Когда может разглашаться психический диагноз?

Кодекс профессиональной этики психиатра – РОП

Когда может разглашаться психический диагноз?

Принят на Пленуме Правления Российского общества психиатров 19 апреля 1994 г.

С давних пор и до наших дней этика была и остается органической частью медицины. Под профессионализмом в медицине всегда понималось сочетание специальных знаний и искусства врачевания с высокой нравственностью.

Наиболее значима роль этики в профессиональной деятельности психиатра, что обусловлено особым характером его взаимоотношений с пациентом и спецификой возникающих при этом моральных проблем.

Поскольку психиатрия располагает средствами воздействия на психику человека, она является объектом пристального внимания со стороны общества. И хотя психиатр, как и любой врач, в своих действиях руководствуется чувством сострадания, доброжелательности, милосердия, существует необходимость письменного закрепления общепринятых правил профессиональной психиатрической этики.

Данный Кодекс основан на гуманистических традициях отечественной психиатрии, фундаментальных принципах защиты прав и свобод человека и гражданина и составлен с учетом этических стандартов, признанных международным профессиональным сообществом.

Назначение Кодекса состоит в том, чтобы обозначить нравственные ориентиры, дать психиатрам «ключи» к принятию решений в сложных (с этической, правовой и медицинской точек зрения) проблемных ситуациях, свести к минимуму риск совершения ошибок, защитить психиатров от возможных неправомерных к ним претензий. Кодекс призван также способствовать консолидации профессионального сообщества психиатров России.

1

Главной целью профессиональной деятельности психиатра является оказание психиатрической помощи всякому, нуждающемуся в ней, а также содействие укреплению и защите психического здоровья населения.

Высшими ценностями для психиатра в его профессиональной деятельности являются здоровье и благо пациентов.

Психиатр должен быть постоянно готов оказать помощь пациентам независимо от их возраста, пола, расовой и национальной принадлежности, социального и материального положения, религиозных и политических убеждений или иных различий.

Любые проявления превосходства над пациентами, равно как и выражение кому-либо из них предпочтений по соображениям немедицинского характера, со стороны психиатра недопустимы.

Психиатр должен заботиться об охране психического здоровья населения; активно участвовать в развитии и повышении качества психиатрической помощи; привлекать внимание общественности и средств массовой информации к ее нуждам, достижениям и недостаткам; прилагать усилия к улучшению осведомленности и образованности общества в вопросах психиатрии.

Каждый психиатр несет моральную ответственность за деятельность психиатрического сообщества, представителем которого он является.

2

Профессиональная компетентность психиатра — его специальные знания и искусство врачевания — является необходимым условием психиатрической деятельности.

Психиатр должен постоянно совершенствоваться в своей профессии, используя все доступные источники медицинских знаний, возможности для научного поиска, собственный опыт и опыт своих коллег. Профессиональная компетентность дает психиатру моральное право самостоятельно принимать ответственные решения и осуществлять руководство другими специалистами и персоналом.

При возникновении затруднений в процессе оказания помощи пациенту психиатр должен обратиться за консультацией к коллегам, а при аналогичном обращении коллег — оказывать им содействие.

3

Психиатр не вправе нарушать древнюю этическую заповедь врача: «Прежде всего не вредить!»

Недопустимо причинение вреда пациенту как намеренно, так и по небрежности, нанесение ему морального, физического или материального ущерба со стороны психиатра. Психиатр не вправе безучастно относиться к действиям третьих лиц, стремящихся причинить пациенту такой ущерб.

Если обследование или лечение сопряжены с побочными эффектами, болевыми ощущениями, возможными осложнениями, применением мер принуждения, другими негативными для пациента явлениями, психиатр обязан тщательно сопоставить риск нанесения ущерба с ожидаемым положительным результатом.

Психиатрическое вмешательство может быть морально оправдано только тогда, когда реально достижимая польза пациенту от такого вмешательства перевешивает возможные негативные последствия: «Лекарство не должно быть горше болезни!»

4

Всякое злоупотребление психиатром своими знаниями и положением врача несовместимо с профессиональной этикой.

Психиатр не вправе использовать свои профессиональные знания и возможности вопреки медицинским интересам или с целью искажения истины; без достаточных оснований и необходимости применять медицинские меры или отказывать в психиатрической помощи тем, кому она необходима.

Психиатр не вправе навязывать пациенту свои философские, религиозные, политические взгляды. Личные предубеждения психиатра или иные профессиональные мотивы не должны оказывать воздействие на диагностику и лечение. Диагноз психического расстройства не может основываться только на несовпадении взглядов и убеждений человека с принятыми в обществе.

Психиатр не вправе при оказании пациенту психиатрической помощи заключать с ним имущественные сделки, использовать его труд в личных целях, вступать в интимную связь, пользуясь своим положением врача или психической несостоятельностью пациента.

Психиатр не вправе способствовать самоубийству пациента. Психиатр не вправе применять медицинские методы и средства с целью наказания пациента, для удобства персонала или других лиц, а также участвовать в пытках, казнях, иных формах жестокого и бесчеловечного обращения с людьми.

