда Сергею исполнилось 18, он отправился служить в армию. Несколько раз сбегал и оттуда, что создавало уже проблемы с законом.

Наконец догадались обратиться к психологу, который и сказал, что у Сергея – болезнь, которая не позволяет человеку контролировать такие свои порывы и которая с годами будет усугубляться.

Оля ушла от мамы и папы с твердым желанием никогда их больше не видеть. Они запретили ей встречаться с любимым мальчиком Сашей, без которого, Оленька, разумеется, не могла прожить и дня. Мальчик о ней “позаботился”, поселил в подвале многоэтажки, где у их компании была “камора” (место для вечерних тусовок и прогуливания школы).

Кормил котлетами, принесенными из дома, и всячески радовался ее крутому поступку. Правда, почему-то не захотел присоединиться к любимой и спокойно жил себе дома. После двух недель такого вольного проживания ночью на Олечку наткнулся пьяный бомж. Он ее изнасиловал и смылся. Она вернулась домой, но вряд ли скоро захочет вообще с кем-то видеться.

Игорь сбежал от родителей просто потому, что они его не понимали. А папа у Игоря был большой милицейский начальник, очень властный и авторитарный человек.

Парадокс состоит в том, что пока товарища искала все городская и даже республиканская милиция, он преспокойно обитал на минском вокзале, каким-то чудом просачиваясь через постоянные облавы на беспризорников. Подружился с вокзальными бродяжками и даже успел завоевать у них авторитет. Путешествовал по стране и чувствовал себя абсолютно свободным и счастливым.

Когда его все-таки вернули домой, сказал, что при первом же удобном случае убежит снова. Но решил вопрос по-другому. После девятого класса поступил в училище в другом городе и домой старается приезжать как можно реже.

…Может быть, эти истории благополучных детей покажутся просто глупыми в сравнении с бедами тех, кто уходит от побоев и скандалов родителей-алкоголиков, от постоянно сменяющихся сожителей своих мам, от банального голода. Но от этого ситуация не становится лучше.

О чем они думают, сбегая?

Далеко убежать удается немногим. Денег маловато или нет вообще. Жить негде, потому что все друзья вашего ребенка – такие же благополучные детки, живущие с мамами и папами. Уличные компании ваше чадо пугают с раннего детства. Это хорошая сторона. Но есть и плохая.

Возвращаться домой вашему ребенку уже просто страшно. И еще он хочет отстоять свою позицию. О'кей, пусть доказывает, какой он еще маленький и несдержанный, пусть хлопает дверью и устраивает истерики.

Когда чадо найдется и вернется через несколько дней, вы, конечно, не станете его ругать. Вы будете ему очень рады, будете ходить вокруг него на носочках и сдувать налипшую за время длинной прогулки пыль.

А потом начнется все заново. И будет продолжаться снова и снова. Не до бесконечности.

Ровно до того момента, как ваш ребенок докажет вам, что уже взрослый и самостоятельный человек, может принимать важные решения и планировать свою жизнь.

Не ждите рецидивов, объясните своему ребенку, что для того, чтобы изменить свою жизнь, нужно измениться самому. Иначе – никак. Он, конечно, принадлежит только себе, но для того, чтобы иметь на себя все права, и он, и вы, его родители, должны точно знать, что он способен управлять таким сложным механизмом.

Что делать родителям, когда ребенок ушел из дома?

Сразу же вспомните все, о чем чадо говорило в последнее время. Обзвоните всех знакомых и друзей вашего ребенка, причем разговаривайте не только с детьми, но и их родителями, прося их об адекватных действиях, в случае, если ваш ребенок появится в их поле зрения. Позвоните своим родственникам и знакомым, опросите их.

Проверьте, не пропали ли из дома деньги и ценные вещи. Попытайтесь определить, какие вещи ребенок взял с собой, какую одежду, возможно – книги. Все это тщательно проанализируйте.

Если пропажу ребенка обнаружили вечером – обязательно позвоните классному руководителю, а утром отправляйтесь в школу и опросите всех одноклассников. Вспомните или узнайте у сверстников, где и с кем ваш ребенок чаще всего проводил свободное время, кому мог сообщить о своих планах.

Если вы не видите никаких признаков сознательного ухода ребенка из дома, позвоните в скорую помощь, узнайте, не доставлялся ли туда ваш ребенок, став жертвой несчастного случая. Позвоните в милицию, узнайте, не был ли ребенок задержан – у детей часто не бывает с собой документов, и они не желают (не могут) сказать, как их зовут и куда можно позвонить родителям.

Если все эти действия не принесли результата, срочно обратитесь для организации поисков ребенка в соответствующие органы.

Идите в районное отделение милиции, взяв с собой документы на ребенка и его фотографии. В отделении милиции пишите заявление и подавайте в розыск.

Сотрудники милиции обязаны по первому требованию принять у вас заявление, никакие халатные отговорки “Побегает и вернется” не принимайте.

Далее вы идете к инспектору по делам несовершеннолетних, оставляете ему фотографию ребенка и всю информацию, которая у вас есть.

Продолжайте звонить ближайшим друзьям ребенка, акцентируя внимание на том, что вы очень его любите, волнуетесь, ждете его дома и совсем не сердитесь.

Можете обойти всех друзей, поговорить — ничего не стоит спрятать под кроватью девочку 13 лет так, чтобы родители даже не догадывались, что в доме есть кто-то еще. К тому же личный контакт, возможно, заставит друзей “расколоться”, если они знают, где прячется ваше чадо.

Применяйте хитрость, говорите: “Я точно знаю, что ты в курсе, потому что Сережа говорил, что доверяет тебе все свои секреты, и если что-то случится, скажет только тебе”.

