Как вернуть свои вещи, изъятые при обыске по подозрению в краже?

Как Следственный комитет «борется» с коррупцией внутри ведомства

Как вернуть свои вещи,  изъятые при обыске по подозрению в краже?

Источник материала: Ежедневник

Следственный комитет не хочет возвращать незаконно обвиненному, изъятые у него при обыске деньги. Как оказалось, деньги, протокол обыска и другие документы загадочным образом просто исчезли из дела.

В последнем интервью газете “СБ” руководитель СК  много говорил об уникальности своего ведомства и о том, как оно борется с коррупцией. В настоящей статье мы не будем оспаривать успехи следователей на этом поприще, тем более что, там всегда найдут, чем похвастать.  

А вот рассказать о выявленных фактах коррупции внутри своего ведомства, не каждый сможет и вряд ли захочет. Вот о таком факте мы и решили рассказать сами.  

Фанера и ОПГ

История эта началась еще задолго до создания Следственного комитета, но именно на нем она сейчас все никак не завершится.

В 2002 году сотрудники правоохранительных органов задержали на проходной “Речицадрев” фуру, груженную лишней фанерой, которая не была учтена в документах.

По подозрению в хищении продукции тут же задержали ряд работников “Речицадрев”, а также представителя минской компании “Белсервисмаш” Игоря Корытова, в адрес которой следовала машина.

Как позже заявил прокурор Речицкой межрайпрокуратуры в интервью белорусскому телевидению, на “Речицадрев” была изобличена целая преступная группа, которой руководил Корытов.

В колесо правоохранительной машины попал и начальник отдела внешнеэкономических связей “Речицадрев” Сергей Подымов. В его кабинете и в квартире были проведены обыски. Ничего компрометирующего оперативники не нашли.

Правда, при обыске в квартире оперативники изъяли 3 тыс. долларов, которые задержанный сам выдал. Эти деньги, сразу же и были показаны по телевидению, как доходы преступной группы, хотя Подымов объяснил, что это личные сбережения его семьи и тещи.

Вокруг именно этих денег и закрутился в последующем настоящий детектив.

Как разваливают дела

Спустя буквально пару дней с делом по хищению продукции “Речицадрев”, которое расследовал следователь прокуратуры Цилько, начали происходить странные вещи. Главного обвиняемого Корытова, которого назвали руководителем ОПГ, выпустили на свободу, даже сняли арест с его машины и другого имущества.

Благодаря этому Корытов сумел быстро все продать и сбежать в Швецию. Мы не станем намекать на то, чем руководствовался сам следователь Цилько и его начальник, прокурор района Будков, отпуская на свободу главного обвиняемого и его имущество.

Но для полноты картины добавим лишь, что в это время под стражей находилась даже кладовщица, не говоря уже о других обвиняемых.

Когда главный обвиняемый исчез, начало разваливаться и дело. Вернее, два дела, так как всего за пару дней, следователь Цилько сумел предъявить Сергею Подымову и обвинение в получении взяток от Корытова.

Обвиняемые еще около четырех месяцев посидели в СИЗО, а затем расследование дел начали приостанавливать в связи с тем, что бежал главный обвиняемый и нет возможности проводить дальнейшее расследование.

Забегая вперед скажем, что в розыск того самого главного обвиняемого объявили лишь тогда, когда закончился срок давности привлечения его уголовной ответственности и тогда его нашли очень быстро.

В поисках денег

Сергей Подымов тоже спустя четыре месяца вышел на свободу. Расследование по его делу было также приостановлено. Шли годы, менялись прокуроры Речицы, менялись следователи. Сергей Подымов все это время находился в подвешенном состоянии.

Он ходил от одного следователя к другому, требуя все же расследовать уголовное дело и поставить точку в этой непростой истории. Расследование дела несколько раз возобновлялось, а затем вновь приостанавливалось по одному и тому же основанию.

 

В 2012 году дело Сергея Подымова передали в новосозданный Следственный комитет. Там все продолжалось прежним чередом.

Наконец, когда минул срок привлечения к уголовной ответственности, очередной следователь Речицкого районного отдела СК предложил Сергею Подымову закрыть расследование в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Обвиняемый согласился, но потребовал вернуть изъятые более 10 лет назад 3 тыс. долларов. Ответ начальника Речицкого отдела СК поставил Сергея Подымова в тупик. Вдруг оказалось, что в деле нет ни постановления о проведении обыска в квартире подозреваемого, ни протокола обыска, ни самих денег.

На основании этого начальник отдела СК и указал, что при проведении расследования решение о проведении обыска не принималось, обыск не проводился и деньги в качестве вещественных доказательств к делу не приобщались. 

К несчастью Следственного комитета, Сергей Подымов сохранил копию протокола обыска с подписями должностных лиц. В протоколе зафиксировано изъятие в квартире паспорта подозреваемого и 3 тыс. долларов, купюрами по 10,20,50 и 100 долларов. Описаны даже номера всех купюр.

Имея на руках копию протокола обыска, Сергей Подымов обратился в Управление собственной безопасности СК, требуя разобраться в ситуации и вернуть пропавшие деньги.

Оттуда пришел ответ, что действительно, судя по протоколу, обыск все же проводился и деньги изымались.

Но вот где они? Ответ на этот вопрос собственная безопасность поручила найти управлению процессуального контроля СК, так как дело в Следственный комитет передавалось уже без денег.

Честь мундира превыше всего

Прошло два месяца, а о судьбе своих денег Сергей Подымов так и не получил никакого уведомления. Тогда он вновь обратился в Следственный комитет и получил ответ, что по факту пропажи денег, а также протокола обыска и других важных документов возбуждено уголовное дело по ст.205 (кража) Уголовного кодекса Беларуси.

