Какова продолжительность одной рабочей смены в шахте?

Артем Кречетников Русская служба Би-би-си, Москва

Правообладатель иллюстрации TASS via Getty Images Image caption СМИ говорили о “10 днях, которые потрясли СССР”

11 июля 1989 года в Кузбассе началась забастовка шахтеров, вскоре распространившаяся на все угольные бассейны.

Стачкомы в шахтерских районах фактически взяли на себя функции местной власти.

Рабочие предъявили около 20 экономических требований (повышение дополнительной оплаты за вечерние и ночные смены и пособий семьям погибших шахтеров, совершенствование механизации и техники безопасности, улучшение снабжения, расширение строительства жилья, благоустройство городов).

Забастовки, главным образом из-за неожиданного повышения норм выработки, ухудшения снабжения или грубости администрации случались в СССР в 1920-е годы, а также при Хрущеве и Брежневе. Но тогда они носили изолированный и спонтанный характер, стачкомы не создавались, пресса о происходящем не сообщала.

Забастовка в Кузбассе прекратилась 21 июля, в других регионах – спустя несколько дней.

Русская служба Би-би-си побеседовала с бывшим членом Междуреченского стачкома, ныне главой Независимого профсоюза горняков России Александром Сергеевым.

Правообладатель иллюстрации TASS via Getty Images Image caption “Жаркий июль” 89-го

Би-би-си: Сколько вам было лет в 1989 году, где и кем вы работали?

Александр Сергеев: 29 лет. Работал подземным электрослесарем на шахте “Томская”.

Би-би-си: Как все случилось? Это был стихийный взрыв, или чувствовалось, что назревают события?

Александр Сергеев: Я пришел на смену, а те, кого мы меняли, говорят, что надо бастовать и что они идут на площадь. Мы решили поддержать. Спустились в шахту ненадолго, все там сделали, чтобы аварии не было, и пошли на митинг. Через два дня оглянулись – оказывается, весь Кузбасс уже бастует.

15 июля легла Макеевка [Донецкий угольный бассейн], 19-го Воркута, 21 июля Караганда, Сахалин и Львовский бассейн. Без интернета, без соцсетей. Волна покатилась.

В принципе, было ожидаемо. Заработки упали, сняли 25-процентную “коксовую” надбавку [за добычу особо ценного коксующегося угля], нормы повысили. Народ был сильно недоволен.

Начиная с февраля по угольной отрасли было 15 случаев, когда бригады и участки останавливали работу: в Осинниках и Новокузнецке Кемеровской области, в Воркуте, в Ростовской области, в Норильске, на Сахалине.

У нас все время шли разговоры, что надо что-то делать, что вот где-то мужики требования выдвинули.

Би-би-си: Писали, что причиной стало отсутствие мыла.

Александр Сергеев: Это все ерунда. Проблемы были серьезнее.

Правообладатель иллюстрации TASS via Getty Images Image caption Впервые против системы выступила не интеллигенция, а рабочий класс

Возникло перепроизводство угля. Угольная отрасль всегда являлась планово-убыточной. Разница между себестоимостью и ценой для промышленности покрывалась за счет дотаций. Дотации начали сокращаться, а отрасль еще огромную “социалку” всю держала.

Привилегии номенклатуры. Они, конечно, не были открытием. Тем более, в Междуреченске 100 тысяч населения, город маленький, все прекрасно всё видят. От их руководства у народа жизненный уровень снижается, из магазинов все исчезло, на базаре дорого, а им спецпайки, спецмагазины. Объявили перестройку, а ничего не меняется. Это, конечно, раздражало.

Ну и мыло тоже. Его были обязаны выдавать в душевых, человек вышел весь черный от угольной пыли и не может помыться. Но это только камешек, который лавину протеста подтолкнул.

Би-би-си: Какое было настроение? Гнев? Страх, что с вами могут поступить, как в Новочеркасске? Или, наоборот, надежда и подъем?

Александр Сергеев: Ощущение было, что надо наводить порядок: на предприятии, в городе, в стране.

Мы чувствовали себя, как у Ленина, рабоче-крестьянской инспекцией. Вышли из шахты и сказали: мы здесь власть, ну-ка, объясняйте то и это.

Какой-то страх был личный, но, когда видишь на площади 15 тысяч шахтеров, то думаешь: пускай попробуют. Ну, и время уже другое, это все понимали.

Би-би-си: Кто решал, чего требовать?

Александр Сергеев: Требования на площади формулировались. Открытая трибуна. Выступали все подряд, слово кому угодно давали.

Правообладатель иллюстрации TASS via Getty Images Image caption Государство согласилось с требованиями рабочих, но в условиях нараставшего экономического кризиса обещания не были выполнены, и уже осенью забастовки возобновились

Никакие политические требования не возникали. Честно скажу: через год нам навязали эти политические требования.

Би-би-си: Вы были членом стачкома. Кто вас выдвигал, как выбирали? Сейчас говорят, что едва ли не главная слабость оппозиции – отсутствие лидеров. А тогда за считанные дни люди появились.

Александр Сергеев: На митинге решили, что надо стачечный комитет создавать. Бригадиры собрались со звеньевыми, мой звеньевой Шипеев меня подозвал и говорит: иди, Сашка, ты молодой, после института, грамотный, мы тебя делегируем. Ну, посмеялись: ты холостой, если посадят, не так страшно. Потом городской стачком делегировал в областной.

И что в Междуреченске, что в Прокопьевске, – всё по одной схеме. Стачкомы создавались прямым делегированием из бригад по одному-два человека. А уж там ания, протоколы, все, как полагается.

Би-би-си: Вы участвовали в переговорах с большими начальниками. Ваше впечатление?

Александр Сергеев: Через два дня приехал министр [угольной промышленности СССР Михаил Щадов], переговоры довольно жесткие были, мы на своем стояли.