5

Моральная обязанность психиатра — уважать свободу и независимость личности пациента, его честь и достоинство, заботиться о соблюдении его прав и законных интересов.

Унижение психиатром человеческого достоинства пациента, негуманное, немилосердное отношение к нему являются грубейшими нарушениями профессиональной этики.

Психиатр обязан проявлять максимальную деликатность в отношении личной жизни пациента, не вторгаться в эту сферу без его согласия, а в случаях, требующих по медицинским показаниям установления контроля за поведением пациента, ограничивать свое вмешательство рамками профессиональной необходимости; в таких случаях следует сообщать пациенту о причинах и характере предпринимаемых мер.

Психиатр должен оказывать помощь пациентам в условиях наименьшего стеснения их свободы, способствовать формированию у них чувства ответственности за свои поступки.

При возникновении конфликта интересов психиатр должен отдавать предпочтение интересам пациента, если только их реализация не причинит пациенту серьезного ущерба и не будет угрожать правам других лиц.

6

Психиатр должен стремиться к установлению с пациентом «терапевтического сотрудничества», основанного на взаимном согласии, доверии, правдивости и взаимной ответственности.

Если психическое состояние пациента исключает возможность таких отношений, они устанавливаются с его законным представителем, родственником или другим близким лицом, действующим в интересах пациента. В случае установления отношений, не имеющих целью лечение, например при производстве экспертизы, их цель и характер должны быть разъяснены обследуемому в полном объеме.

Психиатр обязан обсуждать с пациентом проблемы его психического здоровья, предлагаемый план обследования и лечения, преимущества и недостатки соответствующих медицинских методов и средств, не скрывая от пациента характера побочных эффектов и осложнений, если вероятность их появления существенна. При этом психиатру следует избегать причинения пациенту психической травмы и стараться вселить надежду на лучшее.

Психиатр не должен обещать пациенту невыполнимого и обязан выполнять обещанное. Его задача — привлекать пациента в качестве союзника для достижения здоровья и благополучия.

7

Психиатр должен уважать право пациента соглашаться или отказываться от предлагаемой психиатрической помощи после предоставления необходимей информации.

Никакое психиатрическое вмешательство не может быть произведено против или независимо от воли пациента, за исключением случаев, когда вследствие тяжелого психического расстройства пациент лишается способности решать, что является для него благом, и когда без такого вмешательства с высокой вероятностью может последовать серьезный ущерб самому пациенту или окружающим. Применение психиатром в этих случаях к пациенту недобровольных мер необходимо и морально оправдано, но допустимо лишь в пределах, которые определяются наличием такой необходимости.

Отсутствие законных оснований для применения недобровольных мер к пациенту, психическое состояние которого вызывает у психиатра опасения, не освобождает психиатра от моральной обязанности искать другие возможности и действовать ненасильственным путем. Отказ такого пациента от психиатрической помощи остается на совести врача.

В особых случаях, когда на психиатра возлагается обязанность осуществления принудительного обследования или иных принудительных психиатрических мер по решению суда или иного уполномоченного на то органа, психиатр может осуществлять эти меры только в строгом соответствии с требованиями закона. Если же психиатр считает, что для применения принудительных мер отсутствуют медицинские показания, то его моральный долг — сообщить об этом органу, принявшему соответствующее решение.

8

Психиатр не вправе разглашать без разрешения пациента или его законного представителя сведения, полученные в ходе обследования и лечения пациента и составляющие врачебную тайну, включая сам факт оказания психиатрической помощи.

Психиатр не вправе без такого разрешения разглашать сведения, составляющие врачебную тайну, если они были получены им от другого врача, из медицинских документов или иных источников. Смерть пациента не освобождает психиатра от обязанности сохранения врачебной тайны.

Психиатр вправе сообщать третьим лицам сведения, составляющие врачебную тайну, независимо от согласия пациента или его законного представителя только в случаях, предусмотренных законом, и в случаях, когда у психиатра нет иной возможности предотвратить причинение серьезного ущерба самому пациенту или окружающим. При этом психиатру следует по возможности ставить пациента в известность о неизбежности раскрытия информации.

9

При проведении научных исследований или испытаний новых медицинских методов и средств с участием пациентов должны быть заранее определены границы допустимости и условия их проведения путем тщательного взвешивания риска причинения ущерба пациенту и вероятности достижения положительного эффекта. Психиатр-исследователь обязан руководствоваться приоритетом блага пациента над общественной пользой и научными интересами.

Испытания и эксперименты могут проводиться лишь при условии получения согласия пациента или его законного представителя после сообщения необходимой информации, а также по иным установленным законом правилам.

Психиатр-исследователь обязан соблюдать право пациента на отказ от участия в исследовательской программе на любом ее этапе и по любым мотивам. Этот отказ ни в коей мере не должен отрицательно влиять на отношение к пациенту и оказание ему психиатрической помощи.

Аналогичные этические требования с гарантиями сохранения врачебной тайны и уважения достоинства пациентов должны предъявляться и при их представлении на научных собраниях и участии в учебном процессе.

