Куда обратиться, если невиновного человека держат под стражей?

�������� ������������ �� �����, ��������� � �����������. �� ��������� �����

Куда обратиться, если невиновного человека держат под стражей?

���������� �����:������������!� ��� ����� ������ �� ��� ����. ��� ��� ��������� � ���� ��� ������� �����.���������� � ��������� �� ���� �������� ������� ���������. � ��� ��� ������� 3,5 ��, 6,5��, 10 ��. ����� ���� �������� – ���� �������� ������, ��� ������ � ���� � ����������� �����. � ���������, ��� �� ������� � ���������.

� ������ ��� �������, ��� ����� ������� ��������, ��� ��� ������ �������� �������. ������� ���������� ������� � � ��� ������ ���� �����, ������� ��������� � ���� � �������� ������������� ���������. ���� ���� ������. �� ������ �� ���������� �. �� ������� ��������� �������, ���� ���� ��������� � ��� ������� � ���� ����������� ��������.

������ ��������� � ���� ��������� , ��� ��� �� � �. � �. ���� ���������, ��� ��� � � �. �� ����� ��������� �. �������� ������� ��� � ����, � � ����� �� �� ������� ����������� � ��������� �� ����� �������� �� ����������. ��� �������� ����������� ���������������� ����������. ������ �� ���� �� �����������. � ����� ���� �������� ���� ���������� ��� �������.

� ���� ����� �������:1) ����� �� ��������������� �� ��������� ���� ����������, ���� ������ ���������� � ���� ������? � �������, ��� ���������� �����, �� ����� �� ����� ���� �� ���, ���� ������ ����� ������.2) �� ����� �������� ����������� � ��������� ������������� ������������� �� ���� ����������� ��������.

����� �� ������� ��� �������� � ������ ����������� ������� �� ��������� ����, ��� ����� ����������� ������������� ��������? �� �� ��� �� ������������� �������.3) �������:”��.��.07 � �������� ������������ � ������ �� ����� “�”. � ��������� �� ��. ���, ������������ �� ������ ���������, ���� ������� �� ���� �������� �� ���������� ����������.

� ��� ������� ����� ��� � ���� �������� ���������� ������������� ������ � �������� �������� ������ � ���� ��������� ��.��.07 � ��� �������� �. � �������� ������ ��� ������ ��� ������ ���������…��.��.07 ���� � ����� �������� �. � � ���������� ��������� �������� ������ ������ ��� ��� “�������” ����������” .��� ��� ��������� ������������.

���������� ��������� ������������� �� ����� ���������� ������ ���� � �� ����� ���������� �������� �������, ������������ ���������� ���������� ������ ���������� ��� ������������� ��������.

����� ��, ������ �� �����, ������ ���������������� �� ��������� � ������������? ����� ������� ����������, ��� � ���� �� ���� ������ �� ��������������� �������������� ��������?���� ����������� ������� ������ �����������, �� ��� ������ ������ ���������������� �� ��������� � ������������, ���� ���� ���������� ���������� � ��� ���������?

��� ������� ���������� ������ 2006: “� ��� �������, ����� �������� �������������� ��������, ������������� �������� ��� �� �������� �������������� � ���� ����������� �������, ���������� ��������������� ������������������ ������� ��������� ������� ��������������� �� ����� 3 ������ 30 � ��������������� ����� ������ 228.1 �� ��, ��������� � ���� ������� ���������� ������� �������������� �������� ��� ������������� �������� �� ����������� �������”.� ��� ����� ����� � ���������. ������� �����, �� ��� ��� ����� ������������� ������������? ��� ��, ��� ���� ������� ������ ���� ��� � ����� ������ ��������� �� ����? ����, �������, ��� ����� ����������. ��� ������������� ������������ �� �� ���� �� ����� ������.������� ��������. � ����������� ��� ������.

�����

�������� ����������:������������!1. �� ��������� ���� ���������� ��� �� ��������� �������� ����������� � ����� ��������������. ��� �� �����.�� �����: ���� ���������������� ���������� �������� ������� ��������� ����������, ��� ����� ������� ������� ��� ��������� ����������� �� ��������� ���� ����������, �.�.

��������� � ����� ������ ������������� ������������� ���� ��������� ����������� � ������������ ���� ������ ����.�������, ��� ��� ��� ��������� ����������� ����������, ��� � � ������, ���� ���������� ������ � ���� �������, � ����������� ����������� �� ��������� ���� ���������� ����� ��������� �� ������������ (�.�.

������������ ��� ������) ������� ������������ ���� �� ������ �������� (����).

��� ���� ������ �� ������ ����������� �� �������� ������� ����, ���������� �� ������ � �������� �� ������� ������ ���������� ���������, �� � ������ ������ ����������, ��� ��� ������� ���� �������� �������� ����� ��������� ��������� � ������ ���� �������� � �������� ������, ���������������� �� � ���������� ������������ ������ �� �������� �������.

