Как спасти лес около деревни

Заблудившуюся пенсионерку искали в лесу пять суток

Как спасти лес около деревни

Отчет координатора поиска питерского отряда “Лиза Алерт”, позывной Женя СБ:

День 1

Людмила Александровна обратилась в службу 112 около 15 часов 27 июля. Рассказала, что зашла в лес в Тихвинском районе, возле деревни Валдость и заблудилась. К работе по заявке сразу же приступили ПСО “Экстремум”, пытаясь вывести бабушку из леса по телефону. Но что-то пошло не так. И как мы поймем позже, в этом поиске все будет идти не так, как мы планировали.

Ближе к 20:00 подключается ПСО “Новая Ладога”, едут на место с сиреной, чтобы помочь потерявшейся выйти из леса. Но как только включается сирена, телефон предательски садится. Проверить, слышит ли она сирену, невозможно. Одна группа остается у кромки леса работать сиреной, вторая уходит в лес в надежде найти бабушку на отклик.

К сожалению, поиски 27 июля не приносят никакого результата.

День 2

«В Лиза Алерт заявка поступила 28 июля, спустя сутки после пропажи.

Я только что вернулась с успешного лесного поиска, отработав там всю ночь, но инфорг Катя Гайка просит меня быть координатором в Тихвинском, а значит, сон придется отложить.

У Гайки ночь была не лучше – сезон в самом разгаре. Стараемся сконцентрироваться на новом поиске. Общаемся с коллегами из других отрядов, анализируем информацию.

Вечер воскресенья. Завтра на работу. Собираем две группы. Первым делом необходимо понять, не вышла ли Людмила Александровна из леса самостоятельно. И здесь нас ждет очередное препятствие: мы не знаем ее адреса. Знаем лишь деревню, в которой она села на автобус.

Гайка старается найти водителя этого автобуса, а я отправляю группу на опрос в деревню Коськово, где предположительно проживает Людмила Александровна. Здесь нам в первый раз везет.

Гайка находит водителя и кондуктора, которые сообщают, что утром 27 июля женщина и мужчина выходили в районе деревни Тумище. Описание женщины схоже с описанием пропавшей, но что-то не клеится – Людмила Александровна говорила про Валдость.

В это же время группа Гамми и Солнце находят людей, которые прекрасно знают нашу потерявшуюся. По их словам, она уже второй день не открывает дверь. Значит не вернулась. Так же при опросе соседей выясняется, что в лес она уехала не одна, а со знакомым из деревни.

Неплохо, вдвоем шансов выжить в лесу гораздо больше, – думаем мы. Но ее спутник, как оказалось, вернулся в деревню один.

И тут нас ждет сюрприз: из опроса мужчины, с которым была Людмила Александровна, мы узнаем, что они поехали в лес у деревни Тумище, а не Валдость, а это 18 километров разницы.

Это значит, что в первые сутки искали совершенно не там, огромное количество времени упущено. Переделываем карты (спасибо за оперативную работу нашему картографу Всеволоду Будкину), меняем место поиска.

Местность не радует: проходимые и непроходимые болота, редкие леса, огромные канавы.

О самой пропавшей информации по прежнему мало – нам никак не удается отыскать родных Людмилы Александровны, чтобы узнать о состоянии ее здоровья, слухе, выносливости и т.д. Две группы наших поисковиков уходят на задачи в лес. Дело близится к ночи, а долгожданного отклика все нет. Снова изучаю карту, я уверена, что пропавшая находится в северо-восточной части болота.

Делаем запрос пилотам квадрокоптеров: необходимо осмотреть с воздуха эти бескрайние болота. Есть готовый.

В 3 ночи из Санкт-Петербурга выдвигаются пилот Финн, инфорг поиска Гайка и Поля-Поля.

День 3

В 7 утра 29 июля прибыл новый экипаж.

Группы с ночи разъезжаются на работу, но поисковики Гамми и Илья не могут так просто оставить этот поиск, или поиск их. Они отпрашиваются у руководителей, быстро завтракают и снова выходят на задачи. Пилоту коптера не везет. Погода сильно испортилась, шквалистый ветер грозится угробить квадрокоптер в тех же болотах.

Все, что Финн успел отснять, он как можно скорее везет в Питер, чтобы передать снимки ребятам из группы просмотра, так как на месте поисковых работ практически полностью отсутствует интернет.

Гайка и Гамми работают в лесу на отклик, однако суровый северный ветер сносит голоса на юг. Работу осложняет сильный шелест листвы – в таких условиях сложно услышать ответ, если он есть, в ушах только шелест и комариный писк.

В 12 дня обнаружили следы примерно 36 размера. В самой вероятной зоне нахождения пропавшей. В 4 километрах от точки входа. У Людмилы Александровны размер ноги 35. Приятное совпадение. Вторая группа (Илья и Поля-Поля) уходит в лес, отрабатывать отклик по направлению следов.

Близится ночь. Из Питера едут группы от нас и от ПСО “Экстремум”. Дорога до места занимает около четырех часов. «Ты только дождись нас», – мелькнуло у меня в голове, но я тут же отбросила эмоции в сторону, на них сейчас нет времени, нужно максимально сконцентрироваться.

