Может ли работодатель что либо предпринять,если мне необходимо провожать и встречать сына со школы?

Расписка родителей за ребенка

Может ли работодатель что либо предпринять,если мне необходимо провожать и встречать сына со школы?

Добрый вечер. Я — классный руководитель 11-го класса. Приближается Выпускной бал.

Родители наших одиннадцатых классов проводят выпускной вечер в одном из ресторанов соседнего города, на нас, классных руководителей, возлагают ответственность за жизнь и здоровье детей на время мероприятия.

Правомочно ли это. Аттестаты выпускникам вручат 22 июня, выпускной состоится 28 июня, мы уже будем в очередных отпусках. Спасибо.

За безопасность детей во время торжественной части отвечает школа. Если потом класс идет в ресторан, родители должны написать расписку, что берут

ответственность на себя. Не дай Бог, что-то случится!! Я двумя руками за сладкий стол, чтобы дети могли перекусить, но выпускной не превращался в ресторанное шоу с приключениями.

Как пишется расписка от родителей?

Ответственные и любящие родители, в процессе воспитания попробуют донести до своего малыша, что он несет ответственность за поступки. Впрочем, зачастую груз процесса, сбрасывается родителями на работников ОУ, тренеров или того интереснее – на самого ребенка.

А так как в конвенции о правах ребёнка заявлено, что за воспитательное образование ребёнка ведущую обязанность несут его родители, их наиважнейшей целью обязаны быть его интересы. В случае, когда родители не хотят исполнять, как положено свои обязательства, то несут юридическую ответственность.

Особенности регулирования отношений между родителями и детьми

В последнее время, в связи с ужесточением контроля над соблюдением прав, не достигших совершеннолетия, детей, некоторые ОУ ввели в практику использование официально оформленных документов для регулирования отношений между родителями и ОУ. Образовательные и воспитательные учреждения имеют право регулировать отношения с родителями, для разделения ответственности в процессе воспитания.

Для этого ОУ используют такой документ, как родительская расписка. Расписка, как правило, применяется при необходимости обозначить что-то конкретное. Или это документ, свидетельствующий о том, что какое-то конкретное лицо берет на себя какие-то обязательства. Расписку составляют от первого лица.

Когда требуется предоставление расписки от родителей?

Как таковой, формально закреплённой формы, нет. Имеются некоторые требования: наличие названия и адреса ОУ, фамилия, имя, отчество руководителя ОУ (или лица, назначенного им ответственным); собственно сам предмет (тема) документа; фамилия, имя, отчество родителей (опекунов, законных представителей, лиц, назначенных ответственными).

В каких случаях ОУ может настаивать на получении этого документа? Рассмотрим варианты:

  • При поступлении малыша в воспитательное или образовательное учреждение родители дают расписку о персональной ответственности (если это предусмотрено уставом школы)Безопасность, поведение и поступки ребенка во внеурочное время, при условии, что ребенку разрешено добираться домой от школы самостоятельно. Ответственность родителей или их представителей за безопасность, поведение и поступки ребенка при условии, что родители или их представители будут встречать и сопровождать ребенка во внеурочное время. В такой расписке, кроме уже указанных выше сведений, родители извещают администрацию УО, о своем разрешении добираться до дома ребенку без сопровождения, и полностью принимают на себя всю ответственность за его поведение и поступки во внеурочное время. Или ставят в известность о том, что ученика будут встречать или сами законные представители, или лицо, назначенное ими с указанием данных из документа, удостоверяющего личность встречающего.
  • Воспитательный процесс не заканчивается получением образования, ребенок в процессе обучения занимается в кружках по интересам, спортивных секциях, посещает экскурсии и культурные и оздоровительные мероприятия. Это могут быть поездки на соревнования, олимпиады, экскурсии и другие мероприятия. На время таких поездок родители обязаны давать разрешение.
    В нём указывается, что законные представители не возражают против участия школьника в спортивных соревнованиях, олимпиаде, экскурсии и т.д. и принимают на себя все обязанности по обеспечению безопасности ребенка, и не будут иметь никаких материальных и моральных претензий к организаторам мероприятия.
  • Так же возникают ситуации, когда ОУ на собственные средства или на средства, выделенные бюджетом, приобретает дорогостоящее оборудование, технику, материалы (например: компьютеры, оборудование и химикаты в кабинеты химии и физики, дорогостоящие книги в библиотеку и /или, спортивный инвентарь, форма и т.д.). Вот тогда, для полной уверенности в сохранности школьных активов, ОУ может обязать родителей написать расписку об ответственности и возмещении, в случае порчи их ребенком какого либо школьного имущества.
  • Наконец в обучающем процессе наступает период, когда полное/начальное среднее образование получено, и во всех ОУ проходят выпускные балы. За празднования по случаю вручения документа об образовании, несет ответственность ОУ и, обычно, проводится совместно с местной администрацией. Во время этих празднований ответственность за их содержание, жизнь и здоровье и поведение участников несет администрация школы.
  • По окончании торжественной части, руководство ОУ и преподаватели, уже не отвечают, в юридическом аспекте, за не достигших совершеннолетия выпускников.

