Могу рассчитывать на декриминализацию, снятию с меня судимости?

До 300 тыс. граждан могут избежать судимости после декриминализации нетяжких преступлений

Могу рассчитывать на декриминализацию, снятию с меня судимости?

МОСКВА, 26 января. /ТАСС/. До 300 тысяч человек смогут избежать судимостей в случае принятия разработанного Верховным судом России законопроекта о декриминализации нетяжких статей УК. Об этом сообщил на круглом столе в Российском государственном университете правосудия заместитель председателя Верховного суда РФ Владимир Давыдов.

Он напомнил, что Верховный суд подготовил законопроект о декриминализации преступлений небольшой тяжести, который включает также “новый порядок освобождения от уголовной ответственности, ряд мер, которые бы стимулировали прекращение уголовного преследования без назначения наказания”.

Давыдов напомнил, что накануне законопроект был поддержан профильным комитетом Госдумы и в феврале будет вынесен на рассмотрение в первом чтении. “Закон серьезный. Если он будет принят, из уголовной ответственности будут выведены порядка 300 тысяч лиц (в год – прим. ТАСС). Это оптимистичный прогноз”, – заметил он.

Давыдов заметил, что хотя за последние 10-15 лет число поступающих в суды уголовных дел сократилось с 1,2-1,3 млн в год до 1 млн, “их структура также стала другой”. “Если раньше преступления небольшой тяжести составляли от 15 до 20%, то сейчас сейчас их доля составляет 46-48%”, – подчеркнул он.

“Причем эта тенденция наметилась не в 2014 году, а началась с 2002-2004 годов. Произошло ползучее замещение в общей судимости преступлений тяжких и особо тяжких на преступления средней тяжести”, – отметил зампредседателя Верховного суда.

Подозрительные решения

По словам Владимира Давыдова, Верховный суд намерен проанализировать случаи, когда заключенные под стражу освобождались решением следователя в течение нескольких дней.

“В практике встречаются такие негативные случаи, когда мы, судьи, принимаем решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а следователь на следующий день изменяет её на подписку о невыезде”, – заметил Давыдов. По его словам, уже отмечено 35 фактов, когда помещённые под стражу в СИЗО выходили на свободу по решению следователя в течение недели – в Красноярском крае, Ростовской области, Кабардино-Балкарской Республике.

По его словам, в Верховном суде намерены проанализировать такие случаи и сделать соответствующие выводы. “Значит, не было и оснований заключать под стражу?”, – заметил Давыдов.

Неправильный арест

Владимир Давыдов признал, что необоснованный арест возмущает население больше, чем неудачный пуск ракеты.

Он отметил, что со времени передачи функции заключения под стражу от прокуроров судьям в 2004 году число таких решений сократилось в 3 раза.

“Когда арест санкционировал прокурор, в год арестовывалось порядка 400 тысяч человек. В последний год применения этого порядка – 365 тысяч, – отметил Давыдов. – На сегодня арестовывается порядка 140 тысяч человек в год.

Если в 2004 году было арестовано 221 тыс. человек, то в 2014 году – 131 тысяча 735 лиц”.

Большинство решений о заключении под стражу обоснованны.

“Об этом свидетельствует процент обжалуемых решений о заключении под стражу: по нетяжким преступлениям обжалуется до 8%, средней тяжести – до 10%, по тяжким преступлениям – до 15%.

То есть из 100 решений о заключении под стражу обжалуется всего 15. Поэтому не нужно драматизировать ситуацию – что арестовывают всех подряд”, – подчеркнул он.

“Но специфика такова, что единичные ошибочные судебные решения могут стать теми ложками дегтя в бочке меда. Населению не очень интересно, куда ракеты улетели и приземлились в океане на 6 млрд рублей. А вот неправильный арест вызывает широкий общественный резонанс, и это правильно”, – считает зампредседателя Верховного суда России.

“К сожалению, в судебной практике все еще имеют место случаи формального подхода. Такие случаи вызывают широкий общественный резонанс и достаточно справедливые нарекания граждан”, – признал Давыдов.