Потом я был участником главных переговоров 16 июля. Приезжала комиссия: член политбюро [Николай] Слюньков, заместитель [председателя правительства Николая] Рыжкова [Лев] Воронин и [глава советских профсоюзов Степан] Шалаев.

Сначала вообще не хотели принципиальные вопросы решать. Мы их на митинг в Прокопьевске вывели. Тогда, видно, позвонили Горбачеву, и дело сдвинулось.

В сентябре я был в ЦК КПСС – проверяли, как протоколы выполняются. Ходили по коридорам, нашли приемную Слюнькова. Инструктора обалдели, а мы говорим: он в июле был в Кузбассе и сказал: будете в Москве – заходите, вот мы и зашли.

Правообладатель иллюстрации TASS via Getty Images

Принял минут через 40. И говорит: я больше вами не занимаюсь, а занимаюсь теперь железными дорогами. Вы представляете, сколько там проблем?!

Би-би-си: Вы чувствовали поддержку столичных демократов и прессы?

Александр Сергеев: Да ну, какая поддержка! Не было никого, это я вам ответственно говорю. Приезжал один в Прокопьевск в июле, как сейчас помню, Ефим Островский, он сейчас политолог, крутится вокруг власти. Рабочие интеллигенцию посылали подальше.

И Ельцин не поддержал июльскую забастовку. Он начал устанавливать контакты с активистами Совета рабочих комитетов Кузбасса весной 1991 года, перед президентскими выборами.

Би-би-си: Почему именно шахтеры, а не, скажем, автомобилестроители?

Александр Сергеев: Оно везде так было: в Румынии, в Польше, в Британии. Люди, которые каждый день спускаются под землю, ничего не боятся и себя ставят высоко.

У советских шахтеров был хороший образовательный уровень. В шахте можно было обеспечить семью, не болтая языком и не воруя. Я сам окончил институт, поработал механиком и ушел в слесаря.

У нас в звене из 10 человек были еще учитель математики и вертолетчик, окончивший летное училище, а всего четверо с высшим образованием и еще четверо с техникумами. Люди читали, все понимали, обсуждали.

Би-би-си: И особая сплоченность, наверное? Трудились бригадами, жили по соседству?

Правообладатель иллюстрации TASS via Getty Images

Александр Сергеев: Это вы правильно заметили. Кстати, сейчас владельцы шахт не допускают постоянных бригад, перемешивают каждые полгода. Раньше коллективизм сильнее был.

Би-би-си: Некоторые авторы утверждают, что большую роль в забастовочном движении играли люди с уголовным прошлым и происходившее походило на лагерный бунт.

Александр Сергеев: Да бросьте вы! Мы первым делом, уже 11 июля, сформировали рабочие дружины, понимая, что могут быть провокации или мужики просто без работы водки напьются и пойдут морды друг другу бить.

Потребовали милицию, прикрепили к каждой рабочей дружине по милиционеру и поддерживали порядок. Опечатали все винные склады и магазины.

Во время забастовки преступность в Кемеровской области снизилась на 30%.

Правообладатель иллюстрации TASS via Getty Images Правообладатель иллюстрации TASS via Getty Images

И шахты не бросили просто так, а вели откачку [воды], чтобы шахта потом могла действовать.

В Прокопьевском стачкоме были люди, которые когда-то сидели, но потом по 20 лет проработали в шахтах.

Би-би-си: Как вам теперь видятся те события? Не жалеете, что участвовали?

Александр Сергеев: Это был апофеоз, лучшая точка развития общественных процессов в Советском Союзе. Рабочие сказали: хватит, нас не устраивает управление, давайте решать вопросы под нашим контролем. Так это же и есть демократия!

Все бюрократы были ошарашены. Народ проснулся и начал спрашивать с правителей за их работу!

Система давно держалась на глиняных ногах. Это был, как шахтеры говорят, “чемодан”. Из угольного пласта иногда высовывается большой такой камень из песчаника. Его разбивают кувалдой.

Когда вокруг стоят 15 тысяч человек – светлые, трезвые, здраво рассуждающие – и хотят изменить жизнь к лучшему – это счастье.

Жаль, что мы не успели ничего по-серьезному сделать, что нашу энергию использовали бюрократы, которые устроили склоку между собой за власть и развалили государство, что слово “демократия” испохаблено. Вот об этом я жалею.

Правообладатель иллюстрации TASS via Getty Images

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-48924455

Из искры разгорится пламя

Какова продолжительность одной рабочей смены в шахте?

Подъём рабочего движения в ЮАР

(столетию трагедии на Ленских приисках* посвящается)

/*Сто лет назад 17 (4) апреля на приисках Ленского золотопромышленного товарищества, расположенных в районе города Бодайбо на притоке Лены реках Витим и Олекме в результате расстрела рабочих правительственными войсками в ответ на забастовку пострадало, по разным оценкам, от 250 до 500 человек, в том числе 107 — 270 погибло… Сто лет спустя расстреливали бастующих горняков ЮАР./

События, произошедшие не так давно в ЮАР на шахте Марикана, всколыхнули весь мир. Они в очередной раз показали истинную сущность капиталистов, которым наплевать на нужды простых людей и которые готовы пойти на все ради своих прибылей.

В свое время родилось мнение, будто существует «злой», дикий капитализм, а есть и «хороший», правильный. И, указывая при этом на «развитые» страны Европы, некоторые кидают упрек большевикам, не желавшим принимать «естественный ход вещей» и подготовившим революцию в нашей страны.

Якобы Российская империя была на правильном пути, а теперь мы плохо живем, потому что в свое время не согласились добровольно потерпеть ради «светлого капиталистического будущего». Однако то, что происходит сейчас в мире, заставляет даже закоренелых апологетов капитализма задуматься.