������� ����, ����� ������ ���� �������������� ������������� ��������� ���������� ��� �������, ���� � ������������� �� ���� “������ ������ ������” �� 6 ������ 2000 ���� ������, ��� ������� �������� ���������� � ���, ��� ������������ �������� ������������, �������� ��������� �������� ���������� ��������� ����������. ��������������� ��� �� � ����������� �� 12 ���� 2005 ���� � 330-0 ������ � ������, ��� “������� ������ ��� ����������, ���������� ������������ ����������� � ���, ��� ������������� ��� ��������� ������������, �������� ������������ ������ �������� �� ������������� ������ ��� ���������� ��� ������“.

���� ������� ����������� ��������� ��������, ��� ���������� �� �������, ���������� ���������� ��� ��� ������� ������ ������� �����������. � ��� �� ������������� ���� ����� ���������, ��� � �������� ���������� � ���������� ���������� “�� ���������� ������� �������������” ��� ���������� ��������� ���������� ��� �������.������� ��������� ��� ��������� ���������� ��� ������� ������ ���� �� ������������� � ����� ������ (����� �������� � �.�.), �� �������� �������� ���������. ���� ������������ ����������� �������� ������������ ������� � ���������� ��� ������ “������������ ����������������”.

������������ ������� ���������. �� ���� “���������� ������ ������” ���� ��������� �������������� ���������� ��� ������� �� �������� ����� ���� ������� ���������� ������������.

����� � ������������� �� ���� “���������� ������ ������” ���������, ��� “��������� ��������� �������� �� �������������� �����-���� ������� ������������� � ���������� ���� ��� ������� �� ���������� ����������� ������� �� ������������� �������� ������ �� ���������, ������������� � ������ 1 ������ 5 ���������“.

�� ���� “�������� ������ ������” ����������� ��� ������, ��� ��� ������ ���������� ���������� ��� �������, ��� ����� �������������� � ��������������� ������������ ���������������� ������ ���� ��������� � ������ ��������� ���������� ��� �������. ���� ���� �������������� ���������� ��������� ��� ������� ������������� ����������� “�������� ����������”, �� � �������� ������� ��� ��������� ����������� ��� ����� � ����� �������������.
�������� � ������ ���������, �������������� ������ ����, ������ ������������� ��������������� ����������� ������������ �� ���� ��� � �� ����� ������� �������� ������������ ��������� ��������� ��� ������, ��� � ������ ���������������, ��������, ������� � ������� ��������. ���� ���� �� � ������������ ���������, � � �������������� ���������������. � ���� ����� ����� ��������� �� ����������� ���������������� ���� �� �� 8 ������� 2007 ���� � 290-�-�, ���������� ����� �� ������������� ��� ������������ ��� � ���������� ��������� �������� � ������� ����������� �� �������� �������� ���� ��� ����� ��������.
�������� �� ��� �������������, ���� ����� ����������� ���������� ��-��� ������, ������ ����� ������� ����, � ��� ����� �� ����������������� ������� (��. ���� ����� �������� �� ����� �����).
2. ���� ����������� ������� ������������ ����� ����� ����������, �.�. ����� ����� �����������������, ���������, ���������� � ���������� ��������������� ��������, � ����� ������ ������� �������� ����������� (� ���������� ����) � �������������� ���������� � ���������� ���������� �������������, ��������� � ���� ������ 50 ����������� �� ��� ������������� ���������� �� ����������� ������������� �������������, ���������� � ���������� ������������ ������ (� ������ ������ – ������ 5 ������ �� ���).
��������� � ���������� ��. ����� �� ������ � 220.3. ���������� ������ �� ���� ���������� �������� ����������, �� � �� �����. ��������, ��������� ������ ��������, ��� ��� ��� ����������, �������������� ������� �� ��������������� ����������. ���� ���� �� ������� �������� ������ ����������� ������� �����������, ������� (� ���� ��������� �������) ������, �� ������ ����������-��������� ������������, ������� ����������� ����������� ������ �� ����������� ����, ������������� ������ (����������, �������� ����������� � ��������� � �.�.).4. ����������� ���� �� ����� ��������, ����� � ������������ ������������� ���������� ���������������� ��������� �������� �� ������ 228, �.�. �� ���������� � ������������, � �� �����. �������� ������ ������ � ���������, ���� �� ����� �� ���������� ���� � ���������� ������� ������, ���� �� ���. ���� �� ������ ���������, �������� �� ��� ����� ������ ������ ����, � ����� � ��� ���������� ������� ������ � ������������ �������� �������� �� ������ ��������� ��� ��������.

�� ������ ���������� �������� ���������� ���� �� � ����� ��������� ��������� � ����� �� ��������� � ������������ (�� ��������� ����������� ��. ������ � ������ � 1281.

5. ������� ���������� ���� �������� ������ ������������: � ���������� ����������� ������� ����������� �������� ��������� �� �������, � ����� � ��� ����� ����� ��������� �� ������������, �.�. � ������������ ������� ����������� ����� ������ ������ 30 ��. ��� ���� �������, ��� ������ – ��������� ������� ��� ���� ���� – ������������ �������. ��., ��������, ����������� �������� �������� �� ��������� ����� ���������� ���� �� �� 4 ������� 2006 ���� �� ���� �������.
06.09.2008.

Источник: http://hand-help.ru/doc2.1.17.html

За незаконное возбуждение дела и содержание под стражей невиновного человека суд взыскал с..