Вот  с этого момента и начинает прослеживаться позиция Следственного комитета по сохранению чести мундира. Ведь совершенно очевидно, что деньги и документы из дела похитила не уборщица, а лицо, которое имело доступ к сейфу и делу могло даже свободно перенумеровать листы дела.

Иными словами, хищение однозначно было совершено должностным лицом с использованием своего служебного положения. Других вариантов здесь в принципе быть не может. А это никак не 205 статья, а как минимум ст.210 Уголовного кодекса Беларуси (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями), плюс ст.

424 (злоупотребление властью или служебными полномочиями). Возникает вопрос: следователи СК не могут правильно квалифицировать преступление? Конечно же, могут. Просто 210 и 424 статьи Уголовного кодекса Беларуси – это коррупционные статьи с соответствующими последствиями.

Ведь тот самый следователь Цилько, который начинал расследование дела, сейчас работает в Гомельском управлении СК и является одним из ключевых борцов с коррупцией. А тут такая неприятность. Кроме того, как писалось выше, за десять лет по делу сменился не один следователь.

Принимая дело к своему производству, они изучали материалы и ставили свои подписи, что все в порядке. Никто из них не заметил ни пропажи документов, ни тем более пропажи крупной суммы денег.

Как в СК «водят за нос»

Прошло полгода после сообщения о возбуждении уголовного дела по факту пропажи денег и документов, а Сергей Подымов так и не получил никаких сведений о судьбе своих денег. Тогда он не выдержал и обратился к председателю Следственного комитета с просьбой сообщить, как идет расследование и когда ему вернут его деньги.

Ответ Следственного комитета получился довольно забавным. Сергею Подымову сообщили, что в результате хищения денег причинен крупный ущерб государству, которое и выступает потерпевшим.

А Сергей Подымов по делу всего лишь свидетель, поэтому его не обязаны уведомлять о ходе расследования и тем более решать вопрос о возврате денег в рамках данного дела.

Однако Сергей Подымов решил не сдаваться и обратился с ходатайством к следователю Гомельского управления СК, в производстве которого находилось дело, откуда пропали деньги и документы. Следователь отказал в возврате 3 тыс. долларов на том основании, что у него нет никаких сведений о том, что деньги приобщались к данному делу.

Сергей Подымов опять написал в центральный аппарат СК с просьбой сообщить гомельскому следователю, что деньги в его деле все же были. Центральный аппарат ответил, что может предоставить такие сведения только по запросу гомельского следователя.

Сергей Подымов написал ходатайство гомельскому следователю с просьбой запросить из центрального аппарата сведения об изъятых деньгах. Но следователь ответил, что в финансово-экономическом отделе Гомельского управления СК нет никаких сведений об изъятых деньгах, поэтому нет смысла запрашиваться данные, которые не могут повлиять на ход расследования.

Это далеко не просто просьбы и ходатайства Сергея Подымова . Из указанных ответов на них становится очевидным, что СК даже не собирается возвращать ему деньги и тем более искать тех, кто их похитил.

Но в результате долгих переписок Сергею Подымову все же удалось получить из Гомельского УСК более-менее внятный ответ, что судьба его денег, как и всех других вещественных доказательств будет решена “в случае постановления приговора либо принятия решения о прекращении предварительного расследования”.

Деньги или расследование?

Получив хоть какой-то конкретный ответ, Сергей Подымов начал дергать Следственный комитет, чтобы тот принял уже решение по его делу, которое расследовалось более 12 лет. В конце концов, 23 мая 2014 года следователь Гомельского УСК принимает решение о прекращении предварительного расследования по делу о взятках “в связи с отсутствием в деянии состава преступления”.

Однако вопреки закону и ранее данному ответу следователь опять не принимает решение о возврате изъятых 3 тыс. долларах.

На вполне резонное возмущение бывшего обвиняемого, следователь отвечает,  что вопрос о возврате денег будет решен в рамках другого дела – того самого, которое расследует центральный аппарат по ст.

205 Уголовного кодекса Беларуси. И это при том, что СК уже отвечал, что в рамках данного дела вопрос о деньгах разрешаться не будет.

Не желая отступать, Сергей Подымов опять обратился к председателю СК, указав, что раз следователи не могут найти того, кто похитил деньги, он сам готов им помочь.

Чтобы выяснить истину бывший обвиняемый попросил устроить ему очную ставку с тем самым  следователем Цилько, который начинал расследование коррупционного дела и должен был приобщить изъятые деньги к материалам.

По словам Сергея Подымова, он был свидетелем того, как оперативник, проводивший обыск в квартире, передавал деньги Цилько. Но Следственный комитет и здесь не увидел необходимости проводить очной ставки.

Сергей Подымов тогда зашел с другой стороны и написал в СК жалобу на действия гомельского следователя, который вопреки УПК, приняв решение о прекращении предварительного расследования, не решил судьбу изъятых во время обыска денег.

Центральный аппарат согласился с этими доводами, но вместо того, чтобы решить судьбу денег, просто возобновил расследование по делу, по которому истекли сроки давности привлечения к ответственности, и которое вообще не может возобновляться.

Иными словами, вместо того, чтобы вернуть деньги пострадавшему, Следственный комитет сделал его опять обвиняемым со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Это было в августе 2014 года, но только в мае 2015 года следователь Гомельского УСК опять принимает постановление о прекращении предварительного расследования по тем же основаниям “в связи с отсутствием в действиях Подымова состава преступления”. При этом в постановлении опять не решается судьба изъятых денег, а только указывается, что по факту их хищения возбуждено дело.

После еще двух месяцев переписок с центральным аппаратом СК, Гомельским УСК, прокуратурой Сергею Подывому так и не удалось добиться возвращения денег, но зато расследование по его делу, в нарушение УПК, вновь возобновили. Он опять стал обвиняемым, хотя даже срок привлечение его к ответственности истек уже три года назад.