Распространение информации в интернете о пропавшей приносит результат – находятся родственники Людмилы Александровны – две дочери. Они не знали, что мама пропала. Более того, потерявшаяся выходила на связь с дочерью из леса, но не сказала, что потерялась, не хотела волновать.

То, что у мамы выключен телефон два дня родственников немного смущало, но такое бывало неоднократно, Людмила Александровна часто забывает зарядить телефон, поэтому они пока что не сильно переживали.

Опрашиваем, узнаем новую важную для нас информацию – пропавшая боится леса, практически никогда в него не ходит, мест не знает, и совершенно не обладает навыками выживания в лесу. К тому же она плохо слышит, а это значит, что кричать нам надо намного чаще.

Сил придают слова дочери о том, что Людмила Александровна боец и никогда не сдается. Очень на это надеемся! Поиск продолжается.

Переговорила с ПСО “Новая Ладога”. Старший смены, Александр, в свой выходной день сидел над картой и тоже размышлял, куда же могла пойти пропавшая. Очень сожалел, что его следующая смена только в среду. Приятно работать с такими неравнодушными людьми.

День 4

В 02:49 ночи уже 30 июля поступает информация от группы просмотра: на одном из снимков на поваленном дереве кажется сидит человек. Изучаем снимок. Одежда отличается, но бывают ли совпадения в таких ситуациях?

Маршрут группы ПСО Экстремум пролегал по реке, прошу их проверить точку со снимка. Ночью температура опустилась до +3 градусов. Сильный ветер и дождь практически не оставляют шансов.

Проверка места ничего не дает – бабушки там нет. Продолжаем работать, изо рта идет пар, руки мерзнут, лицо болит от ветра и холода. Но никто не сдается. Ночью группа Экстремума находит такие же следы Людмилы Александровны. Теперь у нас сложилась полная картина ее передвижений.

Но где же она сама?

День 5

Среда, 31 июля.

Александр из Новой Ладоги уже звонил, готов снова приступать к поискам. Приезжает группа ПСО “Экстремум”, наши группы будут к 18:00. Все силы брошены к месту обнаружения следов. Все понимают, что бабушка где-то рядом, но она постоянно от нас ускользает. Мы стараемся использовать все ресурсы, запрашивали помощь авиации, но погода никак не хотела нам помогать.

Людмила Александровна пятый день в лесу. Пятый день. Позади 100 часов ужасной погоды, без еды и тепла. Пятый день неизвестности.

В 14:55 в общем чате сообщение от ПСО “Экстремум”: «Нашли!» Все, что я смогла спросить: «Жива?». Две секунды, которые я ждала ответ, тянулись так долго, что мне они показались вечностью.

«Жива».

Успели! Сообщаю нашим ребятам, слышу, как срывается голос инфорга в слезах радости, как бородатые мужики молча выходят покурить, чтобы сдержать свои эмоции. Это не чудо. Это – упорная борьба нескольких отрядов, слаженная работа и результат совместных усилий.

Пока человек не найден, для нас он остается живым. Шанс есть всегда.

Мы благодарим коллег за помощь и совместную работу. А Людмиле Александровне желаем здоровья. И надеемся, что в следующий раз чернику она купит на рынке. Так безопаснее.

[моё] Лиза Алерт Поиск людей Псо Экстремум Спасение Длиннопост

Источник: https://pikabu.ru/story/5_dney_v_lesu_6851490

Сплошная рубка

Как спасти лес около деревни

Лесной фонд Учалинского района составляет более 230 тысяч гектаров (44 процента от общей площади района). Основная порода — береза. Расчетная лесосека — 229 тысяч кубометров (это тот объем, который можно и нужно вырубать ежегодно). К сожалению, населению от этого количества достаются крохи.

Абсурдная ситуация: лес есть, люди в нем нуждаются, но государственные структуры не правомочны удовлетворить спрос на него, ведь они ведают только теми остатками, что еще не закрепили за собой арендаторы. Расчетная лесосека в районе по хвойному хозяйству — 24 тысячи 600 кубометров.

Из них основному арендатору — Уфимскому фанерно-плитному комбинату — уходит львиная доля — 20 тысяч кубометров. Населению остается 2,1 тысячи кубов. Точнее, оставалось. В этом году к прежним арендаторам добавились еще двое, и 600 кубометров леса досталось им.

Под программу «Домокомплект» выделяется 800 кубометров сосны, немалая ее часть — погорельцам. В итоге на строительство жилья учалинцам остается где-то 800 кубометров леса, между тем для возведения одного дома требуется в среднем 250.

Так стоит ли удивляться, что очередь за сосной из года в год практически не движется, а в списке — около тысячи человек.

Как нам сообщили в учалинском отделе ГКУ РБ «Управление лесничествами», найти общий язык с арендаторами, когда речь идет об исполнении лесохозяйственных правил и требований, удается не всегда. С одним из них — «Башмелиоводхозом» — по этой причине даже пришлось расторгнуть договор.

А с самым крупным из девяти арендаторов — Уфимским фанерно-плитным комбинатом — заключен договор аренды на 49 лет (объем вырубки — 161 тысяча кубометров, или около 62,5 процента расчетной лесосеки).