Куда обратиться, если невиновного человека держат под стражей?

Призвав в арбитры ответчика по делу, Госказначейство не выполняет решения суда

Игорь Николаевич Соломойченко — типичная жертва наших правоохранительных органов. Таких, как он, тысячи в Украине, где милиционеры и прокуроры так любят выдавать желаемое за действительное, что в обратном их не убедит ни отсутствие реальных доказательств, ни решение суда.

Пожалуй, от других товарищей по несчастью Игорь Николаевич отличается тем, что решил, как это дозволено законом, получить компенсацию за свое незаконное содержание под стражей на протяжении 34 суток и за более года жизни, вычеркнутые из-за участия в качестве обвиняемого в уголовном деле.

Его, руководителя одного из предприятий Московского района столицы, арестовали по обвинению в получении взятки и держали в СИЗО, пытаясь за это время найти доказательства вины. Но таковых не было, а все, что удавалось «накопать», Игорь Николаевич легко объяснял.

И логично, и нормально, и по-человечески нужно было бы его выпустить.

Однако прекратить дело и извиниться — для следователя райпрокуратуры означало признать факты незаконного привлечения к уголовной ответственности и содержания под стражей, чего профессиональная гордость не позволяла.

Соломойченко выпустили из-по стражи под залог в 3 тысячи гривен, на который скинулись родные и друзья. Но дело не закрывали.

Прокуратура продолжала упорствовать даже после оправдательного приговора Игорю Соломойченко, вынесенного в декабре 1998 года Московским райсудом, и поддерживающего этот приговор решения судебной коллегии Киевского горсуда.

Приговор уже вступил в законную силу, а прокуратура все вставляла Соломойченко палки в колеса, вытребовав дело из горсуда и вынеся протест на его решение.

Президиум Киевского горсуда протест отклонил, а прокуратура вновь и вновь вытребывала дело, мешая его возвращению в райсуд для исполнения приговора. А это значило, что выведенный в свое время в наручниках с рабочего места Соломойченко не имел возможности доказать сотрудникам, что он невиновен, получить назад залоговые деньги, свои вещи и документы.

Упорство, достойное лучшего применения, если припомнить, сколько настоящих преступников к ответственности не привлекаются! Склока (а на бытовом языке это называется именно так), развязанная райпрокуратурой, продолжалась, пока Генеральная не сообщила Соломойченко, что заместитель Генпрокурора отказал своим подчиненным в дальнейшем ее продолжении.

Случилось это в августе 1999 года, но аж до ноября дело держали в райпрокуратуре. В результате приговор удалось исполнить только в конце марта 2000 года. Все это время Игорь Николаевич обивал пороги присутственных заведений.

И если поначалу он не собирался подавать иск о компенсации ущерба, то через четыре месяца, проведенные в поисках своих документов, дозрел.

Не знаю, как кто, а я понимаю Игоря Соломойченко, который обратился в суд с иском о компенсации ему морального и материального ущерба — становиться жертвой чьих-то, даже прокурорских амбиций, теряя из-за этого работу и здоровье, совсем невесело.

Кстати, обысканные таможенниками в Борисполе Сергей Головатый, Александр Жир и Виктор Шишкин, обратившись в суд с подобным иском, были удовлетворены на 100 тысяч гривен каждый.

Увы, что дозволено угрожавшим мировым скандалом депутатам, то оказалось недоступным простому гражданину, несмотря на то, что в Конституции статья о равенстве всех перед законом является одной из первых.

Но случилось это не по вине судьи, Вадима Нежуры, который очень внимательно рассмотрел заявление нашего героя, оценил обоснованность каждой копейки, на которую тот претендовал, и удовлетворил его иск в полном объеме. (Поверьте, я тоже изучала это дело и поразилась скрупулезности и скромной реальности всех расчетов иска). Новейшая отечественная история, надо сказать, знает совсем немного таких примеров восстановления справедливости по суду.

Однако далее все получилось «как всегда». Оказалось, что обязательность выполнения судебных решений, — это конституционная норма, существующая только на бумаге, что госбюджетом не предусмотрена такая статья расходов как возмещение материального и морального ущерба бюджетными организациями.

Значит, нарушать законы, унижать и обижать людей эти организации могут, а отвечать за свои действия — нет? Более того, как сообщили «ФАКТАМ» в свое время в Госказначействе, получив добро на выплату по решению суда каких-то сумм, казначейство запрашивает прокуратуру — с тем, чтобы там подтвердили законность решения суда.

Хотя, если это решение никем не отменено, значит, оно законно. Так, по крайней мере, всегда считалось. Нонсенс? В случае с Соломойченко этот милый обычай обернулся приостановкой справедливого решения Московского суда, по сути, самим ответчиком по гражданскому делу.

Заместитель прокурора столицы Александр Шинальский приостановил исполнение решения суда до окончания производства по обращению прокурора Московского района.

На сегодняшний день прокуратура должна Игорю Соломойченко 9418 гривен, и борьба Александра Шинальского за них, наверное, была бы достойна похвалы — с точки зрения рачительного хозяина.

