Может ли иск о неоплаченном кредите отразиться на суде в этом уголовном деле?

Что не нужно делать, если у вас украли телефон

Может ли иск о неоплаченном кредите отразиться на суде в этом уголовном деле?

Ранее каждый раз, когда я видел сообщения о том, что у человека украли телефон, то всегда задавался вопросом: а зачем? Ну, серьезно, зачем воруют смартфоны если:

  • его можно отследить по IMEI, а смена IMEI явно не бесплатна;
  • на телефоне могут быть установлены блокировки, снять которые так же не бесплатно;
  • есть приложения с режимом «Антивор», которые передают фото, видео и аудио;
  • даже встроенные возможности Android (и, полагаю, iOS) имеют функцию геолокации пропавшего устройства;
  • устройство может иметь особые приметы, которые довольно сложно устранить «бесплатно»;
  • наверняка где-то рядом есть камеры видеонаблюдения, свидетели и т.п.;
  • при продаже краденного за него сложно будет выручить большую сумму денег.

Осознавая все это, я действительно не понимал, для чего же воруют телефоны, если, по сути, их легко найти, а денег на этом не заработать? Не понимал до 8 февраля 2019 года, пока у меня у самого не украли телефон.
Обратите внимание: все нижесказанное отражает лишь мою точку зрения и не является какой-либо инструкцией к действию или бездействию. Хороший адвокат сказал бы, что кражи не было, просто данный гражданин нашел чужое имущество и хотел передать его в полицию на ответственное хранение, но не сразу, а после возвращения из командировки, ссылаясь на Статью 227 ГК РФ «Находка», а еще лучше убедил бы его примириться со мной, но такого адвоката у него нет (забегая вперед скажу, что сначала не было), а есть следующие факты:

  1. Телефон был найден на закрытой частной территории.
  2. Вся территория буквально увешана камерами видеонаблюдения, и они реально записывают (в хорошем качестве, кстати).
  3. Собственник (т.е. я) в течение 20 минут звонил на телефон и включал режим поиска телефона (он начинал звонить и писать на экране что телефон утерян и номер для связи).
  4. Я догнал подсудимого, когда он уехал с нашей территории и рассказал ему все вышеперечисленное + показал геолокацию на ноутбуке.
  5. Он препятствовал деятельности сотрудников полиции, оказывал на меня психологическое давление, а потом и вовсе выбросил найденный телефон «испугавшись ответственности».

А теперь по порядку. Я пошел из офиса на склад (вход с другой стороны здания) и на обратом пути в шутку кинул в жену снежком, в неё не попал, зато попал на новый телефон. В момент броска старый телефон вылетел из кармана и упал на снег в 2-3 метрах от входа в офис. Для нашей фирмы ситуация банальная и ежедневная: кто-то теряет или забывает телефон и бегает, ищет его. Кто-то деньги, кто-то документы, кто-то еще что-то. До этого все случаи объединяло то, что вещь возвращали хозяину и ржали над ним, он ржал со всеми, а завтра мы уже смеялись над новым растяпой.

В этот раз ситуация была другая и телефон мне не вернули ни сразу, ни позднее. После 10 минут поиска жена предположила что его украли, после 20 минут уже многие так считали, а через 30 минут метка на карте начала уверенное движение, причем начала из того места где у нас во дворе были фуры на загрузке. Видели ли мы метку там? Да, видели, но ребята же часто к нам ездят (экспедитор, не водитель), товара на несколько миллионов забирают, куда им этот телефон за несколько тысяч? Это ошибка номер один. Нужно было подходить к ним и у каждого спрашивать, мы же предположили что телефон на складе и геометка ошибочна из-за экранирования стен.

Поняв, что телефон «сделал ноги», я совершил ошибку номер два, поехав один, ошибку номер три, не позвонив в полицию и не сообщив о краже и ошибку номер четыре, не взяв с собой запасной телефон для звонков в ту же полицию.

Приехав на место и точно убедившись в том, что метка на карте соответствует машине предполагаемого похитителя, я совершил ошибку номер пять, подойдя к нему и спросив не находил ли он телефон, а после препираний сделал ошибку номер шесть и показал ему ноутбук с геометкой (нужно ли говорить, что потом телефон вдруг оказался выключен).

Дальше не особо интересно, я съездил в офис, взял телефон жены, поехал назад, вызвал полицию, блокировал выезд из крупного ТЦ до приезда полиции, ездил писать объяснения, много раз ходил в полицию и т.п.

А какие ошибки я сделал еще? Например, не взял квиток о том, что у меня приняли заявление.