В качестве примера он привел решение Буденновского районного суда в Ставропольском крае, избравшего заключение под стражу женщине, подозреваемой в мошенничестве на 700 тысяч рублей. “При этом защита указывала на возраст женщины – 73 года, наличие инвалидности ll группы, заболевание сахарным диабетом.

К тому же она была председателем комитета солдатских матерей в этом районе. Но тем не менее решение было принято. Судья одним росчерком все доводы опрокинул.

А финал этой истории таков – ее привезли в СИЗО, который ее не принял, сославшись на приказ Минюста о запрете содержания под стражей при наличии тяжких заболеваний”, – рассказал Давыдов.

“Получается, в следственном изоляторе в курсе этого, а судья не в курсе. В итоге прокурор принес представление и через два дня ей изменили меру пресечения на подписку о невыезде, а потом и это решение было отменено”, – отметил зампредседателя Верховного суда.

Источник: https://tass.ru/politika/2614613

Разъяснения по вопросу: «Почему в случае снятия судимости в связи с декриминализацией деяния

Могу рассчитывать на декриминализацию, снятию с меня судимости?

Разъяснения по вопросу: «Почему в случае снятия судимости в связи с декриминализацией деяния, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, данные о ней не удаляются из банков данных МВД России и отражаются в справках о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям?»

Частью 3 статьи 17 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ “О полиции”, установлено, что внесению в банки данных подлежит информация в том числе о лицах, осужденных за совершение преступления.

Согласно части 8 статьи 17 Федерального закона “О полиции” персональные данные, содержащиеся в банках данных, подлежат уничтожению по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей.

Необходимость обработки подобных персональных данных граждан, связанных с фактами уголовного преследования, обусловлена требованиями законодательства Российской Федерации.

Так, абзацем седьмым статьи 65 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК) установлено, что при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю, в том числе, справку о судимости при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к осуществлению которой в соответствии с данным кодексом, иным федеральным законом не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию.

В частности, согласно абзацу третьему части второй статьи 331 ТК к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей данной статьи.

Ограничения определенного вида трудовой и предпринимательской деятельности, к которой в соответствии с действующим законодательством не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию, также предусмотрены Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей”.

Таким образом, с учетом правовой основы деятельности и в целях выполнения установленных законодательством Российской Федерации требований полиция обязана осуществлять обработку персональных данных граждан, связанных с фактами уголовного преследования. При этом обработка персональных данных осуществляется в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации в области персональных данных (часть 7 статьи 17 Федерального закона “О полиции”).

Согласно решению Верховного Суда Российской Федерации от 23 мая 2016 г.

N АКПИ16-263 обработка данных об имевшейся судимости, включая их хранение для определенных и законных целей, осуществляется на законной и справедливой основе, обеспечивает точность персональных данных, их достаточность, актуальность по отношению к целям обработки персональных данных, следовательно, соответствует принципам обработки персональных данных, закрепленным в статье 5 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ “О персональных данных”.

Кроме того, из правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации следует, что изменение уголовного законодательства Российской Федерации, не предусматривающего в настоящее время правового основания для соответствующего уголовного преследования в отношении конкретного гражданина, не означает, что информация о таких лицах и фактах уголовного преследования подлежит уничтожению (решение от 13 октября 2015 г. N АКПИ15-1051).

МВД России с учетом установленной законодательством Российской Федерации компетенции осуществляет лишь обработку персональных данных в виде совершения действий по предоставлению имеющейся в банке данных информации о факте судимости и уголовного преследования.

Оценку предоставляемых МВД России сведений осуществляют органы и организации, уполномоченные принимать решение о допуске к трудовой или иной деятельности. Законность и обоснованность данной позиции подтверждена Верховным Судом Российской Федерации (решение от 4 июля 2017 г.

N АКПИ17-287).

Между тем, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, согласно части второй статьи 54 Конституции Российской Федерации и конкретизирующей ее статье 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость (например, постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 г. N 4-П, от 18 июля 2013 г. N 19-П, от 11 ноября 2014 г. N 29-П).