Главный обвиняемый или главный свидетель

В заключении укажем, что в своей борьбой со Следственным комитетом Сергею Подымову все же удалось добиться того, что главного обвиняемого по делу о хищении фанеры на “Речицадрев” Игоря Корытова все же начали искать.

Как писал в своих жалобах Сергей, вопрос исчезновения денег и странного освобождения из-под стражи Корытова тесно взаимосвязаны между собой. Объявив Корытова в международный розыск, его быстро нашли – в Швеции. Оказалось, что теперь он носит фамилию Орлов.

Прокуратура Беларуси не стала посылать в Швецию запрос о выдаче обвиняемого, так как истек срок привлечения его к ответственности. Вместо этого по запросу белорусской стороны полиция Швеции допросила Корытова-Орлова.

Тот подтвердил, что никогда не передавал Подывому взяток и все вопросы по закупке фанеры решал без него, так как его компания являлась резидентом РБ, а Подымов занимался экспортом.

Удивительно, но ни прокуратура, ни Следственный комитет так и не спросили Корытова-Орлова, каким чудным образом он был освобожден  из-под стражи и как ему удалось продать арестованное имущество, когда даже кладовщица продолжала в СИЗО. Неужели в Следственном комитете  не хотят знать правду? 

Ссылка на источник 1855

Источник: https://news.21.by/other-news/2015/08/13/1106055.html

Как вернуть имущество, изъятое во время обыска как контрафактное?

Как вернуть свои вещи,  изъятые при обыске по подозрению в краже?

Страшным сном наяву для многих предпринимателей является изъятие во время обыска надлежащего им товара под предлогом подозрения относительно его контрафактности. Вернуть изъятое законным путем в таком случае очень сложно. Однако, как свидетельствует практика, реально.

Опровергнуть контрафактность

Согласно ст.1 Таможенного кодекса «контрафактные товары — товары, содержащие объекты права интеллектуальной собственности, ввоз которых на таможенную территорию Украины или вывоз с этой территории приводит к нарушению прав собственника, защищаемых согласно действующего законодательства Украины и международных договоров Украины, заключенных в установленном законом порядке».

Поэтому, прежде чем оспаривать действия следственных органов, необходимо обеспечить наличие доказательств, которые подтверждали бы правомерность приобретения предпринимателем права собственности на изъятое имущество.

Такими доказательствами могут быть свидетельства о праве собственности, договоры купли-продажи, поставки, дарения и пр., а также спецификации, расходные накладные и др.

Договоры должны быть заключены в письменной форме и идентифицировать товар.

Наличие таких документов даст основания утверждать, что изъятое во время обыска имущество правомерно приобретенной личной частной собственностью предпринимателя. Следовательно, не является контрафактным.

Доказать, что имущество является временно изъятым

Согласно ч.7 ст.236 Уголовного процессуального кодекса «при обыске следователь, прокурор имеет право… осматривать и изымать вещи и документы, которые имеют значение для уголовного производства.

Предметы, которые изъяты законом из обращения, подлежат изъятию независимо от их отношения к уголовному производству.

Изъятые вещи и документы, которые не входят в перечень, относительно которого прямо дано разрешение на отыскание в постановлении о разрешении на проведение обыска, и не относятся к предметам, которые изъяты законом из обращения, считаются временно изъятым имуществом».

Поэтому любое имущество, изъятое во время обыска, которое прямо не указанное в постановлении суда о проведении обыска и не относится к предметам, изъятым законом из обращения, имеет статус временно изъятого.

Согласно ч.2 ст.167 УПК «Временно изъятым может быть имущество в виде вещей, документов, денег и тому подобное, относительно которых есть достаточные основания полагать, что они:

1) присмотренные, изготовленные, приспособленные или использованы как средства или орудия совершения уголовного правонарушения и (или) сохранили на себе его следы;

2) предоставленные лицу с целью склонить ее к совершению уголовного правонарушения, финансирования и(или) материального обеспечения уголовного правонарушения или как вознаграждение за его совершение;

3) является предметом уголовного правонарушения, связанного с их незаконным оборотом;

4) приобретенные в результате совершения уголовного правонарушения, доходы от них, или на которые было направлено уголовное правопорушенн».

Вместе с тем сам по себе факт выдачи разрешения на проведение обыска с целью обнаружения и изъятия определенных вещей и документов еще не указывает на то, что последние отвечают критериям, приведенным в ч.2 ст.167 УПК.

Ведь согласно ч.5 ст.171 УПК в случае временного изъятия имущества во время обыска, осмотра, осуществленных на основании постановления следственного судьи, предусмотренной ст.

235 настоящего кодекса, ходатайство об аресте такого имущества должно быть подано следователем, прокурором в течение 48 час. после изъятия.

Иначе имущество должно быть немедленно возвращено лицу, у которого его забрали.

То есть в случае изъятия во время обыска имущества, орган досудебного расследования сочтет добытым преступным путем, этот орган не позднее следующего рабочего дня обязан обратиться к следственному судье с ходатайством на основании ч.5 ст.

171 УПК о его аресте, доказав наличие обстоятельств, указанных в ч.2 ст.167 кодекса. Если этого не было сделано (а в большинстве случаев следователи этого не делают), то имущество должно быть немедленно возвращено лицу, у которого его изъяли.

При этом обязательным обстоятельством, которое указывает на соответствие изъятого имущества критериям, указанным в ч.2 ст.167 УПК является наличие достаточных доказательств, подтверждающих совершение преступления.

Если с момента обыска прошел значительный промежуток времени и лице, у которого изъяли имущество, сообщение о подозрении не было объявлено, надлежащих, допустимых и достаточных доказательств, которые могли бы свидетельствовать о соответствии изъятого имущества критериям, указанным в ч.2 ст.167 УПК, не предоставлено, это имущество имеет статус временно изъятого.

