Как вернуть свои права на квартиру, если я подарила долю папе, но он теперь находится в психоневрологическом интернате?

Блеф, или Что делать с «Россиротпромом» (+Фото) (+)

Как вернуть свои права на квартиру, если я подарила долю папе, но он теперь находится в психоневрологическом интернате?

В первую годовщину принятия «Закона Димы Яковлева» — 28 декабря — в кинотеатре «Художественный» состоялся открытый показ фильма Ольги Синяевой «Блеф, или с Новым годом». Это документальный фильм про детей-сирот в России, про так называемый «Россиротпром».

Съемки прошли в детских домах, домах ребёнка, колонии для несовершеннолетних, психоневрологическом интернате. Стоит отметить, что изначально фильм должен был стать частью «Открытого показа» в РИА «Новости», но в последний момент агентство отменило это мероприятие.

В итоге показ фильма в Москве авторам пришлось организовать на средства, собранные через социальные сети.

Ольга СИНЯЕВА об отмене показа фильма в РИА «Новости»: «Никакого официального отказа в показе не было.

Причина, которую мне озвучили, была в том, что свое кинооборудование РИА «Новости» отправляет на олимпиаду в Сочи.

А то, что до олимпиады еще два месяца и что это совпало с изначально запланированным показом, — это, как говорится, уже все наши домыслы. Вокруг этой истории вообще очень много шума подняли.

То, что фильм хотели купить для показа за рубежом — правда, как и то, что мы этот фильм до сих пор не продали. Я хочу сказать, что президент фильм не запрещал. Да, я написала ему письмо, где объяснила причину, по которой я хотела бы, чтобы он его посмотрел. Я очень надеюсь, что, увидев, он сможет принять какое-то нужное всем решение. Пока официального ответа мы не получили».

Ольга Синяева, режиссёр фильма

«Чего вы больше всего боялись в детстве?» — с этого вопроса начинается фильм о жизни в детском доме. Я могу сказать про себя. Боялась двух вещей: что мама не вернётся за мной в детский сад и что меня сдадут в детский дом, и уж туда мама за мной точно не вернётся. Откуда у меня — в общем-то, благополучного советского ребёнка — были такие страшные мысли?

Увы, это традиция в нашем обществе: воспитывать «удобных» детей при помощи запугивания. Родители пугают своих детей тем, что сдадут в детдом, отдадут вон тому дяде или отправят жить с бабушкой, вовсе не потому, что они такие злые. Это всё происходит от собственной беспомощности, собственной ограниченности в любви.

Что вообще такое любовь? Для поколения тех, кто пережил войну и голод, казалось, что главное — это чтобы все были сыты, одеты, обуты, обучены… Что-то такое внешнее… А о внутреннем не думали просто потому, что страшно туда заглянуть.

Ты, главное, не обращай внимания

Я вспоминаю историю коллег-психологов, которые работают с учителями в достаточно благополучных школах.

«Ой, я чувствую такую тяжесть где-то на сердце… От этого хочется плакать», — говорит одна учительница, проходя групповой тренинг по умению чувствовать.

«Ты, главное, не обращай на это внимания», — перебивает другая. Чувствовать — больно. Плохо. Страшно. Да и зачем? Всё равно это мало кого интересует».

Мы — люди, привыкшие не чувствовать, привыкшие казаться сильными, чтобы не обнаружить свою слабость. Мы — общество, так и не нашедшее в себе сил отгоревать то, что произошло с нами в XX веке. Детский дом — это квинтэссенция того, что происходит в душе каждого из нас.

Почему тем, кто впервые сталкивается с темой сиротства, становится так нестерпимо больно? В каждом советском ребёнке, особенно если он прошёл через ясли (хотя это и не обязательно, иногда достаточно было попасть в детскую больницу, где мамы нет; этого уже достаточно для запуска определённых механизмов), живёт маленький заброшенный ребёнок, этакий внутренний сирота.

