Могут ли отклонить иск, если акт оказания юридических услуг недействителен?

Практические аспекты договора возмездного оказания услуг юристами

Могут ли отклонить иск, если акт оказания юридических услуг недействителен?

в журнале “Советник юриста” №10 год – 2013

Канцер Ю.А.,
юрист юридической фирмы
Princeps Consulting Group,
г. Волгоград,
аспирант РАНХиГС

Договор возмездного оказания услуг в системе договорных обязательств Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) занимает обособленное место. Такой договор отличается неточным и недостаточным правовым регулированием, что вызывает вопросы в его практическом применении.

Легальное определение договора содержится в п. 1 ст. 779 ГК РФ: по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Услуги могут быть медицинскими, образовательными, аудиторскими, юридическими и др.

К договору применяются общие положения о подряде (ст. 702– 729 ГК РФ) и положения о бытовом подряде (ст. 730–739 ГК РФ), если это не противоречит нормам гл. 39 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК РФ).

Также следует учитывать, что если заказчиком выступает гражданин, то к отношениям сторон также применяется Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей». Указание на это имеется в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Некоторые практики полагают, что если юрист нанялся составить (оформить в бумажном виде) исковое заявление, апелляционную жалобу и пр., то в данном случае речь идет о подряде,  т. е. выполняется конкретная работа, предполагающая конечный результат (овеществленный) – иск, жалобу и пр.

Главным признаком, отличающим договор возмездного оказания услуг от договора подряда, является отсутствие результата, отделимого от процесса работы (см., например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.01.2009 по делу № А5310450/2008-С2-28).

Исходя из вывода, который сделал Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 26 декабря 2011 г.

по конкретному делу № А26-4001/2011: поскольку предметом договора является деятельность исполнителя, но не ее результат, указанные договоры являются договорами возмездного оказания услуг, правоотношения по которым регулируются положениями гл. 39 ГК РФ.

По данному делу исполнитель принял обязательства по содержанию и текущему ремонту общего имущества заказчика, сантехнических систем, системы отопления, обслуживанию электрических сетей, содержанию придомовой территории.

Для юриста, оформляющего договор возмездного оказания услуг по известным причинам, важно понимать, какие условия являются существенными. В данном случае таковыми будут являться условия, определяющие конкретный вид оказываемой услуги (исходя из смысла п. 1 ст. 779 ГК РФ).

В ходе судебных разбирательств необходимо исходить из того, что указанный договор может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан  осуществить.

В том случае, когда предмет договора обозначен указанием на конкретную деятельность, круг возможных действий исполнителя может быть определен на основании предшествующих заключению договора: переговоров и переписки; практики, установившейся во взаимных отношениях сторон; обычаев делового оборота; последующего поведения сторон и т. п. (п. 1

Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»).

Это корреспондирует со ст.

431 ГК РФ, исходя из смысла которой, если в договоре определен вид деятельности исполнителя, но не указаны конкретные действия в рамках данной деятельности, договор может быть признан заключенным при условии, что эти действия можно определить исходя из предшествующих заключению договора переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон и т. п.

Если в договоре не определен объем оказываемых услуг, а именно не указан перечень конкретных действий исполнителя, исходя из которых определяется объем, предмет договора может быть признан несогласованным, а договор – незаключенным (п. 1 ст. 432 ГК РФ, п. 1 ст. 779 ГК РФ). В этом случае права и обязанности сторон по нему не возникают (ст.

8, 308 ГК РФ). Однако существует другая позиция судов, состоящая в том, что при несогласовании в договоре конкретных действий, которые исполнитель должен совершить в рамках определенной договором деятельности, договор признается заключенным. Для примера: ФАС Уральского округа в постановлении от 17 марта 2010 г.

по делу № А50-14201/2009 указал на следующее: «Суды, исследовав и проанализировав условия договора от 30.07.2008 № 2472Р, установили, что сторонами согласована конкретная деятельность исполнителя – лабораторно-инструментальные исследования объекта. Одобрение данных работ заказчиком материалами дела подтверждается.

В связи с этим вывод судов о заключенности договора является правильным».

При этом необходимо иметь в виду, что условие о цене оказываемых услуг не является  существенным. При отсутствии в договоре такого условия цена определяется по правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ (п. 54 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996).

Источник: https://dis.ru/library/653/34111/

Вс усмотрел в премии юристам «гонорар успеха»

Могут ли отклонить иск, если акт оказания юридических услуг недействителен?