10

Моральное право и долг психиатра — отстаивать свою профессиональную независимость.

Оказывая медицинскую помощь, участвуя в комиссиях и консультациях, выступая в роли эксперта, психиатр обязан открыто заявлять о своей позиции, защищать свою точку зрения, а при попытках давления на него — требовать юридической и общественной защиты.

Психиатр должен отказаться от сотрудничества с представителями пациентов или иными лицами, если они добиваются от него действий, противоречащих этическим принципам или закону.

Право психиатра отстаивать свою точку зрения должно сочетаться с высокой требовательностью к себе, способностью признавать и исправлять собственные ошибки, обнаруженные коллегами или самостоятельно.

11

Во взаимоотношениях с коллегами главными этическими основаниями служат честность, справедливость, порядочность, уважение к их знаниям и опыту, а также готовность передать свои профессиональные знания и опыт.

Психиатр обязан делать все от него зависящее для консолидации профессионального сообщества, руководствуясь нравственными принципами, защищать честь и достоинство коллег, как свои собственные.

Долг психиатра — беспристрастно анализировать как собственные ошибки, так и ошибки своих коллег. Выражение несогласия с их мнениями и действиями или критика- в их адрес должны быть объективными, аргументированными и неоскорбительными.

Психиатр должен избегать отрицательных высказываний о работе коллег в присутствии пациентов или их родственников, за исключением случаев, связанных с обжалованием действий врача.

Попытки завоевать себе авторитет путем дискредитации коллег не этичны.

Моральная обязанность психиатра — активно препятствовать практике бесчестных и некомпетентных коллег, как и различного рода непрофессионалов, наносящих ущерб здоровью пациентов.

12

Ответственность за нарушение Кодекса профессиональной этики психиатра определяется Уставом Российского общества психиатров (Уставом профессионального сообщества, принимающего данный Кодекс).

Источник: https://psychiatr.ru/about/code

Информированиебольных о болезни

Это весьма трудная проблема для врача. В преды­дущих главахговорилось о том, что взаимодействие людей подвержено влиянию многих факторов ина ком­муникативные процессы эти факторы оказывают до­вольно заметноеискажающее воздействие. Эффект установок связан со страхами и тревогойпациентов, с их опасениями выявления тяжелого заболевания.

Например, больнойиспытывает страх, что у него тяжелое заболевание сердца, и врач произносит,обследовав этого пациента, следующую фразу: «Вы знаете, у Вас нет собственно сердечногозаболевания, боли в области сердца связаны с неврозом». Больной не очень хорошознает, что такое невроз, и не знает насколько эта боль угрожающая.

И тогда онзадает еще один вопрос врачу:

«Но почему же эти боли такие сильные?» Тогда врач отвечает:«Потому что у Вас выраженный довольно за­пущенный тяжелый невроз». Больнойвыходит из ка­бинета врача с идеей, что ему поставили диагноз тяже­логозаболевания. Пациент вычленил из информации врача следующую вещь: он убралпонятие «невроз» и выделил слово «тяжелый».

Он не воспринял информа­цию о том,что у него здоровое сердце, а понял, что это тяжелое заболевание угрожает егожизни так же, как ибольное сердце, а может быть, и больше. Надоучитывать, что на реакцию больного оказы­вают влияние не только страх итревога, а еще и чувство вины при наличии нозофилии.

В таком случае, больной изинформации врача начинает выбирать то, что для него важно, на что онориентирован. И это касается не только информирования больных, но и бесед с ихродственниками. Врач часто оказывается в ситуации, когда родственники пациентанаходятся между собой в достаточно трудных отношениях.

Родители мужа и родителижены находились в сложных отношениях, когда в семье их детей заболел ребенок,причем заболел тяжелым психическим заболеванием. Пациентом становится ребенок,а в качестве родствен­ников выступают эти две, практически враждующие, семьи.Каждая из этих семей занимает выраженную экстрапунитивную позицию, т.е.

виноваткто-то, и, прежде всего те, с кем у них конфликтные отношения. Каждая из этихсемей считает, что брак их детей не­удачен, что он ни к чему хорошему непривел. В каче­стве доказательства используется болезнь внука.

И когда врачаспрашивают: «Скажите, а причиной этого заболевания может бытьнаследственность?» –  врач может ответитьутвердительно о возможности «участия» наследственного фактора в заболевании.

Однако врач добавляет, что нет еще строгой системы доказательств и это нельзясчитать установленным фактом; что врачи не знают, как происходит передача этогофактора риска –  по материнской или поотцов­ской линии, и два совершенно здоровых гена могут при сочетании дать такоезаболевание.

Но сомнений врача родственники уже не слышат, они услышали то, чтохотели услышать, что это наследственное заболевание, в котором, конечно,«виноваты» другие родственники. Они вспоминают, что тетушка отца ребенкаотличалась некоторыми странностями и наблюдалась у врачей-психиатров. Значит,мало того, что это неудачный брак, получается, что отец ребенка с тяжелойнаследствен­ностью и он передал это ребенку. Так думает семья матери ребенка.Затем конфликтная ситуация перено­сится на врача: приходит разгневанная матьребенка и говорит врачу, что он настроил родственников мужа против нее, чемосложнил и так непростую ситуацию. На вопрос врача о том, как же он настроилродственников, она отвечает, что он сообщил родственникам му­жа, что причинойбеды является его наследственность.