Но в данной ситуации это выглядит иначе — как нежелание отдавать долги. Что совсем не одно и то же. А прокуратура благодаря его решению выглядит уже органом не только непрофессиональным, но и злоупотребляющим своей властью.

Кстати, Игорю Николаевичу не только денег не платят, перед ним до сих пор никто не извинился.

P. S. Игорь Соломойченко оставляет за собой право: а) обратиться в суд за индексацией назначенной ему к выплате в июне 2000 года суммы; б) обратиться в Европейский суд по правам человека, который в случае положительного решения конфликта выставит государству — нарушителю прав человека гораздо большие, чем 9418 гривен, штрафные санкции.

Таким образом дело, которое, не упирайся так прокуратура, могло стать для нее же образцово-положительным, грозит затянуться и стать прецедентом совсем другого рода.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/102177-za-nezakonnoe-vozbuzhdenie-dela-i-soderzhanie-pod-strazhej-nevinovnogo-cheloveka-sud-vzyskal-s-rajprokuratury-pochti-10-tysyach-griven

Следствие ведут черепахи

Куда обратиться, если невиновного человека держат под стражей?

Год назад страна получила новый Уголовно-процессуальный кодекс. Считалось, что либеральнее и придумать нельзя. Существенно урезалась в правах прокуратура, вопросы ареста и содержания под стражей относились к компетенции судов, расширялись…

Год назад страна получила новый Уголовно-процессуальный кодекс. Считалось, что либеральнее и придумать нельзя. Существенно урезалась в правах прокуратура, вопросы ареста и содержания под стражей относились к компетенции судов, расширялись полномочия адвокатов. Радовались недолго: защищать свои права подозреваемым и обвиняемым проще не стало.

Чтобы понять, почему, «Новая газета» открыла рубрику «Линия защиты», в рамках которой нам удалось, например, выяснить, что мешает введению в жизнь принципа состязательности сторон в уголовном процессе.

Прежде всего — то обстоятельство, что судьи по-прежнему считают себя частью репрессивной машины, и потому прокурор для них — друг, товарищ и брат, а адвокат — в лучшем случае оппонент.

В УПК есть и еще одна загадка. Закон четко устанавливает сроки следствия, в ходе которого человек может находиться в СИЗО: не более двух месяцев. Потом решением суда следствие может быть продлено до 6, 12, а в исключительных случаях — до 18 месяцев. И все — человек свободен. Но это в теории. На практике люди сидят годами в переполненных камерах.

В адвокатской среде прижился анекдот, имевший место быть на самом деле. На стене одного из следственных изоляторов Москвы отчаявшиеся тюремщики вывесили объявление: «Заключенные, чьи сроки содержания под стражей истекли, выдаваться для допросов не будут».

Следователи только хихикали. И никому в голову не пришло, что граждане данной категории должны были быть немедленно отпущены на свободу: гулять с семьей и есть шашлык.

На Западе один такой случай мог бы привести к отставке генерального прокурора и дюжины судей, в России же это повод для шуток.

Давайте плясать от печки, то есть от закона. Допустим, вас арестовали (не дай бог, но все же). В течение 48 часов вам обязаны предъявить обвинение или отпустить. Обвинение предъявлено, после чего суд решает, какую меру пресечения избрать. Допустим — арест. Его срок — два месяца.

После чего, если следствие еще не закончено, суд вновь выносит постановление: продлевать ли ваше заключение до 6 месяцев или нет. При этом следователь должен внятно и убедительно объяснить, почему он не успел вынести обвинительное заключение.

Если же нужно дотянуть до полутора лет, то с этой нижайшей просьбой перед судом выступает либо сам генеральный прокурор, либо его заместитель.

Из справочника следователя: «Заключение под стражу применяется к лицу, которое еще не признано виновным, что обязывает прокурора, следователя к производству предварительного следствия без неоправданных задержек.

обвиняемого под стражей сверх установленного УПК срока является нарушением конституционного права на неприкосновенность личности и может повлечь за собой уголовную ответственность за незаконное содержание под стражей». Золотые слова! Но это — теория.

Потому что на самом деле в истории российской юриспруденции не было такого случая, чтобы следователь и прокурор сами сели на скамью подсудимых за то, что их «клиент» томится в неволе два-три года, а то и больше.

В чем беда? Варианта всего два: головотяпство и коррупция. В последнем случае задача следователя — не доказать вину, а проучить кого-то по заказу его конкурентов или властных структур.

Если со служебным несоответствием и пофигизмом сотрудников милиции и прокуратуры, которых права человека не заботят вовсе, все ясно, то со способами «отработки заказа» стоит ознакомиться подробнее.

Первый способ затянуть следствие

Назначить человеку «своего» адвоката. Обычно этот вариант отрабатывается на тех несчастных, кто не в состоянии оплатить услуги защитника. А бесплатный юрист, назначенный следствием, чаще всего особого рвения не проявляет.

В 1998 году Николаю Старокадомскому и еще пятнадцати обвиняемым, проходящим по его делу, государство назначило адвокатов само.

А те… запамятовали о своих обязанностях, забывая в течение шести лет посещать судебные заседания, на которых решался вопрос о пребывании в СИЗО их подзащитных.