Безработица, нищета, забастовки, жестоко подавляемые «стражами порядка» — все это реалии нынешнего «развитого» капиталистического общества.

Вспомним знаменитый Ленский расстрел 1912 года. Символично, что прошло ровно сто лет, а методы решения проблем у капиталистов остались те же. И там, и там бастующих рабочих накормили свинцом. А между тем, несмотря на вековой промежуток, у тогдашней Российской империи и нынешней ЮАР очень много общего.

Нищенская заработная плата, ужасные условия труда, ненормально длинный рабочий день и постоянный страх быть уволенным — вот участь южноафриканского шахтера. Многие угольщики живут в рабочих общежитиях без семей или же в трущобах, в самодельных хижинах.

Средняя зарплата («грязными») шахтёра—угольщика — 4 тысячи рандов (где—то 400 евро), при этом больше половины этой суммы уходит на налоги. Рабочие смены чередуются следующим образом: по 9 часов семь дней подряд, затем 1 день выходной, снова 7 дней и 5 дней выходных.

Горняк с шахты «Сигма», что возле Сасольбурга, говорит: «Чтобы хоть как—то жить, нам нужна куда большая зарплата. А так мы просто выживаем». А еще рабочие места на шахтах постоянно сокращаются.

Разительное сходство с положением обычного российского рабочего в начале XX-го века. Еще один показательный момент — появление так называемой «рабочей аристократии», которая под флагом борьбы за права рабочих, идет на сговор с буржуазией в своих интересах и таким образом душит народный протест, направляет его в нужное русло.

Как известно, в Южной Африке более 40 лет существовала расистско—фашистская система апартеида, ставшая в 1948—1991 годах подлинной тюрьмой для миллионов чернокожих. Борьба против апартеида достигла своего апогея, вооружённых выступлений, в 1970—80-е.

При этом руководили широким массовым движением ориентировавшиеся на брежневский СССР и выражавшие интересы прежде всего богатой части чернокожих АНК и ревизионистская Компартия Южной Африки.

Подпишитесь на нас в telegram

В 1990-е, после падения режима апартеида, сложилась непростая, «переходная», ситуация. АНК стал ключевой силой в стране, вошёл в буржуазное правительство и с 1994 года демобилизовал подконтрольные ему массовые движения. Простые трудящиеся как жили в хижинах, так и продолжают жить, страдая от постоянного роста цен.

Несмотря на то, что в ЮАР рухнул апартеид, «черное» правительство двадцать лет спустя применило к бастующим рабочим на шахтах закон тех времен, по которому демонстрантам можно предъявлять обвинения в «провоцировании полиции к применению огнестрельного оружия».

Какие выводы мы можем сделать из этого в первую очередь? Капиталисты и их подпевалы, «рабочие аристократы», выходцы из рабочего класса, потерявшие с ним всякую связь и живущие на подачки буржуазии, всегда будут разжигать межнациональную рознь между простыми трудящимися, натравливать их друг на друга, но сами при этом прекрасно сумеют договориться друг с другом ради будущих барышей. Поэтому любая борьба за свои права, будь то борьба за национальное самоопределение или борьба против расистских режимов, должна иметь четко выраженный классовый вектор, иначе есть риск, что в результате на смену чужим капиталистам придут свои. Только вот жить от этого простым людям со своими, так называемыми «родными», лучше не станет.

В случае на шахте Марикана (платиновом руднике к северо-западу от Претории), именно столкновение истинно рабочего профсоюза — Ассоциации рабочих-горняков и строителей (Association of Mineworkers and Construction Union) с рабочей «аристократией» — Национальным союзом рабочих горной промышленности (National Union of Mineworkers), начавшееся 10 августа, послужило толчком к массовому выступлению рабочих.

Разногласия по поводу взносов горняков привели к вооруженному столкновению, обернувшемуся жертвами, в том числе погибли и два полицейских, которые, по словам официальных СМИ, пытались предотвратить конфликт. К 14 августа число погибших достигло девяти человек.

Еще через два дня тысячи шахтеров заблокировали вход в шахту, требуя, чтобы компания Lonmin решила проблемы с зарплатой. Ранее стало известно, что компания пригрозила уволить более 3 тысяч шахтеров, если те не прекратят забастовку. А вечером этого же дня, 16 августа, южноафриканская полиция открыла огонь по толпе забастовщиков.

Конфликт обострился после того, как разгоряченная толпа шахтеров накинулась с мачете на полицейских. В результате два сотрудника правопорядка погибли на месте, а их коллеги открыли по нападавшим огонь, убив троих человек.

Еще четверо полицейских погибли в первый день забастовки: двух из них зарубили мачете, еще двух сожгли, заперев в машине.

По данным на 17 августа, число жертв столкновения полиции и шахтеров достигло 34, раненых — 78. На следующий день, 18 августа, президент страны Джейкоб Зума выступает с заявлением, что будет создана специальная комиссия по расследованию случившегося.

20 августа компания выдвигает ультиматум бастующим: либо они возвращаются на работу, либо они будут уволены. По словам руководства шахты, забастовка является незаконной. Однако после вмешательства руководства ЮАР компания вынуждена была отказаться от этой идеи.

23 августа начинается новый виток забастовок. Вдохновленные примером товарищей, выходят с протестом рабочие шахт, принадлежащих компаниям Anglo-American Platinum и Royal Bafokeng Platinum. Требования всех шахтеров одинаковы: улучшение условий труда и увеличение зарплаты. Обе эти компании являются крупнейшими в мире добытчиками платины, Lonmin занимает третье место.

Забастовка, продолжающаяся пока что всего лишь неделю, приводит к быстрому росту цен на платину.