На повестке дня… нужник!

Между тем деятельности именно этого предприятия касалось большинство главных вопросов, которые обсуждались на сходе граждан в деревне Кулушево. Кроме нарушений по заготовке леса люди жаловались и на культуру, а точнее, бескультурье заготовщиков, которые довели дело до антисанитарии.

Местных жителей возмутил тот факт, что у арендатора не нашлось пары листов фанеры, чтобы соорудить хотя бы примитивный деревенский туалет! Староста деревни Хадис Сафиуллин посетовал, что уже которую неделю работники предприятия живут в передвижных вагончиках за околицей, а вот обзавестись предметом первой необходимости не удосужились… Это просто откровенное неуважение по отношению к людям.

И гори оно…

Отдельный вопрос — дороги, которые лесовозы разбивают всюду, где работают арендаторы. Кулушевцы, например, просто перекрыли ее и заставили их ездить, минуя деревню. Увы, другому участку дороги, от Кулушево в сторону «большой земли», лучше от этого не стало.

Но еще больше удручает вид самих делянок.

Видели вы когда-нибудь, как за косарями в страду ложатся полосы валков? Тут та же картина, только масштаб иной: вместо стеблей скошенной травы — длинные валы из веток, сучьев и толстых частей стволов, не пригодных для дальнейшей переработки, но вполне годных на дрова. Будто великан по лесу прошел. Очень много порубочных остатков. Оставлено для загнивания? В этом, что ли, заключается рациональное лесопользование?

Многих беспокоит угроза пожаров, распространение вредителей и фитоболезней, которыми чреваты такие залежи. А огонь в таких идеальных условиях способен распространиться мгновенно, поэтому кулушевцы говорят, что соседствуют с пороховой бочкой.

Сельчан беспокоит и то, что лес около деревни убирается «под ноль» сразу большими площадями. Они считают, что ширина лесосек больше, чем это определено в законодательстве. А вот расстояние между лесосеками одного года, наоборот, видится намного меньше, чем положено. По правилам заготовки древесины в данных условиях это расстояние должно составлять минимум 300 метров.

Барские леса

Ильдар Исхаков, спортсмен и общественник из Кулушево, задается вопросом: нельзя ли проводить выборочные и постепенные рубки, когда лес не оголяется целиком, а смена древостоя происходит за длительный период времени? Да, говорят специалисты, такой вариант предпочтительнее по экологическим, рекреационным, туристическим, сельскохозяйственным и иным соображениям. Мало того, он повсеместно применяется в развитых странах. Но у нас, увы, в приоритете чистоган, ведь сплошные рубки намного выгоднее. Вот и в ответе на наш запрос в отдел Управления лесничествами говорится: «Таких условий (применение иных видов рубок. — Авт.) мы не можем поставить перед арендатором, так как рубку он ведет согласно проекту освоения лесов и лесной декларации». Словом, хозяин — барин, особенно в барских лесах, именно так сейчас в народе называют арендованные массивы. Но это не значит, что конструктивного выхода нет.

Молодой предприниматель, представитель Башкирского общественного объединения «Башкорт» в Учалинском районе Мурат Султангулов, к примеру, считает, что было бы уместно ходатайствовать о внесении изменений в Лесной кодекс РФ, которые детально и конкретно учитывали бы интересы населения.

Хотя бы в части прав на льготное обеспечение строительным лесом и дровами, осуществление общественного контроля при освоении лесных кварталов, прилегающих к поселениям, непременного согласовывания своей деятельности с органами местной власти.

Тот же лес около Кулушево, как вспоминают старожилы, берегли даже в годы войны, сами замерзали, а рубить на дрова не смели! И появление «эффективных» собственников, в данном случае арендаторов, для них более чем неприятный сюрприз.

Этот вопрос актуален и для остальных районов. Жители села Тирлянский Белорецкого района, к примеру, во время общения с врио главы республики Радием Хабировым попросили обратить внимание на проблему лесозаготовок.

По их словам, лес в районе вырубается не всегда законным способом, заготовители не уделяют должного внимания его восстановлению.

Руководитель республики отметил, что «проблема вырубки лесов очень серьезная», и ей он будет уделять особое внимание.

— Где бы я ни разговаривал с жителями Белорецкого района — и в Тирляне, и в Ломовке, и в самом Белорецке, везде просили спасти наш лес, остановить варварские вырубки и заставить лесопромышленников восстанавливать природную среду. Это займет какое-то время, и мы все приведем в порядок, как это уже делаем в случае хищнической добычи камня в ряде районов республики, — написал в своем аккаунте в соцсетях врио главы Башкортостана. 