Найдя своего сына или дочь, не нападайте на него сразу с расспросами. Но через некоторое время попытайтесь поговорить на тему побега, узнать, что послужило его причиной, постарайтесь понять своего ребенка и найти взаимопонимание с ним. Помните о том, что вы – не надсмотрщик на галерах, и вашей целью не должно быть тотальное навязывание ребенку своих взглядов на жизнь.

Материал подготовлен при содействии психотерапевта Леонида Шемлякова

Источник: https://interfax.by/news/obshchestvo/society-different/32742/

Доносчик или ребенок в беде? Что делать родителям, если их дети ябедничают

Как поступить в ситуации при требовании денег, если ребенок пытался помочь другому?

Раньше ябеды зачастую становились изгоями. Но последнее время дети все чаще жалуются взрослым на свои проблемы с ровесниками. Что же делать родителям в таких случаях?

Иллюстрация: Марина Савицкая

Вот такое письмо пришло по почте недавно.

Пишет читательница Арина из Украины:

«…появился вопрос по взаимодействию с детьми. А именно — о том, как быть мне и ребенку, если он склонен ябедничать.Мой сын всегда предпочитает привлекать взрослых к решению конфликтов с детьми. Например, мы гуляем с подругой и детьми, у нас сыновья ровесники.

Сын подруги — парень активный и веселый, хулиган, в хорошем смысле этого слова.И он в шутку может сказать сыну какую-то глупость. Сын обижается. И вместо того, чтобы отшутиться в ответ или попросить прекратить, или еще как-нибудь решить конфликт напрямую с приятелем, сын бежит жаловаться его маме и мне.

Я всегда прошу его самого решать такие вопросы: объяснить “мне не нравится, не делай так, пожалуйста” или сказать “сам дурак”, или, на худой конец, “прекрати, а то стукну”. Но он не хочет решать такие вопросы сам.Написать вам меня сподвигла история, которая произошла вчера.

Детей попросили принести в класс сменную обувь. У нас сейчас все еще 25 градусов тепла, в классе жарковато.

Я дала сыну с собой легкие тканевые туфли на липучке (он ходил в подобных в сад 3 года подряд). Они объективно выглядели нормально, не были девчачьими, и вообще он сам их выбрал. Но оказалось, что всем остальным ребятам в классе дали с собой кроссовки, кеды и кожаные туфли. То есть более “крутую” обувь.

Поэтому один мальчик начал смеяться над обувью моего сына. Сын пошел жаловаться учительнице, учительница отчитала мальчика. И сын рассказал мне эту историю и сказал, что он больше в этих туфлях не пойдет. И я дала ему с собой другую “нормальную” обувь.

Простая история, но в ней мне непонятно, как относиться к тому, что ребенок ябедничает.

Я думаю, что дети не любят ябед, и решать вопрос напрямую с обидчиком более правильно с точки зрения уважения окружающих. Вместе с тем решать самому, вероятно, менее эффективно.

Подскажите, пожалуйста, как относиться к “доносам”, если для меня главная ценность школы — это отношения в коллективе?Насколько вероятно, что ябеда интегрируется в коллектив и над ним не станут смеяться еще больше?

Или как убедить ребенка, что такие небольшие проблемы он может и должен решать сам?»

Арина в своем письме также упомянула, что в моем многолетнем блоге про тему ябедничества, кажется, никогда ничего не было. Я повспоминала и поняла, что читательница, по всей видимости, права: действительно, никогда и ничего.

Почему же так? Ведь тема-то важная и наверняка так или иначе, в том или ином периоде развития ребенка волнует многих родителей, а сформировать и проговорить свое отношение к проблеме приходится и вовсе практически всем родителям, даже если их ребенок никогда не ябедничает.

Благодаря Арине я задумалась над этим вопросом и поняла, что причина моего «неписания», по всей видимости, очень проста: далеко не все в этой теме ясно для меня самой. Поэтому предлагаю: давайте сегодня попробуем разобраться вместе.

Полвека назад я росла в мире, где семейное и общественное отношение к доносам и ябедам было вполне однозначным.

Моя бабушка по этому поводу всегда говорила нечто по ощущению средневековое: «Доносчику — первый кнут!» Выражение ее лица при этом было таким сложным, что все было ясно.

Лишь много лет спустя я узнала, что приблизительным истоком этой народной пословицы было российское Соборное уложение XVII века.

Здесь надо понимать, какую эпоху только что пережили все взрослые люди, окружавшие мое взросление.

Моего собственного дедушку арестовывали два раза, оба раза по доносам: один раз в 1934-м (разобрались и выпустили), второй раз перед самой войной (он был видным геологоразведчиком — через два месяца опять выпустили и услали в долгую экспедицию).

После войны его уже не трогали — возможно, лишь потому, что в войну он горел в танке и остался неходячим инвалидом первой группы, хотя и продолжал удаленно работать в бухгалтерии родной геологоразведки. Так что отношение бабушки и ее сверстников к доносам, пусть даже к детским, никакого удивления не вызывало и не вызывает, не так ли?

Я и мои сверстники принимали все это как данность, хотя наша молоденькая первая учительница усиленно пыталась насаждать доносы. Уходя куда-нибудь из класса, она прямо говорила: вот ты и ты будете следить, чтобы детки вели себя хорошо, а кто будет баловаться, тех запишете и потом мне скажете.

Надо сказать, что особого успеха ее тактика не имела, и, возвращаясь, она неизменно слышала от назначенных:

— Все дети вели себя хорошо!

Уважение коллектива казалось потенциальным ябедам важнее.