31 августа ход дела принимает неожиданный оборот. Прокурор обвиняет 270 задержанных в результате беспорядков на шахте рабочих в убийстве своих 34 товарищей! В число обвиняемых попадают даже те шестеро шахтеров, которые все еще находятся в больнице.

В данном случае власти прибегли к устаревшему, но все еще действующему закону времен апартеида, по которому демонстрантам можно предъявить обвинение за «провоцирование полиции к применению огнестрельного оружия». Из этих действий видно, насколько низко могут опуститься капиталисты в своих методах достижения необходимого результата.

Рабочих, пострадавших в результате действий полиции, не только не намерены защищать, но еще и пытаются выставить виновными во всем случившемся.

Однако на фоне широкого возмущения общественности, этот трюк с попыткой переложить вину на пострадавшего не прошел. Благо, в наше время, время информационных технологий, замолчать какие-либо факты и скрыть правду становится все труднее и труднее. Уже 4 сентября суд освобождает из-под стражи задержанных, предварительно сняв с них обвинения в провоцировании полиции.

10 сентября в протест включаются рабочие Южноафриканской горнодобывающей компании Gold Fields, являющейся четвертым в мире добытчиком золота. Приостановлена деятельность на руднике Kloof Driefontein Complex West, где вышли с протестом 15 тыс. человек.

А 12 сентября и рабочие платинового рудника компании Anglo-American Platinum начинают забастовку, переросшую в беспорядки и столкновения с полицией, участие в которых принимают порядка тысячи сотрудников. По некоторым данным, на тот момент туда прибыло и несколько рабочих с шахты Марикана.

Уже к 17 сентября цены на платину и палладий резко подскакивают вверх (мировая цена на платину за неделю торгов на Лондонской бирже металлов (LME) увеличилась на 7%, стоимость палладия — на 5%). При этом рабочие рудника компании Lonmin отказываются возвращаться на работу, несмотря на некоторое повышение их зарплаты.

Однако 19 сентября после очередной уступки со стороны руководства компании (повышения зарплаты на 22% и готовности выплатить денежную компенсацию за время акций протеста) рабочие соглашаются приступить к работе.

Тем временем на платиновых шахтах ЮАР, принадлежащих другим компаниям, забастовки продолжаются.

В районе Рустенберг в северо-западной провинции ЮАР простаивают шахты компаний Aquarius Platinum и Anglo-American Platinum (Amplats).

Собравшихся в поселении возле одного из крупнейших в мире платиновых рудников Anglo American Platinum бастующих полиция встречает резиновыми пулями, слезоточивым газом и шумовыми гранатами.

27 сентября очередной виток серии забастовок — Южноафриканская AngloGold Ashanti, одна из крупнейших золотодобывающих компаний мира, остановила работу на рудниках.

20 сентября из-за забастовки рабочих компания была вынуждена остановить добычу золота на руднике Kopanang, расположенном в 200 км к юго-западу от Йоханнесбурга. Число работников рудника составляет 5 тыс. человек.

25 сентября к бастующим присоединились рабочие рудников West Wits и Vaal River. Количество рабочих трех рудников составляет 36 тыс. человек.

К началу октября волна несанкционированных шахтерских забастовок охватывает уже шесть из девяти провинций ЮАР, а также платиновую, золотодобывающую, угольную, алмазную, хромовую и железорудную отрасли.

Приведем в данном случае информационное сообщение Росбалта от 4 октября: «В четверг 300 горняков железорудной шахты Шишен компании Kumba Iron Ore заблокировали вход на рудник.

65 шахтеров алмазной шахты Кимберли компании Petra Diamond продолжают сидячую забастовку под землей второй день.

Большая часть из 5,4 тыс. работников золотодобывающей компании Harmony Gold Mining Co., Ltd, а также горняки шахты компании Bokoni Platinum в провинции Лимпопо, Gold One в Эзулвини и рабочие хромовой шахты компании Samancor в платиновом поясе Рустенберг продолжают забастовки уже третий день, передает ИТАР-ТАСС.

На золотодобывающих шахтах КДС и Беатрикс компании Gold Fields вот уже три недели бастуют, в общей сложности, 22 тыс. рабочих. Десятки тысяч горняков продолжают забастовку на шахтах компании Anglo Gold Ashanti и  Anglo American Platinum. Две недели бастует угольный разрез Муиплац компании Coal of Africa.

Большинство из 1,7 тыс. горняков не вышли на работу на шахте Blyvooruitzicht золотодобывающей компании Village Main Reef Ltd. Компания Petmin Ltd. сообщила, что 345 рабочих на угольной шахте Somkhele в провинции Квазулу-Наталь начали несанкционированную забастовку. Помимо этого, в стране бастуют около 20 тысяч водителей грузовиков и обслуживающего перевозки персонала.

Все шахтеры требуют повышения зарплаты до 12 тыс. 500 рандов ($1500). Профсоюзы и работодатели ведут консультации, но пока выхода из ситуации не видно. На некоторых шахтах горняков стали отправлять в неоплачиваемые отпуска или грозить увольнением».

5 октября появляются новые жертвы на одной из платиновых шахт. Полиция отвергает обвинения в том, что что во время протестов шахтера застрелили полицейские.

В тот же день Anglo-American Platinum, считающаяся самым крупным в мире производителем, увольняет 12 тысяч шахтеров. Причиной послужила продолжавшаяся три недели забастовка.

Согласно заявлению руководства, компания потеряла за это время около 80 миллионов долларов.

К середине октября к забастовке подключаются несколько сотен сотрудников автопроизводителя Toyota. В Йоханнесбурге около 300 водителей городских автобусов также принимают участие в забастовке.

А 18 октября начинает бастовать одна из старейших шахт в ЮАР: около двух тысяч рабочих шахты Куллиан компании Petra Diamonds выходят с требованиями повышения зарплаты.

