Как забрать вещи, если поссорился с отцом?

Вс разъяснил, с кем должен остаться ребенок после развода родителей

Как забрать вещи, если поссорился с отцом?

Какие необходимые действия должен совершить суд, если он вынужден решить, с кем из родителей после развода останется жить ребенок – с матерью или с отцом.

Вопрос этот, к сожалению, уже давно не теряет своей актуальности. И касается многих распавшихся семей. А если верить статистике, то у нас в стране в такую ситуацию попадает чуть ли не каждый второй брак.

Не секрет, что далеко не всем папам и мамам удается сохранить цивилизованные отношения после развода. А главным предметом их судебного раздела становится чаще всего не имущество, а ребенок.

С одной стороны, закон утверждает, что мама и папа имеют равные права по отношению к ребенку. Но жить маленькому человеку придется с кем-нибудь одним из родителей. Как это сделать наименее болезненно для детей и наиболее правильно по закону – нашему и общемировому, – рассказал Верховный суд, пересмотрев стандартное судебное “деление” малыша между родителями.

ВС РФ подтвердил суровые приговоры за убийства детей

Итак, в Вологде с иском в суд пришел отец мальчика, доказывая, что после развода ребенка надо оставить жить с ним, а с матери взыскать алименты. Женщина, напротив, просила определить местом жительства малыша ее квартиру в Москве и присудить алименты отцу ребенка. По ее утверждению, ребенку лучше с мамой.

Представитель органов опеки в лице администрации Вологды полностью поддержали отцовский иск. То же самое сделал представитель Службы по правам ребенка правительства Вологодской области. Они участвовали в процессе как третьи лица. Их общее заключение – условия для жизни ребенка у отца лучше, чем у матери.

Решение городского суда Вологды – мальчика оставить отцу. Областной суд подтвердил правильность подобного вердикта. Мать ребенка вынуждена была дойти до Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда. Там вологодское дело пересмотрели и сказали, что есть все основания отменить выводы местных судей, так как они неправильно толковали закон.

Местный суд, когда решал спор в пользу отца, сослался на Семейный кодекс (статьи 65, 66). А еще, на Постановление Пленума Верховного суда по таким спорам (N10 от 27 мая 1998 года) и заключение Управления образования администрации Вологды.

ВС запретил детям просить прокурора признать брак родителя фиктивным

Вот что на эти аргументы вологодских судов возразил Верховный суд. Сначала он напомнил, что есть Конвенция о правах ребенка. Там сказано, что во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, судами или другими органами, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению интересов ребенка.

По нашему российскому Семейному кодексу, при разводе родители сами решают, с кем из них малыш останется жить. Правда, если ребенку уже исполнилось десять лет, то в обязательном порядке о том, где он хочет проживать, суду необходимо спросить у ребенка. Но в нашем случае речь идет о маленьком мальчике.

Так вот, по закону если согласия между бывшими супругами нет – то где жить ребенку решит суд. Но вынося такое решение, суд должен учитывать очень многие вещи. Главное – он обязан вынести решение исходя только из интересов ребенка и учитывая его мнение.

Верховный суд очень подробно останавливается на перечислении всего, что придется учитывать суду, если он рассматривает “детское” дело. Надо обязательно выяснить привязанность малыша к каждому из родителей, братьям и сестрам. Должен быть учтен и возраст ребенка. А также нравственные качества родителей, режим их работы, возможности находить для ребенка время и так далее.

По Семейному кодексу (ст. 78) вне зависимости от того, кто предъявлял иск, к делу обязательно надо привлекать орган опеки и попечительства, который обязан обследовать условия жизни ребенка и положить на стол суда акт. Причем если родители живут в разных местах, то надо привлекать к делу органы опеки, как со стороны матери, так и со стороны отца. И это непременное условие.

В России хотят ввести уровень “злостности” при уклонении от алиментов

И вот еще что специально подчеркнул Верховный суд – опека должна участвовать в деле как государственный орган, способный дать компетентное заключение, с кем ребенку лучше, а не как третья сторона. А в нашем деле опека были лишь “третьей” стороной.

Но были и другие крайне важные моменты, которые не учли местные суды. Так в нарушении закона суд не стал объяснять, почему аргументы одной стороны, в нашем случае – отца, он принял, а матери – отказал. А ведь такое объяснение суда является обязательным. Да и права на защиту по Конституции у сторон должны быть одинаковые. В результате вот что произошло.

В суде было приобщено к делу заключение врача-невролога о том, что у малыша астено-невротический синдром, потому что на него негативно влияет мать и старший брат. Заключение принес отец, причем в последний день, когда выносилось решение.

Мать в суде просила в таком случае назначить профессиональную экспертизу врачей-профессионалов.

А областной суд отказал матери приобщить к делу заключение такого специалиста в области психологии, который ставил под сомнение компетенцию невролога.

Верховный суд сказал: отказ от назначения экспертизы, о которой просила мать, ущемил ее права, поставил стороны в неравное положение и нарушил закон (195-я статья ГПК). Верховный суд велел пересмотреть дело, с учетом его разъяснений. Выводы, сделанные Верховным судом по этому частному делу, – своеобразное разъяснение для судей на местах, как и на каких основаниях решать подобные споры.

Источник: https://rg.ru/2014/09/30/sud.html

Что делать, если вы давно выросли, а родители отказываются это признать

Как забрать вещи, если поссорился с отцом?

Мама закидывает сообщениями и звонками, а когда вы не отвечаете — обижается и требует внимания. Для пап и мам мы часто остаёмся детьми, даже если давно живём отдельно и у нас уже своя семья. Родители давят, лезут в вашу жизнь, а вы не знаете, как это изменить, чтобы не быть неблагодарным дочерью/сыном. О сепарации взрослых детей — психолог Вита Малыгина.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Несколько лет назад мы купили старшему сыну, который ещё жил с нами, кровать с просторным ящиком для белья. Кровать была такой высокой, что ящик был будто бы ещё одним этажом.

В нём легко можно было разместиться для ночёвки и ещё оставалось место, чтобы поставить поднос с чаем и компьютер. Мы шутили: будем сюда селить надоедливых гостей. Сын тогда сказал: «Ты, мама, можешь переехать в ящик».