Передал фото и видеоматериалы на флешке (то, что её потеряли и походу не найдут лично для меня уже не хорошо и не плохо, но если бы потеряли диск было бы действительно все равно), неверно оценил ущерб (когда полицейские спрашивают «во сколько оцениваете ущерб» им не интересно за сколько можно такой же телефон купить на Авито, им интересно во сколько вы оцениваете этот ущерб). Отдал оригиналы документов на телефон и еще много мелких ошибок.

Последней ошибкой (далее я уже научился не делать их) стало то, что я не попросил дознавателя избрать меру пресечения. В идеале бы домашний арест, но подписки о невыезде тоже хватило бы (сразу хочу отметить, что не могу сказать повлияло бы это или нет, но, возможно, было бы проще).

Дело в том, что я живу в одном городе, а обвиняемый в другом, за 100 км от меня, а еще он работает водителем на междугородних перевозках и, соответственно имеет разъездной характер работы.

Ну, так вот, время-то идет и в середине майских звонят мне из суда и спрашивают, мол, удобно ли вам такого-то числа ко стольки-то часам в суд придти, в качестве потерпевшего. Конечно,- говорю,- удобно, я приду. Отлично, — говорит мне секретарь,- я вам еще смс пришлю сейчас, чтобы не забыли.

Дни идут, приезжаю я в суд к назначенному времени и вот мы уже сидим впятером: судья, секретарь, представитель обвинения и адвокат подсудимого. А самого подсудимого нет, он не приехал. Ему позвонили, на что он сказал, что находится за 2500 км от нас, в командировке и в суд не придет.

Повздыхали мы и нам назначили следующее заседание через несколько дней, чтобы он успел вернуться. А он опять не пришел: забыл. Тут судья уже ругаться стала, что человек не приходит, а сделать она ничего не может, он же не под подпиской. Надежда оставалась на то, что через 2 недели он не явится снова, тогда его найдут приставы и поместят в СИЗО, откуда будут возить на заседания.

Но все обернулось проще: он пришел. Пришел, встретил меня на улице и заявляет: а давай мировую подпишешь мне? Тут я сделаю лирическое отступление: телефон я покупал за 7500 в кредит (рассрочку), стекло за 600 и чехол за 400, значит всего примерно 9000 рублей (может и меньше, но не суть). К новому телефону я так же купил чехол, стекло, все это менее 1000 рублей, а еще я ездил в полицию много раз (тратил бензин, да и флешка не 10 рублей стоит). За вычетом моего времени, которое я не стал оценивать чтобы не наглеть (конечно тысяч 5-10 можно было бы накинуть «за моральные страдания», но человек откровенно туповат и вряд ли бы понял калькуляцию, да и суд не оценил бы) я оценил ущерб в 12 000 рублей, он мне вернул до этого 5000 рублей, а экспертиза сказала что телефон стоит 4700, т.е. формально уже я должен был ему. Ну, так вот, просит он значит мировое соглашение перед судом подписать, а я стою, глазами хлопаю и говорю ему: ты мне мозги два месяца делаешь, не можешь 7000 отдать которые клялся на карту перевести, на основании чего я подписывать что-то буду? А он такой делает глаза кота из «Шрэка» и говорит: в течение недели все отдам. Но его беда заключалась в том, что последнюю ошибку я сделал тремя абзацами выше, поэтому сказал сухо: утром деньги, вечером стулья, а для тебя еще и переведу: деньги до того, как зайдем в зал суда. И ушел. Встретились мы с его адвокатом новым, приятный такой мужик, вежливый, улыбается, как ребенок изумляется сумме требований и т.п. В общем хоть и бесплатный, но явно работает в интересах подсудимого, не то, что предыдущая. Зашли в суд, ответили на стандартные вопросы, в том числе о примирении сторон, я снова отказал. Поговорили о том, почему такая сумма, я все разъяснил (тут ошибки не было, сухо сказал что ему все разъяснил, он согласился и обещал заплатить, но не заплатил), после чего представитель прокуратуры меня поддержал и заявил о том, что озвученная мной сумма это условие потерпевшего. Далее диалог судьи (С), обвиняемого (О) и адвоката (А) в почти дословном пересказе: С: О, вы согласны? О: Да, согласен. С: Переношу заседание на 3 дня, вы передадите потерпевшему деньги? О: Да я постараюсь… С: (перебивает) Тут суд и торговаться с вами более никто не будет, трезво оцените свои силы. А: Мой подзащитный согласен и деньги принесет. О: (неуверенно) да, я… А: (перебивает, твердо): Мой подзащитный принесет деньги. С: Потерпевший, вы согласны? Я: Да, согласен. С: Заседание окончено, выйдите в коридор и ждите повестки.