Как мы видим, одно-единственное выступление шахтеров на шахте Марикана привело к тому, что десятки тысяч рабочих по всей стране вступили в борьбу за свои права. Произошедшее наглядно продемонстрировало три вещи:

1. Во-первых, на примере липового обвинения на основе выуженного из старого законодательства времен апартеида закона мы в очередной раз увидели, насколько беспринципными и наглыми являются капиталисты, не гнушающиеся ничем в преследовании своих корыстных целей. Жизнь людей для них ничто в сравнении с прибылью.

2. Во-вторых, бастующие горняки (и не только горняки) показали заевшейся буржуазии, от кого в действительности зависит ситуация в мире. Ведь стоило рабочим крупнейших рудников всего лишь на несколько недель прекратить работу, как тут же последовал резкий скачок цен, а толстосумы из руководства успели потерять огромные деньги.

3. И в-третьих, основной вывод заключается в том, что мы убедились, как один-единственный протест может стать толчком для повсеместных массовых выступлений на территории всей страны. Здесь важен сам прецедент, который послужит примером для всех остальных.

Главное, чтобы рабочие не были усыплены временными достижениями в рамках «экономического» протеста. Ведь, как учит история, капиталисты могут идти на временные уступки, но в дальнейшем всегда постараются вернуть все на круги своя.

Трудящиеся не должны ограничиваться борьбой за повышение зарплат и улучшение условий труда в рамках существующей системы, при капитализме ВСЕГДА будет присутствовать эксплуатация и неравенство.

Поэтому необходим полный и абсолютный слом этой грабительской системы, единственная настоящая альтернатива которой — социализм.

опубликована в газете “Правда.info” №1 (декабрь, 2012)

Источник: http://levoradikal.ru/archives/3628

Чем живут современные шахты и как меняются требования к шахтерам

Какова продолжительность одной рабочей смены в шахте?

Когда смотришь, как работают шахтеры, переполняешься чувством бескрайнего уважения. Ежедневная напряженная работа глубоко под землей требует мужества, самоотдачи и уверенности в плече товарища. Это работа не для слабонервных, а для самых настоящих мужчин. И… обворожительных женщин.

В воскресенье страна отметила День шахтера, главный праздник для угледобывающих регионов. Особенно для Кузбасса. Накануне праздника корреспондент “РГ” побывал в Кемеровской области и посмотрел, чем живут шахтеры и как работает одна из крупнейших компаний отрасли “СУЭК-Кузбасс”.

О страхе и смелости

Скажу честно, спуститься в шахту мне не хватило смелости. “Дизель” (“подъемник”, спускающий шахтеров в земные глубины) завораживает и пугает. Но для шахтера это обыденный транспорт. Там, под землей, его ждет тяжелый труд.

Евгений Косьмин, машинист горно-выемочных машин, бригадир участка номер один шахты В.Д. Ялевского, – потомственный шахтер. В его бригаде трудятся 164 человека. Профессию он себе не выбирал, а с юности просто знал – пойдет по стопам отца.

Евгений – передовик производства. Это не модное нынче словосочетание как нельзя лучше подходит к нему и его бригаде. Именно она обладатель мирового рекорда добычи – за месяц один миллион 567 тысяч тонн угля.

И есть результат: в последние годы серьезных происшествий не было. Шахтеры перестали возглавлять рейтинги самых опасных профессий. Модернизация делает свое доброе дело

Главный эколог “СУЭК-Кузбасс” Елена Могилева демонстрирует, как отличается очищенная шахтовая вода от неочищенной. Предоставлено пресс-службой “СУЭК”

Все шахтеры работают в три смены – по восемь часов каждая. Три дня подряд они приезжают на работу в шахту из окружающих городов и поселков (в том числе находящихся на удалении ста и более километров), потом три дня отдыхают. Такой рабочий график установлен для большинства представителей шахтерской профессии в “СУЭК”.

Страшно ли спускаться вниз? Отвечая на этот вопрос, Евгений честно признался – бывает. “Страх присущ человеку. Мы не роботы. Но об этом никто никогда не говорит. Как трус не играет в хоккей, так трус никогда не будет работать в забое”, – делится он.

И продолжает: бояться надо, это дает эмоциональный стимул соблюдать нормы безопасности.

В работе Евгению Косьмину нравится все – и подземная темнота, и гигантские машины – верные помощники шахтеров, и коллектив – в каждом человеке он уверен на сто процентов.

Геннадий Кривошеин, заслуженный шахтер России, пришел на шахту почти 30 лет назад и не жалеет об этом. Предоставлено пресс-службой “СУЭК”

Обаятельная, мягкая с виду Марина Козакова, мать троих детей, – тоже частый гость под землей. И тоже потомственная шахтерка. Она трудится на шахте горно-техническим инспектором. Ее главная задача – проконтролировать труд шахтеров, чтобы каждый из них вернулся домой живым и здоровым. Сейчас она уже не представляет себе жизни без “подземки” и дружного коллектива, который ее окружает.

“Мы контролируем работу шахтеров не только по инструкции. Но и по-человечески: беседуем, объясняем, что пренебрежение мерами безопасности может стоить жизни”, – рассказывает она. Кому-то достаточно доброго слова, для кого-то требуется слово покрепче. И есть результат: в последние годы серьезных происшествий не было, наверх поднимался каждый, кто уходил под землю.

предоставлено пресс-службой “СУЭК”

Развенчивая мифы

“На самом деле шахтеры перестали возглавлять рейтинги самых опасных профессий. Модернизация делает свое доброе дело”, – рассказывает “РГ” технический директор “СУЭК-Кузбасс” Анатолий Мешков.

До 80-х годов считалось, что на один миллион тонн добытого угля приходится одна человеческая жизнь. Сегодня такого понятия не существует. “Если посмотреть динамику травматизма, то она сократилась на порядок.