Сочинили вместе с ним триллер «Моя мама живёт у меня под кроватью».

Шутка не такая уж и смешная: в каком-то смысле многие из знакомых мне людей до 30 лет живут именно так — с мамой (а иногда с папой или с ними обоими) под своей кроватью. В метафорическом смысле, конечно.

Хотя как посмотреть.

Одна моя знакомая много лет набиралась смелости, чтобы забрать у мамы ключи от своей квартиры. Та то и дело наведывалась без предупреждения, исключительно с добрыми намерениями: помочь с уборкой, потому что дочка много работает и ей некогда (кто пропылесосит, если не мама), или занести продукты.

Однажды мама без предупреждения нагрянула в гости в выходной и застала дочь с молодым человеком — отнюдь не за ужином. Приятельница пыталась договориться о новых правилах, но мама устроила скандал на тему «Я положила на тебя всю свою жизнь». Договорённости достигнуты не были, молодой человек сбежал.

Туда ему и дорога с одной стороны: подумаешь, маму испугался. С другой — его можно понять.

Вот ещё немного историй:

  • Знакомая скрывает от мамы, что курит, — чтобы лишний раз не расстраивать.
  • Другая — что не ест мяса, в гостях у матери давится котлетами. Благо живёт в другом городе и страдать приходится не так уж часто.
  • Молодой человек всегда (даже в бане, даже во время секса или в туалете) отвечает на мамины телефонные звонки. Иначе же мама будет волноваться.
  • Один «хороший сын», чтобы угодить отцу-инженеру, поступил в технический вуз, отмучился там пять лет, кое-как написал диплом, а потом ушёл работать телеоператором. Вполне преуспел, но много лет вместе с папой считает себя неудачником, потому что так и не написал диссертацию.

Это, конечно, тяжёлые случаи. Вот вы, например. Сколько раз в день вы звоните маме? Чувствуете ли вину, если на праздники уезжаете из города, особенно в Новый год? Или, может, почему-то не любите рассказывать отцу о своей работе? Потому что он обязательно что-то такое скажет, что вы потом целый день будете думать, что занимаетесь ерундой и настроение ни к чёрту.

Сепарация от родителей — относительно новое социальное явление (если мы говорим о России). Пока в нашей стране основой жизни было натуральное хозяйство и крестьянский труд, ни о какой такой сепарации речи не шло. Семья жила большим кланом, молодёжь женилась, рожала детей.

При этом слушалась старших, терпеливо ждала, когда те ослабеют и не смогут больше управлять хозяйством, и тогда сдадут власть молодым.

Для большинства заведённый порядок был удобной рамкой, в которую вписывалась вся жизнь: самому думать не надо, просто следуй общеизвестным правилам.

Как только такой порядок перестал быть выгодным обществу, он стал меняться с разной скоростью и болезненностью. Там, где жизнь побогаче, где легко выжить одному человеку, не вписанному в контекст семейного клана, изменения происходили быстрее. Где с экономикой похуже, например, у нас, медленнее. Тут важно понять, что именно вам мешает вырваться на свободу.

7 признаков того, что родители забыли вас «отвязать» от себя

1. Давно окончили вуз, сами зарабатываете себе на жизнь, но родители всё ещё дают вам деньги. Причём не разово, а регулярно: на отпуск, новую мебель, ноутбук.

Да просто потому, что выжедети, как не помочь своему ребёнку. Трудно найти в себе силы сказать родителям «нет» и отказаться от определённого образа жизни, если привык к нему с детства.

Проблема только одна: ни о какой настоящей сепарации от родителей в таком случае речь идти не может.

2. Продолжаете бурно реагировать на родительские слова. Даже если живёте полностью самостоятельно, вы всё равно эмоционально реагируете на родительские манипуляции.

Родительские подколки вызывают у вас гнев, негодование, обиду, а потом ещё масса сил уходит на внутренние монологи с кем-то из родителей или с обоими.

Идёте у родителей на поводу вопреки собственным желаниям и потребностям. Ругаетесь, злитесь, но идёте.

3. В принципе не можете спокойно говорить с родителями. Ваше общение или слишком эмоционально, или чересчур холодно.

4. Чуть что советуетесь с мамой. Вы агрессивно реагируете, если кто-то из друзей или знакомых говорит, что советоваться с любимой мамой по каждому вопросу — не лучший вариант. Отпуск вы тоже проводите исключительно с родителями, хотя большинство друзей вас не понимают.

5. При этом никогда не сделаете так, как советует мама. Даже если это единственно верное решение из возможных. Не потому, что хотите сделать назло. Просто вам искреннее кажется, что её вариант — отстой. Хотя постфактум признаёте, что мама была права.

6. С трудом принимаете правила другой семьи. Например, вашего парня (или мужа).

Однажды я видела, как двое взрослых всерьёз поссорились из-за того, что в их семьях по разному готовили борщ, и поспорили как правильно складывать одежду.

Отстаивая правила своих родителей, мы вновь подтверждаем, что они обладают всей полнотой знаний о мире и их правоту невозможно подвергнуть сомнению. Скорее всего, не преодолели подростковый возраст. Так себе новость, правда?

7. Постоянно скучаете по родителям. Страдаете, что до сих пор сильно привязаны к своим маме и папе, и с трудом признаёте, что кроме детства вас с родителями ничего не связывает.

Что делать, чтобы наконец «освободиться» от опеки родителей

По-хорошему, если вам уже не 18 (и даже не 20), а родители до сих пор центр, вокруг которого крутится ваша жизнь, — без психотерапии не обойтись. Что-то помешало естественной сепарации от родителей. Самим справиться с этим трудно, но если другой возможности нет, надо отвязываться самостоятельно.

1. Подумайте, кто вы без родительских убеждений и контроубеждений. Какой/какая вы? Чего хотите? Во что верите? Поиграйте в игру: «Я живу на другой планете, и моя семья больше обо мне ничего не узнает». Как будет выглядеть ваша жизнь? Просканируйте свою жизнь по всем параметрам. Честно скажите, нравится она вам или нет.