Неужели, чтобы избежать таких случаев, врачу необходимокаждый раз вести диктофонную запись всех бесед с пациентом и егородственниками, и предъяв­лять потом эту запись при возникновении разногласий?Это нереалистично.

Как правило, врач начинает заниматься самооправданием, что,мол, он не то говорил, он другое имел в виду. В глазах родственников пациентаэтот врач становится человеком, плохо справляющимся со своими врачебными обязанностями, порой врагом этой семьи.

Потомродственники могут прийти к согла­сию, а врач так и останется в ореоле человеканепоря­дочного, вызывающего конфликты и ссоры.

Если при сборе анамнеза, расспросе больного, ус­тановлениидиагноза, для врача имеет основное значе­ние невербальная информация, то дляпациента, когда ему сообщают информацию о его болезни, основную роль играетвербальная информация. Это как раз тот редкий случай, когда вербальные признакиначинают доминировать над невербальными, но и вербальные тоже сильноискажаются.

Получается что-то вроде дет­ской игры в «испорченный телефон». Аесли еще сюда привлечь и невербальные компоненты, то может полу­читься полноенепонимание. Например, сказав пациен­ту о том, что у него нет серьезногозаболевания, врач имел озабоченное лицо в силу своих причин. В сочета­нии стем, что больной боялся услышать от врача, это хмурое выражение лица означаетодно: он неизлечимо болен.

Иногда врачи, получая обратную связь от своихпациентов, изумляются тому, как превратно пациенты понимают их слова и жесты.Врач может узнать, что он порекомендовал больному употреблять алкоголь, так какжена пациента, осведомляясь о странных методах лече­ния, сообщает о том, чтомуж совершенно легально начал пить, основываясь на врачебных рекомендациях.

Итог­да врач вспоминает, что больной задал ему вопрос:

«Доктор, я слышал по радио, что алкоголь разжижает кровь, аВы говорите, что у меня некоторое сгущение крови». А доктор ответил: «Да,небольшие дозы алкоголя действительно разжижают кровь». Из всего этого боль­нойуслышал только одно слово «да».

После чего онприходит домой с двумябутылками водки, потому что впонимании больного это не очень большаядоза, потому что большая доза –  это,когда утром ничего не помнишь. Кроме того, он взялся разжижать кровь, и если еераз­жижать, то как следует. И когда этот пациент снова придет к врачу, онсовершенно искренне будет утвер­ждать, что доктор в прошлый раз посоветовал емуле­читься алкоголем.

Речь идет не о том, что слова доктора сознательноискажены, а о том, что работают механиз­мы психологической защиты,функционирует эффект установки, эффекты социального восприятия, и инфор­мацияискажается.

Поэтому сообщение о болезни паци­енту –  это целое искусство, в котором, однако, естьпра­вила, которые были нами описаны в предыдущих главах: об особенностяхрепрезентативных систем, ориентации на эффекты и феномены восприятия и многоедругое. Перепроверка восприятия информации больным, т.е. обратная связь, крайневажна. Все это должно врачом учитываться.

Очень важна для больных информация о том, как и чем ихбудут лечить. Врач должен достаточно популяр­но и в то же время полнорассказать об основных ме­ханизмах действия, но приемлемо для картины мирапациента. Малообразованному человеку не стоит гово­рить об антагонистахкальция, у него может возникнуть ужас от того, что все это творится в егоорганизме.

Необходимо информировать о возможных побочных эффектах лекарств и онамерениях врача в отношении продолжительности терапии. Затем следует получитьобратную связь, потому что врач должен убедиться в том, что его информациявоспринята не в искаженном виде, хотя бы за счет перцептивной защиты.

Авторукниги приходилось наблюдать ситуацию, в которой назначе­ние врачом приемавалокордина больной воспринял так: «Мне назначили вермут». За счет перцептивнойзащи­ты вместо слова «валокордин» он «услышал» знакомое слово «вермут». Больнойрешил, что врач хороший че­ловек и с пониманием относится к его проблемам–  назначил то, что нужно.

И только изразговора с други­ми больными выяснилось, что врач назначил не вермут.

Ситуациюпрояснил вопрос, заданный пациентом: «Но, все-таки, не мало ли тридцать капель?Может все-таки ошиблись, может тридцать грамм?» Эта ситуация, которая можетказаться даже анекдотической, а может отражать еще одну проблему больного(алкогольную), является классическим примером искажения передан­ной врачоминформации. Получение обратной связи в этом случае является необходимым.

Гораздо труднее обстоит дело в тех клинических случаях, гдеречь идет о тяжелых или практически неиз­лечимых состояниях, ведущих к смерти.

Здесь принци­пы поведения, предписываемые разными медицински­ми школами,различны: некоторые только не поощряют, иные рекомендуют врачу не сообщатьполную инфор­мацию пациенту о диагнозе его заболевания, о пример­ной, на взглядврача, продолжительности жизни и о том, как будет протекать заболевание. Такаяситуация чаще всего встречается в онкологии.