Поэтому за условий доказывания законности приобретения права собственности на изъятое имущество, непредоставление следственными органами доказательств, которые свидетельствовали бы о контрафактность такого имущества, и отсутствия решения о его аресте на основании ч.5 ст.171 УПК отнятое имущество подлежит возврату собственнику.

Подробнее смотри по ссылке:

Источник: https://uteka.ua/publication/news-14-delovye-novosti-36-kak-vernut-imushhestvo-izyatoe-vo-vremya-obyska-kak-kontrafaktnoe

Как вернуть имущество, изъятое при обыске как контрафактное?

Как вернуть свои вещи,  изъятые при обыске по подозрению в краже?

Страшным сном наяву для многих предпринимателей является изъятие при обыске принадлежащего им товара под предлогом подозрения относительно его контрафактности. Вернуть изъятое законным путем в таком случае очень сложно. Однако, как показывает практика нашего адвокатского объединения, вполне реально.

Достаточно часто подозрение следственных органов касательно контрафактности товара основывается на обращении определенной общественной организации, которая якобы представляет интересы собственника прав интеллектуальной собственности на имущество, изымается, а то и вообще – на рапорте оперуполномоченного.

Более того, такой обыск может проводиться в рамках расследования уголовного производства, не связанного с нарушением авторских прав.

При этом следственные судьи, давая разрешение на проведение обыска и изъятия имущества, зачастую не детализируют, какой именно товар должен быть изъят, ограничиваясь указанием на его контрафактность, признаки которой следственные органы определяют по своему усмотрению.

Пользуйтесь консультацией: Если во время обыска у вас изъяли имущество. Инструкция действий

После обыска и изъятия «контрафактного» товара расследование часто фактически останавливается: никаких следственных действий в отношении товара или лиц, в которых он был удален, не проводится, уведомление о подозрении никому не вручается. Сам товар при этом в лучшем случае длительное время хранится на складе соответствующего органа, а в худшем – постепенно исчезает со склада и оказывается у тех, кто его изъял.

Используя приемы, описанные ниже, мы недавно смогли вернуть отдельным клиентам товар, который был изъят у них органами налоговой полиции в рамках расследования преступления, предусмотренного ч.3 ст.

212 Уголовного кодекса («Уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей»), и более полугода находился на складе без совершения в отношении него или лиц, в которых его забрали, каких-либо действий.

Опровергнуть контрафактность

Согласно ст.

1 Таможенного кодекса «контрафактные товары – товары, содержащие объекты интеллектуальной собственности, ввоз которых на таможенную территорию Украины и вывоз с этой территории приводит к нарушению прав собственника, которые защищаются в соответствии с действующим законодательством Украины и международными договорами Украины, заключенных в установленном законом порядке.

Поэтому, прежде чем оспаривать действия следственных органов, необходимо обеспечить наличие доказательств, подтверждающих правомерность приобретения предпринимателем права собственности на изъятое имущество.

Такими доказательствами могут быть свидетельства о праве собственности, договора купли-продажи, поставки, дарения и т.п., а также спецификации, расходные накладные и др.

Договоры должны быть заключены в письменной форме и идентифицировать товар.

Наличие таких документов даст основания утверждать, что изъятое при обыске имущество является правомерно приобретенной личной частной собственностью предпринимателя. Следовательно, не является контрафактным.

Пользуйтесь консультацией: Для чего нужен адвокат во время обыска?

Доказать, что имущество является временно изъятым

Согласно ч. 7 ст. 236 Уголовного процессуального кодекса «при обыске следователь, прокурор имеет право … осматривать и изымать вещи и документы, имеющие значение для уголовного производства.

Предметы, изъятые законом из обращения, подлежат изъятию независимо от их отношения к уголовному производству.

Изъятые вещи и документы, которые не входят в перечень, по которому прямо предоставлено разрешение на изъятие в определении о разрешении на проведение обыска, но не относятся к предметам, которые изъяты законом из обращения, считаются временно изъятым имуществом ».

Поэтому любое имущество, изъятое при обыске, которое прямо не указано в определении суда о проведении обыска и не относится к предметам, изъятым законом из обращения, имеет статус временно изъятого.

Согласно ч. 2 ст. 167 УПК «Временно удаленным может быть имущество в виде вещей, документов, денег и т.д., в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они:

  1. подысканы, изготовлены, приспособлены или использованы как средства или орудия совершения уголовного преступления и (или) сохранили на себе его следы;
  2. предоставлены лицу с целью склонить его к совершению уголовного преступления, финансирования и (или) материального обеспечения уголовного преступления или в качестве вознаграждения за его совершение;
  3. является предметом уголовного правонарушения, связанным с незаконным оборотом;
  4. получены в результате совершения уголовного преступления, доходы от него, или на которые было направлено уголовное преступление ».

В то же время сам по себе факт предоставления разрешения на проведение обыска с целью обнаружения и изъятия определенных вещей и документов еще не означает, что последние отвечают критериям, приведенным в ч.2 ст.167 УПК.

Ведь в соответствии с ч. 5 ст. 171 УПК в случае временного изъятия имущества при обыске, осмотре, осуществленных на основании определения следственного судьи, предусмотренного ст.

235 настоящего Кодекса, ходатайство об аресте такого имущества должно быть подано следователем, прокурором в течение 48 часов после изъятия.

Иначе имущество должно быть немедленно возвращено лицу, у которого оно было изъято.

То есть в случае изъятия при обыске имущества, которое орган досудебного расследования считает полученным преступным путем, этот орган не позднее следующего рабочего дня обязан обратиться к следственному судье с ходатайством на основании ч.