2. Ответьте себе: зачем вам нужно «отвязаться» от родителей. Как вам мешает чрезмерная родительская забота и что вы теряете из-за того, что слишком внимательный сын или дочь. Вообще, чья это идея, что вам обязательно нужна независимость — ваша или подруг/друзей/партнёра.

3. Кому (вам, маме, папе или им обоим) выгодно, что вы ведёте себя так. Попробуйте понять, что вас беспокоит, если вы ведёте себя иначе: чувство вины, неуверенность в своих решениях или страх. Вы вполне способны позаботиться о себе и оценить, нужна ли родителям ваша забота на самом деле или ими движут другие мотивы.

4. Проделав всё это, вы обнаружите внутри себя часть, которая до сих пор, как в детстве, готова сделать всё что угодно, чтобы мама/папа были довольны. Или, наоборот, что угодно, чтобы им насолить. Эту часть называют «внутренним ребёнком».

Конечно, это метафора, но есть комплекс чувств, эмоций, реакций. Они не дают нам повзрослеть, если в прошлом было слишком много боли, а настоящей любви и принятия — мало.

Пока вы не обратите внимание на своего внутреннего ребёнка, он будет продолжать жить так, как привык: испытывая тщетные надежды когда-нибудь угодить своим родителям и получить ещё немного любви.

5. Как только вы обнаружите этого ребёнка и вам захочется заплакать, сделайте глубокий вдох/выдох и отделите себя, большого и взрослого, от ребёнка. Вы давно взрослый человек, ваша жизнь зависит только от вас. Ни от мамы и папы или их убеждений. Всё это не имеет значения. Имеет значение только то, насколько вы хотите и готовы заботиться о себе самостоятельно.

6. Теперь учитесь жить своим умом и своими убеждениями. Делайте свои ошибки. Терпите свои поражения. Того и другого обычно предостаточно. Особенно если никто не бежит стелить соломку, никто не стоит у двери со словами «Только через мой труп» и вы больше не мучаетесь видениями мамы, тоннами глотающей успокоительные от переживаний за вашу судьбу.

Живите свою взрослую жизнь.

Источник: https://mel.fm/roditeli-i-deti/7204538-parents_emancipation

Почему благополучные дети сбегают из дома?

Как забрать вещи, если поссорился с отцом?

Вы считаете себя лучшими родителями на свете и  думаете, что ваш жизненный опыт – бесценен, хотя ваш ребенок, на самом деле, успевает узнавать за день больше, чем вы за неделю.

Конечно, вы любите свое чадо, вот только ваша любовь очень часто превращается в сплошное “Я-знаю-как-тебе-жить-я-знаю-как-тебе-быть”. А потом вы однажды приходите домой, а ваш ребенок исчез, в лучшем случае оставив записку.

Вы думаете, что не виноваты в этом? Как бы ни так!

В Беларуси ежегодно в органы внутренних дел Республики Беларусь поступает  около 2 тысяч заявлений и обращений граждан о безвестном исчезновении детей.

Подавляющее большинство ушедших из дома или интернатных учреждений детей находятся в течение одних-трех суток. Однако некоторые из пропавших остаются не разысканными на протяжении многих лет.

Так, на 1 января 2014 года по данным МВД не разыскано 62 ребенка, 35 из них – свыше 5 лет, 5 – от 3 до 5, 10 – от 1 года до 3 лет.

Товарищи родители, подумать не хотите ли?

Вы думаете, что главное в жизни вашего ребенка – это вы, ну и еще школа. О, этот повсеместный родительский заговор “Учитель-всегда-прав”.

Вам никогда и ни за что не доказать, что учитель – это всего лишь человек, и не всегда хороший и умный.

Вы даже представить не хотите, что некоторые будущие учителя поступают в педагогический, потому что там конкурс меньше, а потом учат детей, ненавидя их от всей души.

Вам не нравятся друзья ваших детей, для них у вас прибережен рефрен “они на тебя плохо влияют”. И хорошо, если заботливые мама и папа говорят это своим детям, а не тем самым друзьям.

Наряды детишек громогласно ужасают не только вас, но и всех многочисленных родственников, а невинный пирсинг в пупке скрывался от папы три месяца.

От вас только и слышно: “Делай уроки, ложись спать, сделай тише музыку, где шляешься, убери бардак в комнате, из тебя ничего не получится, как ты разговариваешь с родителями, мы тебя кормим-поим, помой посуду, ты без нас никто, прекрати жевать жвачку…” Вы можете говорить это до бесконечности.

Самое интересное, что вы и вправду считаете это формой выражения заботы и проявления любви.

Хмм, а вы, мама двоих детей, во времена, когда этих детей еще не планировалось, обрадовались, если бы ваш будущий муж проявлял свою любовь именно таким навязчивым способом? Явно после таких “ухаживаний” у вас бы до детей дело не дошло. Так почему вы делаете свою родительскую любовь таким тяжелым бременем для своих детей?

У детей и подростков очень хрупкая, чувствительная психика. И может наступить момент, когда во время очередного промывания мозгов они не выдерживают и выбирают только один выход – уйти из дома. Причем вопрос “Куда?” даже не поднимается. В воздухе висит только вопль “От кого?”.

Ваш ребенок – с другой планеты

То, что вы живете на разных планетах, стало для вашего ребенка ясно лет в шесть. И с тех пор он считает собственных родителей инопланетянами, и думает, что от пришельцев ничего хорошего ожидать не приходится.

И мечтает ваш ребенок о том, как неплохо было бы получить пособие “Как выжить среди родителей”. А вам, родители, не помешало между заботами о насущном хлебе ребенка хоть однажды задуматься, что он, как ни странно, не ваша собственность.

Но вы живете на разных планетах, у вас в ушах огромные клоки ваты, и никакие слуховые аппараты здесь не помогут.

Короче, ваш ребенок собирает рюкзак и уходит. Прекрасно. А дальше начинается жизнь. Довольно невкусное лекарство от иллюзий.

Как это бывает

Пятнадцатилетняя Аня ушла из дома, поссорившись с мамой из-за оценок. Хлопнула дверью и пятеро суток не давала о себе знать.