В сентябре нынешнего года правительством республики рассматривалась стратегия развития лесопромышленного комплекса региона до 2030 года. там были приведены неутешительные данные. доля продукции лесопромышленного комплекса в структуре промышленного производства очень низка — 1,6 процента. это меньше аналогичных показателей в других регионах, схожих с республикой по объемам запасов и заготовки древесины. доля лесопромышленного комплекса в объеме доходов консолидированного бюджета составила полпроцента, или чуть более 1 млрд рублей. наибольшие налоговые поступления в отрасли идут от предприятий по производству бумаги, бумажных изделий и обработке древесины — 41 процент и 34 процента соответственно. по запасам древесины башкортостан занимает четвертое место, по объемам посадки леса — первое место в приволжском федеральном округе. при этом по объему отгруженных товаров республика — на пятом, а по удельному показателю эффективности (отношение объема отгруженной продукции к расчетной лесосеке) — на 13-м месте в округе

Источник: https://resbash.ru/stat_m/2/20403

МОСКВА, 30 июл — РИА Новости, Ирина Халецкая, Мария Марикян. В середине июня сразу в нескольких регионах Восточной Сибири начались лесные пожары. В эпицентре — Иркутская область, Красноярский край, Республика Саха (Якутия).

Гарь и едкий дым окутали и соседние территории. В интернете информация о пожарах распространяется по хештегам #СпаситеСибирь и #Сибирьгорит. Двадцать девятого июля в Красноярском крае и Иркутской области ввели режим ЧС.

Что происходит и как спасти сибирские леса — в материале РИА Новости.

Вслед за водой пришел пожар

Ежегодно огонь в Сибири уничтожает несколько тысяч гектаров леса. Каждый сезон добровольцы вместе с пожарными противостоят стихии. Однако этим летом Иркутской области досталось вдвойне: не успели жители оправиться от страшного наводнения, как начали задыхаться от лесных пожаров.

Огонь распространяется со страшной силой. Лесные пожары подобрались вплотную к некоторым поселкам — 28 июля до поселка Светлый Бодайбинского района оставалось всего три километра.

В ГУ МЧС по Иркутской области заверили, что угрозы населенным пунктам нет. Однако многие районы настолько задымлены, что пришлось отменить вылеты из аэропортов.

Уже несколько дней нет рейсов из городов Бодайбо, Киренска и Мамы.

В соцсетях жители Киренска жалуются на плохое самочувствие из-за задымления и сетуют, что в их районе никто не тушит пожары. Из-за дыма, говорят они, постоянно болит голова, люди вынуждены носить марлевые повязки. Двери и окна завешивают мокрой тканью. На улице находиться невозможно, и власти даже отменили празднование Дня города.

“Вместо солнца — ярко-бордовая точка. Дышать совсем нечем! Сегодня задымление чуть ослабло, но это благодаря ветру. А стоит ему изменить направление — Киренск снова будет в дымовой ловушке.

Аэропорт не работает, пароходство в ограниченном графике, пассажирских перевозок на Лене нет”, — поделилась подробностями жительница города Оксана Тараканова в беседе с корреспондентом РИА Новости.

Она уточняет, что продукты питания в труднодоступные села чаще всего завозят по реке и если ситуация не нормализуется, трудностей со снабжением не избежать.

Тушить нецелесообразно?

Не менее тяжелая ситуация сложилась на севере Красноярского края — примерно в 700 километрах от региональной столицы бушуют пожары. Огнем охвачено 850 тысяч гектаров тайги (по данным на 24 июля).

По информации пресс-службы краевого управления МЧС, причины пожаров носят природный характер: дождей уже давно не было, температура воздуха стабильно держится на отметке плюс 30 градусов, а грозы и сильный ветер лишь усугубляют положение.

При этом в Красноярском крае действует одно из крупнейших в России учреждений по тушению лесных пожаров — Лесопожарный центр. В штате центра больше тысячи человек.

Подразделения есть во всех районах края, там отработаны системы мониторинга. И авиатехники в регионе достаточно, судя по отчетам местного министерства лесного хозяйства.

Почему же спасатели не смогли локализовать очаги в самом начале возгораний?

Большинство пожаров не тушат на законных основаниях. Согласно приказу Минприроды от 2016 года “Об утверждении правил тушения лесных пожаров” региональные власти могут не тушить лесные пожары, если они не угрожают населенным пунктам и если “прогнозируемые затраты на тушение превышают прогнозируемый вред”.

К слову, в этом документе впервые использовался термин “зона контроля”. Изначально предполагалось, что “зонами контроля” будут считать труднодоступные, отдаленные районы.

Как несколько дней назад информировала Авиалесоохрана, лесные пожары на территории Сибири полыхали на площади около 2,3 миллиона гектаров, 95 процентов территорий труднодоступны.

В свою очередь, губернатор Красноярского края Александр Усс накануне заявил, что тушить лесные пожары на части территорий в Сибири нецелесообразно, потому что это слишком опасно.

Тем не менее, несмотря на сообщения региональных властей, что пожары бушуют вдали от мест проживания людей, возгорания наблюдали и вблизи населенных пунктов. Так, лесной пожар подошел к эвенкийскому поселку Куюмба. В Куюмбе живет не более 150 человек. Когда лес горел в четырех с половиной километрах от села, туда оперативно прилетели спасатели, чтобы окопать поселок.

Впрочем, общественники считают, что таких масштабов можно было избежать, будь местные власти расторопней.

Координатор центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Владимир Гутенев объяснил РИА Новости, что ситуация стала тревожной только там, где реакция властей была непоследовательной, теперь же тушить пожары на тех территориях действительно экономически нецелесообразно.