Да, травмы случаются. Но происходят они по неосторожности человека или из-за пренебрежения им мерами безопасности”, – продолжает Мешков. Если четко соблюдать все правила, тяжело травмироваться невозможно.

Система безопасности под землей настроена так, что при появлении газа в забое тут же отключается действующее оборудование, и возникновение опасной искры сводится на нет. У каждого шахтера, спускающегося под землю, всегда есть с собой самоспасатель, который в случае задымления позволит человеку дышать не меньше 60 минут во время ходьбы или 300 минут в сидячем положении.

предоставлено пресс-службой “СУЭК”

Во всех шахтах установлены сотни датчиков и видеокамер, которые в режиме онлайн передают в созданные в 2014 году крупные диспетчерско-аналитические центры информацию обо всем, что происходит в шахте, и о каждом находящемся там работнике.

Если возникает нештатная ситуация, сигнал об этом автоматически мгновенно поступает не только диспетчеру на пульт управления, который обязан оперативно принять решение и вызвать помощь, но и руководству компании – вплоть до генерального директора.

Наличие датчиков, видеокамер и современного диспетчерского центра дисциплинирует шахтеров. Зная, что со стороны виден каждый их шаг, они уже не предпринимают попытки рискнуть отключить некий жизненно важный датчик, уточняет начальник управления АСУ ТП Единого диспетчерского аналитического центра Сергей Бабак.

Метан в помощь

Метан есть во всех шахтах. Но сейчас уже научились его не бояться, а извлекать из него пользу. У “СУЭК-Кузбасс” есть хороший опыт – создано и работает Управление дегазации и утилизации метана (УДиУМ).

предоставлено пресс-службой “СУЭК”

На шахте имени Кирова мощные насосы выкачивают из-под земли метан, который преобразовывается в тепловую и электрическую энергию.

Полученная в газогенераторах электроэнергия (в среднем от 20 до 32 мегаватт в сутки) уходит в городскую электрическую сеть и уже оттуда возвращается на шахту.

В тепло газ превращается путем сжигания в шахтовой котельной и последующего использования для обогрева зданий.

Специалисты УДиУМ рассказывают, что переработка метана широко применяется в мире, например, Германии, Польше. Но там газ добывается из неработающих шахт. И им отапливаются целые поселки. Технология, которая применяется на “СУЭКе”, уникальна – она позволяет использовать метан, добываемый из действующей шахты.

И вода как слеза

Помимо угля, породы и газа в шахтах есть вода, которую приходится постоянно откачивать. Как рассказала главный эколог “СУЭК-Кузбасс” Елена Могилева, в октябре 2018 года на шахте “Талдинская Западная” были запущены в эксплуатацию мобильные очистные.

Потребность шахты в настоящий момент – 450 кубов в час. Но контейнерная технология позволяет при необходимости быстро увеличить мощности. “Чтобы очистить шахтную воду, мы провели детальный анализ лучших технологий в России и Европе.

И в итоге специально для нас была создана новая. Раньше существовала только механическая очистка. Сейчас мы воду доочищаем химическим способом. Все это происходит в одном контейнере”, – рассказывает Елена Могилева.

Технология позволяет очищать воду от взвешенных веществ, угольной пыли, нефтепродуктов, железа, нитратов и многих других загрязнений.

предоставлено пресс-службой “СУЭК”

Очищенная вода идет на технологические нужды шахты, для пожарного оборудования. “Излишки”, а это вода фактически питьевого качества, поступают в реку. Обслуживают систему пять операторов и технолог. Система мобильна, это значит, что при необходимости ее можно собрать и перевезти на другую шахту, где будет в ней необходимость.

Всего из семи шахт “СУЭК-Кузбасс” подобными очистными сооружениями уже оснащены четыре. К 2023 году их планируется установить на всех шахтах “СУЭК-Кузбасс”. Это прописано в экологической программе предприятия.

Инвестиции в нее составляют в общей сложности пять миллиардов рублей.

Они будут потрачены не только на очистные сооружения, но и на модернизацию котельных, очистку газов, которые выбрасываются в атмосферу, на переработку отходов производства в продукт, который можно использовать для рекультивации земель.

Также в рамках экологической программы компания выпустила в этом году в реку Томь полтора миллиона мальков рыб, чтобы сохранить их биоразнообразие. Закуплены мальки были в специализированном рыбном хозяйстве. И такая работа будет продолжена в дальнейшем, заверила Могилева.

предоставлено пресс-службой “СУЭК”

В ногу с прогрессом

Современные технологии угледобычи позволяют делать это практически без людей. По словам Анатолия Мешкова, уже несколько очистных забоев оснащены оборудованием, позволяющим производить безлюдную выемку. Управляет такой техникой в забое один человек.

По словам и.о. губернатора Кемеровской области Сергея Цивилева, без внедрения IT-технологий, роботизации промышленность, в том числе угольная, не сможет выйти на новый уровень, быть конкурентоспособной на мировом рынке. А для Кузбасса это имеет особое значение. Угольная отрасль здесь – локомотив экономики.

Новые технологии предъявляют и новые требования к шахтерам.

Если в прошлом (да и сейчас еще это есть) шахтер повышал квалификацию всю жизнь, проходил путь от машиниста подземных установок (такой специалист имеет второй разряд) до машиниста горно-выемочных машин (шестой разряд), то сегодня нужен человек одной профессии.

Современный оператор, который может управлять и механизированной крепью, и передовым комбайном с пультами управления, и в проходку ходить, говорит заместитель директора по производственным операциям “СУЭК” Сергей Волков.

предоставлено пресс-службой “СУЭК”

В компании открыт большой современный учебный центр в городе Ленинск-Кузнецкий. А для того чтобы начать учить людей по-новому, нужен новый профстандарт для шахтера. Его разработка – перспектива недалекого будущего, уверены в компании.