Пронумерованные горшки, тётеньки в медицинских халатах, чёткое расписание дня: когда все хотят есть, когда все дружно идут в туалет, когда гулять, когда ложиться спать… Малыш даже не кричит, когда описался; он уже чётко знает, что всё равно никто не подойдёт к нему тогда, когда это надо ему. Другие лучше знают, чего он хочет.

https://www.youtube.com/watch?v=Zw8JvuM4A8I

Такие дети совершенно не способны фантазировать, делать даже минимальный выбор. Они элементарно не в силах прислушаться к себе и понять, что и где болит. Они привыкли не замечать своих потребностей… И всё же любой живой человек ощущает внутреннюю тягу наполнить себя чем-то.

По-хорошему, конечно, малышу нужны любовь и забота мамы или того, кто её замещает. Ему важно, чтобы его укачивали перед сном, отзывались на его плач, смотрели на него и устанавливали контакт глазами, держали крепко-крепко, когда ему страшно и он не может справиться с тревогой.

Или хотя бы (хотя бы!) — если уж совсем не повезло в жизни — чтобы давали подзатыльники и кричали: «Ты чего орёшь, не видишь: я тоже устала?!».

Как ни странно, это тоже контакт, и он не так пагубно влияет на психику ребенка, как полное игнорирование и молчание. Дети, жившие в семьях, где их били родители-алкоголики, всё равно пытаются сбежать из детского дома.

Дети, переживающие эмоциональную и сенсорную депривацию, не могут до конца быть уверены в том, что они вообще существуют.

В детских домах дети не обретают человека, с которым можно установить длительный контакт. Там есть много «общих» взрослых, всё время разных. Было подсчитано, что в день перед ребёнком «мелькают» в среднем 60 взрослых людей, в то время как ему нужен лишь один значимый взрослый, с которым надо учиться выстраивать отношения.

Людмила ПЕТРАНОВСКАЯ, семейный психолог, консультант фильма: «Маленький ребенок устроен так, что нормально он может развиваться, лишь если у него есть свой постоянный взрослый.

Так устроен наш биологический вид, у которого после рождения потомства идет стадия “донашивания”, стадия очень тесного взаимодействия с ребенком и ухаживания.

Рядом с детьми в детском доме мы видим вполне адекватных людей — не уродов, не психопатов, — которые очень даже искренне к этим детям относятся. И мы видим, что, несмотря на это, с детьми там происходит.

Так уж устроен человеческий детеныш, что не может он нормально развиваться, если рядом с ним постоянно мельтешат лица, но ни одному, ни второму, ни третьему он, по большому счету, совершенно не нужен. Невозможно нормально развиваться, если рядом нет конкретного человека — мамы, к запаху которой привык, которая утешает, успокаивает, рядом с которой не страшно.

Что касается содержания ребенка в детских домах, то нас как налогоплательщиков должно интересовать, почему на наши деньги государство так уродует этих детей!».

Людмила Петрановская отвечает на вопросы зрителей

Его мамой была… подушка!

Один из самых страшных кадров фильма — это дети, раскачивающиеся из стороны в сторону, сами себя убаюкивающие. Им очень-очень страшно и очень-очень одиноко, и единственное, что они могут сделать для себя сами, чтобы не сойти с ума и хоть немного позаботиться о себе, — это раскачиваться в разные стороны. Чем больше тревоги, тем сильнее амплитуда колебаний.

Ольга СИНЯЕВА о своём приёмном сыне: «Биологическая мать оставила малыша в роддоме: у нее был СПИД, а Игоря это миновало. Почти до полутора лет мальчик лежал в больнице, затем находился в одном из самых лучших домов ребёнка в России.

Когда в 3 года его забрали в семью, мы были потрясены состоянием по бумагам здорового ребёнка. Знаете, кто был для него мамой? Мамой была подушка. Он нализывал мокрое пятно на этой подушке, утыкался в него носом и только так засыпал.

Это был хоть какой-то для него человеческий запах».

Мы как-то привыкли считать, что маленький ребёнок не помнит ничего, что говорят в его присутствии. Будто у малыша нет души. А ведь она есть, и она помнит всё. Совершенно спокойно нянечка (и видно, что неплохая в общем-то женщина: улыбается, пытается что-то делать) в присутствии детей говорит: «Что из него может вырасти?»

Малышей, которые хотят хоть как-то проявить интерес к жизни, чаще всего затыкают, на них шикают. У воспитателей зачастую просто-напросто не хватает внутренних ресурсов на то, чтобы уделить время всем. Не последнюю роль здесь играют зарплаты, которые люди получают в таких учреждениях.