“Усугубляет положение то, что в этом году значительное число возгораний происходит в удаленных районах, где с экономической точки зрения дорого, а с технической невозможно потушить все”, — подчеркнул он.

Дымный шлейф сводит с ума

Пока же дымный “шлейф” от Красноярского края и Приангарья растянулся на тысячи километров и накрыл города Западной Сибири. Чиновники и спасатели успокаивают горожан: дым не опасен и в скором времени исчезнет.

“Дым, который пришел к нам из Красноярска, практически рассеян. На сегодняшний день штормовых оповещений нет”, — пояснил РИА Новости начальник алтайского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Александр Люцигер. Губернатор Алтайского Края Виктор Томенко написал в соцсетях, что ситуация с задымлением находится на контроле.

Несмотря на это, жители Алтая и всех остальных пострадавших регионов жалуются на головные боли, рвоту и общее недомогание — обеспокоенные люди заполняют жалобами все сообщества в соцсетях.

“У моего ребенка появился кашель. У людей ухудшилось самочувствие. Не знаю, что нас дальше ждет. До слез жалко лес и зверей в нем!” — написала в одном из пабликов жительница Барнаула.

Дым дошел и до Новосибирска.

“Всю неделю, пока был смог, испытывала страшную мигрень. Мне было трудно просыпаться, не хватало воздуха, кашель и неприятный привкус во рту не прекращался”, — призналась в беседе с РИА Новости Юлия Мозолевская.

#Сибирьгорит

В соцсетях организовали флешмоб под хештегами #Сибирьгорит и #СпаситеСибирь. К нему присоединились и неравнодушные люди из центральной части России. Медийные персоны также не остались в стороне.

“Прямо сейчас, в эту минуту, заживо сгорают тысячи животных и птиц, задыхаются взрослые и дети в городах Сибири и Урала, новорожденные малыши спят с мокрыми марлевыми повязками на лице, но этого почему-то недостаточно для введения режима чрезвычайной ситуации!” — написала в Instagram телеведущая Ирена Понарошку.

Кроме того, в Сети набирает обороты петиция с призывом ввести режим ЧС во всех затронутых огнем или дымом регионах Сибири. На момент подготовки материала под обращением подписались более 430 тысяч человек.

Попытки спрятать вырубки

Очаги возгорания странным образом совпадают с местами, где до этого фиксировались вырубки “черных лесорубов”, заявил РИА Новости глава комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов. “Создается впечатление, что лесные пожары — попытки спрятать последствия вырубок”, — говорит парламентарий.

По его словам, на поджог указывает следующее: лес загорается в нескольких точках одновременно, вокруг сожженных деревьев аккуратно уложена древесина.

“Связь есть четкая, мы изучили материалы, которые поступают по линии правоохранительных органов и информацию от волонтеров. И такое невозможно без ведома местных властей.

Не могу представить, что кто-то вывезет несколько сотен лесовозов, ни разу не попав в поле зрения”, — отметил депутат.

По мнению Бурматова, проблема с распространением лесных пожаров также связана с некомпетентностью ряда региональных чиновников.

По его словам, депутатский корпус зафиксировал, что до регионов с большим опозданием доходят деньги на закупку пожарной техники. Позже эти средства не осваивались.

Парламентарий пообещал, что в ближайшее время запросит информацию у Рослесхоза, МЧС и Счетной палаты, которую передаст в Генпрокуратуру для проверки.

Источник: https://ria.ru/20210730/1556981900.html

Летние пожары: как спасти российские леса

Как спасти лес около деревни

Экологи и правительство предполагают проведение масштабных операций по восстановлению – посев саженцев на пострадавших территориях. Однако эксперты предупреждают, что эффект от таких посадок может оказаться незначительным.

Во-первых, из-за несовершенных механизмов контроля, во-вторых, из-за отсутствия необходимого ухода, а в-третьих, из-за того, что посадки молодых деревьев проводятся не квалифицированными специалистами, а наемными рабочими, мало заинтересованными в конечном результате.

«Люди должны сделать так, чтобы эти новые молодые леса не сгорели в ближайшие десятилетия. Главным источником огня в тайге является человек — никаким сухим грозам, как одному из источников пожаров, с ним не сравниться, — заключает Алексей Ярошенко, биолог, руководитель лесного отдела «Greenpeace».

Действительно, по данным МЧС, около 90% лесных пожаров возникает по вине человека. Например, из-за непотушенных сигарет, неправильно разведенных костров, перехода на лесные угодья весеннего пала травы или искр от автомобильного или железнодорожного транспорта. Реже пожары вызваны попаданиями молний.

На восстановление сибирских лесов, погибших в 2021 году, потребуется по меньшей мере 100–120 лет. Единственное, что сегодня реально может сделать человек, — это не мешать и принять все меры, чтобы убедиться, что подобное не повторится в будущем.

Другой же возможный выход из текущей ситуации – это увеличение количества особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и расширение уже существующих.

Это важно для сохранения лесов и от возможной вырубки, и для охраны от пожаров.

Например, для посещения Прибайкальского национального парка нужно получить разрешение, а разводить костры, устанавливать палатки и проезжать на машине можно только в определенных местах.