За все это время суд так и не решился призвать адвокатов к порядку, предпочитая переносить дату слушаний (иногда на два-три месяца). Дело Старокадомского только недавно начал рассматривать Мосгорсуд.

Способ второй

После окончания расследования с его результатами знакомят обвиняемого, который по закону не ограничен во времени — может читать тома своего уголовного дела хоть вечность.

(Подобный способ быстро освоили опытные зэки, которые справедливо считают, что лучше посидеть в теплой камере, чем валить лес где-нибудь на Колыме.

) Но в нашей стране даже все самое правильное может легко превратиться в прямую противоположность себе.

Ну запрещено заключенному держать у себя материалы дела. Ну администрация СИЗО не разрешила ему пользоваться бумагой и карандашом. Поэтому читать и что-то выписывать можно только в присутствии следователя. А следователь — человек занятой, который, ко всему прочему, может и адвокату запретить делать ксерокопии.

Так и получается, что обвиняемые вынуждены читать свои 200 томов года три, и ровно столько же защитник переписывает от руки материалы дела. Не успели уложиться в 30 суток — ваши проблемы.

И следователь выступит с ходатайством: «В связи с тем, что адвокат и обвиняемый не успевают ознакомиться с материалами дела, прошу продлить сроки заключения под стражей…».

Если же по одному и тому же делу проходят несколько обвиняемых, вовсе не обязательно устраивать каждому подобное светопреставление: не успел один, а сидят все.

Способ третий

Затянуть следствие можно под предлогом… добросовестного выполнения своих служебных обязанностей, его полноты и всесторонности, то есть прямо по статье УПК. Ведь столько разнообразных экспертиз можно назначить: психологическую, графологическую, техническую… Можно не удовлетвориться их результатами и назначить повторные исследования.

Можно доказывать… алиби подозреваемого, проводя в поисках свидетелей долгие годы. Можно запрашивать документы из-за рубежа и слать туда следственные поручения о допросах проживающих за бугром лиц.

Все это — месяцы, а то и годы впустую потраченного времени, что оборачивается подорванным здоровьем и моральными увечьями для пока еще невиновного человека, томящегося в СИЗО.

Как с этим бороться? Только жалуясь в суд. Правда, там понимают прокуроров лучше, чем адвокатов.

Следователи, конечно, должны мотивировать, почему они тянут с вынесением обвинительного заключения и не отпускают человека под залог или под подписку. Но на практике они, как правило, не утруждают себя поиском объяснений, а судьи редко настаивают на этом.

Ученый Игорь Сутягин задержан в 1999 году по обвинению в государственной измене и находится под стражей четвертый год. Приговор по делу до сих пор не вынесен.

Когда судья Андрей Расновский решал, оставить или нет до весны Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в следственном изоляторе, он попросил представителей Генпрокуратуры рассказать, зачем им это нужно. Прокуроры вразумительно объяснить не смогли, но судья Расновский принял «правильное» решение.

Оставил обоих руководителей «ЮКОСа» в СИЗО, сославшись на то, что Ходорковский «обвиняется в совершении тяжких преступлений; его соучастники скрылись; лица, которых он использовал в совершении своих деяний, до сих пор находятся от него в служебной зависимости; обвиняемый имеет загранпаспорта, владеет акциями иностранных компаний; может оказать воздействие на свидетелей, а также скрыться; суд также принимает во внимание объем следственных действий, которые необходимо выполнить».

Правда, загранпаспорта давно изъяты, показания свидетелей запротоколированы, а сведений о том, что Михаил Ходорковский намерен бежать, нет. И расследование по одному из дел уже закончено. Только волнует это мало кого, кроме самого олигарха и его адвокатов. Та же картина и с другими сидельцами по «делу «ЮКОСа» — Пичугиным, Лебедевым…

И если обо всем этом подумать, то можно ответить на вопрос, которым часто задаются западные правозащитники: «Почему в России такой малый процент оправдательных приговоров?». А какой судья распишется в том, что его коллега нарушал закон? Да и прокуроров обижать не хочется…

Ну, действительно, представьте себе: человек в камере ждал суда года три, дождался, судья разобрался, решил, что человек ни в чем не виновен, и отпустил — скандал! Гражданин подает иск о возмещении морального вреда, а то и требует привлечения следователя и судей к уголовной ответственности. Кто ж на это пойдет? Так помучаются-помучаются в раздумьях, да и приговорят: пусть посидит, раз уж сидел, — всем спокойнее. Вот почему оправдательных приговоров у нас — чуть более процента.

Так что все у нас в стране неплохо с правами человека: хороший УПК и Конституция — тоже приличная. Вот только у судов и правоохранительных органов нет потребности их исполнять.

Семен АРИЯ, адвокат:

— Норма уголовно-процессуального закона о заключении под стражу сконструирована неудачно. Пробелы дают возможность следователю обращаться с законом достаточно вольно.

Закон принимали с благими намерениями, но практика с желаемым сильно расходится. Особенно если дело заказное, с политическим оттенком. Следователь в этом случае будет выполнять заказ, пренебрегая текстом и смыслом закона.

Беда нашего следствия, как и правосудия, — управляемость и отсутствие независимости.