5 ст. 171 УПК о его аресте, доведя наличие обстоятельств, определенных ч.2 ст.167 кодекса.

Если этого не было сделано (а в большинстве случаев следователи этого не делают), то имущество должно быть немедленно возвращено лицу, у которого его изъяли.

Згадайте новину: Обшук з адвокатом: ГПУ заборонила слідчим відмовляти адвокатам у праві бути присутніми при обшуках

При этом обязательным обстоятельством, указывающая на соответствие изъятого имущества критериям, определенным в ч.2 ст.167 УПК, является наличие достаточных доказательств, подтверждающих совершение преступления.

Если с момента обыска прошел значительный промежуток времени и лицу, у которого изъяли имущество, уведомление о подозрении не было объявлено, принадлежащих, допустимых и достаточных доказательств, которые могли бы свидетельствовать о соответствии изъятого имущества критериям, определенным в ч. 2 ст. 167 УПК, не предоставлено, это имущество имеет статус временно изъятого.

Поэтому в условиях доказывания законности приобретения права собственности на изъятое имущество, непредоставление следственными органами доказательств, которые свидетельствовали бы о контрафактности такого имущества, и отсутствии решения о его аресте на основании ч.5 ст.171 УПК изъятое имущество подлежит возврату собственнику.

Указать на нарушения «справедливого баланса»

Также следует указать на некоторые принципы уголовного процесса, отраженные в УПК и решениях Европейского суда по правам человека.

В частности, ст.ст. 7, 16 УПК устанавливают, что общим принципом уголовного процесса является неприкосновенность права собственности. Лишение или ограничение права собственности в ходе уголовного производства осуществляется только на основании мотивированного судебного решения, принятого в порядке, предусмотренном настоящим кодексом.

Согласно установившейся практике ЕСПЧ владение имуществом должно быть законным (см. Решение по делу «Иатридис против Греции»).

Понятие «законность» в понимании Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает соблюдение соответствующих положений национального законодательства и принципа верховенства права, включая свободу от произвола (см. Решение по делам «Антриш против Франции» и «Кушоглу против Болгарии»).

Любое вмешательство государственного органа в право на мирное владение имуществом должно обеспечить «справедливый баланс» между общим интересом общества и требованиями по защите основных прав конкретного лица. О необходимости достижения такого баланса говорится в ст.1 Протокола.

Баланс не будет обеспечен, если на лицо будет возложено индивидуальное и чрезмерное бремя (см. Решение по делу «Спорронг и Льонрот против Швеции»). Иначе говоря, должно существовать обоснованное пропорциональное соотношение между средствами, которые применяются, и целью, к которой стремятся достичь (см.

Решение по делу «Джеймс и другие против Соединенного Королевства»).

В условиях, когда следственные органы не имеют либо не предоставляют доказательств того, что имущество является контрафактным и/или соответствует критериям, определенным в ч. 2 ст. 167 УПК, есть все основания для удовлетворения жалобы предпринимателя и возврата ему имущества.

Восстановить сроки

Отдельный вопрос, который в большинстве случаев приходится решать для возврата имущества, касается сроков обращения к следственному судье с соответствующей жалобой.

Согласно ст.

304 УПК «жалобы на решения, действия или бездействие следователя или прокурора, предусмотренные частью первой статьи 303 настоящего Кодекса, могут быть поданы лицом в течение десяти дней с момента принятия решения, совершения действия или бездействия. Если решение следователя или прокурора оформляется постановлением, срок подачи жалобы начинается со дня получения лицом его копии».

Користуйтесь консультацією: Ніяких телефонних викликів! Тільки письмові повідомлення від слідчих!

Жалоба возвращается, если она подана по истечении указанного срока и лицо, которое его подало, не поднимает вопрос о восстановлении этого срока или следственный судья по заявлению лица не найдет оснований для его восстановления.

Соответственно, оспорить правомерность действий следственных органов об изъятии имущества в большинстве случаев невозможно ввиду того, что на момент обращения предпринимателя с соответствующей жалобой сроки для обжалования уже прошли.

Для того чтобы вернуть имущество, нужно обратиться к прокурору с ходатайством о возвращении временно изъятого имущества на упомянутых выше основаниях. Согласно ст.

169 УПК временно изъятое имущество возвращается лицу, у которого оно было изъято, по постановлению прокурора, если он признает такое изъятие имущества безосновательным.

Если же прокурор откажет в удовлетворении ходатайства (в большинстве случаев так и происходит), то соответствующее решение может быть принято следственным судьей или судом.

Поэтому в случае отказа прокурора в удовлетворении жалобы или непредоставление ответа на ходатайство собственника имущества срок для обжалования соответствующего действия или бездействия прокурора к следственному судье будет исчисляться с момента их совершения прокурором, а не следственным органом, который изъял имущество. Соответственно, срок для такого обжалования не будет пропущено и у предпринимателя будет шанс вернуть свое имущество.

Таким образом, отличное знание норм УПК и умение правильно их трактовать, ссылки на принципы уголовного процесса, отражены, в частности, в практике ЕСПЧ, и некоторые процессуальные уловки позволяют вернуть лицу товар, изъятый у нее как контрафактный.

Автор консультации: Николай Хахула, Letrado

Источник: https://protocol.ua/ru/kak_vernut_imushchestvo_izyatoe_pri_obiske_kak_kontrafaktnoe/

Полицейские забрали мой телефон. Как его вернуть? | ОВД-Инфо

Как вернуть свои вещи,  изъятые при обыске по подозрению в краже?

У задержанных на акциях часто отбирают личные вещи, среди которых может оказаться и телефон. Это особенно неприятно: во-первых, остаться без средства связи в стрессовой ситуации очень неудобно; во-вторых, в памяти телефона содержится личная информация.