Однако потихоньку и не на глазах у всех некоторые девочки у нас в классе той же учительнице «стучали», нам это было доподлинно известно и всегда вызывало презрение.

Как ни странно, в этом вопросе у нас существовал половой диморфизм. Если ябедничала девочка, говорили: дура-ябеда! Если мальчик, градус презрения был выше и говорили: подлец! В результате мальчики ябедничали намного реже девочек.

По мере нашего взросления тема вообще закрылась, так как «неуставные» контакты между миром взрослеющих детей и миром взрослых практически стремились к нулю. Все свои проблемы и конфликты мы решали сами, вмешивать в это взрослых казалось просто странным.

Изменилось ли что-то в этой области теперь, по прошествии всех этих лет?

Разумеется, да, и, на мой личный взгляд, изменения очень большие.

Сейчас я попробую для начала просто перечислить все факторы, которые, по-моему, «сыграли» на этом поле.

  1. Родители в целом стали уделять намного больше времени и внимания взрослению собственных детей, а также их социальным проблемам и психоэмоциональному состоянию.
  2. Сгладилась, в какой-то степени ушла в прошлое общественная травма, связанная с политическими репрессиями 30-х и 50-х годов.
  3. Со времен перестройки так или иначе нарастает европеизация значительной части российского общества (по крайней мере городского). В общем потоке перенимаемого — идеи личной ответственности за происходящее вокруг: если ты видишь какой-нибудь непорядок — не игнорируй, но и не бросайся сам махать кулаками, а немедленно позвони или сообщи в соответствующую инстанцию. Они обязаны разобраться.

Как последний пункт касается нашей темы? Да очень просто и прямо. Он фактически диктует: если твоего ребенка обидели в школе и он тебе об этом рассказал, не советуй ему промолчать, «попробовать договориться» или «дать в морду» обидчику, сразу иди к учительнице, к директору или в районо.

Добавьте сюда интернет-возможности, которые на порядок упростили коммуникацию всех со всеми.

Буквально вчера был пример, который меня поразил.

Мальчик-пятиклассник на переменке словесно оскорбил одноклассницу.

Вечером того же дня девочка как-то раздобыла электронный адрес и прислала матери мальчика на телефон подробную письменную претензию с требованием разобраться и принять меры, оформленную так литературно и структурно грамотно (мать мальчика мне ее на приеме вслух зачитала), что хоть сейчас без всякой правки подавай заявление куда угодно. Вполне допускаю, что девочке помогали с оформлением ее родители, но совершенно не удивлюсь, если девочка проделала все это сама.

Мир изменился. Но условное «подсознание» нашего постсоветского общества по-прежнему требует осуждать тех детей, кто в любой форме ябедничает и доносит, и решать большинство текущих социальных проблем самому или уж с помощью друзей.

Однако новые ценности вроде бы требуют привлекать всех: родителей, учителей, «инстанции», общество в целом (см. несколько недавних шумных интернет-кампаний по поводу «ребенка оскорбили в школе»).

А как же в этих обстоятельствах вести себя конкретным родителям? Если их собственный ребенок ябеда? Или если он, наоборот, рассказывает о ябеде-однокласснике и запрашивает отношение к этому явлению своего родителя?

Мое мнение на сегодняшний день такое.

  1. Родителю следует самому определиться. Если сообщать обо всех школьных нарушениях и обидах учителю кажется вам вполне приемлемым и современным — ок. Если вы не хотите знать о происходящем, как не знали о вашей школьной жизни ваши родители и прародители, тоже ок. 
  2. Далее вы в понятной ребенку форме сообщаете ему свое отношение, уточняя, что это отношение именно ваше личное. Вот такой ему достался родитель, который именно так к этому относится. На конкретном текущем примере это будет проделано или теоретически — тут без разницы, главное, чтоб было понятно и не допускало разночтений. Ребенку обязательно нужно знать отношение к вопросу значимых взрослых, а также к чему готовиться ему самому и на что он здесь может рассчитывать: на «доносчику первый кнут» или на то, что если тебя кто-то обидел, то мама всегда выслушает, поддержит, а потом пойдет и разберется с обидчиком.
  3. Если ваше отношение к проблеме дифференцированное, то следует четко и понятно (для ребенка понятно) вслух дифференцировать. Например, если то, что ты видишь или о чем узнала, угрожает жизни и здоровью человека или людей, может привести к травмам или разрушениям, надо немедленно сообщить всем, кто может помочь и предотвратить: учителям, родителям, первому встречному милиционеру. Это я считаю долгом каждого порядочного и ответственного человека. Если речь идет о школьных девчачьих разборках, не сопровождающихся прямым членовредительством, я не люблю ябед, не хочу ничего об этом знать, разбирайся сама и на меня не рассчитывай.

Здесь, конечно, надо понимать (и я понимаю), что любое дифференцирование условно.

Например: приятели и приятельницы девочки-подростка тайком собрались в городской поход — идти на весь день исследовать опасную многоэтажную «заброшку», а девочку с собой не взяли, потому что она трусиха и с ней много возни. Девочка обиделась и настучала на них учительнице, а та позвонила родителям, поход подростков сорвался, и в результате их пропесочили и наказали все, кому не лень.

Была ли угроза жизни и здоровью подростков в этом походе? В общем-то, была. Было ли поведение девочки ябедничеством из ее личной обиды и в конечном счете «девчачьими разборками»? Да, было.

В общем, вопросов здесь явно больше, чем ответов.

Я призываю всех заинтересованных читателей высказаться по теме, может быть, из палитры разных мнений родится какая-нибудь общая современная картина. Мне самой интересно.

Спасибо Арине за поднятую тему.

Источник: https://snob.ru/entry/183513/

Как сделать приемного ребенка родным?