Моногород: работа есть

Самыми уязвимыми с экономической точки зрения всегда были моногорода. Любые колебания в глобальной экономике рикошетом бьют в первую очередь по ним и их жителям. Кузбасс, кстати, лидер в нашей стране по количеству таких городов. И пионер и признанный лидер по решению проблем моногородов.

Как рассказал “РГ” директор по связям и коммуникациям компании “СУЭК” Сергей Григорьев, компания является градообразующей для целого ряда территорий Кемеровской области. Их экономика плотно завязана на уголь.

В случае снижения спроса или цены на него предприятие и люди это чувствуют. Но кризисные явления последних лет моногорода проживают достойно. С одной стороны, у такой крупной компании, как “СУЭК”, всегда есть запас прочности.

С другой – есть государственные программы поддержки моногородов, позволяющие открывать в них новые производства.

“Нам удалось не сократить ни одного человека, сохранить все профессии и даже не урезать ни одной социальной программы, – говорит Сергей Григорьев. – Когда, например, шахта имени 7 ноября заканчивала отрабатывать свой ресурс, мы дополнительно купили участок недр и перевели туда весь коллектив. То есть, закрывая шахту, нам удалось сохранить все рабочие места”.

Источник: https://rg.ru/2021/08/27/chem-zhivut-sovremennye-shahty-i-kak-meniaiutsia-trebovaniia-k-shahteram.html

Рабочее время

Какова продолжительность одной рабочей смены в шахте?

Нормальная продолжительность рабочего времени работников не может превышать 40 часов в неделю.

Предприятия и организации при заключении коллективного договора могут устанавливать меньшую норму продолжительности рабочего времени, чем предусмотрено в части первой настоящей статьи.

Статья 51. Сокращенная продолжительность рабочего времени

Сокращенная продолжительность рабочего времени устанавливается:

  1. для работников в возрасте от 16 до 18 лет – 36 часов в неделю, для лиц в возрасте от 15 до 16 лет (учащихся в возрасте от 14 до 15 лет, работающих в период каникул) – 24 часа в неделю. Продолжительность рабочего времени учащихся, работающих в течение учебного года в свободное от учебы время, не может превышать половины максимальной продолжительности рабочего времени, предусмотренной в абзаце первом этого пункта для лиц соответствующего возраста;
  2. для работников, занятых на работах с вредными условиями труда, – не более 36 часов в неделю.

Список производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на сокращенную продолжительность рабочего времени, утверждается в порядке, установленном законодательством.

Кроме того, законодательством устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени для отдельных категорий работников (учителей, врачей и других).

Сокращенная продолжительность рабочего времени может устанавливаться за счет собственных средств на предприятиях и в организациях для женщин, имеющих детей в возрасте до четырнадцати лет или ребенка с инвалидностью.

Статья 52. Пятидневная и шестидневная рабочая неделя и продолжительность ежедневной работы

Для работников устанавливается пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями.

При пятидневной рабочей неделе продолжительность ежедневной работы (смены) определяется правилами внутреннего трудового распорядка или графиками сменности, утверждаемыми собственник или уполномоченный им орган по согласованию с выборным органом первичной профсоюзной организации (профсоюзным комитетом предприятия, учреждения, организации с соблюдением установленной продолжительности рабочего недели (статьи 50 и 51).

На тех предприятиях, в учреждениях, организациях, где по характеру производства и условиям работы введение пятидневной рабочей недели нецелесообразно, устанавливается шестидневная рабочая неделя с одним выходным днем. При шестидневной рабочей неделе продолжительность ежедневной работы не может превышать 7 часов при недельной норме 40 часов, 6 часов при недельной норме 36 часов и 4 часов при недельной норме 24 часа.

Пятидневная или шестидневная рабочая неделя устанавливаются собственником или уполномоченным им органом совместно с выборным органом первичной профсоюзной организации (профсоюзным представителем) с учетом специфики работы, мнения трудового коллектива и по согласованию с местным советом.

Статья 53. Продолжительность работы накануне праздничных, нерабочих и выходных дней

Накануне праздничных и нерабочих дней (статья 73) продолжительность работы работников, кроме работников, указанных в статье 51 КЗоТ Украины, сокращается на один час как при пятидневной, так и при шестидневной рабочей неделе.

Накануне выходных дней продолжительность работы при шестидневной рабочей недели не может превышать 5 часов.

Статья 54. Продолжительность работы в ночное время

При работе в ночное время установленная продолжительность работы (смены) сокращается на один час. Это правило не распространяется на работников, для которых уже предусмотрено сокращение рабочего времени (пункт 2 части первой и часть третья статьи 51).

Продолжительность ночной работы уравнивается с дневной в тех случаях, когда это необходимо по условиям производства, в частности в непрерывных производствах, а также на сменных работах при шестидневной рабочей неделе с одним выходным днем.

Ночным считается время с 10 часов вечера до 6 часов утра.

Статья 55. Запрещение работы в ночное время

Запрещается привлечение к работе в ночное время:

  1. беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет (статья 176);
  2. лиц, моложе восемнадцати лет (статья 192);
  3. других категорий работников, предусмотренных законодательством.

Работа женщин в ночное время не допускается, за исключением случаев, предусмотренных статьей 175 КЗоТ Украины. Работа лиц с инвалидностью в ночное время допускается только с их согласия и при условии, что это не противоречит медицинским рекомендациям (статья 172).

Статья 56. Неполное рабочее время

По соглашению между работником и собственником или уполномоченным им органом может устанавливаться как при приеме на работу, так и впоследствии неполный рабочий день или неполную рабочую неделю.