Пока родители обзванивали больницы и морги, милая барышня спокойно отрывалась у своей подружки, родители которой были в командировке, и которая, невинно гладя в глаза Аниным родителям, вещала о том, что не видела Анечку уже давно, потому что в школу она ходить отчего-то перестала. Закончилась вроде бы невинная история плохо.

С одноклассниками девочки пили водку дома у той самой подружки. Аня сидела на подоконнике открытого окна и, потеряв равновесие, упала вниз. Сломала позвоночник. И теперь никто не знает, сможет ли она когда-либо ходить.

Сергей был единственным ребенком в семье. Мама и папа, научные работники, относились к сыну с обожанием, он хорошо учился и ничем криминальным себя не проявил. Но, начиная с шестого класса, стал постоянно убегать из дома. Находили его в самых разных точках республики, и несколько раз даже за ее пределами.

Родители не могли с этим справиться, искали причины в себе и в школе, в отношениях с друзьями и первой любви. Когда Сергею исполнилось 18, он отправился служить в армию. Несколько раз сбегал и оттуда, что создавало уже проблемы с законом.

Наконец догадались обратиться к психологу, который и сказал, что у Сергея – болезнь, которая не позволяет человеку контролировать такие свои порывы и которая с годами будет усугубляться.

Оля ушла от мамы и папы с твердым желанием никогда их больше не видеть. Они запретили ей встречаться с любимым мальчиком Сашей, без которого, Оленька, разумеется, не могла прожить и дня. Мальчик о ней “позаботился”, поселил в подвале многоэтажки, где у их компании была “камора” (место для вечерних тусовок и прогуливания школы).

Кормил котлетами, принесенными из дома, и всячески радовался ее крутому поступку. Правда, почему-то не захотел присоединиться к любимой и спокойно жил себе дома. После двух недель такого вольного проживания ночью на Олечку наткнулся пьяный бомж. Он ее изнасиловал и смылся. Она вернулась домой, но вряд ли скоро захочет вообще с кем-то видеться.

Игорь сбежал от родителей просто потому, что они его не понимали. А папа у Игоря был большой милицейский начальник, очень властный и авторитарный человек.

Парадокс состоит в том, что пока товарища искала все городская и даже республиканская милиция, он преспокойно обитал на минском вокзале, каким-то чудом просачиваясь через постоянные облавы на беспризорников. Подружился с вокзальными бродяжками и даже успел завоевать у них авторитет. Путешествовал по стране и чувствовал себя абсолютно свободным и счастливым.

Когда его все-таки вернули домой, сказал, что при первом же удобном случае убежит снова. Но решил вопрос по-другому. После девятого класса поступил в училище в другом городе и домой старается приезжать как можно реже.

…Может быть, эти истории благополучных детей покажутся просто глупыми в сравнении с бедами тех, кто уходит от побоев и скандалов родителей-алкоголиков, от постоянно сменяющихся сожителей своих мам, от банального голода. Но от этого ситуация не становится лучше.

О чем они думают, сбегая?

Далеко убежать удается немногим. Денег маловато или нет вообще. Жить негде, потому что все друзья вашего ребенка – такие же благополучные детки, живущие с мамами и папами. Уличные компании ваше чадо пугают с раннего детства. Это хорошая сторона. Но есть и плохая.

Возвращаться домой вашему ребенку уже просто страшно. И еще он хочет отстоять свою позицию. О'кей, пусть доказывает, какой он еще маленький и несдержанный, пусть хлопает дверью и устраивает истерики.

Когда чадо найдется и вернется через несколько дней, вы, конечно, не станете его ругать. Вы будете ему очень рады, будете ходить вокруг него на носочках и сдувать налипшую за время длинной прогулки пыль.

А потом начнется все заново. И будет продолжаться снова и снова. Не до бесконечности.

Ровно до того момента, как ваш ребенок докажет вам, что уже взрослый и самостоятельный человек, может принимать важные решения и планировать свою жизнь.

Не ждите рецидивов, объясните своему ребенку, что для того, чтобы изменить свою жизнь, нужно измениться самому. Иначе – никак. Он, конечно, принадлежит только себе, но для того, чтобы иметь на себя все права, и он, и вы, его родители, должны точно знать, что он способен управлять таким сложным механизмом.

Что делать родителям, когда ребенок ушел из дома?

Сразу же вспомните все, о чем чадо говорило в последнее время. Обзвоните всех знакомых и друзей вашего ребенка, причем разговаривайте не только с детьми, но и их родителями, прося их об адекватных действиях, в случае, если ваш ребенок появится в их поле зрения. Позвоните своим родственникам и знакомым, опросите их.

Проверьте, не пропали ли из дома деньги и ценные вещи. Попытайтесь определить, какие вещи ребенок взял с собой, какую одежду, возможно – книги. Все это тщательно проанализируйте.

Если пропажу ребенка обнаружили вечером – обязательно позвоните классному руководителю, а утром отправляйтесь в школу и опросите всех одноклассников. Вспомните или узнайте у сверстников, где и с кем ваш ребенок чаще всего проводил свободное время, кому мог сообщить о своих планах.

Если вы не видите никаких признаков сознательного ухода ребенка из дома, позвоните в скорую помощь, узнайте, не доставлялся ли туда ваш ребенок, став жертвой несчастного случая. Позвоните в милицию, узнайте, не был ли ребенок задержан – у детей часто не бывает с собой документов, и они не желают (не могут) сказать, как их зовут и куда можно позвонить родителям.

Если все эти действия не принесли результата, срочно обратитесь для организации поисков ребенка в соответствующие органы.

Идите в районное отделение милиции, взяв с собой документы на ребенка и его фотографии. В отделении милиции пишите заявление и подавайте в розыск.

Сотрудники милиции обязаны по первому требованию принять у вас заявление, никакие халатные отговорки “Побегает и вернется” не принимайте.

Далее вы идете к инспектору по делам несовершеннолетних, оставляете ему фотографию ребенка и всю информацию, которая у вас есть.

Продолжайте звонить ближайшим друзьям ребенка, акцентируя внимание на том, что вы очень его любите, волнуетесь, ждете его дома и совсем не сердитесь.