Павел АСТАХОВ, адвокат:

— Следствие и суд подходят к делу с обвинительным уклоном, хотя УПК обязывает следователей собирать как изобличающие человека доказательства, так и оправдывающие.

В нашей стране неплохие законы (это признают многие иностранные юристы). Достаточно прогрессивный УПК — в этом немалая заслуга принадлежит Конституционному суду. Но на практике от судей ничего не зависит.

Судья всегда сделает так, как нужно прокурору. Поэтому законы не исполняются.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2004/02/09/23026-sledstvie-vedut-cherepahi

“Российская газета” публикует важный документ, в корне меняющий отношение к людям, над которыми занесен карающий меч.

Теперь арестанты в следственных изоляторах получили возможность пройти медкомиссию, если здоровье не позволяет им находиться в тюрьме. В список запретных болезней вошло 20 заболеваний, этот перечень тяжело перечислять. По сути с таким диагнозом человек находится на грани жизни и смерти. Поэтому его отпустят.

Поводом для радикальных изменений стали громкие трагедии в столичных следственных изоляторах. Два человека умерли, так и не дождавшись приговора. Теперь их имена знает вся страна: Сергей Магнитский и Вера Трифонова.

У них разные судьбы, но похожая смерть: оба были арестованы по обвинению в мошенничестве и уже никогда не увидели свободу.

С каким-то мрачным упорством вся правоохранительная система продолжала держать сначала больных, а потом уже умирающих людей за решеткой.

Как будто Вера Трифонова, скажем, могла куда-то убежать в инвалидной коляске.

А чем мог быть опасен для следствия Сергей Магнитский, которому становилось все хуже и хуже? Сегодня из этих трагедий сделаны серьезные выводы на самом высоком уровне в государстве.

Одна из таких новаций: вступил в силу закон, запрещающий держать тяжелобольных людей за решеткой. Также планируется изменить в целом уголовную политику государства, сделать ее более прагматичной. Например, планируется шире применять альтернативные меры пресечения: залог, домашний арест. Арест должен быть крайней мерой, когда иначе поступить невозможно.

Список болезней, препятствующих содержанию под стражей

Вряд ли стоит надеяться, что перемены произойдут легко и быстро. Далеко не все люди в погонах признали, что были не правы. Многие до сих пор уверяют, что все сделали правильно. А что люди умерли, так что ж? Мол, издержки производства.

Когда еще при жизни Магнитского адвокаты били тревогу, следствие отмахивалось от них. Правоохранители на голубом глазу уверяли, что закон не обязывает следователя контролировать здоровье содержащихся под стражей граждан.

Как таких стражей закона убедить, что жизнь человека дороже ведомственных показателей?

После этих трагедий правозащитники стали составлять целые списки тяжелобольных арестантов в СИЗО.

По мнению многих специалистов, речь может идти о целой системе: человека бросают в камеру, чтобы добиться нужных показаний. Чем ему хуже за решеткой, тем лучше. Мол, быстрее расколется.

Как рассказывает защита Магнитского, ему несколько раз предлагали заключить сделку. Будь он посговорчивее, мог бы жить.

Как бы то ни было, наша практика должна измениться, но для этого людям в погонах придется изменить свой менталитет. Правду и справедливость надо отстаивать более гуманными методами. Если человек умирает в следственном изоляторе, он умирает невиновным, поскольку приговор ему не вынесен. Поэтому нынешние изменения чрезвычайно важны.

Как объясняют в тюремном ведомстве, медосвидетельствование будут проводить гражданские врачи. Это важный момент: человек попадет в руки независимых специалистов.

Подать заявление на медосмотр можно как начальнику СИЗО, так и следователю, ведущему дело. Такая просьба должна быть рассмотрена в течение следующего рабочего дня, и гражданин начальник обязан вынести какое-либо решение.

При этом отказ в медосвидетельствовании можно обжаловать.

Поднять тревогу могут и врачи следственного изолятора. Сама процедура медосвидетельствования займет до пяти дней, но в некоторых случаях ее могут продлить.

Однако даже если состояние человека не настолько ужасно и до “черного” списка его болезни не дотягивают, это не значит, что правоохранителям нужно ждать. Верховный суд не раз указывал, что здоровье подозреваемого или обвиняемого должно быть под особым контролем.

Например, в свежем обзоре кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда есть несколько конкретных примеров, когда подсудимых отпускали из СИЗО по медицинским показателям. Скажем, в Мосгорсуде рассматривалось уголовное дело по статье “получение взятки”.

Обвиняемая перенесла в изоляторе два инсульта, ее документы были направлены на медкомиссию. Поэтому кассационная инстанция приняла решение отпустить обвиняемую под залог.

В Приморском крае суд также продлил на 6 месяцев арест обвиняемому, который страдает рядом хронических заболеваний, требующих индивидуального врачебного подхода и особенного плана лечения.

Кассационная инстанция решила, что в условиях следственного изолятора обеспечить лечение невозможно, и выпустила человека под залог. Представители тюремного ведомства также рассказывают, что практика постепенно меняется. По крайней мере теперь следователи внимательней прислушиваются к сигналам от врачей из казенных домов.