По просьбе беременной женщины, женщины, имеющей ребенка в возрасте до четырнадцати лет или ребенка с инвалидностью, в том числе такую, находящегося под ее опекой, или осуществляет уход за больным членом семьи в соответствии с медицинским заключением, собственник или уполномоченный им орган зобов 'обязан установить ей неполный рабочий день или неполную рабочую неделю.

Оплата труда в этих случаях производится пропорционально отработанному времени или в зависимости от выработки.

Работа на условиях неполного рабочего времени не влечет каких-либо ограничений объема трудовых прав работников.

Статья 57. Начало и окончание работы

Время начала и окончания ежедневной работы (смены) предусматривается правилами внутреннего трудового распорядка и графиками сменности в соответствии с законодательством.

Статья 58. Работа изменениями

При сменных работах работники чередуются в изменениях равномерно в порядке, установленном правилами внутреннего трудового распорядка.

Переход из одной смены в другую, как правило, должно происходить через каждый рабочую неделю в часы, определенные графиками сменности.

Статья 59. Перерывы между сменами

Продолжительность перерыва в работе между сменами должна быть не менее двойной продолжительности времени работы в предыдущей смене (включая и время перерыва на обед).

Назначение работника на работу в течение двух смен подряд запрещается.

Статья 60. Разделение рабочего дня на части

На работах с особыми условиями и характером труда в порядке и случаях, предусмотренных законодательством, рабочий день может быть разделен на части с тем условием, чтобы общая продолжительность работы не превышала установленной продолжительности рабочего дня.

Статья 61. Суммированный учет рабочего времени

На непрерывно действующих предприятиях, в учреждениях, организациях, а также в отдельных производствах, цехах, участках, отделениях и на некоторых видах работ, где по условиям производства (работы) не может быть соблюдена установленная для данной категории работников ежедневная или еженедельная продолжительность рабочего времени, допускается по согласованию с выборным органом первичной профсоюзной организации (профсоюзным комитетом предприятия, учреждения, организации введение суммированного учета рабочего времени с тем, чтобы продолжительность рабочего времени за учетный период не превышала нормального числа рабочих часов (статьи 50 и 51).

Статья 62. Ограничение сверхурочных работ

(Действие статьи 62 приостановлено на основании Постановления Верховного Совета РСФСР от 4 июля 1991 года (ВВР 1991, N 36, ст.474) на период реализации Программы чрезвычайных мер по стабилизации экономики Украины и выхода ее из кризисного состояния (1991 год – первое полугодие 1993 года)

Сверхурочные работы, как правило, не допускаются. Сверхурочными считаются работы сверх установленной продолжительности рабочего дня (статьи 52, 53 и 61).

Собственник или уполномоченный им орган может применять сверхурочные работы только в исключительных случаях, определяемых законодательством и в части третьей этой статьи.

Собственник или уполномоченный им орган может применять сверхурочные работы только в следующих исключительных случаях:

  1. при проведении работ, необходимых для обороны страны, а также предотвращения общественного или стихийного бедствия, производственной аварии и немедленного устранения их последствий;
  2. при проведении общественно необходимых работ по водоснабжению, газоснабжению, отоплению, освещению, канализации, транспорта, связи – для устранения случайных или неожиданных обстоятельств, нарушающих правильное их функционирования;
  3. при необходимости закончить начатую работу, которая вследствие непредвиденных обстоятельств или случайной задержки по техническим условиям производства не могла быть закончена в нормальное рабочее время, когда прекращение ее может привести к порче или гибели государственного или общественного имущества, а также в случае необходимости неотложного ремонта машин , станков или другого оборудования, когда неисправность их вызывает прекращение работ для значительного числа трудящихся;
  4. при необходимости выполнения погрузочно-разгрузочных работ с целью недопущения или устранения простоя подвижного состава или скопления грузов в пунктах отправления и назначения;
  5. для продолжения работы при неявке работника, который заступает, когда работа не допускает перерыва; в этих случаях собственник или уполномоченный им орган обязан немедленно принять меры по замене сменщика другим работником.

Статья 63. Запрещение привлечения к сверхурочным работам

К сверхурочным работам (статья 62) запрещается привлекать:

  1. беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет (статья 176);
  2. лиц, моложе восемнадцати лет (статья 192);
  3. работников, обучающихся в общеобразовательных школах и профессионально-технических училищах без отрыва от производства, в дни занятий (статья 220).

Законодательством могут быть предусмотрены и другие категории работников, которых запрещается привлекать к сверхурочным работам.

Женщины, имеющие детей в возрасте от трех до четырнадцати лет или ребенка с инвалидностью, могут привлекаться к сверхурочным работам только с их согласия (статья 177).

Привлечение лиц с инвалидностью к сверхурочным работам возможно только с их согласия и при условии, что это не противоречит медицинским рекомендациям (статья 172).

Статья 64. Необходимость получения разрешения выборного органа первичной профсоюзной организации (профсоюзного комитета предприятия, учреждения, организации для проведения сверхурочных работ)

Сверхурочные работы могут производиться только с разрешения выборного органа первичной профсоюзной организации (профсоюзного комитета предприятия, учреждения, организации).

Статья 65. Предельные нормы применения сверхурочных работ

(Действие статьи 65 приостановлено Постановлением Верховного Совета РСФСР от 4 июля 1991 года (ВВР 1991, N 36, ст.474) на период реализации Программы чрезвычайных мер по стабилизации экономики Украины и выхода ее из кризисного состояния (1991 – первое полугодие 1993 года)

Сверхурочные работы не должны превышать для каждого работника четырех часов в течение двух дней подряд и 120 часов в год.

Собственник или уполномоченный им орган должен вести учет сверхурочных работ каждого работника.

213394

Источник: https://meget.kiev.ua/kodeks/kzot/glava-4-rabochee-vremya/

101Адвокат
Добавить комментарий