Важно помнить, что никто не имеет права произвольно забирать ваше имущество. Без составления протоколов любые подобные действия трактуются как хищение.

При этом совершенно не важно, кто их совершил — простой гражданин или человек в форме. Если никаких документов вам не предоставляют, можно смело отказываться отдавать свои вещи.

Хотя и не факт, что сотрудники полиции прислушаются к вашим законным требованиям.

Оснований для изъятия личных вещей всего три — административное или уголовное производство, а также арест. При этом правоохранители обязаны соблюсти предусмотренные законодательством процедуры и составить протокол. Этот документ зачастую — единственное подтверждение изъятия, поэтому особенно важно проверить, чтобы он был составлен верно.

Итак, после задержания вы остались без телефона. Теперь всё зависит от того, на каком основании его у вас забрали. Рассказываем, что можно сделать, чтобы его вернуть.

Иногда полицейские могут принудительно забрать ваши вещи, в том числе телефон, без составления протоколов или документов о том, что изъятый предмет может быть вещественным доказательством. Это может случиться, например, в автозаке или в отделе полиции.

Любое лишение возможности пользоваться личными вещами должно быть документально подтверждено. В противном случае вам нужно написать заявление о хищении или о превышении полномочий сотрудниками полиции.

Подавать заявление можно сразу по доставлении вас в ОВД или после окончания задержания.

  1. По административному делу

Если вас задержали по административному делу, изъять ваши вещи могут только если их посчитают предметом совершения правонарушения. Тогда телефон приобщают к материалам дела. Полицейский должен сделать соответствующую запись в протоколе о доставлении или же составить отдельный протокол об изъятии. Обязательно получите копию документов, вам обязаны их выдать.

При этом «найти» телефон правоохранители могут в результате личного досмотра или досмотра ваших вещей. Досмотр проводит сотрудник одного с вами пола при двух понятых того же пола. Если понятых нет, досмотр могут фиксировать на видео. Информация о результатах досмотра должна быть отражена в материалах дела (в протоколе доставления или задержания, или в отдельном протоколе о досмотре).

После задержания вас могут поместить в камеру. Тогда личные вещи тоже изымают и фиксируют это в протоколе.

Когда вас отпустят, все ваши вещи, включая телефон, обязаны вернуть-либо предоставить документы, где указано, почему это сделать невозможно.

Например, в то время, как вы были задержаны или находились под арестом, телефон изъял следователь по уголовному делу. Тогда вам должны выдать копию протокола выемки.

Изъятие по административному делу можно обжаловать в рамках общего производства. Для этого нужно указать свои возражения в апелляционной жалобе. Если в удовлетворении апелляции откажут — подавать жалобу в ЕСПЧ.

Другой способ — обратиться с иском в суд. Как это сделать, описано здесь. И, наконец, можно обжаловать действия полицейских. Шаблон жалобы и информацию о том, как ее подать, вы найдете тут.

В начале следственных действий по уголовному делу вас должны ознакомить с мотивированным постановлением о проведении этих действий. В документе может не быть информации о конкретных основаниях для изъятия. Это дополнительнительная причина обжаловать такое решение.

После того, как вы ознакомитесь с постановлением, следователь предложит добровольно выдать ваши личные вещи. В случае отказа он имеет право изъять их без вашего согласия. Поэтому лучше всего передать заблокированный телефон, после чего следователь должен составить протокол изъятия.

Изъятие может проходить при понятых или под видеозапись. Все свои замечания вы можете отразить в специальной графе протокола. Они могут касаться, например, процедуры следственного действия, немотивированности решения о его проведении, а также нарушения ваших прав.

Протокол не следует подписывать до того, как вам предоставят копию. Важно проверить, чтобы в документе всё было верно записано и не было пустующих не перечеркнутых строк.

После изъятия у следователя есть 10 дней на то, чтобы решить, являются ли изъятые предметы вещественными доказательствами. Этот срок могут продлить еще на 30 дней. Кроме того, телефон могут направить на экспертизу, срок которой закон не устанавливает.

https://www.youtube.com/watch?v=okqHMK3XEEw

Если за это время телефон не признали доказательством и не передали на экспертизу, вернуть его вам должны в течение пяти дней. Также можно самостоятельно обратиться в Следственный комитет с ходатайством (прил 1).

Решение о приобщении телефона к материалам уголовного дела фиксируется в мотивированном постановлении. В этом случае быстро вернуть будет сложно, но можно обратиться с ходатайством о передаче на ответственное хранение (прил. 2). Передача вещественного доказательства происходит по усмотрению следователя. Если он откажет, придется ждать прекращения уголовного дела или приговора.

Также можно обжаловать в суд действия следователя по изъятию вашего телефона, чтобы признать такие действия незаконными (прил. 3).

Что делать, если телефон изъяли без вас?

Случается, что об изъятии своих вещей вы узнаёте уже после того, как это произошло. Например, обыск или выемка по уголовному делу прошли в ваше отсутствие. Или вас выпускают из ОВД после задержания, но телефон не отдают.

В таком случае нужно выяснить, кто именно проводил изъятие. Если телефон забрали во время обыска в помещении, нужно обратиться к собственнику за копией протокола.

Если личные вещи не возвращают после административного задержания, вам обязаны предоставить документы о невозможности их возврата. В противном случае нужно написать заявление на имя начальника ОВД (прил.

4) и жалобу в прокуратуру (прил. 5).

Если судьбу телефона ни одним из этих способов установить не удалось, вы можете написать заявление на имя руководителя СУ СК РФ по субъекту РФ, где был изъят телефон (прил. 6).

Источник: https://legal.ovdinfo.org/phone

Изъятие компьютерной техники по уголовному делу

Как вернуть свои вещи,  изъятые при обыске по подозрению в краже?