Как поступить в ситуации при требовании денег, если ребенок пытался помочь другому?
КАК СДЕЛАТЬПРИЕМНОГО РЕБЕНКА РОДНЫМ: Совместный проект АСН24и министерства соцзащиты населения Амурской области

инструкция для усыновителей
и опекунов

  • В чем разница между опекой и усыновлением?
  • Доверят ли приемного ребенка матери-одиночке?
  • По каким причинам вам могут отказать в передаче малыша?
  • Дадут ли второй шанс, если первая попытка приручить чужое дитя провалилась?

На вопросы будущих приемных родителей отвечают специалисты областного министерства соцзащиты населения и психологи.

Что выбрать, опеку или
усыновление?

Вы хотите взять в семью ребенка, но не знаете, что для этого надо сделать. Для начала вам придется определиться, какую форму семейного устройства выбрать — усыновление или опеку.

1. Какая разница между усыновлением и опекой?

2. Правовая теория изучена, но все равно не могу понять, на чем лучше остановиться — усыновлении или опеке.

Для начала вам придется определиться, что вам важнее — материальная поддержка (тогда оптимальный вариант — опека) или гарантии того, что ваш приемный ребенок останется с вами (усыновление). В России приоритетной формой семейного устройства считается усыновление, или удочерение. Если, к примеру, на одного ребенка претендует кандидат, который хочет усыновить ребенка, и кандидат, который хочет его взять под опеку, предпочтение отдадут первому. Но самое главное — при усыновлении права родителей станут полными. Если биологическая мать приемного ребенка была лишена прав, после его усыновления она не сможет их восстановить, даже если исправится.

3. Если усыновление считается для ребенка лучшим вариантом, почему же большинство выбирает опеку?

Можно усыновить ребенка, родители которого:

  • умерли или объявлены судом умершими;
  • дали в установленном порядке согласие на усыновление;
  • лишены судом родительских прав (в этом случае усыновление возможно не ранее 6 месяцев после вступления в силу решения суда о лишении прав);
  • признаны судом недееспособными;
  • личность родителей не установлена (родители неизвестны);
  • признаны судом безвестно отсутствующими;
  • по причинам, признанным судом неуважительными, не проживают более 6 месяцев совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания.

Во всех остальных случаях можно только оформить опеку или приемную семью. Учтите, что как опекуны вы окажетесь с точки зрения закона незащищенными. Такого ребенка биологическая мать может вернуть себе по суду в любой момент.

Процедура оформления опеки занимает около десяти дней. Распоряжение подписывает руководитель муниципального образования — мэр либо глава администрации. После этого создается акт о передаче ребенка под опеку. Усыновить его опекун может позже. Усыновление проходит через суд, поэтому в этом случае процедура занимает больше времени — от одного до двух месяцев и больше.

Ребенок, взятый под опеку, на имущество опекунов не претендует.

До совершеннолетия ребенка опекунам платится на его содержание ежемесячное пособие (на сегодняшний день около 7 000 рублей). Если опекун заключит еще с органами опеки дополнительный договор о создании приемной семьи, ему также будут будут выплачивать ежемесячное денежное вознаграждение (около 6 000 рублей) за исполнение обязанностей по договору. Его уже он сможет тратить на свое усмотрение. На это могут рассчитывать только те родители, которые берут под опеку сразу несколько детей (по закону допускается до восьми детей, включая родных и приемных детей). будут выплачивать ежемесячное денежное вознаграждение (около 6 000 рублей) за исполнение обязанностей по договору. Его уже он сможет тратить на свое усмотрение. На это могут рассчитывать только те родители, которые берут под опеку сразу несколько детей (по закону допускается до восьми детей, включая родных и приемных детей).

Подходите ли вы для опеки или усыновления?

Хватит ли у вас денег, чтобы содержать ребенка? Можно ли взять в семью малыша, если вы живете один, или на арендованной квартире? Читайте вопросы-ответы по этой теме.

1. У нас с мужем однокомнатная квартира. Может ли это обстоятельство стать препятствием?

Органы опеки не считают сами «квадраты», но учитывают требования по жилплощади — будет ли для ребенка место в этом доме. Понятно, что в российских реалиях отдельную комнату предоставить в состоянии не каждый. Но личное пространство у ребенка должно быть. Если в однокомнатной квартире живут только муж с женой, органы опеки препятствий чинить не будут. Но должно быть соблюдено несколько условий.

Для ребенка должны быть подготовлены:

  • кровать;
  • детский уголок или уголок школьника, либо отдельный стол, чтобы он учил уроки за ним, а не на кухне, и несколько свободных полок в шкафу, чтобы сложить его вещи.
  • место для игр (если ребенок маленький).

2. Собственное жилье мы пока не купили. Копим на квартиру, но очень хотим взять ребенка из детского дома. Существуют ли в этом вопросе какие-либо ограничения?

Ребенка можно взять даже в съемную квартиру, при условии, что с владельцем жилья у вас заключен договор о долгосрочном найме минимум на год. Прописка значения не имеет.

3. Супруг большую часть заработка приносит с неофициального места трудоустройства. Я тоже 30 тысяч рублей не получаю. Можем ли мы рассчитывать на положительный ответ?