21 октября «АГ» опубликовала новость об Определении Верховного Суда РФ от 30 сентября по делу № 78-КГ19-32. Высшая судебная инстанция разбиралась, можно ли в договоре об оказании юридических услуг предусмотреть дополнительную премию юристам в виде процента от взысканных в гражданском споре средств в пользу их клиента.

Данным Определением ВС РФ признал недопустимым положение договора об оказании юридических услуг, предусматривающее премию в размере 10% от взысканной суммы («гонорар успеха»). Данная позиция существенно расходится с практикой арбитражных судов, которые часто допускают «гонорар успеха» при условии «разумности» его размера.

Напомню, что в рассмотренном ВС РФ деле юридическая фирма предъявила иск к клиенту, требуя оплатить услуги по двум договорам, связанным с судебным представительством: 14 млн руб. по одному договору и 15 млн руб. – по другому. Речь в обоих делах шла о взыскании миллионов долларов, так что сумма гонорара не кажется сверхъестественной. Иск к клиенту был подан в суд общей юрисдикции.

Что касается первого договора, то суды в ходе рассмотрения иска выявили странную неувязку.

В договоре речь шла о представительстве в государственном суде, а в реальности услуги по представительству были оказаны в третейском суде. В результате суды всех инстанций без колебаний отклонили иск.

Мысль о том, что юристам стоит заплатить хоть что-то за проделанную работу, по-видимому, никому в голову не пришла.

До Верховного Суда РФ дошел спор по второму договору, в котором было предусмотрено представительство в государственном суде (и юристы действительно представляли клиента именно там). Договор содержал условие, согласно которому исполнителю полагается премия в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика. Иначе говоря, стоял вопрос о типичном «гонораре успеха».

Несмотря на то что исковые требования были удовлетворены, клиент платить премию юристам не пожелал, потребовав признать данное положение договора недействительным. Однако петербургские суды двух инстанций не нашли в спорном условии договора ничего предосудительного и разрешили спор в пользу юристов, сославшись на свободу договора.

Суд первой инстанции отметил, в частности, что «размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения определены сторонами при заключении договора путем свободного волеизъявления и не поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, который будет принят в будущем». Апелляция также сочла, что «выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями… по оказанию услуг, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда». Суды взыскали долг с клиента в полном объеме.

Однако ВС РФ не согласился с позицией нижестоящих судов.

В обоснование своего решения Коллегия ВС РФ привела три аргумента. Во-первых, суды неправильно оценили доказательства. Что конкретно имела в виду Коллегия, не совсем ясно – вроде бы никакого спора о фактах, а значит, и об оценке доказательств в деле не было, неоднозначна лишь оценка правовой квалификации условий договора.

Во-вторых (и это, на мой взгляд, главное): Коллегия со ссылкой на позицию Конституционного Суда РФ (Постановление от 23 января 2007 г. № 1-П) указала, что «гонорар успеха» в российском праве не допускается.

В Постановлении КС РФ, в частности, отмечено, что включение в договор о возмездном оказании правовых услуг условия о «гонораре успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», поскольку «означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора».

В-третьих, по мнению Коллегии, нижестоящие суды неправильно истолковали договор, сочтя, что премия определяется как процент «от цены иска», в то время как в договоре указано, что это процент «от взысканной суммы».

В итоге ВС РФ отменил акты нижестоящих судов в части удовлетворения требований по договору и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Вопрос «гонорара успеха» по договору оказания юридических услуг – традиционно «больной» для российского права. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ выпустил Информационное письмо (от 29 сентября 1999 г.

№ 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»), в котором указал, что условия о «гонораре успеха» не подлежат судебной защите.

Одна из юридических фирм оспорила в КС РФ практику отрицания «гонорара успеха», однако Суд в названном Постановлении № 1-П полностью подтвердил упомянутую практику.

Впоследствии эта жесткая позиция в системе арбитражных судов была значительно смягчена. По сути, многие суды приходили к выводу, что «гонорар успеха» допустим, если его размер «разумен». Соответственно, во многих случаях он подлежит взысканию с клиента.

Этот гонорар – при условии «разумности» его размера – выигравшая дело сторона может даже взыскать с проигравшей в качестве судебных расходов. Данный подход ВАС РФ сформулировал в п.

6 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Практика арбитражных судов продолжала колебаться. Так, в 2015 г. Коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что «гонорар успеха» в принципе не подлежит взысканию с процессуального оппонента (дело № А60-11353/2013). Впрочем, о возможности взыскания этого гонорара с самого клиента ВС РФ в том деле ничего не сказал.