Можете обойти всех друзей, поговорить — ничего не стоит спрятать под кроватью девочку 13 лет так, чтобы родители даже не догадывались, что в доме есть кто-то еще. К тому же личный контакт, возможно, заставит друзей “расколоться”, если они знают, где прячется ваше чадо.

Применяйте хитрость, говорите: “Я точно знаю, что ты в курсе, потому что Сережа говорил, что доверяет тебе все свои секреты, и если что-то случится, скажет только тебе”.

Найдя своего сына или дочь, не нападайте на него сразу с расспросами. Но через некоторое время попытайтесь поговорить на тему побега, узнать, что послужило его причиной, постарайтесь понять своего ребенка и найти взаимопонимание с ним. Помните о том, что вы – не надсмотрщик на галерах, и вашей целью не должно быть тотальное навязывание ребенку своих взглядов на жизнь.

Материал подготовлен при содействии психотерапевта Леонида Шемлякова

Источник: https://interfax.by/news/obshchestvo/society-different/32742/

Отец пропавшего в Уфе мужчины с сыновьями: «Артем, позвони мне, я приеду за вами»

Как забрать вещи, если поссорился с отцом?

Все эти 38 дней Аркадий сидит на валерьянке. Пропажу единственного сына и двух внуков он переживает тяжело

Тимур Шарипкулов

38 дней назад в Уфе пропал Артем Мазов с двумя сыновьями, пятилетним Славой и восьмилетним Ильей. Накануне исчезновения мужчина поругался с супругой Эльмирой из-за ее решения подать на развод, забрал детей и уехал.

Все эти дни пропавших разыскивают силовики. А родители Артема — Аркадий и Татьяна Мазовы — не находят себе места. В один миг они потеряли сына и двух внуков.

Двое сотрудников UFA1.RU — корреспондент и фотограф — приехали в гости к Аркадию Мазову. Мужчина рассказал о дне с внуками накануне исчезновения, о том, почему ему редко удавалось общаться с сыном, отчего он не считает себя хорошим отцом и как старики проводят дни в ожидании возвращения Артема и мальчиков.

Его супруги Татьяны в этот момент в квартире не было. По словам Аркадия, ей «трудно даются такие вещи, как интервью».

«Артем никогда не уезжал так с детьми, мы в шоке до сих пор»

Аркадий Мазов живет в районе Инорс в просторной четырехкомнатной квартире вместе с супругой. Семья сына проживала от него неподалеку.

— У нас дом строился рядом, вот они себе квартиру и присмотрели там, это было лет пять назад. Плюс раз мы живем поблизости, то помогать им с детьми можем: если что, в школу или садик отвезти-забрать. На эти две вещи и делали упор Артем и Эльмира, — говорит при встрече Аркадий и провожает нас в комнату, где частенько ночевал его старший внук Илья.

Несмотря на просторную комнату, сама мебель в ней простая, с советских времен — кровать, шкаф, стол и стулья. На кровати — школьный ранец, который оставил Илья в день своего исчезновения.

— Илюша же второклассник, учился во вторую смену, и времени у него свободного было достаточно по утрам и немного по вечерам. Он часто ночевал у нас, мы уроки учили вместе. Супруга помогала ему с русским языком, а я с математикой и английским, — говорит Аркадий, перебирая в ранце тетради и учебники.

Это тот самый школьный ранец, который Илья оставил в квартире дедушки и бабушки. Мальчик учился во вторую смену и поэтому часто по утрам бывал у них

Тимур Шарипкулов

Английский язык Илье помогал учить дед, а русский — бабушка

Тимур Шарипкулов

День пропажи, 26 октября, Илья провел с бабушкой, а Слава — с дедушкой. Младшего внука Аркадий отвел на дошкольное занятие, там же они задержались на 15 минут.

— Занятие должно было идти час, а учительница, видимо, вовремя не уложилась и задержала [детей]. Тут мне звонит Артем и спрашивает, когда мы придем. Я ему говорю, что нас задержали и скоро будем.

Сошлись, в общем, на том, что Артем с Илюшей пойдут нам навстречу по улице Ферина, мы встретимся, я ему передам Славика, и они уйдут по своим делам, но нас опять задержала учительница. В итоге они сами пришли к нам, — говорит Аркадий.

— Я показал Артему, где одежда Славика, он в ответ, мол, ну все, иди — я и пошел. Этой мой последний разговор с сыном, я время даже запомнил — 16:10. Внуков я тоже больше не видел.

Артем с детьми уехал.

— Они домой поехали и по пути, видимо, ту веревку купили. С женой он, наверное, к тому моменту уже поругался. Эльмира же спрашивала у ребенка, мол, куда вы поедете [с папой], он сказал, мол, гулять. Такое поведение для Артема, вот чтобы он взял детей и уехал неизвестно куда, для него несвойственно. Мы в шоке до сих пор, — говорит Аркадий.

Накануне исчезновения Артем Мазов, по словам отца, работал в ночную смену, и неизвестно, сколько он спал и спал ли вообще.

Вечером, когда Артем с детьми не пришел домой, Эльмира начала самостоятельные поиски. По навигатору она отыскала машину Артема, которая находилась на парковке неподалеку от СНТ «Речные зори» в пяти километрах от дома, но ни его самого, ни детей в ней не было.

Там же (неподалеку, на реке Уфимке) следователи позже найдут надувной матрас и выдвинут две основные версии, что же с ними произошло: либо Артем утопил детей и покончил с собой, либо они скрываются. Однако сейчас следователи придерживаются второй версии.

«По душам не разговаривали и сейчас жалеем»

В последние месяцы перед исчезновением, по словам Аркадия, у его сына не было настроения, и теперь ему стало понятным, отчего:

— Теперь мы в большей степени понимаем, почему у него настроение не всегда было хорошим. Вот ухудшались у него с Эльмирой семейные взаимоотношения, и состояние у него от этого ухудшалось. В свои проблемы он меня и маму не впутывал.

С сыном Аркадий общался нечасто, все внимание, с его слов, он уделял внукам и теперь жалеет об этом:

— Получалось так: Артем работает, мы берем детей к себе, он отдыхает и сам с детьми занимается. То есть либо он с детьми, либо мы.