Из правового смысла абзаца второго пункта 7 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2013 г.

N 19-П следует, что совершение деяния, которое впоследствии утратило уголовно-правовую оценку в качестве преступного, не может служить таким же основанием для установления ограничения трудовых прав, как совершение преступления.

Это требование распространяется на все декриминализованные деяния независимо от времени их совершения и на всех лиц.

При этом решение об отказе в допуске к трудовой или предпринимательской деятельности, в том числе не учитывающее новый уголовный закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность, во всех случаях принимается работодателем либо другим органом, осуществляющим допуск указанных лиц к трудовой или предпринимательской деятельности, и может быть оспорено в судебном порядке (решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г. N АКПИ15-1051, апелляционное определение Верховного Суда Российской Федерации от 19 января 2016 г. N АПЛ15-591).

Источник: https://64.xn--b1aew.xn--p1ai/pravoinform/voprosi6/item/15091800

Ирек Муртазин: «Как можно скрыть судимость, где потерпевшим проходил Минтимер Шаймиев?»

Могу рассчитывать на декриминализацию, снятию с меня судимости?

Борец с «аульной аристократией» окончательно снят с выборов, потерпев неожиданное для него поражение от Рушании Бильгильдеевой в Москве

Сегодня для Ирека Муртазина, кандидата в депутаты Госдумы от «Яблока», предвыборная гонка окончательно закончилась — Верховный суд РФ оставил в силе решение о снятии его выборов из-за того, что он не указал судимость за клевету на своего бывшего шефа — Минтимера Шаймиева. Корреспондент «БИЗНЕС Online» побывала на заседании, где «яблочники» пытались доказать: раз статья в УК поменяла номер, нет и судимости.

Сегодня в Верховном суде России решалась судьба Ирека Муртазина Елена Колебакина

«Я УЕЗЖАЮ, А ВАС ПОСАДЯТ»

Сегодня в Верховном суде России решалось, быть или не быть Иреку Муртазину кандидатом в депутаты Госдумы. Заседание было назначено на 10 часов утра.

Однако еще за полчаса до начала холл Верховного суда был пуст, а зал заперт — никто не торопился.

Судьи коллегии, нагруженные пачками дел, сновали туда-сюда: в этом зале и в этом же составе они должны рассмотреть сегодня как минимум 15 дел, причем, что характерно, все на выборную тематику.

Вскоре в дверях лифта показался «виновник торжества» Ирек Минзакиевич в компании своего адвоката Юрия Зака.

— О, привет! Откуда ты тут? — приветствовал Муртазина какой-то его знакомый.

— Да вот с выборов сняли по беспределу, — жаловался ему он.

Надо отметить, что настроение у Муртазина в это утро было таким же прекрасным, как в тот день, когда решение принималось в Татарстане — во всяком случае, так казалось. В своей победе за пределами республики он ни капли не сомневался.

— Сейчас отменят решение. Думаете, мне в первый раз приходится отменять тут решение Верховного суда РТ? — уверенно заявил Муртазин корреспонденту «БИЗНЕС Online» перед заседанием.

Комментировать дело в целом он не хотел. «Я вам наговорю, а оставите потом совсем чуть-чуть», — пояснял он, как ранее говорил и журналистам ТНВ. Пока же в ожидании он вспоминал прошлое — годы руководства вологодским телевидением и работу в издании «Русский север».

«Тогда вологодским губернатором был Николай Михайлович Подгорнов. И вот он говорил: «Как же так, телевидение в русском городе возглавляет татарин!» Это же чистой воды экстремизм!» — рассказывал Муртазин.

Сам он в середине 90-х все-таки решил уехать из Вологды.

«Я пошел к губернатору. Тогда было проще. Захожу в администрацию, поднимаюсь, секретарь у губернатора говорит: «У Николая Михайловича совещание». Я ей: «Прекрасно». Открываю дверь и говорю: «Я уезжаю. А вот вас посадят». И действительно, его посадили», — как показалось, с удовлетворением отметил Муртазин.