Буквально за несколько дней до принятия обсуждаемого судебного акта судья ВС РФ Елена Зарубина вынесла отказное определение, фактически утвердившее позицию нижестоящих арбитражных судов, в котором указывалось на допустимость исчисления суммы оплаты как процента «от взысканной суммы» (дело № А76-26478/2018). Кстати, речь шла тоже о 10%.

Однако все это происходило во «вселенной арбитражных судов». Что касается «вселенной судов общей юрисдикции», то, похоже, время там остановилось в 2007 г. – времени принятия постановления КС РФ № 1-П. Позиции ВАС РФ для судов общей юрисдикции – все равно что позиции марсианского верховного суда: «очень интересно, но какое это имеет к нам отношение?»

Гражданская коллегия ВС РФ в рассматриваемом деле не анализирует практику арбитражных судов. Как, впрочем, и практику судов общей юрисдикции. Не обсуждаются также и политико-правовые, догматические или какие-либо иные основания запрета «гонорара успеха».

Видимо, названная Коллегия ВС РФ рассматривает формулировки постановления КС РФ как истину в последней инстанции, не нуждающуюся в дополнительном осмыслении, творческом толковании, а тем более – изменении: если указано, что «гонорар успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», то вопрос решен и обсуждать больше нечего.

Абсурдность и контрпродуктивность абсолютного запрета «гонорара успеха» неоднократно обсуждалась в юридической прессе.

Представляется очевидным, что аккуратное применение этого способа оплаты труда представителя весьма способствовало бы улучшению качества юридических услуг.

Возможные отрицательные эффекты могут без особых проблем купироваться судебным контролем на предмет «разумности» размера вознаграждения.

К сожалению, все эти политико-правовые аргументы остаются вне сферы внимания ВС РФ. Как это зачастую и бывает, мотивировка, по сути, ограничивается цитированием норм закона и чужих правовых позиций (в данном случае КС РФ). Каких-либо самостоятельных соображений насчет того, почему «гонорар успеха» плох или хорош, Коллегия не формулирует.

В свое время в качестве главной из заявленных целей ликвидации ВАС РФ называлась необходимость унификации судебной практики. Рассмотренное Определение ВС РФ демонстрирует, что данная цель достигнута не была.

Практика судов общей юрисдикции, включая Коллегию ВС РФ по гражданским делам, по-прежнему не коррелирует с практикой арбитражных судов, в том числе Коллегии по экономическим спорам.

Спрашивается, стоило ли тогда огород городить?

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/vs-usmotrel-v-premii-yuristam-gonorar-uspekha/

Заказчик заплатит даже без подписанного акта выполненных работ

Могут ли отклонить иск, если акт оказания юридических услуг недействителен?

Если заказчик не подписывает акт выполненных работ, это не значит, что он не должен их оплачивать. Исполнитель может попробовать доказать свою правоту в суде. 

Односторонний акт

К отношениям сторон по договору возмездного оказания услуг можно применить п. 4 ст. 708 Гражданского кодекса (ГК), согласно которому сдача результата работы подрядчиком и его приемка заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом с указанием причин отказа, после чего акт подписывает другая сторона.

Односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным лишь в случае, если причины отказа от подписания акта суд признает обоснованными.

Исполнитель должен направить подписанный им акт заказчику с просьбой подписать документ и вернуть один его экземпляр.

Если заказчик без каких-либо причин либо по необоснованным причинам откажется от подписания, то односторонний акт исполнителя суд признает надлежащим доказательством оказания услуг.

Кстати, последствия немотивированного отказа заказчика от подписания акта оказания услуг могут быть прямо предусмотрены в договоре возмездного оказания услуг.

Таким образом, односторонний акт признается надлежащим и достаточным доказательством оказания услуг, если исполнитель направил подписанный им акт заказчику, а заказчик немотивированно либо по необоснованным причинам отказался его подписать.

Брак надо доказать

Рассмотрим пример из судебной практики. Истец (исполнитель) и ответчик (заказчик) заключили договор на оказание услуги по проведению ультразвуковой толщинометрии элементов трубопроводов установки АВТ-6 в количестве 35 000 замеров. Истец оказал предусмотренные договором услуги, но ответчик отказался их оплатить, поэтому истец обратился в суд с иском о взыскании стоимости оказанных услуг.