Они же требуют много времени: с ними гулять надо, уроки учить, забрать в школу или садик, отвезти в школу или садик, в этой суматохе и жили. Все внимание детям, а вот чтобы сесть и по душам поговорить с Артемом… Мало мы общались с сыном, мало времени было на это.

Мы не были в курсе всех событий, поэтому и не поняли, как у них ситуация разворачивается в семье. Сейчас, конечно, мы с женой жалеем об этом.

С внуками Аркадий был близок. Эта открытка от старшего внука Ильи. Он подарил ее деду на 23 Февраля

Тимур Шарипкулов

Младший внук Слава также поздравил деда с 23 Февраля

Тимур Шарипкулов

Открытки от внуков Аркадий бережно хранит в шкафу

Тимур Шарипкулов

Однако Аркадий уверен, что Артем знает, что любим своей семьей и сам любит родителей:

— Я когда лежал в больнице пару лет назад, Артем брал отгулы на работе, чтобы быть вместе со мной в палате. Помогал он мне как мог: поддерживал разговорами, планшет даже купил, чтобы я в его отсутствие не скучал. Там же щелкаешь на планшете и смотришь, что хочешь, вот я и новости смотрел. Сканворды еще он мне грузил.

Артем, по словам Аркадия, очень любит и своих детей, называл Илюшенькой и Славиком и всегда интересовался у отца их делами, когда те ночевали у него.

Своего сына Аркадий назвал «обычным, хорошим мужчиной», с детством «как у всех»:

— Дружелюбный, любит волейбол с юности. Пошел потом по технической части как я, мама и мой отец. Мы были рады, когда Артем решил продолжить традицию и стать старшим машинистом.

Себя хорошим отцом Аркадий не считает:

— У хороших [отцов] дети, внуки не пропадают.

«Поддерживаем себя прогулками и ненужной работой по квартире»

Аркадий Мазов приглашает нас дальше в гостиную.

Раньше на стене, со слов Аркадия, висели в рамках фотографии Ильи и Славы. После пропажи внуков они фотографии сняли, завернули в мешок и убрали.

— Тяжело смотреть на них каждый день, — комментирует решение Аркадий.

Фотографии в рамках с внуками Аркадий убрал. Ему тяжело на них смотреть каждый день

Тимур Шарипкулов

Фотографию Ильи дед аккуратно завернул в мешок и убрал

Тимур Шарипкулов

С фотографией Славы он поступил также

Тимур Шарипкулов

Каждый день после исчезновения сына и внуков Аркадий и Татьяна, со слов первого, «чем-то заполняют и в основном прогулками»:

— Я сказал жене, надо нам обязательно ходить-гулять. Да, нам плохо, но нельзя лечь и лежать, тогда мы сами погибнем, надо нам держаться. Говорят же, что физические нагрузки благоприятно на здоровье действуют. А на улице мы ходим часа по полтора ежедневно, гуляем, дышим свежим воздухом. Весь Инорс уже обходили. Раньше мы так часто, конечно, не гуляли.

Гуляя, Аркадий и Татьяна обходят стороной те места, которые им напоминают о пропаже близких людей.

— Есть пешеходная тропа, которая ведет к «Речным зорям». По ней мы идем до какого-то момента, потом разворачиваемся и возвращаемся. Также и с Уфимкой, там есть дорожки, которые к ней ведут. Когда доходим почти до речки, сворачиваем и обратно идем, — говорит Аркадий.

От ежедневных прогулок, по его словам, им становится «немного лучше»:

— Вот ходишь когда, просто видишь что-то, а не четыре стены и не то чтобы прямо полегче становится, все равно немного хорошо. Кроме этих прогулок ничего же больше не придумаешь — дома вообще ничем заниматься не хочется, даже ходить по квартире сложно. Телевизор, например, мы почти не смотрим.

Я вот хоккейный, футбольный болельщик, постоянно на футбол ходил в «Нефтяник», а сейчас ко многому интерес пропадает, все думаешь об одном — хоть бы они живы были.

Чтобы не думать о плохом, в квартире мы постоянно убираемся: вот одежду летнюю мы недавно сложили и убрали, полы жена каждодневно моет, я влажную уборку провел, вещи какие-то перебирали, газеты, бумаги, до которых раньше дела не было. Вот так мы и поддерживаем себя: этой ходьбой по улице и ненужной работой по квартире.

Все эти 38 дней Мазовы сидят на успокаивающих лекарствах, говорит Аркадий:

— Жена пьет «Ново-пассит», я — валерьянку. Я не знаю, насколько они влияют, помогают ли нам, мы выпиваем их, и все, иногда засыпаем сразу от усталости, бессилия, иногда вообще не спится.

Время же идет, новостей нет, наши силы не безграничны, и мы чувствуем себя все хуже. Есть определенные надежды, что они живы, но конкретных фактов нет. Поначалу [когда только узнали о пропаже сына и внуков], был шок, но были и силы. Сейчас же силы уходят.

Мы думаем, что остались сиротами. Никого у нас нет — ни дочери, ни сына, ни внуков.

Аркадий Мазов не стал говорить о ранней смерти своей дочери. Ровно, как и о теперешних отношениях с невесткой.

— Мы просто не общаемся, — подытоживает он.

Аркадия поддерживает в это нелегкое время его зять Дамир, муж дочери, которая умерла в молодом возрасте

Тимур Шарипкулов

«В супермаркетах пялятся на меня»

После пропажи близких Аркадию и Татьяне пришлось общаться с людьми, с которыми они раньше почти не сталкивались: со следователями и журналистами.

— Такое тесное взаимодействие со следователями у нас впервые. Раньше мы плотно с ними общались, в основном по вечерам, но иногда и по утрам, сейчас почти нет — они все беседы провели, ничего нового у нас узнать нельзя. Их контактные номера есть у нас, так что если что, созвонимся, — говорит мужчина.

С журналистами Аркадий раньше общался, но такой интерес к себе он испытал впервые.