Развитие компьютерной техники и различных гаджетов, их широкое внедрение в различные сферы человеческой деятельности в сочетании с интернетом привело к тому, что практически каждое действие человека оставляет цифровой след.

В связи с этим в 2012 году российский законодатель внес соответствующие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации о правилах проведения следственных действий, сопровождающихся изъятием электронных носителей информации (и информации на них), имеющих доказательственное значение для расследования преступлений. Личные и корпоративные электронные носители информации могут быть изъяты следствием как по обоснованным подозрениям, так и в рамках проработки версии преступления, которая в будущем не подтвердится. Поскольку разнообразие противоправных действий, объектом и орудием совершения которых являются цифровые носители информации, постоянно расширяется, следствие прибегает к их изъятию всё чаще. В подобном контексте чёткое понимание порядка изъятия электронных устройств, а также прав их владельцев при осуществлении следственных действий поможет обезопасить себя от злоупотреблений, избежать простоя в работе, а также случайной или временной утери данных, необходимых человеку или предприятию в своей личной, профессиональной и экономической деятельности.

Согласно подп. 3.1.9 ГОСТа 2.

051-2013, под “электронным носителем” понимается материальный носитель, используемый для записи, хранения и воспроизведения информации, обрабатываемой с помощью средств вычислительной техники.

На практике это могут быть различные носители: компьютеры, мобильные телефоны, блоки, устройства, составляющие материальную часть компьютерной системы, серверы, кассовое оборудование и иные гаджеты.

Изъятие электронных носителей информации может производиться в организациях и жилищах граждан для целей расследования разных преступлений: кража, убийство, террористические акты, превышение полномочий, преступления в сфере экономической деятельности (например, уклонение от уплаты налогов организацией, отмывание денег), кибер-преступлений, а также при расследовании по факту распространения запрещённой на территории РФ информации (например, призывы к нарушению территориальной целостности, призывы к экстремизму, и даже клевета).

Например, летом 2016 года ФСБ во время обыска в редакции радиостанции “Эхо Москвы” изъяла переписки сотрудников сайта Эха с известным политологом, публицистом Андреем Пионтковским по факту публикации на сайте Эха “экстремистской” статьи Пионтковского о Чечне, которая, по версии ФСБ, содержала призывы к нарушению территориальной целостности России и провоцировала нагнетание ненависти по признаку национальной принадлежности. Пионтковский покинул Россию, опасаясь уголовного преследования. Тенденция признания статей, опубликованных в сети, «экстремистскими» растёт, что ставит под угрозу свободу слова и ущемляет права независимых СМИ.

В марте 2018 года в Магадане полицейские изъяли телефоны и сим-карты у местных жителей, которые состоят в групповых чатаx (в том числе в мессенджере WhatsApp) и сообществах соцсетей, посвященных движению, выступающему за возвращение процедуры прямых выборов мэра.

У жительницы города Натальи правоохранители изъяли телефон в рамках расследования уголовного дела по статье 319 УК РФ об оскорблении представителя власти, т.е. главы города Юрия Гришана.

Если «магаданское дело» получит дальнейшее развитие, это может пагубно сказаться на свободе граждан выражать своё мнение даже в групповых чатах, доступных для чтения только для их участников.

Органы, уполномоченные изымать носители информации для расследования преступлений: ФСБ, МВД.

Что необходимо знать, если в вашей организации при обыске/выемке изымаются электронные носители информации:

Основания изъятия

● Обыск и выемка в организации производятся на основании постановления следователя, которое следователь должен предъявить до начала обыска/выемки.

Выемка и обыск, в целом, сходны: имеют единые цели (изъятие предметов, орудия, оборудования, документов, инструментов, имеющих значение для уголовного дела), а также процедура практически одинакова.

Различие между выемкой и обыском заключается в том, что при выемке органу следствия уже известно место нахождения предмета, подлежащего изъятию, поэтому поиск при производстве данного следственного действия не предполагается.

● Выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, а также вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард, производится на основании судебного решения.

Процедура изъятия

● Обыск и выемка должны производиться в присутствии понятых и должен вестись протокол.

● Об обыске/выемке заранее правоохранительные органы не предупреждают, внезапность – их ключевой тактический прием, ведь целью следственного действия являются своевременное нахождение и изъятие имеющих значение для дела электронных носителей.

● У владельца электронного носителя или обладателя информации, находящейся на электронном носителе, есть право получить копию информации, находящейся на изымаемых носителях, путем ее копирования на другие электронные носители информации. Об этом делается запись в протоколе.

При производстве выемки не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления либо, по заявлению специалиста, повлечь за собой утрату или изменение информации. По смыслу закона, это означает, что следователь должен обосновать отказ в копировании информации.

Вы также вправе получить копии по ходатайству уже после производства обыска/выемки в порядке, установленном ст. 81.1 УПК РФ и Постановлением Правительства №481 от 22 апреля 2017 г.

● Закон не обязывает владельца электронного носителя предоставлять пароли доступа к информации на носителях или ключи для расшифровки.

● В статьях УПК РФ об обыске и выемке (182, 183 УПК РФ) упоминается специалист, который участвует при производстве изъятия носителей информации.

Его присутствие не обязательно, это право следователя привлечь специалиста, но не обязанность (ст. 168 УПК РФ).

Как правило, для обнаружения, фиксации, изъятия компьютерного блока, ноутбука или карты памяти следователю достаточно общих криминалистических знаний.

Возврат электронных носителей

● Электронные носители информации могут быть возвращены, если они не признаны вещественными доказательствами (ст. 81.1 УПК РФ). Срок признания носителей вещдоками составляет от 10 до 30 суток (п.2 ст. 81.1 УПК РФ).

● В случае назначения судебной экспертизы по вопросу признания или непризнания носителей вещдоками, срок их возврата соответственно увеличивается на срок проведения экспертизы.