Однако, по мнению руководителя программы по ООПТ «Greenpeace Россия» Михаила Крейндлина, контроль недостаточен: «Мой знакомый в США 12 лет ждал очереди, чтобы сплавиться в нацпарке Гранд-Каньон.

Если бы он пропустил этот день, пришлось бы заново вставать в очередь, потому что там серьезно ограничено число посетителей.

Практически везде в национальных парках, охраняемых территориях, существует лимит посетителей, и это регулируется разными способами. У нас этого нет».

По словам министра природных ресурсов и экологии Дмитрия Кобылкина, система охраны заповедников нуждается в «перезагрузке».

«Перед нами стоит ряд задач. Первая – модернизация системы охраны ООПТ. Для этого нужны квалифицированные кадры, достойный уровень заработной платы и социальных гарантий, материально-техническая база», – отметил Кобылкин.

Экологический туризм, который активно развивается в стране, должен в действительности соответствовать самому базовому понятию «экология» и формировать у туристов мотивацию к сохранению природы. К сожалению, в России часто путают экологический туризм со спортивным или экстремальным, и вообще любыми видами туризма в природной среде.

Например, в национальном парке Югыд Ва в Республике Коми только за это лето в парке произошло несколько несчастных случаев с туристами.

Местные и федеральные власти рассматривают возможность пересмотра границ парка.

Предлагается вынести за пределы нацпарка исторически промышленную территорию Кожимского горнорудного кластера, не совсем безопасную для туристов, и расширить его с другой стороны за счет присоединения лесных массивов, где так важно сохранить нетронутость и уникальность девственной природы. Общая территория нацпарка в результате увеличилась бы в четыре раза на почти 190 тысяч га.

Такой пересмотр границ парка позволит обезопасить огромную территорию леса от возможных вырубок и уменьшить воздействие на и так пострадавшую российскую тайгу.

В соответствии с национальным проектом «Экология», к 2024 году предполагается увеличение общей площади ООПТ на территории РФ на 5 млн га. Что же касается туризма – нужно не только создавать соответствующие условия, но и отучать туристов от потребительского отношения к природе.

Многие специалисты сходятся во мнении, что развитие туризма несовместимо с защитой природы и это вызывает опасения. Впрочем, разумный подход способен решить и эту проблему.

Например, директор Байкальского заповедника Василий Сутула в интервью газете «Известия» отметил, что главная тревога и забота – не потерять первозданный вид Байкала.

«Приезжающие туристы — это потенциальный рост воздействия на экологию региона. Что касается Байкальского заповедника, за пребывающими туристами, конечно же, нужен контроль. Если мы будем видеть деградацию, то придется ограничивать их число», – отметил Сутула.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2021/09/03/12621217.shtml

«Захват и мошенничество». Жители еще одной рязанской деревни потребовали остановить вырубку сосен под строительство нового коттеджного поселка

Как спасти лес около деревни

В середине июня жители рязанской деревни Полково узнали о продаже ближайшего леса под застройку — там выделено 400 участков для коттеджного поселка «Новое Полково».

Инициативная группа написала открытое письмо губернатору Николаю Любимову с призывом спасти от уничтожения 30-летний лес, два водоема и туристический объект «Тропа Паустовского».

В Заборьевском сельском поселении это уже второй случай в этом году, когда люди выходят на защиту леса от вырубки. Как сосновый лес «нарезали» на участки для продажи и кто за этим стоит — в материале «7×7».

Лес в Полково в 20 километрах от Рязани, по мнению местных жителей, уникален: он молодой и здоровый — соснам всего 30 лет, в лесу люди отдыхали и собирали грибы, в двух прудах купались и «свои», и отдыхающие из Рязани.

В июне они узнали, что часть леса продана под коттеджный поселок «Новое Полково», 23 июня вокруг «свежих» участков начали устанавливать забор с предупреждающими табличками: «Частная территория, п. Новое Полково, вход на территорию с сопровождающим лицом».

Уже установили будку, в которой будут продавать участки.

— Решение нелепое, бездумное, бесхозяйственное, — дополняя друг друга, рассказывают местные жители корреспонденту «7×7».

— Продать лес, чтобы его вырубить для строительства коттеджей, когда рядом пустует поле без деревьев? Это какая-то насмешка над губернатором Любимовым, который только недавно высаживал деревья буквально рядом, через дорогу.

Тут вырубить — там посадить, чтобы снова через десять лет вырубить? Это и есть наш особый путь развития или это бесконечная русская безалаберность?

Жители Полково несколько раз повторили, что все они — люди интеллигентные, законопослушные, собираются бороться за лес только законными методами. Но эмоций сдержать не могли — обидно до слез.

Между собой рассуждали о том, что защищают свои дома и семьи от пришедшего к ним беспредела, что все это невозможно терпеть бесконечно.

Что продажа леса — это захват и мошенничество, а местных жителей «кинули»: некоторые покупали здесь старые участки и дома только из-за того, что рядом лес.

— Мы почти все тут росли вместе с лесом, теперь мы взрослые, лес тоже большой и здоровый. Недели две назад приехала с работы, увидела вырубленные деревья — почувствовала, словно частичку меня оторвали, — поделилась Светлана Савушкина.