— Приходили раньше, приходят и сейчас. Вот с НТВ приезжал один, ломился в дверь с камерой, я по ошибке открыл ему [дверь] на чуток, а он в итоге снял дурацкий репортаж про мою семью, — говорит мужчина.

Аркадия узнают прохожие в магазинах, поэтому его супруга Татьяна теперь сама ходит за покупками.

— На улицу я выхожу сейчас в зимней куртке, и меня не узнают, — признается Аркадий. — А в супермаркетах прямо пялятся, когда в очереди стою — телевизор они, видимо, смотрели. Не подходят они ко мне, но смотрят, и когда я это замечаю, отворачиваюсь, такая популярность мне не нужна.

«Артем, мы всегда будем поддерживать тебя, ты только вернись»

Аркадий с женой надеются, что Артем и двое внуков живы и вернутся домой, а если они этого сделать не могут по некоторым причинам, пусть Артем позвонит отцу, и тот приедет к нему куда угодно.

— Артем, мы понимаем, как тебе трудно, но ты должен жить, жизнь дается только один раз. Мы всегда будем поддерживать тебя, слышишь, всегда, и помогать во всем. Позвони мне, я приеду за вами. Если нет телефона, сообщи почтой, — говорит Аркадий.

Аркадий жалеет, что мало общался с сыном

Тимур Шарипкулов

Раньше Новый год Мазовы праздновали вместе в квартире дедушки и бабушки, признается Аркадий, и он хочет, чтобы и в этом году традиция не прерывалась:

— Вот елку ставили мы в том углу, — показывает Аркадий рукой на угол рядом со шкафом. — Елку вместе наряжали, в основном с Ильей, Славик маленьким был, снежинки вырезали из бумаги и развешивали, гирлянды тоже вешали. Артем с Эльмирой подарки хорошие покупали, денег не жалели. Сейчас нам не этого, конечно, не до праздника.

Руководитель пресс-службы Следственного комитета Башкирии Евгений Каневский рассказывал, что Артем Мазов, если вернется с детьми домой, не понесет уголовного наказания:

— Даже если мужчина уехал с детьми в неизвестном направлении и не сообщил об этом своей супруге, матери детей, все равно он избежит уголовного наказания, поскольку приходится двум сыновьям отцом и их официальным представителем.

Все материалы по этой теме вы можете прочитать по ссылке. 

Источник: https://ufa1.ru/text/incidents/66379144/

Когда мать или отец – алкоголик

Как забрать вещи, если поссорился с отцом?

Пьющие родители портят детство каждому пятому британскому ребенку, и зачастую кошмар продолжается во взрослой жизни. Четыре женщины – Карен, Лиз, Хилари и Линн – рассказали корреспонденту ВВС Джо Моррис о своем опыте взросления под опекой алкоголика.

“Некоторые обсуждают книжки, другие – кино. У нас одна тема – до каких чертиков допились наши родители”, – говорит Карен.

Со своей подругой Лиз Карен познакомилась на работе, когда обеим было под тридцать. Они быстро нашли общий язык.

“Обсуждать подобные вещи с теми, кто сам через них не прошел, – это совсем не то”, – объясняет Лиз.

Обе считают черный юмор лучшим лекарством для детских ран. Они со смехом вспоминают, как мама Лиз продала ее игрушки за бутылку, а папа Карен забыл забрать ее с продленки, заглянув в паб.

“Это примерно как в пьяницу играть – у кого карта больше – только с историями про реальных пьяниц-родителей”, – смеется Карен.

Обе вспоминают ужас возвращения домой после школы.

“Просто руки опускались, – говорит Карен. – Вот ты думаешь – ладно, я немного передохнула на уроках, но сейчас опять начнется. Я буду паинькой, сама учтивость, только чтобы не дать повод и не попасть под горячую руку”.

Только к восьми или девяти годам Лиз заметила, что у школьных друзей совсем другие проблемы и совершенно иная жизнь.

“Я думала: “Ого, вам еще и ужин готовят? А у меня вообще нет никакого ужина”. В такие моменты понимаешь, как все ужасно, и чувствуешь себя очень одинокой, один на один со всем этим”, – говорит она.

Лиз вспоминает, как однажды ее мать пропила свое пособие, и денег осталось только на пару килограммов картошки.

Image caption “Картофельные выходные” – это когда мама потратила все деньги на спиртное

“Картофельные выходные! – смеется она. – У нас пакет картошки на весь уикенд, и всё! В итоге мы питались картофельным пюре, картофельными котлетами, картошкой-фри в кульках из газетной бумаги – мама была очень изобретательной”.

Еда – а чаще ее отсутствие – общая боль.

Хилари сейчас 55, а выросла она в семье уважаемого хирурга – типичный средний класс в рабочем Сандерленде на севере Англии. Семейство держало марку, но мама пила.

“Я помню, как-то раз в школе девочка из параллельного класса достала бутерброд и давай возмущаться: “Что-то масло как-то тонко намазали сегодня”. Просто как с другой планеты, по сравнению с моей жизнью”, – вспоминает она.

Хилари никто ничем бутерброды не намазывал. Ей самой приходилось выполнять родительские обязанности: ей на попечение сдали младшего брата – она кормила его, собирала в школу, укладывала спать.

Мать Хилари начинала с бокала вина “для настроения”, но вскоре уже выпивала бутылку водки в день.

“Водку она прятала, распихивала повсюду. В коробках с обувью, за шторами. Прежде чем включать духовку, мы проверяли, нет ли там бутылки”, – рассказывает Хиллари.

Ей было больно смотреть, как ее элегантная и образованная мама увядала на глазах: “С ней нельзя было даже поговорить, она всегда была пьяна. Как будто ее с нами и не было вовсе: раньше была такой активной и вездесущей, а потом превратилась в призрака”.

Мать Лиз когда-то была моделью, но, начав пить, разучилась даже краситься и превратилась в провинциальную красавицу, злоупотребляющую макияжем.

В отсутствие родительского внимания жизнь Лиз начала трещать по швам. К 15 годам она уже прошла через отношения, омраченные домашним насилием. История закончилась опекой.