    После выхода приказа об отчислении, обе стороны образовательного процесса (преподаватели, выпускники школы и их родители (законные представители), уже не состоят в образовательных отношениях.

    Но если выпускной проходит непосредственно в ОУ, то ответственность за жизнь и здоровье детей, будет полностью лежать на директоре, или на лице, назначенном руководителем ответственным за обеспечение безопасности выпускного вечера, работнике ОУ.

    Как и в предыдущем случае, родители проходят инструктаж и дают расписку о принятии полной ответственности за здоровье и поведение ребенка после завершения торжественной части.

    В этом случае расписка должна содержать полный перечень обязательств, которые родители должны соблюдать, и так же ранее указанные сведения о них и/или их представителей, в том случае, когда выпускной проводится в УО, руководство школы назначает ответственных за обеспечение безопасности выпускников и выпускает приказ, где прописывается вся надлежащая информация.

    Требования к составлению документа

    • ФИО ребенка;
    • Подпись родителя.
    • При этом в документе стоит указать, что родитель осознает всю риск и опасность мероприятия. И всю ответственность за наступление негативных событий во время проведения мероприятия и по дороге на него он берет на себя. И что не собирается предъявлять никаких материальных претензий по поводу здоровья и материальных ценностей ребенка.Примерный образец:Расписка от родителей.(разрешается как заполнение готовой формы, так и написание от руки)Я, такой-то, прописанный (ая) по адресу, номер для связи, будучи законным родителем (опекуном, представителем) сына (дочери), подтверждаю, что несу самостоятельно полную ответственность за принятое решение, разрешив своему сыну (дочери) участвовать в соревнованиях, которые состоятся «____»____________20___г. (место проведения), дата проведения: «____»______________20___г.).Жизнь и здоровье моего ребенка на момент поездки доверяю (Фамилия, Имя, Отчество).В полной мере, без каких либо исключений, сознаю все предполагаемые возможности и риск здоровью, в процессе прохождения соревнований (олимпиады, экскурсии) и по дороге к месту прохождения соревнований (олимпиады, экскурсии).Не имею намерения предъявлять какие-либо материальные претензии к оргкомитету по поводу состояния здоровья моего ребенка, а также испорченных или утерянных во время соревнований личных вещей, оборудования, или иных предметов, необходимых для участия в данном мероприятии.Позволяю моему сыну (дочери) участие в соревновании (олимпиаде, экскурсии и т.д.).«_____» ________ 20___ г. по теме:

      Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

    Источник: https://vmalevany.ru/raspiska-roditelej-za-rebenka/

    Родители не должны шпионить за своими детьми

    Может ли работодатель что либо предпринять,если мне необходимо провожать и встречать сына со школы?

    Последние пару лет Мэнди Снайдер, бухгалтер из Спокана, штат Вашингтон, «наблюдает» за своей дочкой. При помощи удобного высокотехнологичного инструмента mSpy Снайдер может просматривать все текстовые сообщения, фотографии, видео, скачиваемые приложения и историю браузера 13-летней дочки.