Часть деревьев уже вырублена

Дежавю: жители Полково рассказали то же самое, что и жители поселков Заборье и Мжакино, леса которых точно так же отвели под застройку (заборьевцы привлекли внимание к проблеме многочисленными публичными акциями и серией одиночных пикетов, пока участки сняли с публичных торгов).

Звучали те же фразы: «Глава сельского поселения больше ничего не делает, только земли распродает», «Дорог нет, инфраструктуры нет, помощи не допросишься», «Разговаривать не хочет, только одни отписки и общие фразы», «Люди давно его не выбирают, как оказывается „у руля“ — неизвестно».

Одно отличие все же нашлось: глава Заборьевского сельского поселения Виктор Сидоров провел собрание с жителями Полково и рассказал, как много пользы приносит.

А местные припомнили анекдотичный случай: люди наняли за свои деньги технику, чтобы очистить дно противопожарного пруда и насыпать свежий песок для купания, Сидоров же заподозрил, что местные решили продать несколько грузовиков песка из пруда и вызвал полицию и МЧС.

— Наш протест — только из-за вырубки здоровых сосен. Никто не сказал ни слова, когда в поле разбили коттеджный поселок «Виктория Парк», потому что — да, всем хочется жить за городом и растить детей на свежем воздухе.

Вокруг полно «сельхозки» [земли сельскохозяйственного назначения], поля никто не обрабатывает.

Как лес оказался в категории земель сельхозназначения, почему он не вошел в состав лесничества, почему Сидоров отвечает, что это не лес, а поросль кустарников — у нас много вопросов, и мы имеем право получить на них ответы, — высказал точку зрения большинства местных жителей Юрий Акимов.

В начале июля инициативная группа отправила письмо губернатору, в котором потребовала ответов на вопросы, перевести часть участков, отведенных под коттеджную застройку, в категорию особо охраняемых земель, а туристический маршрут «Тропа Паустовского» — в категорию «Территории туристических объектов».

Еще попросили проверить деятельность главы поселения Сидорова «на предмет совершения им коррупционных действий по переводу, передаче и продаже земель под застройку, ухудшающих и без того плохие (отсутствие дорог в деревне, сгнивший водопровод, непригодная для питья вода) условия жизни жителей деревни Полково».

Ответа пока нет.

Агафонов на «Тропе Паустовского»

Если изучить обычную карту Полково и публичную кадастровую карту, может показаться, что на участках «Нового Полково» леса нет, вблизи нет и небольшого «дальнего» пруда. Если же посмотреть космоснимки или побывать на месте, то окажется, что и лес на участках, и пруд существуют.

Примерно половина из 400 с лишним недавно «нарезанных» участков оказалась в черте 30-летнего леса. Как около 50 га земель сельхозназначения оказались в частной собственности, «7х7» пока узнать не удалось. По словам местных жителей, которые сослались на заявление двух представителей собственника, «участок купили на аукционе еще в 2012 году за 12 млн руб., просто сразу его не использовали».

По данным Росреестра, большинство участков оформлено в собственность и поставлено на учет в июне 2021 года. Категория земель осталась прежней: сельхозназначения для ведения сельского хозяйства.

Более 15 участков «нарезаны» прямо по эколого-туристическому маршруту №1 «Тропа Паустовского» — он проложен по пути, которым писатель Константин Паустовский ходил из Солотчи к Черному озеру. Маршрут создали по инициативе Экологического рязанского альянса (ЭРА) в 2016 году.

Руководитель ЭРА Евгений Рыбаков, узнав о новом коттеджном поселке, ответил «7×7»:

— С одной стороны, все понятно: люди хотят жить в экологически чистом районе, подальше от города, да и маршрут можно немного скорректировать — перенести. Но зачем же здоровые деревья рубить?

Проверка по Росреестру показала: более 10 участков в лесу принадлежат физлицу — 34-летнему Денису Агафонову, который прежде владел участком с озером Дикая утка в Рязани.

Фамилия Дениса Агафонова уже известна «7×7»: в январе 2021 года рязанские общественники обратили внимание, что озеро Дикая утка начали засыпать грунтом и строительными отходами.

Выяснилось, что ведомство Наумова предъявило суду доказательства того, что на участке с водоемом ведутся сельхозработы, и участок передали в частную собственность. Его владельцем стал Денис Агафонов.

После того, как рязанский журналист рассказал на медиафоруме об уничтожении городского озера президенту Владимиру Путину, Агафонов продал участок арендатору Юрию Шпакову.

Агафонов — крупнейший акционер ОАО «Рязаньрыбпром», в совет директоров которого входит Василий Васильевич Наумов. Фамилия и отчество этого акционера совпадают с данными руководителя Россельхознадзора по Рязанской и Тамбовской областям Олега Васильевича Наумова.

Предположительно, Василий Наумов — младший брат руководителя Россельхознадзора двух регионов, а Денис Агафонов, по данным портала Ya.62, — его пасынок.

Фамилия Наумовых еще раз упоминается среди «первичных» владельцев участков в «Новом Полково»: собственница участка с кадастровым номером 62:15:0060105:801 — Наумова Мария Анатольевна. По данным базы «СПАРК-Интерфакс», Наумова занимает должность заведующей детским садом №81 на ул.