Доходы учитываются в зависимости от прожиточного минимума в области. Для трудоспособного населения в Приамурье он составляет 11 795 рублей в месяц (данные за третий квартал 2017 года), для детей — 11 468 рублей в месяц. При усыновлении или оформлении опеки прожиточный минимум рассчитывается на каждого человека. Другими словами, если у вас в семье будет три человека, ваш совокупный доход должен быть не менее 30 тысяч рублей. В качестве дохода учитывается не только зарплата. Вы можете получать деньги от сдачи квартиры или дополнительного бизнеса (к примеру, продаете овощи с огорода). Но должно быть документальное подтверждение (квитанции, справки из банков, что вы положили эти деньги на счет и т. д.). Кстати
При оформлении опеки в требованиях к доходам есть некоторые послабления. Государство предоставляет приемным детям поддержку, поэтому органы опеки учитывают, прежде всего, чтобы денег хватало на самих родителей и кровных детей (если они есть). Также на послабления по этой статье органы опеки могут пойти, если выбранный ребенок, к примеру, ваш племянник. Но это решается индивидуально.

4. Хочу забрать из детского дома родного внука. Существует ли для усыновителей и опекунов минимальный и максимальный «пороги вхождения» по возрасту, заболеваниям?

Оформлять усыновление или опеку можно с 18 лет. Верхнего «порога» нет, хотя к пожилым амурчанам у органов опеки могут возникнуть вопросы, хватит ли, к примеру, у 70-летней старушке сил, терпения и энергии, чтобы следить за маленьким ребенком или ребенком в подростковом возрасте. Как правило, в подобных случаях вопрос решается по усмотрению специалистов. Еще одним ограничением может стать наличие хронических заболеваний, негативно влияющих на состояние кандидата.

5. Хочу забрать к себе на воспитание ребенка подруги, но в борьбу за него вступила бабушка со стороны матери. Могут ли отдать мальчика ей?

Теоретически, да. Родственники имеют приоритет по закону. Если на малыша одновременно претендуют посторонний человек и родная бабушка (старшие братья, сестры), ребенка отдадут бабушке (брату или сестре).

Тети и дяди в этом законе не прописаны, но опека обычно смотрит на то, насколько человек близок ребенку. В первую очередь приемных родителей ищут среди этого круга.

По этой причине иногда под опеку ребенка забирают его школьные учителя, соседи или друзья родителей.

6. Собственных детей не можем завести с мужем по состоянию здоровья. Хотим взять малютку. Насколько сложнее усыновить ребенка из роддома, чем из детского дома? Нужно ли в этом случае запрашивать согласие биологических родителей?

Все зависит от того, при какой ситуации ребенок остался без родной мамы. Как правило, есть два основных варианта.

  • Первый вариант — мама приехала в роддом со всеми документами, родила ребенка и написала согласие на усыновление, которое в быту мы называем отказом. Такого ребенка можно сразу усыновить. Как правило, в органах опеки всегда есть на примете семья, которая хочет взять маленького ребенка. Как только такой отказ приходит, они сразу приглашают людей приехать и посмотреть малыша.
  • Вариант второй — и как раз с ним возникают сложности. Мама сбежала после родов, не написав согласие на усыновление. Тогда ребенка можно взять только под опеку.

Важный момент!
У матери сохраняется право отозвать отказ до усыновления. Если приемные родители не успели усыновить ребенка или мать не успели лишить родительских прав до того, как она передумает, для приемных родителей сохраняется риск потерять опеку над ребенком.

7. Реально ли оформить опеку или усыновить ребенка одинокой матери или отцу? Или обязательно нужен штамп в паспорте? Бывают ли исключения?

Это стереотип. Среди приемных матерей достаточно много одиноких женщин. Сложнее обстоит только вопрос с доходами. Мать как основная кормилица должна достаточно прочно стоять на ногах в финансовом плане. Поручать детей мужчинам по закону также не запрещено. Но к ним органы опеки проявляют повышенное внимание.

Вы выбрали форму семейного устройства и поняли, что вам хватит и денег, и квадратов. Теперь вам придется снова сесть за парты, пройдя школу приемного родителя.

1. Что такое школа приемного родителя и чему там учат?

Перед тем, как направить вас на знакомство с ребенком, органы опеки потребуют свидетельство о прохождении подготовки в школе приемного родителя. Документ входит в список обязательных бумаг для будущих опекунов и усыновителей. В школе вас будут учить сразу по нескольким направлениям. Занятия будут вести психолог, социальный педагог, юрист, приглашенный врач.

Психолого-педагогический блок:

особенности приемных детей, адаптация родителей к детям, детей к родителям, сложности, возникающие во взаимоотношениях с приемными детьми, способы преодоления трудного поведения ребенка, этические вопросы тайны усыновления, действия родителя при ее разглашении.

формы семейного устройства (усыновление, опека), перечень документов для оформления, процедура оформления, права приемных родителей и приемных детей, в том числе в области жилищного вопроса, структуры и ведомства, куда можно обращаться в случае проблем.

особенности здоровья приемных детей, диагнозы, которые может иметь приемный ребенок, симптомы заболеваний.

2. Сколько надо учиться и сколько стоит обучение?

Источник: https://asn24.ru/tilda/48385/

Верховный суд объяснил, с кем из родителей после развода останется ребенок

Как поступить в ситуации при требовании денег, если ребенок пытался помочь другому?

Одну из самых болезненных тем затронул Верховный суд, когда пересматривал вердикт своих коллег – те оставили маленькую девочку жить с папой после развода. А маму ограничили в родительских правах. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ заявила, что деление было неправильным, и объяснила, чем руководствоваться и как поступать в аналогичных ситуациях.

Учитывая количество разводов и детей, которые воспитываются в неполных семьях, подобные разъяснения очень актуальны. Наша история началась в Ставрополе, где в районный суд поступил иск от мужа к жене.

Мужчина просил суд расторгнуть брак и определить место жительства дочери с ним, так как у него условия для ребенка – лучше. Следом в суд пришла его жена с таким же иском.