Точка зрения

Людмила Алексеева, правозащитник: Список составлен очень жестко, и, на мой взгляд, есть и другие болезни, по которым людей нужно было бы тоже освобождать. Их трудно не только лечить, но даже поддерживать в стабильном состоянии, без ухудшения. Этот список нужно соблюдать бесприкословно.

Ведь подследственные, лишенные права на свободу, всех остальных человеческих прав не лишены. В частности, права на жизнь и на лечение. К сожалению, наши сотрудники пенитенциарной системы, сотрудники прокуратуры, следователи и судьи пока часто нарушают эти медицинские запреты.

Что приводит и к смертельным случаям. По моим данным, только за прошлый год в московских изоляторах, где находятся люди, пока еще не осужденные, умерло 57 человек. Что касается фельдшерских пунктов при следственных изоляторах, то там могут быть только таблетки от кашля или аспирин, и ничего больше.

И даже если врач поставит диагноз, лечить он не может.

Подготовила Елена Новоселова

Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений

1. Некоторые инфекционные и паразитарные болезни:

Туберкулез органов дыхания, подтвержденный бактериологически и гистологически с явлениями дыхательной недостаточности III степени или недостаточности кровообращения НБ-Ш степени.

Туберкулез других систем и органов при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

Болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) в стадии вторичных заболеваний в 4В или 5-й стадии, при наличии стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

2. Новообразования:

Злокачественные новообразования независимо от их локализации (клинический диагноз должен быть подтвержден гистологическим исследованием первичной опухоли или метастатического очага) 4-й клинической группы (при наличии отдаленных метастазов в предтерминальном состоянии) и 2-й клинической группы с ранее выявленным, точно установленным онкологическим заболеванием, подлежащим специальным видам лечения (оперативное лечение, облучение, химиотерапия и т.д.) в стационарных условиях специализированного онкологического лечебно-профилактического учреждения.

Злокачественные новообразования лимфоидной, кроветворной и родственных им тканей (диагноз должен быть подтвержден морфологическим исследованием крови и (или) костного мозга, биоптата опухолевого образования или лимфоузла) при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

3. Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ:

Тяжелые формы сахарного диабета при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

Тяжелые формы болезней щитовидной железы (при невозможности их хирургической коррекции) и других эндокринных желез при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

4. Болезни нервной системы:

Воспалительные болезни центральной нервной системы с прогрессирующим течением, сопровождающиеся выраженными явлениями очагового поражения головного мозга со стойкими нарушениями двигательных, чувствительных и вегетативно-трофических функций, приводящими к значительному ограничению жизнедеятельности и требующими длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

Тяжелые формы атрофических и дегенеративных болезней нервной системы с прогрессирующим течением, со стойкими нарушениями двигательных, чувствительных и вегетативно-трофических функций, приводящими к значительному ограничению жизнедеятельности и требующими длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

Болезни нервно-мышечного синапса и мышц с прогрессирующим течением, а также паралитические синдромы, сопровождающиеся стойкими нарушениями двигательных функций, приводящими к значительному ограничению жизнедеятельности и требующими длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

5. Болезни глаза и его придаточного аппарата:

Болезни глаз, сопровождающиеся полной слепотой.

6. Болезни системы кровообращения:

Хронические ревматические и другие болезни сердца с недостаточностью кровообращения III степени либо при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

Гипертензивная (гипертоническая) болезнь с недостаточностью кровообращения III степени либо при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

Болезни артерий с поражением магистральных и периферических сосудов нижних конечностей с клинической и патоморфологической картиной острой или хронической артериальной недостаточности IV степени, приводящей к значительному ограничению жизнедеятельности и требующей длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

Последствия цереброваскулярных болезней с выраженными явлениями очагового поражения головного мозга и наличием стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

7. Болезни органов дыхания:

Гнойные и некротические состояния нижних дыхательных путей, а также хронические болезни нижних дыхательных путей с дыхательной недостаточностью III степени либо при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

8. Болезни органов пищеварения:

Тяжелые формы болезней органов пищеварения при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

Болезни печени с печеночной недостаточностью III степени.

9. Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани:

Тяжелые формы заболеваний костно-мышечной системы с прогрессирующим течением, выраженными и стойкими нарушениями функции органов и систем, приводящими к значительному ограничению жизнедеятельности и требующими длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

10. Болезни мочеполовой системы:

Заболевания почек и мочевыводящих путей, а также осложнения других заболеваний, требующие проведения регулярной экстракорпоральной детоксикации.

Заболевания почек и мочевыводящих путей при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

11. Травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин:

Анатомические дефекты (ампутации), возникшие вследствие заболевания или травмы, приводящие к значительным ограничениям жизнедеятельности, требующие постоянного медицинского сопровождения.

12. Внешние причины заболеваемости и смертности:

Хроническая лучевая болезнь IV степени при наличии стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара.

Источник: https://rg.ru/2011/01/21/sizo.html

Абдулмумин Гаджиев остался под стражей

Куда обратиться, если невиновного человека держат под стражей?