Островского. В июне 2021 года она зарегистрировалась как индивидуальный предприниматель, основной вид деятельности которого — покупка и продажа земельных участков.

Местные жители предполагают, что «Новое Полково» — только начало «большого распила», поскольку правее от выделенных участков расположен еще более привлекательный лесной участок с кадастровым номером 62:15:0060105:59 площадью 86 га. Лес на участке гуще, его можно увидеть даже на обычной карте, разрешенное использование все то же — для сельскохозяйственного производства.

Сотни миллионов прибыли

Представившаяся Александрой сотрудница отдела продаж назвала стоимость «сотки»: в середине поселка 100 м2 стоит 60 тыс. руб., на лесных участках — 80 тыс. руб. и выше.

То есть, участки в 10 соток обойдутся покупателям в 600 тыс. руб. и 800 тыс. руб. соответственно.

В стоимость входит проведение коммуникаций по поселку, электричество и газ к участкам новые собственники будут «тянуть» самостоятельно.

Простые подсчеты на калькуляторе. Если взять среднюю стоимость участка — 70 тыс. руб. за «сотку», то стоимость 50 га (5 тыс. «соток») земли составит 350 млн руб.

Если весь участок был приобретен на аукционе за 12 млн руб., то прибыль после распродажи всех «соток» составит 338 млн руб.

Именно столько недополучил бюджет муниципального образования — Заборьевского сельского поселения или Рязанского района, которое продало землю.

Менеджер рассказала, что дорога к новому поселку — песчаная, то есть это общая дорога, которая проходит через всю деревню. Подтвердила, что участок куплен семь лет назад.

— Владельцы его не огораживали, поэтому у местных сложилось мнение, что это общая земля, никому не принадлежит, и они там могут собачек выгуливать, сами гулять и тому подобное. А сейчас они возмутились, мол, как же так. Но им уже и глава сельского поселения [Виктор Сидоров] все разъяснил, и прокуратура проверку провела — все у нас в порядке, — проконсультировала Александра по телефону.

По поводу сельскохозяйственного назначения земли, со слов менеджера, покупатели могут не беспокоиться: после бронирования земли владельцы «Нового Полково» будут переводить каждый участок в категорию ЛПХ — личного подсобного хозяйства. В лесу ли, в поле — без разницы.

Официальные ответы

Редакция «7×7» направила запросы в Россельхознадзор по Рязанской и Тамбовской областям, в районную администрацию и областную прокуратуру.

Руководитель Россельхознадзора по Рязанской и Тамбовской областям Олег Наумов проигнорировал просьбу прокомментировать факт приобретения земель сельскохозяйственного предназначения под ИЖС Денисом Агафоновым и Марией Наумовой.

«На вопрос о регистрации земель в собственность граждан может ответить управление Росреестра по Рязанской области», — отписался заместитель Наумова Алексей Леонтьев. На вопрос, какая сельхозпродукция производилась на 50 га сельхозназначения, он тоже не ответил и перенаправил в министерство сельского хозяйства и продовольствия региона.

Уточнение

Когда текст был сверстан и готов к публикации, 31 июля, редакция получила ответ из администрации Рязанского района. В администрации подтвердили: участок был продан на аукционе в 2012 году, договор купли-продажи заключен в 2013 году.

В 2016 году полномочия по утверждению генеральных планов и правил землепользования и застройки перешли к администрациям сельских поселений, и Совет депутатов Заборьевского сельского поселения решил включить этот участок в границы деревни Полково и отнести его к зоне «Ж-4» — зоне застройки индивидуальными жилыми домами до трех этажей усадебного типа. В 2018 году собственник размежевал участок в 50 га на 400 участков. Сейчас участки входят в категорию земель «земли населенных пунктов», вид разрешенного использования — «для сельскохозяйственного производства». Два водоема, по утверждению главы администрации Рязанского района Натальи Жунёвой, относятся к зоне рекреационных территорий и находятся в общем доступе.

В первоначальном варианте текста говорилось, что районная администрация не ответила на запрос «7х7»: по словам местных жителей, глава Наталья Жунёва находится в отпуске.

В региональной прокуратуре опровергли слова менеджера по продажам о завершении прокурорской проверки: провести ее было поручено прокуратуре Рязанского района, и она еще не закончена.

Можно ли назвать конфликтом интересов скупку «сельхозки» предполагаемыми родственниками регионального руководителя Россельхознадзора, рязанская прокуратура ответить не может: Наумов руководит межрегиональным ведомством, и разбираться с допущенными правонарушениями должна Генеральная прокуратура. В ближайшее время редакция «7×7» направит запрос в Генеральную прокуратуру России.

Екатерина Вулих, «7х7»

Источник: https://7x7-journal.ru/articles/2021/07/31/zahvat-i-moshennichestvo-zhiteli-eshe-odnoj-ryazanskoj-derevni-potrebovali-ostanovit-vyrubku-sosen-pod-stroitelstvo-novogo-kottedzhnogo-poselka

101Адвокат
Добавить комментарий