Ольга СИНЯЕВА: «Очень многие разговоры не вошли в фильм. Это были вопли отчаяния людей, которых тоже особо никто не собирался слушать. Вот говорит сотрудница детского дома: «Мы читали про профессиональное выгорание, что за границей проводят профилактику этого самого выгорания, а нам кто о нём когда рассказывал?”».

Показ фильма проходил в день рождения Ольги Синяевой

Действительно, специалистов по работе с детьми, оставленными без попечения взрослых, не готовят специально, с ними не говорят о синдроме профессионального выгорания, им не создают нормальных условий для работы и отдыха.

Но дети этого не знают, их мало интересуют проблемы государства и общества, им просто нужно — жизненно необходимо! — чтобы удовлетворяли их эмоциональные потребности. Но этого не происходит. Потребность же никуда не девается, и они её… заедают.

Это чувство знакомо любому человеку, страдающему пищевой зависимостью.

Хочется наполнить себя чем-то — и не знаешь, чем… Еда становится заменителем любви, заменителем чувства внутренней самоценности, которое наполняет здорового человека и помогает адекватно взаимодействовать с миром.

Но у нас вся страна такая, увы… Чиновники, предприниматели, да и работяги, которые покупают в кредит сотовый телефон и плазму — все они голодные дети, которые не умеют просто любить, просто жить. Они закидывают в себя дачи, яхты, шмотки, взятки — и не могут остановиться. Они не ценят других прежде всего потому, что не насытились любовью в детстве, не научились ценить самих себя.

Сотрудник исправительной колонии для несовершеннолетних: «Для них основные заслуги в жизни — это телефон и велосипед. Если они у тебя есть, то ты крутой. Он хочет быть крутым, но у него нет денег, он пойдёт кого-то изобьёт, украдёт этот телефон. А это 5 лет, разбойное нападение. Через 5 лет будет совсем матёрый».

Татуировка на руке пацанчика в исправительной колонии: «ЗОЛОТО». Расшифровывается так: «Запомни: Однажды Люди Оставят Тебя Одного».

Одиночество, брошенность, неприкаянность…

Поздравлять бедных, несчастных детей…

Увы, у нас принято помогать детским домам специфическим образом: деньгами, конфетками — в общем, какими-то материальными благами.

Вот Новый год в детском доме. Малышей наряжают в костюмчики (я в детстве о таких даже не мечтала!), водят хоровод с незнакомыми тётеньками из мэрии, а руководители учреждения с умилением говорят, как им хочется выразить благодарность мэру за то, что он ввёл такую прекрасную традицию — поздравлять этих бедных, несчастных детей с праздником…

И опять эти слова говорятся при детях, как будто их нет, как будто они ничего не понимают. А потом, конечно, традиционные конфеты (от которых потом у детей болят зубы).

Авторы фильма призывают: ни одной копейки детскому дому. Не становитесь спонсором системы, которая уничтожает детей!

Источник: https://www.matrony.ru/blef-ili-chto-delat-s-rossirotpromom-foto-video/

Как подарить квартиру? Форма договора дарения, какие документы необходимы для дарения, налоги при дарении и многое другое

Как вернуть свои права на квартиру, если я подарила долю папе, но он теперь находится в психоневрологическом интернате?

Ко мне часто обращаются клиенты нашего агентства с просьбой разъяснить институт дарения недвижимости: какие бывают подводные камни при дарении квартиры, что нужно для того, чтобы подарить квартиру, нужно ли платить какие-нибудь налоги при дарении?

Несмотря на то, что дарение вещь довольно простая, но именно в простоте кроются порой важные нюансы, расскажу об этом институте в настоящей статье.
Речь пойдет только о дарении недвижимости (и, в большей степени квартир), поскольку дарение движимого имущества гораздо проще в юридическом смысле, да и сайт мой про недвижимость

Источник: http://past.by/konsultacii-po-nedvizhimosti/kak-podarit-kvartiru-forma-dogovora-dareniya-kakie-dokumenty-neobxodimy-dlya-dareniya-nalogi-pri-darenii-i-mnogoe-drugoe.html

101Адвокат
Добавить комментарий