Суд установил, что акты на оказанные услуги были отправлены ответчику и он их получил. Ответчик направил истцу мотивированный отказ от подписания актов в связи с несогласием с фактическим объемом оказанной услуги, отраженным в акте, и предложил истцу исключить из актов объемы услуг, оказанных, по мнению ответчика, неквалифицированными специалистами.

Однако в ходе судебного разбирательства ответчик не доказал того, что работы выполняли неквалифицированные специалисты и их результат оказался непригодным для использования.

Ответчик также не предоставил доказательств того, что услуги были оказаны с существенными и неустранимыми недостатками, поэтому суд посчитал отказ ответчика от подписания акта оказания услуг необоснованным и удовлетворил требования истца.

Иные доказательства

В качестве доказательств оказания услуг можно использовать заявки заказчика, путевые листы, договоры с третьими лицами, деловую переписку сторон. Например, при оказании юридических услуг заказчик может выдавать доверенности на совершение определенных действий, поручения, документы, необходимые для выполнения поручений, и проч.

Не работайте без поручения. Как следует из еще одного судебного дела, для надежности все действия контрагентов лучше фиксировать документально.

Индивидуальный предприниматель К. обратился с иском к ООО «Т» о взыскании 1 861 735 неденоминированных рублей по договору об оказании юридических услуг, в том числе 1 316 250 руб. основного долга, 483 649 руб. пени, 61 836 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд установил, что стороны заключили договор об оказании юридических услуг, по которому истец (юрист) обязался на основании устных и письменных поручений ответчика (клиента) оказывать, а клиент — принимать и оплачивать услуги в соответствии с тарифами юриста. Часть услуг, оказанных на основании письменных поручений заказчика, ответчик оплатил.

Впоследствии истец также оказывал услуги ответчику, по результатам выполнения которых истец представил ответчику для подписания акты в общей сложности на 1 316 250 руб. При этом письменных поручений на оказание данных услуг истец не представил. Как результат, заказчик не подписал акт сдачи-приемки спорных услуг.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку из условий договора об оказании юридических услуг следует, что факт оказания услуг должен подтверждаться соответствующим актом об оказанных услугах, подписанным обеими сторонами. Кроме того, суду не были предоставлены доказательства, подтверждающие наличие поручений ответчика на оказание услуг истцом.

Вещественный результат

Если в ходе оказания услуг достигается или должен быть достигнут некий вещественный результат, то он или его отсутствие также может послужить доказательством в суде.

Например, между истцом (заказчиком) и ответчиком (исполнителем) был заключен договор возмездного оказания услуг. Согласно п.

 1, стороны определили предмет договора как обязательство ответчика по выполнению поручения истца по восстановлению бухгалтерского учета.

Стороны определили, что ответчик проводит аудиторскую проверку и оказывает сопутствующую аудиту услугу по восстановлению бухгалтерского учета.

Истец перечислил ответчику аванс за оказание услуг. Поскольку фактически все предусмотренные договором услуги ответчик не оказал, истец отказался от договора и обратился в суд с иском о взыскании аванса как причиненных ему убытков.

Из материалов дела следовало, что в нарушение требований законодательства ответчик не составлял отчет об оказанных услугах и не подавал на подписание истцу акты сдачи-приемки услуг. Более того, ответчик сам указал на то, что услуги оказаны им не в полном объеме и что он сам предлагал истцу продлить срок их оказания.

С учетом изложенного суд пришел к выводу, что в установленный договором срок ответчик не выполнил взятого на себя обязательства.

Согласно договору, заказчик (истец) имеет право отказаться от услуг, оказываемых исполнителем (ответчиком), в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения тем своих обязательств. Никаких доказательств восстановления бухучета заказчика ответчик не предоставил.

Ходатайства ответчика об истребовании доказательства («жесткого диска системного блока компьютера, который хранит в своей памяти регистры бухгалтерского учета, и флешки с программным обеспечением») и о проведении осмотра доказательства суд отклонил, поскольку необходимые для принятия решения по делу обстоятельства (факт неисполнения ответчиком своего обязательства в установленный срок) уже были установлены судом. Доказательства, на которые указывал ответчик, могли подтверждать только то, что он выполнил какую-то часть из подлежащих оказанию услуг, но не весь их объем. Суд удовлетворил исковые требования и взыскал аванс, расценив его как убытки истца.

Источник: http://www.belmarket.by/zakazchik-zaplatit-dazhe-bez-podpisannogo-akta-vypolnennyh-rabot

101Адвокат
Добавить комментарий