    Она не думает извиняться за это. Она говорит, что прошлым летом смогла вмешаться, обнаружив, как её дочка переписывается со своим парнем, планируя встречу для секса. «Я знаю, что моя дочь не такая наивная, какой была я в её возрасте, и что в современном мире способов социального общения существует с избытком, — говорит Снайдер. — Но меня, как родителя подростка, этот век технологий пугает». Но, хотя технология может стать причиной появления новых способов попадания детишек в беду, она также может предоставить новые способы следить за каждым их шагом.
    С такими технологиями отслеживания, как mSpy, Teen Safe, Family Tracker и т.п., родители могут следить за звонками, текстовыми сообщениями, чатами, постами в соцсети. Они могут изучать карты всех мест, где побывал их ребёнок и его телефон. Приложение Mama Bear даже отправляет родителям предупреждения, в случае, если их чадо превышает скорость, сидя за рулём. Но между защитой и навязчивой идеей грань очень тонка. Новые инструменты для цифрового слежения ставят родителей в затруднительное положение. Юность — такой критический период в жизни ребёнка, когда им нужна частная жизнь и ощущение личного пространства, чтобы выработать собственную личность. Родителям может быть невыносимо следить за тем, как их ребёнок отдаляется от них. Но, как бы ни было соблазнительно для родителей внедриться в тёмные уголки личной жизни их детей, существуют убедительные свидетельства того, что подглядывание за ними повлечёт за собой больше плохого, чем хорошего. В долгосрочной перспективе цель родителя — создать здорового самодостаточного взрослого человека. Процесс выработки здоровой автономности начинается с момента, когда ребёнок способен уползти от вас — так говорит Нэнси Дарлинг, специалист по психологии развития в Оберлинском колледже. «Родительская доля тяжела необходимостью соблюдения баланса стремления ребёнка к самостоятельности и соображений безопасности», — говорит она. Приватность — ключевой момент выработки самодостаточности. «Возможность испытывать уединение — вероятно, базовая потребность человека, превышающая культуру», — говорит Скайлер Хоук, социальный психолог, изучающий развитие юности в Китайском университете Гонконга. В юности мозг, тело и социальная жизнь детей быстро меняются. Во время экспериментов со своей идентичностью и самовыражением им необходимо личное пространство, чтобы разобраться со всем этим, говорит Хоук. Уединение не просто важно для молодых людей, говорит Сандра Петронио, профессор коммуникаций и директор Центра управления приватностью коммуникаций в Индианском университете. Это их обязанность. «Основная забота взрослого человека — выработать индивидуальность, отойти от контроля родителей. Один из понятных способов сделать это — потребовать личное пространство», — говорит она. Существуют убедительные доказательства того, что вторжение в личную жизнь ребёнка нарушает отношения родитель-ребёнок, говорит Петронио. «Родитель своим подглядыванием демонстрирует недоверие, — говорит она. — Всеобъемлющая потребность контролировать ребёнка по-настоящему вредит отношениям». Скрытое подглядывание, добавляет Хоук, вряд ли долго будет оставаться скрытым. Большинство детей лучше своих родителей разбираются в технике. Есть шансы, что они обнаружат эти отслеживающие приложения и разберутся, как взломать систему — будут оставлять отслеживаемый телефон в шкафчике в школе, когда прогуливают уроки, или заведут вторую, тайную учётную запись в Instagram. Неудивительно, что когда дети чувствуют, что не могут доверять родителям, они становятся ещё более скрытными. Хоук наблюдал этот эффект в выборке студентов в Нидерландах, где отношение к индивидуализму и самостоятельности похоже на отношение к ним в США. Исследователи спрашивали детей, уважают ли их родители их личное пространство. Через год дети подглядывавших родителей демонстрировали более скрытное поведение, а их родители сообщали о том, что меньше знают о занятиях, друзьях и местонахождении детей, по сравнению с другими родителями. «Мы можем проследить путь от ощущения вторжения в личную жизнь до увеличения уровня секретности детей и снижения знаний родителей об их детях, — говорит Хоук. — Если родители слишком сильно вторгаются в жизнь детей, это им в итоге откликнется». При отсутствии у ребёнка личного пространства страдают не только отношения родитель-ребёнок. Когда дети чувствуют вторжение, это может привести к появлению у них психологических проблем, которые эксперты называют «усвоенным» поведением — тревожность, депрессия, отдаление. «Есть множество исследований, говорящих о том, что дети, растущие с назойливыми родителями, больше подвержены воздействию этих психологических проблем, в частности оттого, что это подрывает уверенность ребёнка в своих способностях действовать самостоятельно», — говорит Лоуренс Стейнберг, профессор психологии из Университета Темпла и автор книги «Эпоха возможностей: уроки новой науки о юности» [Age of Opportunity: Lessons From the New Science of Adolescence]. Когда родители не дают детям возможности принимать решения самостоятельно, у детей не появляется шанса сделать выводы из этих решений. Хотя у родителей есть обязанность направлять своих детей и беречь их от вреда, юность всё же остаётся временем для выявления пределов, говорит Джудит Сметана [Judith Smetana], профессор психологии, изучающая взаимоотношение молодых людей и их родителей в Рочестерском университете. Возьмём алкоголь. Дети, экспериментировавшие с алкоголем в юности, и не ставшие затем алкоголиками, оказываются психологически более здоровыми, чем те, кто никогда его не пробовал, говорит Сметана. «Не хочу попустительствовать увлечение детей алкоголем, но мы знаем, что это время — время экспериментов, — говорит она. — Такова природа юности». Но даже когда родителям известна важность уединения, бывает сложно понять, где нужно провести черту. Эта черта для каждой семьи будет разной, даже в едином социально-экономическом слое или в одной и той же местности, говорит Дальтон Конли, социолог из Принстонского университета, автор книги 2014 года «Наука быть родителем» [Parentology]. Конли говорит, что был шокирован, узнав, что его коллега шпионит за своими детьми-подростками при помощи видеоняни, находясь в отъезде, на конференции. В то же время, его не смущает практика проверки трат, совершаемых по банковской карте, у своих собственных детей, с целью узнать, где они были и что покупали. «Технология родительского слежения так быстро развивается, что не существует чётких норм того, что считать приемлемым», — говорит он. Дарлинг тоже испытывала искушение отодвинуть границу между независимостью и уединением. Несмотря на то, что она выступает за предоставление детям личного пространства с тем, чтобы они выработали здоровую самостоятельность, она также является родителем, беспокоящимся за них. Она попросила своего младшего сына включить функцию Find My iPhone, чтобы она могла найти его, если не сможет дозвониться. А когда её старший сын, находившийся дома на каникулах в перерыве занятий в колледже, не вернулся домой однажды вечером, «Я сунула нос в его контакты в мобильном, чтобы позвонить его девушке, — признаёт она. — Его это разозлило, но ведь было 3 часа утра, и я беспокоилась». Согласно Дарлинг, дети скорее почувствуют вторжение в личную жизнь, если родители будут вмешиваться в их личные дела — к примеру, подслушивать их разговоры или подсматривать переписку. Но большинство детей признаёт, что у родителей есть законное право на обеспечение безопасности — устанавливать правила по использованию наркотиков или знать, куда дети идут после школы. «Родители должны знать, где находятся их дети», — говорит она. Но и вопросы безопасности не так уж однозначны. В большинстве мест [США] сейчас быть ребёнком безопасно. Согласно статистике ФБР, количество насильственных преступлений упало на 48% с 1993 по 2011 года. Детская смертность падает. Пропадают дети рекордно мало.