Она сказала, что после ухода мужа ребенок остался с ней, а отец “не выполнял обязанности по содержанию дочери”. Вместо этого он хитростью забрал малышку и не возвращает ее.

Суд Промышленного района города соединил оба дела в одно. После этого муж дописал в свой иск требование к жене о выплате алиментов на ребенка.

Должников по алиментам разрешили признавать пропавшими без вести

Через несколько месяцев отец попросил ограничить в родительских правах супругу, так как она не заботится о девочке и вообще, опасна для ребенка.

В ответ жена подала встречный иск, в нем требование – ограничить в правах отца, так как он еще до вступления в законную силу решения суда, с кем будет жить ребенок, забрал девочку себе.

А еще мать рассказала, что есть график общения с ребенком, но отец всячески препятствует ее встречам с дочкой.

В итоге все иски – о разводе, алиментах, ограничении родительских прав райсуд объединил в один. Требования отца суд удовлетворил полностью, решив, что ребенок остается с отцом, мать в родительских правах ограничена и будет платить алименты. Апелляцию это решение устроило.

Мать дошла до Верховного суда, который решил, что есть основания отменить вердикт коллег, так как “нарушены нормы материального и процессуального права” судами первой и апелляционной инстанции.

Вот аргументы Верховного суда.

В деле есть акты обследования жилищно-бытовых условий живущих раздельно отца и матери. У родителей оказались благоустроенные квартиры. Они в хорошем состоянии. У девочки в квартирах матери и отца есть своя комната.

Комиссия по делам несовершеннолетних района объявила замечания обоим родителям и потребовала от них не причинять ребенку своим конфликтом моральные страдания и пойти к семейному психологу. Суд назначил экспертизу для психологического анализа конфликта.

Эксперты проанализировали, как ребенок относится к отцу и как к матери, и отдали предпочтение отцу. Опека также встала на сторону отца, хотя была против, чтобы мать ограничили в правах.

В итоге райсуд заявил, что жизнь четырехлетней дочки с отцом отвечает интересам ребенка, а “аморальное поведение матери препятствует выполнению ею родительских обязанностей и должно повлечь ограничение матери в родительских правах”.

С этим выводом Верховный суд не согласился. Он напомнил Семейный кодекс, что родителя – одного или обоих – можно ограничить в правах (статья 73).

Но это возможно только в том случае, если оставлять ребенка с взрослым опасно для его здоровья – это психическое нездоровье родителя, другое хроническое заболевание или стечение тяжелых обстоятельств.

Можно ограничить родительские права и в том случае, если поведение отца или матери опасны для ребенка, но этого недостаточно для лишения взрослого родительских прав.

Трогательная история о разводе родителей покорила интернет

Для решения об ограничении родительских прав, сказал Верховный суд, юридически значимым и подлежащим доказыванию является характер и степень опасности, возможные последствия для жизни и здоровья ребенка, если его оставят с таким родителем. Суд обязан исследовать все обстоятельства и не ограничиваться формальными условиями.

А выводы о фактах не должны быть абстрактными. Но местные суды “не установили обстоятельства опасного для ребенка поведения родителя”. Ссылка на выводы экспертов о стрессовом состоянии матери из-за конфликта с супругом не является достаточным критерием, позволяющим ограничить ее в правах.

Тем более опека делает замечания обоим родителям, чтобы прекратили конфликт, уточнил Верховный суд.

А еще он добавил, что районный суд, в нарушение Гражданского процессуального кодекса, не указал в своем решении мотивы, на основании которых он пришел к выводу о виновном и опасном поведении матери, если оставить с ней ребенка.

Вряд ли четырехлетний ребенок может осознанно решить, с кем ему лучше жить: с мамой или папой

Местный суд, сказала высокая инстанция, не учел, что заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться вместе с другими доказательствами. А в деле есть рецензия на заключение экспертов и просьба матери приобщить это доказательство к делу.

Но ей в этом суд отказал, заявив, что рецензия всего лишь копия. Хотя по закону суд должен помочь сторонам собрать дополнительные доказательства, а если надо, помочь в их получении.

Но райсуд не предложил матери предоставить оригинал рецензии, хотя она указывает на существенные недостатки проведенной экспертизы. Так эксперты, сказано в рецензии, факты реальной действительности устанавливают из текста ходатайства отца.

А негативная установка отношения ребенка к матери названа необоснованной, так как осознанная готовность ребенка жить с одним из родителей не может сформироваться к четырем годам.

https://www.youtube.com/watch?v=vT8-08WcJ7Q

Верховный суд отменил все решения местных судов, сказав, что их нельзя признать законными и велел пересмотреть дело заново, с учетом своих разъяснений.

Источник: https://rg.ru/2018/05/09/verhovnyj-sud-obiasnil-s-kem-iz-roditelej-posle-razvoda-ostanetsia-rebenok.html

Безумное чаепитие: второклассницу унизили за отказ мамы сдавать деньги

Как поступить в ситуации при требовании денег, если ребенок пытался помочь другому?

В Новосибирской области второклассницу унизили во время классного чаепития из-за того, что мать девочки не сдала деньги на нужды класса. Ребенок пришел на праздник со своим кексом и соком. Узнав об этом, мама другого ребенка запретила девочке брать общую еду и отказалась дать ей пластиковый стаканчик.

Помимо этого девочку попросили выйти из общего стола. Ее мама отказывалась сдать необходимую сумму из-за отсутствия отчетности о тратах. В комитете отмахивались: чеков слишком много, а времени этим заниматься ни у кого нет.

Почему дети со школьной скамьи становятся заложниками конфликтов между взрослыми и как решать подобные ситуации — выясняли «Известия».