Против Подгорнова в 1996 году возбудили уголовное дело за взяточничество, губернатора приговорили к 7 годам заключения. «Это же тогда было сенсацией — губернатора приговорили к 7 годам!» — восклицал Муртазин. Впрочем, как известно, сам Ирек Минзакиевич тоже не на словах познакомился с российской исправительной системой. Правда, по совсем иной причине.

Потом он, разглядывая свой предвыборный агитационный листок, пустился в философствования о возрастах человека: «Когда у меня спрашивают, сколько мне лет, я говорю: „А какой возраст вы имеете в виду?“ У любого человека есть три возраста: первый — календарный, второй — биологический и третий — ситуативный, то есть количество прожитых эмоций, впечатлений, событий. По первому мне 52, биологический — 36 – 37 лет, а ситуативный — лет 180 – 190».

Муртазин просил приобщить к материалам дела свой агитлисток, где написано про обе судимости, вернее, про одну судимость с двумя статьями «БИЗНЕС Online»

«НЕТ ЭТОЙ СТАТЬИ, И НЕТ СУДИМОСТИ»

Наконец участников процесса пригласили в зал. Муртазин начал с того, что просил приобщить к материалам дела тот самый агитлисток.

— Там четко написано про обе судимости, вернее, про одну судимость с двумя статьями, за что я был осужден, — обратился он к суду.

— Это можно было представлять в суд первой инстанции. Сейчас оно никак не относится к предмету дела, — протестовал Александр Яшинов, представитель кандидата в депутаты от «Справедливой России» Рушании Бильгильдеевой.

Представитель генпрокуратуры также рекомендовала не приобщать агитационный материал, но разрешила самому Муртазину в ходе суда ссылаться на изложенное в нем.

Далее председатель судебной коллегии коротко изложил суть дела. Напомним ее и нашим читателям.

«БИЗНЕС Online» уже рассказывал подробно историю о том, что Рушания Габдулахатовна подала в Верховный суд РТ заявление об отмене регистрации Муртазина в качестве кандидата в депутаты Госдумы.

В качестве обоснования она написала, что ее оппонент в документах, представленных в окружную избирательную комиссию Приволжского округа, указал, что имеет судимость по ч.1 ст.

282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды по признаку принадлежности к какой-либо социальной группе»), но не упомянул про ч. 2 ст. 129 УК РФ («Клевета»), по которой также был осужден. Верховный суд РТ принял доводы Бильгильдеевой и снял Муртазина с выборов. Естественно, сам Ирек Минзакиевич категорически не согласился с этим решением и подал апелляцию в Верховный суд РФ.

И вот теперь судебная коллегия была готова выслушать позицию Муртазина. Защищать его сегодня также пришел юрист «Яблока» Алексей Сюзюмов. В своей речи он настаивал, что решение Верховного суда РТ незаконно, поскольку были «неправильно применены» статьи УК РФ, Конституции и определение Конституционного суда.

— Лицо считается судимым только в том случае, если совершило преступление. С 2011 года ст. 129, по которой был признан виновным Муртазин, утратила силу, и деяние, которое совершил Муртазин, перестало быть преступным. Следовательно, перестало быть преступлением.

Таким образом, судимость в данном случае не «не погашена» и не «не снята», как говорит об этом прокуратура Татарстана и суд первой инстанции. Судимости в данном случае нет, — пояснял свою позицию Сюзюмов. — Когда декриминализируется общественно опасное деяние, то все последствия, связанные с ним, также устраняются.

Но суд первой инстанции указал, что диспозиция ч. 2 ст. 129 вернулась в интерпретированном виде в ст. 128 прим.1, поэтому из этого следует, что Муртазин должен был отразить данную судимость в своем заявлении о согласии баллотироваться в кандидаты в депутаты.

Таким образом, суд дал обратную силу закону, на что не имел права в силу общеизвестных статей Конституции.

Второй защитник Зак разъяснял суду о «смешении правовых понятий».