— в коридоре — Адвокат, улыбаясь во все лицо, начинает доброжелательным голосом монолог в адрес подсудимого: Ты вообще понимаешь, что сейчас происходит? Ты телефон украл, на суд не ходил, потерпевшего обманываешь, тебе предлагают примириться за абсолютно адекватную сумму, а ты кривляешься? Да тебе судья сейчас штраф тысяч 15 выпишет, влепит часов 200 исправительных работ, и ты несколько месяцев это все отрабатывать будешь, а приставы тебе в этом помогут, чтобы ты снова не забыл и в командировку не уехал. А потом еще сыну твоему будут все говорить что его отец вор.

Видимо в этот момент до подсудимого в первый раз дошла полная картина происходящего и все возможные последствия, поэтому он клятвенно заверил меня в том, что перед следующим заседанием отдаст мне деньги. А сегодня было заседание суда, на этот раз последнее. Перед судом мне отдали деньги, я написал расписку и ходатайство о прекращении уголовного дела, он написал ходатайство о том, что не возражает и все это мы отдали судье. У представителей всех сторон уточнили согласны ли они, у меня уточнили добровольно ли я это сделал (не оказывалось ли на меня давление), у подсудимого уточнила о том, понимает ли он что обстоятельства прекращения дела не реабилитирующие и после этого судья всех отпустила, сказав что решение суда всем пришлют по почте, после чего подсудимый начал толкать речь о том, что ему можно ничего не писать, потому что (цитирую) «почтальоны постоянно все путают и меня не находят»… На этом история закончилась. Она началась 8 февраля в районе 16 часов и закончилась примерно в это же время 30 мая, продлившись 111 дней.

А теперь кратко еще раз том, что не нужно делать, если у вас украли телефон:

  • не нужно стесняться спрашивать людей о том, не находили ли они его;
  • не ищите его в одиночку;
  • не бойтесь звонить в полицию;
  • не ездите без запасного телефона;
  • не показывайте улики и не говорите о том, что нашли его (телефон) потенциальному похитителю;
  • не забывайте взять квиток о том, что заявление приняли;
  • не передавайте фото- и видео- материалы на флешках;
  • не думайте о методике оценки ущерба, а говорите как считаете;
  • не отдавайте оригиналы документов;
  • не забывайте попросить назначить обеспечительные меры (чтобы человек не пропал куда).

Писать о том, что делать нужно (причем делать еще до того, как у вас что-нибудь украли) я не буду, на эту тему есть множество полезных статей. Просто знайте, что вокруг по-прежнему есть люди, которые никогда не думают о последствиях и лично я рад тому, что у меня просто украли телефон.

Источник: https://habr.com/ru/post/454190/

Верховный суд разъяснил, как делить долги бывших супругов

Может ли иск о неоплаченном кредите отразиться на суде в этом уголовном деле?

Важную мысль о дележе супружеских долгов высказал Верховный суд РФ, когда пересматривал решения своих коллег о разделе имущества, нажитого в браке. В том числе – полученных за это время кредитов.

Верховный суд сказал, что не все такие долги при разводе должны делиться пополам. Также Верховный суд растолковал, кто из бывших супругов должен доказывать, пошли ли заемные деньги на нужды семьи или нет.

Раздел нажитого в браке имущества – тема не новая, но всегда актуальная. Тем более что в связи с изменением жизни общества проблемы дележа добра, нажитого гражданами, постоянно меняются.

Люди стали жить, с одной стороны, зажиточнее, у них появилось в случае распада брака больше делимого имущества. С другой стороны, трудно найти сегодня семью, не отягощенную всевозможного рода займами – просто кредитами, долгами перед знакомыми или ипотекой.

В этом случае общеизвестное правило раздела при разводе – все пополам, – как оказалось, не работает.

Закон допускает существование у каждого из супругов собственных обязательств. В том числе – долговых

Ситуация, которую пересматривал Верховный суд, была самой что ни на есть распространенной – раздел, который бывшие супруги сами произвести не смогли и попросили сделать это суд.

А началось все с того, что в Карелии гражданка попросила районный суд разделить все, что они нажили с мужем в шестилетнем браке. В списке того, что дама просила поделить, оказались не только трехкомнатная квартира, машина, мебель и бытовая техника, но и долг по кредиту.