Апелляция защиты на арест сотрудника еженедельника «Черновик» Абдулмумина Гаджиева оставлена без удовлетворения. Подозреваемый в финансировании терроризма журналист останется под стражей как минимум до 14 августа.

Абдулмумин Гаджиев, а также два других фигуранта уголовного дела — Кемал Тамбиев и Абубакар Ризванов — были задержаны по подозрению в финансировании терроризма. Деньги, перечисленные ими находящемуся в международном розыске проповеднику Абу Умару Саситлинскому, поступали затем боевикам в Сирию, считают силовики.

Советский районный суд Махачкалы арестовал трех задержанных 18 июня на два месяца. Адвокаты журналиста сразу же после этого заявили, что подадут апелляционную жалобу в Верховный суд республики.

Перед началом процесса поддерживающие Абдулмумина Гаджиева коллеги и просто сочувствующие устроили пикетирование — на этот раз перед зданием Верховного суда.

Накануне в течение нескольких дней они проводили одиночные пикеты в разных точках дагестанской столицы, в том числе перед зданиями следственного управления Следственного комитета России (СКР) и прокуратуры.

В отличие от Советского районного суда, где решение о мере пресечения журналисту принималось в закрытом режиме, судья Верховного суда удовлетворил ходатайство защиты и разрешил фото- и видеосъемку.

Также суд удовлетворил и другое ходатайство адвокатов журналиста, приобщив к делу положительную характеристику на арестованного, подписанную деканом экономического факультета Дагестанского государственного университета.

Подозреваемый участвовал в заседании по видеосвязи из СИЗО и вновь заявил о том, что дело против него сфабриковано.

Он посетовал на то, что о судебном заседании его предупредили лишь за 40 минут до его начала, и извинился, что не смог как следует подготовиться и поэтому зачитает свои тезисы с листа. Девятиминутный монолог Абдулмумин Гаджиев произнес подчеркнуто громко, обращаясь в объектив видеокамеры.

«Силовая группа, которая меня задерживала и доставляла в следственный комитет, говорила, что всего лишь исполняет приказ свыше,— начал подсудимый.— Следователи, которые меня допрашивали, говорили, что всего лишь отрабатывают информацию, которую им предоставили.

Видя перед собой невиновного человека, следователь говорил мне, что если бы была его воля, он бы отпустил меня под домашний арест, под подписку о невыезде до решения суда. С его же слов, никакой его воли в следственных мероприятиях не было. Работники ИВС говорили мне, что всего лишь охраняют меня до решения суда.

Конвой, который доставлял меня в суд, говорил, что они пешки в этой большой игре и их задача — отвезти-привезти. Работники СИЗО говорят, что ничего против меня не имеют, им приказано держать меня в камере до вынесения приговора. Конечно, в этой ситуации я наивно полагал, что свое веское слово скажет судья.

Однако он хладнокровно закрыл глаза на отсутствие доказательств моей вины и на многочисленные доказательства моей невиновности и шепотом отправил меня за решетку на два месяца».

Уже потом, сказал Абдулмумин Гаджиев, он прочитал в газетах, что «судья в таких ситуациях ничего не решает, что это стандартное клише, что у него связаны руки».

«Я задаюсь вопросом, кто в этом государстве отвечает за то, что меня, человека, не совершившего в жизни ни одного преступления, хотят упрятать за решетку на срок от 10 до 15 лет? — задал журналист первый вопрос.

— Кто несет за это ответственность передо мной? Перед моей семьей, перед моими родителями, перед редакцией моей газеты? Перед общественностью? Я провожу время в камерах с людьми, которые обвиняются в убийствах, в покушениях на убийство, в распространении наркотиков, в грабежах, в разбоях. А вы знаете, у кого самое тяжкое преступление? Кому самый большой срок полагается? Мне! “Финансисту террористов”!»

Журналист «Черновика», говоря о причинах его уголовного преследования, выдвинул собственные версии.

«Либо это грубая, топорная работа правоохранительных органов, которым надо сдавать квартальные отчетности, либо, что более вероятно, дело в моей журналистской деятельности, в частности работе по профилактике экстремизма.

Возможно, кому-то очень выгодно распространение в регионе экстремизма, поскольку на это (борьбу с ним.— “Ъ”) выделяются огромные деньги. Я не считаю, что это позиция государства. Я думаю, что это личная воля отдельных людей в правоохранительных структурах».

Абдулмумин Гаджиев напомнил, что обвинение его в финансировании терроризма основано лишь на показаниях Кемала Тамбиева, данных под пытками.

Завершил журналист свой взволнованный монолог, призвав судью Абдулнасыра Гимбатова вписать свое имя в историю честным человеком. «Решение (по жалобе.— “Ъ”) останется на вашей совести до конца ваших дней!» — сказал он.

Господин Гимбатов оставил решение районного суда без изменений, а апелляционную жалобу адвокатов — без удовлетворения. Адвокаты Абдулмумина Гаджиева подадут кассационную жалобу на решение Верховного суда Дагестана и намерены обратиться с жалобой в Европейский суд по правам человека, сообщил журналистам главный редактор «Черновика» Маирбек Агаев.

Юлия Рыбина, Махачкала

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4019503

101Адвокат
Добавить комментарий