— Тут совершенно другой правовой институт. Статья была декримнализована, а это означает, что этой судимости просто как бы не было. Нет этой статьи — и нет судимости, — четко проговаривал адвокат каждое слово. — Наши оппоненты говорят, что статья возвращена под другим номером.

Нет такого правового понятия, как «возврат чего-либо в федеральный закон»… О возврате статьи можно было бы говорить, если бы федеральный закон, которым были внесены изменения в УК РФ, был отменен, потерял силу. Да, потом были внесены еще изменения в УК РФ, которыми была введена ст.

128 прим. Но это иная статья не просто по номеру, но и по диспозиции. Поэтому нельзя говорить о возврате нормы. Норма иная. Поэтому у Муртазина сложилась ситуация, что он должен был указывать: ст. 129, которой нет, или ст. 128 прим., по которой он не был осужден.

Муртазин оказался в сложной ситуации.

Самому Муртазину после таких исчерпывающих пояснений его защитников оставалось только напомнить судебной коллегии, что первоначально «яблочным» юристам не где-нибудь, а в ЦИК России указали, что ст. 129 УК указывать не стоит.

— Тем более самого сокрытия судимости не было. Как можно скрыть в Татарстане судимость, где потерпевшим проходил президент Минтимер Шаймиев? — продолжал он критиковать предъявленные ему Бильгильдеевой претензии. — Все утюги, радиоточки, телекомпании об этом говорили. Изначально с первого дня я говорил, что иду на выборы, чтобы довести до жителей республики, за что же меня осудили.

— Так почему не довели? — уточнил судья.

— Я говорил везде, — Муртазин вновь хотел рассказать о том, что во всех агитматериалах не скрывал своей судимости.

— Так почему не указали? — переспросил председательствующий.

— Так нет этой статьи. ЦИК сказал, что нет этой статьи. Ее в УК нет на сегодняшний день. А по ст. 128 я не был осужден, она не имеет ко мне никакого отношения, — резюмировал Муртазин все, что говорили его адвокаты и он сам.

А потом, подумав, добавил:

— Я считаю, что решение о снятии меня с выборов было политическим. Не за это, так за другое что-нибудь сняли бы.

— Каждый раз, когда суд принимает решение о снятии кого-то с регистрации, он всегда принимает политическое решение, — вздохнул судья.

— Оно сильно политическое, — настаивал Муртазин. — Я прошу не просто отменить решение, но и прошу вернуть Татарстан в правовое поле России, где чтят и Конституцию, и определение Конституционного суда РФ.

На этом Муртазин поставил точку. В отличие от «яблочников», представитель главы татарстанских эсеров Бильгильдеевой предсказуемо настаивал на том, что решение Верховного суда РТ было правомерным.

«Считаем, что решение Верховного суда РТ принято в соответствии с определением Конституционного суда.

Отсутствие информации в заявлении является нарушением избирательного законодательства», — сухо прокомментировал Яшин.

На его стороне была и прокурор. «Суд обоснованно отменил регистрацию Муртазина…Выдержки из определения Конституционного суда вырваны из контекста… Прошу оставить решение суда в силе», — добавила она.

Представитель главы татарстанских эсеров Рушании Бильгильдеевой предсказуемо настаивал на том, что решение Верховного суда РТ было правомерным «БИЗНЕС Online»

«ДУМАЮ, ЧТО ДОГОВОРИЛИСЬ ОБ ЭТОМ РЕШЕНИИ»

В то время как судьи удалились для вынесения окончательного решения, коалиция «яблочников», кажется, сникла.

— Нет, не хочет он… — задумчиво сказал Зак, переглянувшись с Муртазиным.

— Что думаете? — спросила Ирека Минзакиевича наш корреспондент.

— Понятия не имею. Сейчас узнаем… — скривил он лицо. — Не хотят, чтобы народ решал, сами хотят решать, — вздохнув, добавил Муртазин.