Запрет на семейственность в некоторых бюджетных организациях снимут

Квартиру истица попросила поделить так – две трети стоимости жилья истица заплатила из своих средств, которые у нее были до брака, поэтому посчитала, что ей полагается соответственное количество квадратных метров.

А совместно они оплатили одну треть квартиры – ее и надо поделить пополам. Мебель и технику суд должен отдать ей, а половину этого она обещала отдать бывшему мужу деньгами.

Невыплаченный же кредит истица попросила поделить ровно пополам.

Бывший муж подал встречный иск – автомобиль и квартиру поделить пополам, а кредит не делить, так как брала его бывшая супруга для себя. Районный суд поделил квартиру и отдал большую часть жене, мебель и технику тоже ей, машину – мужу. Кредит посчитал общим и поделил пополам.

Верховный суд Карелии с решением коллег не согласился. С бывшего мужа в пользу жены апелляция решила взыскать разницу присужденного имущества и кредит. Пересмотрев дело, Верховный суд РФ заявил, что ошибки сделали и районный, и республиканский суды.

Вот как рассуждала Судебная коллегия по гражданским делам ВС.

Кредит, судя по одному из пунктов договора, был взят в банке “на цели личного потребления”. Райсуд основывался на семейном законодательстве. По этому законодательству “установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи”.

Если бывший муж с таким утверждением не согласен, то пусть докажет обратное. Райсуд в решении так и записал – раз экс-супруг не представил доказательств, что кредитные деньги жена использовала на личные нужды, то будем считать, что они ушли на семью. А, значит, возвращать их должны оба супруга.

Апелляция с таким утверждением согласилась. А вот Верховный суд РФ – нет. Он напомнил, что по Семейному кодексу(статья 39) при разделе общего имущества и определении долей в этом имуществе, доли супругов признаются равными, если не было на этот счет специального договора.

Общие долги супругов распределяются между ними пропорционально присужденным им долям. А еще Семейным (статья 35) и Гражданским ( статья 253) кодексами установлена презумпция согласия одного супруга на действия другого по распоряжению общим имуществом.

Но положения о том, что такое согласие предполагается и в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Более того, 45-я статья Семейного кодекса говорит, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено только на имущество этого супруга. Закон допускает наличие у каждого из супругов собственных обязательств.

Из всего сказанного Верховный суд делает вывод – в случае заключения одним из супругов договора займа или “совершения иной сделки, связанной с возникновением долга”, такой долг может быть признан общим только в строго определенных случаях. Если есть обстоятельства, вытекающие из 45-й статьи Семейного кодекса.

А бремя доказательств этих обстоятельств лежит на той стороне, которая требует распределить долг. Для распределения долга между супругами (статья 39 Семейного кодекса) долговое обязательство должно являться общим.

То есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо быть обязательством одного из супругов, по которому все полученные деньги были потрачены на нужды семьи.

Страховщиков обяжут ремонтировать авто по ОСАГО уже с мая

Верховный суд подчеркнул – юридически значимым обстоятельством в нашем деле было выяснение вопроса – действительно ли кредит, полученный супругой, был потрачен на нужды семьи? Без выяснения этого вопроса спор разрешить невозможно.

Еще Судебная коллегия ВС заметила – если истица была заемщиком, то именно она должна была в суде доказать, что возникновение долга произошло по инициативе мужа и жены и в интересах семьи. А все полученные деньги ушли на семью. Но карельские суды бремя доказательств, что деньги супруга потратила на себя, возложили на мужа.

А это противоречит нашему законодательству, заметил Верховный суд. Местные суды, признав долг по кредиту общим, решили взыскать с ответчика половину суммы долга, включая непогашенную часть. Хотя закон о том, что при разделе общего добра учитываются и общие долги, не говорит о правовых основаниях взыскивать с супруга невыплаченную задолженность.

Возникшие в браке обязательства по кредитам, исполнять которые после развода будет один из них, можно компенсировать другому, передачей ему в собственность часть имущества, сверх того, что ему полагается по закону.

Если имущества нет, то супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически уже сделанных им выплат по кредиту. По другому нельзя, заметил ВС, так как второй супруг при другом раскладе окажется в заведомо неблагоприятной ситуации. Ведь именно такой подход соответствует 39-й статье Семейного кодекса.

Все дележи местных судов Верховный суд отменил и велел пересмотреть спор с учетом своих разъяснений.

Источник: https://rg.ru/2017/02/27/verhovnyj-sud-raziasnil-kak-delit-dolgi-byvshih-suprugov.html

101Адвокат
Добавить комментарий