Image caption “Это как будто ходить по яичной скорлупе”

Лиз уверена, что выжила только благодаря друзьям: “Мне очень повезло с хорошими друзьями, они не увлекались ни выпивкой, ни наркотиками, и они помогли мне справиться со всем этим”.

Вслед за ними Лиз решила поступить в университет – и добилась цели, первая в истории органов детской опеки богатого английского графства Суррей.

“За это мне точно полагается медаль”, – говорит она.

Ей сейчас 37, у нее молодая семья. Маму она навещает пару раз в год, но более тесных отношений избегает. Отчасти поэтому Лиз не спешит узаконить отношения с любимым человеком.

“У себя на свадьбе я ее видеть не хочу. Но у меня не хватит наглости не позвать ее”, – объясняет она.

Мать Линн умерла 13 лет назад от болезни, вызванной алкоголизмом. Она роется в коробке, куда – по совету психотерапевта – спрятала все мамины вещи.

“Что было особенно тяжело – это когда в церкви все вставали и говорили, какой она была прекрасной”, – рассказывает Линн о развязке тяжелых отношений с мамой.

“Все детские воспоминания пропитаны запахом маминого запоя. Я не помню ни дня, чтобы она не отправила нас с сестрой в магазин с запиской: “Пожалуйста, отпустите моим детям две бутылки “Olde English” и четыре банки “Special Brew”. И мы не одни такие были у нас в микрорайоне”.

Пьяная мать не церемонилась с Линн: “Я ничего не понимала и очень расстраивалась. Иногда приходилось баррикадироваться в комнате. Даже сейчас, когда я об этом рассказываю, у меня сердце уходит в пятки и хочется бежать вон”.

Линн теперь живет в уютной квартире – полной противоположности той, в которой она выросла. И это для нее важно.

“Мне раньше казалось, что ничего хорошего или добротного я просто не заслуживаю”, – говорит она.

Теперь все иначе. Она переехала в Лондон и построила жизнь, о которой мечтала. Муж и друзья любят ее. “Я наслаждаюсь этим каждое мгновение”, – говорит она.

Один из запертых в коробке артефактов прошлой жизни – справка о выписке из роддома. Линн заметно тронута: “Я даже не поверила, когда ее нашла”.

Image caption Когда мать Линн умерла, она собрала все ее пожитки в картонную коробку

“Наверное, мое сознательное решение не иметь детей – это наследие тех лет, – поясняет она. – Глубоко в душе я боюсь, что не справлюсь и повторю ее ошибки. Может, это у меня в генах? Так вот я всегда думаю”.

А вот у Хилари ребенок есть, и она с удовольствием исполняет роль заботливой мамы, которой у нее самой не было. И старается все время занять себя, поскольку помнит, как мама бросила работу и засела дома.

“Я хорошо усвоила этот урок, – говорит она. – Я много занимаюсь спортом, и я работаю – моя жизнь жестко структурирована. Маме, мне кажется, было грустно и одиноко. Мне тяжело об этом думать – кажется, ей можно было помочь”.

Она вспоминает, как подростком вернулась домой с новогодней вечеринки и обнаружила мать пьяной у подножия лестницы, с ножом в руке. Та поссорилась с мужем и угрожала вскрыть себе вены.

Хилари отвезла мать в больницу и сдала в отделение, где лечат от алкогольной зависимости. На следующий день за обедом семья делала вид, что ничего не произошло.

“Мы никогда ничего дома не обсуждали. Это была одна большая ложь”, – вспоминает она. Она до сих пор терпеть не может лжецов.

“И я ненавижу людей, которые кого-то из себя строят, поскольку меня именно так и воспитывали. Вероятно, и ужасная депрессия моя связана с невозможностью выговориться”, – говорит Хилари.

Она, как и три другие героини, часто говорит о стыде и закрытости.

И как одна они отмечают, что жизнь сложилась бы иначе, имей они в детстве возможность обсудить свои проблемы.

Теперь Лиз и Карен утешают друг друга, а тогда им не к кому было обратиться.

“Когда тебе восемь или девять лет, податься некуда, – говорит Лиз, которую в школе дразнили из-за мамы-пьяницы. – Но ты не виноват, что твои родители – алкоголики”.

Image caption Мать Хилари прятала в доме бутылки в самые разные места

Карен кивает в знак согласия: “Сколько детей через такое проходит? Они держат в себе весь этот стресс, испуг и напряжение, поскольку в школе такие вещи обсудить не с кем. Все это ужасно и очень печально”.

Линн считает, что государство бросило ее на произвол судьбы: “Я слов не нахожу: как так вышло, что маму забирают в психушку – и никто не задается вопросом, а что будет с ее дочерью-подростком? Вот это меня больше всего злит. Вся система господдержки – школа, доктор, социальные службы – где все они были?”

Хилари повезло – ее хоть немного поддерживал брат мамы Дэвид.

“Никакой помощи от других взрослых я не дождалась, – говорит она. – Ни один не вмешался”.

Дядя Дэвид катал Хилари и ее братьев и сестер на машине. Накручивал круги по городу, чтобы они расслабились и выговорились.

А когда подошло время выпускных экзаменов, он уговорил маму Хилари не пить целых три месяца: “Он принес в нашу жизнь уверенность. Неожиданно я увидела свет в конце тоннеля”.

Хилари сдала экзамены и уехала учиться в университет. Она до сих пор благодарна дяде Дэвиду и навещает его каждую неделю.

Папа Карен бросил пить 13 лет назад, но она до сих пор боится рецидива.

“Меня пробивает холодный пот, как подумаю: а вдруг опять начнет?” – говорит она.

Обсуждают ли родители с ней свое алкогольное прошлое? Никогда.

“Я сама уже мать, и одна мысль о том, чтобы вести себя с ребенком подобным образом, вызывает у меня оторопь”, – говорит Карен.

“Через что только не приходится проходить родителям, чтобы накормить детей”, – иронично замечает она.

Лиз поддерживает: “Да! Первое, второе и компот”.

“И целый пакет картошки на выходные!” – добавляет Карен, и они заливаются смехом.

*Некоторые имена в статье заменены на вымышленные

Источник: https://www.bbc.com/ukrainian/features-russian-40046097

101Адвокат
Добавить комментарий