В итоге отменить решение Верховного суда РТ Муртазину сегодня не удалось. «Судебная коллегия определила решение Верховного суда РТ оставить без изменения, апелляционную жалобу Муртазина без удовлетворения», — зачитал председательствующий.

После этих слов стало ясно, что предвыборная гонка для Муртазина на этих выборах закончена окончательно и бесповоротно. Впрочем, естественно, его защитники, как и он сам, с решением не согласны.

— Решение носит в высшей степени спорный характер, очевидно, что решение не правовое. Полагаю, что это решение было в той или иной степени политически ангажированным, — прокомментировал результат Зак.

— Вы считаете наш Верховный суд политически ангажированным?

— Я сомневаюсь, что кто-либо из судей имеет какую-либо личную заинтересованность в исходе этого дела. Естественно, это маловероятно. Но есть политический тренд, которому, к сожалению, следуют наши суды, начиная мировыми судьями и заканчивая Верховным, а бывает даже и Конституционным судом.

Тренд при наличии возможности снимать оппозиционных кандидатов, которые имеют серьезные шансы на то, чтобы победить в выборах. Насколько мне известно, Ирек Минзакиевич имел достаточно хорошие шансы, его рейтинг был весьма высок в его избирательном округе.

Полагаю, что это явилось истинной причиной, чтобы снять кандидата с выборов, — уверен адвокат.

https://www.youtube.com/watch?v=ETyQj0kdRaM

По его словам, после того как они получат мотивировочную часть решения судебной коллегии Верховного суда РФ, примут решение, надо ли обжаловать его и дальше.

— Естественно, если в дальнейшем нам удастся добиться справедливости, то результаты выборов могут быть отменены и выборы будут проведены сначала, — предположил Зак.

Сам Муртазин после заседания долго разговаривал с кем-то по телефону и, казалось, не горел желанием комментировать свое поражение. И все-таки сдался, уступив просьбам нашего корреспондента:

— Я не считаю это решение правовым. Оно говорит о том, что Татарстан на хорошем счету у Москвы, — усмехнулся Муртазин. — Я думаю, что договорились об этом решении. Оно не основано на праве. Понятно, что я буду обжаловать это решение, чтобы хотя бы расчистить поле для следующих выборов. Впереди выборы…

— Президента, — подсказала наш корреспондент.

— Кстати, не хочешь, Ирек Минзакиевич? — подмигнул Зак.

— Почему бы нет? — воспрянул Муртазин, которому идея такая пришлась по нраву. — Думаю, к тому моменту и ЕСПЧ отменит всю эту ерунду.

— Так вы готовы дойти до ЕСПЧ?

— Мой приговор (по делу о клевете и разжигании ненависти — прим. ред.) сейчас находится в ЕСПЧ. А по этому решению, я считаю, надо тоже ставить на место. Ребята, если вы отменяете какую-то статью, то отменяйте, а не так… Не надо устраивать кормежку Каштанки. Либо отменяйте или ужесточайте. Ну введите расстрел за эту статью! — не выдержал еще вчерашний кандидат в депутаты.

Потом, спускаясь в лифте, Муртазин еще добавил:

— В общем, жителей Татарстана, жителей Приволжского округа лишили возможности, чтобы у них в Думе был свой человек, который бы представлял их интересы, а не аульной аристократии, как сейчас. Народ лишили права выбора. Получается, что конституционная норма о том, что вся власть принадлежит народу, — это туфта, фикция, — расстраивался он.

— Сами на выборы пойдете? — поинтересовалась наш корреспондент. А то мало ли, с этим решением Верховного суда РФ мог бы и всякий интерес пропасть ко всякого рода аниям.

— Обязательно. Как же не пойти? — ответил Муртазин. И стало ясно, что его нынешнее решение не остановило, а, наоборот, еще больше распалило.

— И за кого теперь будете ать? Вас же нет.

— А у меня другой округ. У меня Центральный округ. За «Яблоко» буду ать, — ответил он.

Так что Руслан Зинатуллин, баллотирующийся в этом округе, может рассчитывать хотя бы на один голос.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/322618

101Адвокат
Добавить комментарий