Советские дионтологическиепринципы строились на том, что больным не следует давать полную информацию. Этов части случа­ев представляется достаточно разумным.

Например, врач имеет делос очень ипохондричным пациентом, склонным к тяжелым депрессивным реакциям;выданная ему четкая информация о продолжительности его жизни может тольковызвать тяжелую депрессивную реакцию и ухудшить течение заболевания, сокращаясрок жизни.

Но такой подход имел недостатки: пациен­ты довольно легко узнавалио том, что врачи скрывают информацию об опасности их заболевания или о воз­можномсмертельном исходе. Это привело к тому, что возникла значительная популяциянаселения, считаю­щая, что врачи никогда не говорят правду. Даже в тех случаях,когда врач дает четкую однозначную информа­цию, ничего не утаивая, пациентпредполагает, что и здесь речь идет о спасительной лжи. Тогда врач можетуслышать фразу: «Доктор, я предпочитаю самые плохие известия, но правдивые».Однако не всегда так, далеко не все пациенты хотят знать правду.

Выбор, до какого уровня будет выдана пациенту информация оего состоянии, должен строиться не на вербальных высказываниях пациента, а напонимании его личности.

Врачу необходимо каждый раз проверять, не является лифраза о том, что клиент хочет знать правду, по внутреннему контексту фразой другоготипа: «Доктор, не говорите мне правду, мне хотелось бы остаться в неведении». Сдругой стороны, эта фраза о правде сообщает врачу о том,что егоответ, послеэтих слов, будет обязательно принятбольным доверитель­но.

Врача как бы приглашают успокоить пациента ло­жью,которую тот готов принять за правду. Поэтому необходимо учитывать не словапациента, а привыч­ный стереотип его реагирования в трудной ситуации.

Очень трудная проблема возникает в связи с ин­формацией оболезни в психиатрии. Многие хроничес­кие психические заболевания у большинствабольных не вызывают стремления узнать диагноз.

Скорее, воз­никает вопрос: «Асколько я буду находиться в этой больнице?» Ответ типа «столько, сколько нужнодля дела» –  не годится, потому что онозначает для боль­ного: «сколько захочу, столько и продержу тебя здесь». Этовоспринимается больным как насилие, тирания, деспотизм. Естественно, что послеэтого контакт врача и данного больного будет типа узник –  тюремщик.

Поэтому желательно врачу обсуждатьте симптомы, которые сам пациент не склонен отвергать, например, чувствостраха, бессонница, головные боли, раздражи­тельность, чувство тревоги. Это,как правило, прини­мается пациентом.

Труднее обстоит дело с сообщением диагноза род­ственникам.Законодательство четко не определяет воп­росы: кому можно сообщать диагноз, акому нельзя. Вроде бы родственникам можно что-то знать, а посто­ронним –  нельзя.

Но приходит жена пациента, а врачочень мало знает о его отношениях с женой, и, напри­мер, известие о диагнозе«шизофрения» необходимо этой женщине для того, чтобы получить право на болеебыс­трый развод с мужем.

И дальше этот диагноз начинает фигурировать вбракоразводном процессе, а врач оказы­вается тем человеком, который сообщил этуинформацию постороннему человеку, потому что эта женщина пере­стала быть женойбольного.

Или другой пример, жена, действительно, переживает и волнуется засостояние здоровья своего мужа, а ее мать и родственники категорически противэтого брака. И, когда она плача сообщает о том, что у мужа тяжелое заболевание–  шизофрения, то родственники оповещаютвсех об этом, кого только можно.

Врач оказывается человеком, сообщившим ту ин­формацию,которую разглашать не рекомендовалось. Поэтому в тех случаях, когда этиситуации не отражены законодательством, врач принимает решение индивидуальнокаждый раз по каждому данному случаю, учиты­вая индивидуальные реакцииконкретных людей.

Также трудно в психиатрии сообщать информацию о лекарствах,потому что психотропные средства –  этопрепараты, действие которых довольно сложно объяс­нить неспециалисту. Поэтомуздесь следует говорить о каких-то самых основных положениях, сопряженных с темисимптомами, которые врач и больной совместно включили в контракт на право ихлечения.

Например, пациент согласился, что он испытывает тревогу. Врачназначает препарат, фармакологический эффект кото­рого включает и снятиетревоги, правда, кроме того, он оказывает действие, направленное на снятиегаллюци­наций, разрушение бреда. Но врач сообщает только то, что этот препаратбудет снимать тревогу. Больного не обманывают.

Ему просто выдают дозированнуюинфор­мацию, которая необходима на этом этапе.

Есть некоторые психотерапевтические направле­ния, например,трансактный анализ, позволяющие пациенту знакомиться с записями о себе. Предполага­етсятакого рода запись, которая сделана и квалифи­цированно, и в то же времяпонятна для больного, т.е. не вызывает недоумения.