● Если ваши электронные носители не признаны вещдоками, их должны возвратить не позднее 5 суток с даты вынесения постановления о возврате.

Хорошей новостью для организаций представляется предложение Минюста запретить правоохранительным органам блокировать работу фирм во время предварительного следствия, изымая у них технику и электронные носители информации.

Ведь изъятие и выемка электронных носителей зачастую лишает предпринимателя возможности продолжить работу во время следственных действий. Ведомство начало разработку соответствующего законопроекта по поручению президента.

Президент, комментируя изъятие компьютеров на предприятиях во время следственных действий, отметил: “Нужна какая-то доказательная база — сделайте копии”, недопустимо вскрывать счета предприятия или создавать иные проблемы в его работе.

Обыск/выемка электронных носителей в жилище гражданина производятся по аналогичной процедуре, однако основанием для этого может быть только судебное решение, принимаемое в порядке ст. 165 УПК РФ.

Судебная компьютерно-техническая экспертиза

При необходимости следователь может назначить судебную компьютерно-техническую экспертизу (СКТЭ) в отношении изъятых в ходе следственных действий электронных носителей информации, о чем выносится постановление (ст. 195 УПК РФ).

Экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Большинство экспертиз проводится в государственных судебно-экспертных учреждениях, организованных в системе федеральных органов исполнительной власти – Минюста России, Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Цели СКТЭ: выявление и изучение роли изъятого носителя информации в расследуемом преступлении; поиск, обнаружение, анализ и оценка криминалистически значимой информации на электронных носителях.

Виды СКТЭ: аппаратно-компьютерная (экспертиза технических (аппаратных) средств компьютерной системы), программно-компьютерная (экспертиза исходного кода, ПО), информационно-компьютерная (экспертиза данных: текстовых, графических, аудио, видео, документов и т.п).

Вопросы для судебной компьютерно-технической экспертизы ставятся следователем, назначающим судебную экспертизу. В зависимости от вида расследуемого преступления могут быть поставлены следующие:

– Какого вида информация (явная, скрытая, удаленная, архивированная);

– Тип выявленной информации (текстовая, графическая, база данных, таблицы);

– Каким образом организован доступ (свободный, ограниченный) к данным на носителе информации, каковы его характеристики;

– Вопросы об обстоятельствах работы пользователя (хронология посещений сайтов, функционирование электронной почты, переписка и обмен информацией в Интернет-мессенджерах);

– Вопросы о наличии информации, нарушающей авторские права;

– Вопросы о наличии противоправной информации (например, детская порнография);

– Вопросы о наличии вредоносного программного обеспечения или нелицензионного программного обеспечения;

В целом, вопросы ставятся на предмет наличия информации, имеющей отношение к расследуемому преступлению.

Например, в деле об аресте математика Дмитрия Богатова (узника Тора), которого задержали по подозрению в распространении призывов к участию в несогласованной акции протеста и призывов к терроризму, была изъята компьютерная техника Богатова и назначены комплексные компьютерно-технические судебные экспертизы.

Соответственно, были поставлены вопросы о наличии в изъятой технике противоправных материалов и доказательств, связывающих Богатова с призывами к терроризму и несогласованной акции, опубликованными на форуме сайта sysadmins.ru пользователем “Айрат Баширов”.

Экспертизы длились 8 месяцев, в результате не было обнаружено никаких противоправных материалов и доказательств, связывающих Богатова с инкриминируемыми преступлениями.

Выше мы указали, что получение доступа к переписке и ее анализ также могут быть включены в СКТЭ, что потенциально нарушает право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, гарантированное статьей 23 Конституции РФ.

В январе 2018 года Конституционный суд РФ в своем определении указал, что проведение осмотра (ст. 177 УПК РФ) и экспертизы информации, находящейся в электронной памяти изъятых абонентских устройств, не предполагает вынесения об этом специального судебного решения.

Таким образом, следователь может получить доступ к переписке на основании вынесенного им постановления. Определение Конституционного суда было вынесено по жалобе Дмитрия Прозоровского, отбывающего наказание в виде лишения свободы.

Заявитель оспаривал три статьи УПК РФ — «Основания производства осмотра» (статья 176 УПК РФ), «Порядок производства осмотра» (статья 177 УПК РФ) и «Порядок назначения судебной экспертизы» (статья 195 УПК РФ).

В жалобе указано, что положения этих статей не соответствуют сразу шести статьям Конституции РФ, поскольку, по его утверждению, они нарушают право на тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Подобная позиция Конституционного суда порождает риски утечки информации к третьим лицам или недобросовестным конкурентам, вследствие чего будет нанесен непоправимый вред чести, достоинству и репутации гражданина или бизнесу. Существует и противоположное мнение о том, что данное Определение КС РФ помогает упростить процедуру изъятия электронных носителей информации и средств связи, а также минимизирует риск уничтожения доказательств обвинения.

В любом случае, рекомендуется устанавливать пароли на любые цифровые носители информации и шифровать содержимое.

Заключение

Развитие цифровых технологий привело к процветанию киберпреступности и появлению новых форм противоправного поведения в сети, средствами которого являются электронные носители информации.

Количество выемок и обысков растет, поиск и изъятие цифровых доказательств получает все большее значение в расследованиях преступлений, однако не всегда изъятие электронных носителей в итоге оказывается обоснованным.

Поэтому важно знать свои права и процедуру при внезапных визитах правоохранителей, а также необходимо заранее позаботиться о внутренней защите данных, например, сохранить резервную копию данных, использовать облачные хранилища данных, чтобы не лишиться значимой информации, необходимой вам для работы и иных нужд. 

Источник: https://digitalrights.center/blog/izyatie-kompyuternoy-tekhniki-po-ugolovnomu-delu/

101Адвокат
Добавить комментарий