Вывели из-за стола

Чаепитие по случаю окончания четверти в Новосибирской школе закончилось прокурорской проверкой. Сейчас мать девочки готовится к подаче иска в отношении членов родительского комитета. Ребенка за руку вывели из-за праздничного стола и попросили сесть отдельно от всех детей. Туда, где находится ее еда.

После этого девочка выбежала из класса и ушла плакать в туалет. Ее вернула классная руководительница. Но после этого всё та же мама из родительского комитета сказала второкласснице, что ей не дадут пластиковый стаканчик для сока, потому что ее мама не сдавала на это деньги.

Девочка заплакала второй раз уже на глазах всего класса.

Праздник «Дня картофеля» проводили в последний день перед каникулами. Мама девочки Ирина рассказала «Известиям», что после случившегося она начала замечать признаки агрессии у ребенка.

В момент проведения чаепития она находилась в больнице с младшим сыном. О случившемся Ирина узнала после звонка дочери, которая в этот момент плакала в туалете.

Другие взрослые, по ее словам, сейчас пытаются представить ситуацию вымыслом девочки, обвиняют ее во лжи и угрожают последствиями.

«Никто не извинялся, глава комитета звонила и пыталась встретиться, чтобы поговорить. Но мне кажется, ситуация зашла слишком далеко, и я не готова прощать издевательства взрослых людей над моим ребенком. Я не остановлюсь и не буду забирать заявление», — подчеркнула мама девочки.

По ее словам, ежемесячно каждый родитель сдает по 200 рублей на нужды класса. Кроме того, есть и отдельные статьи расходов: аниматоры на праздники, подарки учителям и детям.

«В прошлому году вызывали аниматоров, но из-за того, что их программа требовала активности на улице, а погода испортилась, решили отменить программу.

Собранные на это деньги никому не вернули, поэтому я решила рассказать о проблеме вслух на собрании. Мы обсуждали, что есть проблема отсутствия отчетности.

В родительский комитет входят мамы, которые не работают, и они говорят, что у них нет времени заниматься отчетностью», — рассказала Ирина.

Непрозрачные взносы

Из-за конфликта с членами комитета Ирину исключили из родительского чата. Она решила перестать сдавать деньги в фонд класса до тех пор, пока бухгалтерия не станет более прозрачной. При этом ей запретили переводить деньги через личный кабинет, потому что так можно отследить платеж, а это якобы угрожает членам родительского комитета штрафами и проблемами.

«Я перевела 200 рублей на нужды класса, но глава комитета вернула их назад, потому что по внутренним правилам нельзя подписывать платежи. В октябре закупили воду и меня обвиняли в том, что ребенок пользовался стаканчиками из кулера.

Пришло сообщение, что моя дочь использует слишком много стаканчиков и выбрасывает их, недопивая. И тогда эта женщина, которая потом унижала мою дочь, сказала, что она «не собирается кого-то кормить и содержать».

Я хочу порядка, а не чтобы всех родителей держали за дураков», — добавила Ирина.

https://www.youtube.com/watch?v=oWHtDj3HHvI

По ее словам, никто из родителей, кроме одной мамы, не признал, что ребенка довели до слез и пристыдили тем, что мама не сдала деньги. Большинство из тех, кто присутствовал в классе в тот момент, написали в объяснительных, что ничего не заметили.

«Когда я ей позвонила, она выбегала из класса в туалет в слезах. Ей сказали, что для нее нет стакана и чтобы она ела свои кексы в стороне от всех. После этого я набрала этой женщине и кричала на нее.

Она кричала в ответ, что я даже не удосужилась купить своему ребенку стаканчик. И что раз я не хотела по-хорошему, то теперь получила.

Когда дочь выбегала из школы, эта женщина крикнула ей вслед, что это мама виновата в том, что у нее нет стаканчика», — рассказала мать второклассницы.

К ситуации уже подключились активисты и волонтеры со всей России, которые решили скинуться и устроить девочке праздник, об этом «Известиям» рассказал новосибирский общественный деятель Армен Аракелов.

«Она сможет пригласить на праздник друзей и одноклассников, кого захочет. Хотели купить ей фортепиано или подарить щенка. Еще пытаемся выйти на Егора Крида, узнали, что она поклонница его песен. Было бы круто, если бы он смог поддержать ребенка.

Мама всячески отказывалась от помощи, в том числе юридической. Говорила, она не нуждается в деньгах, но ей не понравилось, что нет никакой отчетности и достали постоянные требования скидывать деньги.

Нам всем непонятна позиция женщины, обидевшей девочку.

Как можно пожалеть ребенку конфеты и стаканчик? Бывает всякое, что родители не могут заплатить, но как можно внутри класса делить праздник на своих и чужих детей?», — отметил Аракелов.

По его словам, поборы на чаепития, подарки и другие поводы происходят в местных школах с пугающей частотой. Аракелов запустил акцию в своем районе и просит родителей сообщать о поборах.

«Со своей стороны мы обещаем оплатить этот взнос и придать случай широкой огласке. То, что произошло — это не финансовый вопрос, а вопрос здоровья ребенка и психологической травмы. Родительские комитеты не должны воздействовать на родителей через детей», — добавил общественник.

Расследование классной истории

На инцидент обратила внимание и региональный уполномоченный по правам ребенка в Новосибирской области Надежда Болтенко.

«Чаепитие было проведено по инициативе родителей 1 ноября, после официальной части классного часа «День картошки». Мы пообщались с директором школы, который сообщил, что учреждение никогда никаких денег на нужды класса не собирало.