В ней нет места выражени­ям,которые не являются медицинскими, но нередко используются врачами в устнойречи: «больной лжив», «больной откровенно злобен». Такого рода практика оченьдисциплинирует врача и делает его более глубо­ким, когда он знает, что больнойувидит все, что он о нем записал.

Конечно, это не касается больных с пси­хозамии онкологических больных.

Если коротко сформулировать задачи информа­ции, сообщаемойпациенту, то они будут звучать так. Необходимо: 1) уменьшить уровеньаффективных рас­стройств –  тревоги,страха, чувства неуверенности, неопределенности; 2) обеспечить, по возможности,адаптивный тип взаимодействия с болезнью и добить­ся или установлениятерапевтического альянса, или предпосылок для него.

Не существует четкого и жесткого алгоритма взаи­модействияврача и пациента в такой ситуации. Это раздел из дискуссии на тему: «Что такоемедицина –  наука или искусство?» Можноответить, что медицина –  это искусство,которое стало профессией.

Этоискусство, которое построеноне столько на интуиции, сколько насочетании профессиональных знаний и свойствах личности врача. На этом примеревыясня­ется, что мир не строится по принципу альтернативы, мир сочетает в себевсе, как медицина сочетает в себе и науку, и искусство.

Поэтому эти вопросы«или –  или» не корректны в своейпостановке, ибо они каса­ются сложностей мира и часто оборачиваются вместо «или–  или» ответом «и то –  и другое».

Индивидуальный подход врача во благо больного в каждомотдельном случае является творчеством его личности, а творчество и искусство–  категории до­вольно близкие.

(Соложенкин В.В.Психологические основы врачебной деятельности:

Учебник длястудентов высших учебных заведений. – М., 2003, С. 289-296)

Источник: http://www.medpsy.ru/meds/meds330.php

Врачебная тайна как часть неотъемлемых прав пациента

Когда может разглашаться психический диагноз?
Статья 32 Конституции Украины закрепляет общее право на конфиденциальность личной информации о лице, которая включает также право на тайну медицинской информации о лице. 

 
Более детально этот принцип раскрывается положениями ст. 286 Гражданского кодекса Украины и ст.

39-1 «Основ законодательства Украины о здравоохранении».

Данные акты гарантируют каждому право на тайну о состоянии его здоровья, возлагая при этом на медработников обязанности по обеспечению защиты персональных данных пациентов и иных данных о лице, полученных при выполнении ими своих обязанностей. 

 
В состав таких сведений , составляющих «врачебную тайну» входит информация о:

 
– состояние здоровья пациента; 

 
– сам факт обращения за медицинской помощью; 

 
– факт осмотра или других исследований, а также их результаты; 

 
– наличие или отсутствие болезни, а также диагноз; 

 
– методы лечения, назначенные лекарственные препараты, проведенные процедуры и др. манипуляции; 

 
– интимная и семейная стороны жизни пациента; 

  – иные сведения, полученные при медицинском обследовании . в том числе от самого пациента.   Необходимо сказать, что для наличия состава правонарушения в части разглашения врачебной тайны данные сведения должны разглашаться в контексте конкретного лица, то есть наличие возможности идентифицировать лицо. Например, если медицинские данные сообщались вне связи с конкретным лицом, например, анонимно с научной или статистической целью и лица, которым они сообщены не могут установить в отношении какого именно лица эти сведения получены, – то состав такого правонарушения отсутствует.  

При обращении в лечебное учреждение пациент имеет все основания рассчитывать на соблюдение медработниками его прав на конфиденциальность, при этом его права корреспондируются с обязанностью врача или любого другого медицинского работника соблюдать такую тайну.

Под обязанностью соблюдения тайны понимается не только запрет на ее умышленное сообщение другому лицу, но и соблюдение норм хранения и обращения с такой информацией.

Такое хранение должно гарантировать, что другое лицо не может получить к ней доступ умышленно или случайно. 

  В этом контексте многие могут вспомнить, как в некоторых поликлиниках в свободном доступе находятся «коробочки» с результатами анализов или результатами других исследований, которые прямо нарушают права пациентов.  

 Что же понимается под разглашением «врачебной тайны»?

Законодательство не содержит четкого определения такого правонарушения, однако исходя из сложившейся практики мы можем сказать, что под разглашением понимается ознакомление медицинским работником другого лица или группы лиц со сведениями, составляющими врачебную тайну, в отношении лица которое не давало разрешения на разглашение таких сведений. Данные действия могут носить различный характер от устного сообщения информации до предоставления возможности ознакомится с документами.  

Когда же медработники имеют право разглашать информацию и в каком объёме?

 

1.                   в случае если пациент дал письменное согласие на такое разглашение. При этом для устранения возможных претензий пациента в будущем рекомендуется четко определить круг лиц, а также объём информации который может быть им сообщен; 

 
2.                   после смерти пациента информация о причинах смерти может быть разглашена членам его семьи; 

 
3.                   родителям, опекуну или попечителям в отношении их несовершеннолетних детей или же недееспособных лиц (ст.285 ГКУ); 

 
4.                   на основании мотивированного решения суда, постановленного в рамках уголовного, административного или гражданского процесса; 

  5.                   в случаях, определенных ст. 6 ЗУ «О психиатрической помощи»:

– для организации предоставления лицу, страдающему тяжелым психическим расстройством, психиатрической помощи; 

 
– для проведения досудебного расследования, составление досудебных документов в отношении обвиняемых или судебного рассмотрения по письменному запросу следователя, прокурора, суда и представителя уполномоченного органа по вопросам пробации. 

 
6.   в случаях определенных ст.13 ЗУ «О противодействии распространению заболеваний обусловленных ВИЧ….»: 

 
– другим медработникам и медучреждениям с целью лечения этого лица; 

 
– партнеру инфицированного лица, если сам инфицированный умер, потерял сознание или существует вероятность того, что он не очнется и не восстановит свою способность предоставлять осознанное информированное согласие; 

 
7.   в случае обращения за медпомощью лица в отношении травм которого имеются подозрение на ее насильственное происхождение (огнестрельное или ножевое ранение, следы удушения побои или др.); 

 
8.  при угрозе распространения инфекционных заболеваний (ст.7 ЗУ «Об обеспечении санитарного и эпидемического благополучия населения»); 

 
10. правоохранительным органам в случае привлечения лица к уголовной или административной ответственности (ч.5 ст.14 ЗУ «О мерах противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прокуроров и злоупотреблению ими»); 

 
11. в случае освобождения больного туберкулезом из мест лишения свободы информация о состоянии его здоровья сообщается соответствующему противотуберкулезному заведению (ст. 18 ЗУ «О борьбе с заболеванием туберкулезом»); 

Источник: https://blog.liga.net/user/ayuschenko/article/28063

Разглашение врачебной тайны: основания, ответственность | Правоведус

Когда может разглашаться психический диагноз?

Каждый российский гражданин имеет право на сохранение в тайне информации о факте обращения в медучреждение за квалифицированной помощью.

В каких случаях возможно разглашение тайных сведений и какие последствия влечет за собой разглашение врачебной тайны без согласия пациента? Об этом читайте в нашей статье.

Право на сохранение медицинской тайны, равно как личной и семейной, закреплено ст.

23 Конституции РФ, и вместе с тем регулируется статьями Уголовного кодекса РФ и Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан».

Понятие врачебной тайны – есть запрет на разглашение сведений о пациенте, в том числе, личных данных, диагнозе и его последствиях, без согласия на то самого пациента. В соответствии с Законом об охране здоровья, сведения, составляющие медицинскую тайну, не подлежащие к разглашению:

  • факт обращения гражданина в медицинское учреждение за лечебно-профилактической помощью;
  • результаты проведенных анализов и обследований, поставленный диагноз;
  • результаты обследования граждан, планирующих вступление в брак;
  • факт обращения гражданина в конкретное учреждение здравоохранение и прохождение лечения в нем;
  • информация о психическом состоянии гражданина, наличие психических расстройств и сведения о прохождении лечения в соответствующем медучреждении;
  • сведения о факте усыновления или удочерения ребенка;
  • сведения, не носящие медицинский характер, в частности, информация о завещании, личных взаимоотношений с родственниками, наличии ценного имущества и другое.

Кроме того, врачебная тайна предполагает полную конфиденциальность сведений об умершем пациенте, в листке его нетрудоспособности не проставляется точный диагноз, а лишь общие сведения о перенесенном заболевании.

Медицинские учреждения, специализирующиеся на особых профилях (Центр борьбы с ВИЧ-инфекцией, Центры реабилитации от наркозависимости, клиники для лечения психиатрических расстройств) не имеют в оттиске печати отражения профиля учреждения.

Когда допускается разглашение врачебной тайны без согласия пациента?

Федеральный закон об охране здоровья допускает передачу сведений, составляющих медицинскую тайну, только с письменного согласия пациента либо его законного представителя (защита прав и интересов недееспособных пациентов в возрасте до 15 лет осуществляется родителями либо опекунами, лиц, признанных судом недееспособными – опекунами, пациентов с ограниченной дееспособностью – попечителями). В случае отсутствия официального доверенного лица, правомочия которого закреплены в нотариальной доверенности, пациент должен предоставить информацию о человеке, кому он разрешает передать сведения, касающиеся медицинской тайны. В соответствии со ст. 13 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан» допускается разглашение информации, имеющей статус медицинская тайна, без согласия на то пациента (либо его законного представителя) в следующих случаях:

  • в целях прохождения курса лечения пациентом, неспособным выразить свою волю из-за состояния здоровья;
  • при возникновении угрозы массового распространения различного рода отравлений, поражений и инфекционных заболеваний;
  • при оказании срочной медицинской помощи пациенту в возрасте до 15 лет в целях информирования родителей либо его законных представителей;
  • при необходимости, возникшей вследствие расследования или судебного разбирательства, по запросу органов дознания и следствия;
  • если установлен факт противоправных действий в отношении пациента, нанесших вред его здоровью;
  • поставленный диагноз предполагает нанесение травм насильственного характера, требуя обязательного вмешательства полиции;
  • при необходимости расследования обстоятельств травмы, полученной на производстве или учебном учреждении;
  • в целях проведения военно-врачебной экспертизы по запросам военных комиссариатов, кадровых служб и военно-врачебных (врачебно-летных) комиссий;
  • при обмене информацией медицинскими организациями;
  • в целях осуществления учета и контроля в системе обязательного социального страхования;
  • в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности.