Согласно той информации, которую предоставили руководство школы и те, кто присутствовал на мероприятии, девочку отдельно не отсаживали и из класса не выгоняли — ее просто попросили пересесть с одного края стола на другой», — рассказала «Известиям» Болтенко.

По ее словам, чтобы разобраться в ситуации, было также проведено педагогическое расследование.

«Мы пообщались с матерью девочки, с членами родительского комитета, с администрацией учебного заведения, я держу ситуацию на контроле. Завтра мне будут предоставлены полные данные по этой ситуации. Мэрия города также инициировала проверку школы», — добавила детский омбудсмен.

Глава Ассоциации детских психиатров и психологов Анатолий Северный отметил, что ситуация, в которую попала девочка, безусловно, является сильным стрессом для ребенка. Подобные обиды копятся внутри ребенка и влияют на его формирование.

«Детская психика, с одной стороны, чрезвычайно лабильна, то есть она легко поддается внешним воздействиям. С другой же стороны, она очень очень устойчива: дети легко уходят от травмирующих событий, ищут лазейки, помогающие им пережить психологическое давление.

Но есть и такие дети, которые застревают на сильных потрясениях и долгие годы их помнят, что, конечно, влияет на их формирование. Кроме того, нельзя забывать, что тягостное переживание может забыться, вытесниться, компенсироваться, но когда в последующей жизни наступает период депрессии, оно актуализируется, всплывает и становится значимым.

Мы в своей практике часто сталкиваемся с тем, что вдруг при изменении состояния всплывают детские травмы и обиды», — рассказал «Известиям» Северный.

Впрочем, углубляться в конфликт и предлагать родителям девочки пригласить органы по контролю и надзору опасно, вместо этого родителям стоит обратиться в органы защиты прав ребенка, чтобы те урегулировали ситуацию, считает заслуженный профессор Института развития образования ВШЭ Ирина Абанкина.

«Причем хорошо бы, чтобы эти результаты урегулирования стали известны широкой общественности, потому что это недопустимое поведение по отношению к ребенку.

Что же касается того, что родительский комитет отказался показывать отчет по поводу сбора средств, то это нарушение.

Они не имели права этого делать, потому что они, как орган общественного самоуправления, обязаны предоставлять все документы — те же обоснования для сбора средств, например, и так далее. Здесь не может быть никакой непрозрачности», — подчеркнула Абанкина.

Отношения по договоренности

Руководитель Национального родительского комитета Ирина Волынец предостерегла от того, чтобы делать учителей виновниками сложившихся конфликтов.

«Если мы сейчас классного руководителя привлечем к ответственности, который эту ситуацию не создавал, не поощрял, а пытался урегулировать и вернуть ребенка… Она не может, даже будучи самым гениальным педагогом, отвечать за действия другого человека, тем более тут мама взрослая, член родительского комитета.

Если мы сейчас накажем классного руководителя — у нас и так учителя запуганы — то классные руководители перестанут любые мероприятия проводить и участвовать в них, связанные с внеурочной работой.

И так у нас бедные учителя на собрании, когда речь идет о сборе средств для чего бы то ни было, выходят из кабинета, оставляя родителей наедине с собой, чтобы потом их не привлекли в эти коррупционные скандалы», — пояснила Волынец.

По ее словам, этически эта ситуация выглядит ужасно, хотя с математической точки зрения этот поступок может еще и можно было бы счесть логичным.

«Во-первых, кем нужно быть, чтобы нанести школьнику такую травму и отсадить ото всех? Во-вторых, ну неужели кто-то бы обеднел, если один ребенок съел бы чужую конфетку и выпил бы стакан сока? При этом это же не отрегулируешь никаким законом, это не административное, не уголовное нарушение — это просто черствость, которая нанесла девочке серьезную травму.

Этот поступок непростителен, это моральное преступление. Мы со своей стороны Национального родительского комитета, если мама этой школьницы к нам обратится, готовы помочь и предоставить психолога для девочки, а также своего юриста, чтобы привлечь женщину, которая так с ней поступила, к ответственности», — подчеркнула глава Национального родительского комитета.

С точки зрения закона привлечь маму, выгнавшую девочку, к ответственности за этот поступок — крайне проблематично, добавляет Волынец. Дело в том, что по отношению к чужим детям действует обычное законодательство, а не Семейный кодекс.

А так как не было физического воздействия, то в контексте данной ситуации можно лишь рассматривать возможность применения статьи «за привлечение вреда ребенку».

Родительский комитет, если он не зарегистрирован как общественная организация или имеет любую другую юридическую форму, не имеет обязательств отчитываться о расходах.

«Эти отношения регулируются по договоренности. Если изначально родители договорились, что они предоставляют чеки, то они должны их предоставлять. Но опять-таки в случае непредоставления потребовать этого невозможно.

Но если женщина не может подтвердить расход этих средств, ее в любом случае можно привлечь за нецелевое расходование общественных денег. И это уже уголовная статья. Здесь всё зависит от уровня профессионализма юриста, потому что любая сумма, даже 1 рубль общих денег, требует подтверждения того, как он был израсходован.

В случае недоверия родители вправе потребовать свои деньги обратно и привлечь к ответственности, — сказала глава НАК. — Но даже если не было договора между родителями, даже если не зарегистрирован родительский комитет, предъявить претензии и привлечь к ответственности того, кто распоряжается чужими деньгами, можно.

Есть свидетели, которые знают, по сколько они скидывались и на какие цели предназначались эти суммы».

Источник: https://iz.ru/939966/anastasiia-chepovskaia-iaroslava-kostenko-ignat-shestakov/bezumnoe-chaepitie-vtoroklassnitcu-unizili-za-otkaz-mamy-sdavat-dengi

101Адвокат
Добавить комментарий