Разглашение врачебной тайны родственникам дееспособного пациента без его согласия также невозможно, за исключением случаев, когда: перспективы заболевания пациента неутешительны: пациент не давал запрета на передачу родственникам сведений о болезни и лечении. Кроме того, родственники информируются о факте и причине смерти пациента в случае его кончины с выдачей им на руки соответствующего свидетельства.

Разглашение врачебной тайны с согласия пациента

Закон об охране здоровья допускает предоставление медицинских сведений о пациенте с его согласия в случаях, если эти данные о болезни, ее течении и проведении экспериментов будут использованы в научных целях, в медицинской литературе с целью ознакомления студентов соответствующих учебных заведений.

Согласие пациента (либо его представителя) должно быть предоставлено только в письменной форме!

Ответственность медперсонала за разглашение врачебной тайны

Любое нарушение прав пациента и, в частности, – неправомерное разглашение врачебной тайны, влечет за собой дисциплинарную, административную, гражданскую и уголовную ответственность.

Сохранение медицинской тайны является важной моральной обязанностью каждого врача, и ее разглашение – это, несомненно, один из признаков профессиональной непригодности.

Охрана врачебной тайны – обязанность всего медперсонала, имеющего к ней прямое отношение:

  • лечащий врач и иные профильные специалисты;
  • персонал медицинского учреждения;
  • санитары;
  • работники регистратуры;
  • интерны и практиканты:
  • фармацевты и провизоры;
  • должностные лица, которые получили информацию о пациенте посредством официального запроса в лечебное учреждение.

Согласно российскому законодательству разглашение врачебной тайны влечет за собой следующие виды юридической ответственности: Дисциплинарная – выговор по месту работы или увольнение.

Правонарушитель подвергается данному виду ответственности в случае нарушений прав пациента, носящих моральный и материальный характер.
Гражданско-правовая – с возмещением морального вреда.

Устанавливается в отношении правонарушителя в случаях причинения вреда здоровью и жизни пациента с нанесением нравственных и физических страданий. Данный вид ответственности устанавливается на основании решения суда, куда был подан гражданский иск.

Административная. Регулируется статьей 13.14 КоАП («О неразглашении врачебной тайны»). Предусматривает штраф в размере:

  • 1000 рублей – для физических лиц;
  • до 5000 рублей – для должностных лиц.

Уголовная ответственность за разглашение врачебной тайны. Регулируется ст. 137 ч. 2 Уголовного кодекса РФ и влечет за собой:

  • штраф в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей либо конфискация дохода в период от 1 до 2-х лет;
  • принудительные работы сроком до 4-х лет с запретом заниматься соответствующим видом деятельности;
  • арест сроком до 6 месяцев;
  • лишение свободы сроком до 4-х лет с вынесением запрета заниматься профессиональной деятельностью;
  • запрет занимать конкретные должности и заниматься соответствующей профессиональной деятельностью сроком от 2-х до 5 лет.

Доказательства, подтверждающие раскрытие факта разглашения врачебной тайны

Как показывает практика, разглашение врачебной тайны, к сожалению, является довольно частым явлением в нашей жизни.

В первую очередь, источниками распространения сведений являются работники и медперсонал учреждений здравоохранения, которые передают информацию не только посетителям пациента, не спросив у них документов, подтверждающих родство, но также и своим коллегам в устной беседе или в письменной переписке.

Еще одним источником разглашения врачебной тайны может стать разговор по телефону, когда на другом конце находится неизвестный абонент. Наибольшую огласку получает факт разглашения сведений о пациенте через СМИ. Разглашение медицинской тайны может произойти при обсуждении состояния пациента с интернами или студентами.

Также источником информации могут стать научные сообщения, поэтому любые сказанные о заболевании сведения должны быть предварительно согласованы непосредственно с пациентом. Наличие видео и фото, напрямую указывающих на личность пациента без его согласия, несомненно, является основанием для привлечения к ответственности правонарушителя.

Также источником информации о болезни является медицинская документация, в том числе, амбулаторная карта, история болезни, листок временной нетрудоспособности.

Статья 59 закона «Об основах охраны здоровья граждан» предусматривает особое заполнение листка нетрудоспособности, где диагноз пациента указывается с его согласия, и при отсутствии такового указывается только причина нетрудоспособности. Стоит отметить, что факт разглашения врачебной тайны доказать, порой, бывает очень сложно. Любые обвинения должны быть обоснованы и иметь письменные доказательства и свидетельские показания. В случае предоставления документальной базы, подтверждающих нарушение прав пациента, суд примет сторону истца, удовлетворит гражданский иск и назначит возмещение морального ущерба в объеме, соразмерном совершенному правонарушению.

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/medical/razglashenie-vrachebnoy-taynyi/

101Адвокат
Добавить комментарий