    Тем не менее, некоторые эксперты говорят, что никогда ещё социум не требовал так сильно пристальнее следить за своими детьми — это очевидно из тех ставшими частых случаев, когда родителей арестовывают за то, что их дети в одиночку ходят в школу или играют в парке без присмотра.

    Многие эксперты обвиняют в этих переменах современные СМИ, постоянно предоставляющие устрашающие заголовки, касающиеся опасностей и похищения. «СМИ увеличивает страх, а страх превращается в ограничения для детей, подростков и даже молодых людей, — говорит Петронио. — У него есть возможность подорвать развитие набора навыков у молодых людей, которые необходимы им для того, чтобы стать независимыми взрослыми». И действительно, некоторые дети живут в опасных районах. И этим детям, судя по всему, лучше жить под строгим надзором их родителей. Исследование специалистов Виргинского университета обнаружило, что у детей из мест проживания представителей среднего класса, характерных отсутствием риска, отношения с матерями и социальная адаптация получается хуже, если их родители подрывают их самостоятельность. Наоборот, среди семей с низким доходом и высоким уровнем риска отношения с матерями были лучше, когда те были более авторитарными. Но во многих местах желание родителя шпионить за детьми может быть продиктовано не столько заботой об их безопасности, сколько стремлением уменьшить собственную тревожность. «В итоге получается, что вы пытаетесь утолить вашу жажду знаний, поскольку вы не выносите неопределённости, вы не даёте ребёнку возможности научиться тому, как принимать правильные решения», — говорит Петронио. Исследования Хоука показывают, что родители, шпионящие за детьми, меньше уверены в своих способностях, больше тревожатся по поводу их взаимоотношений с детьми, и больше беспокоятся — часто безосновательно — по поводу поведения их ребёнка. «На основе моего исследования, я считаю, что подглядывание может характеризовать как адаптацию ребёнка, так и родителя — возможно, последнего даже в большей степени», — говорит он. Когда дело касается установления здоровых границ, то, как говорят психологи, хорошее общение лучше подглядывания, а дети, которые активнее делятся со своими родителями, лучше приспосабливаются к жизни. «В итоге, наилучший способ узнать, что происходит с вашими детьми — послушать, что они сами расскажут», — говорит Хоук. Некоторые родители говорят, что отслеживание улучшает общение с детьми. Снайдер говорит, что использование приложения для отслеживания телефона дочери стало стартовой площадкой для обсуждения таких тем, как секс, наркотики, самоубийство и друзья. «Поскольку я читаю её переписку с друзьями, мы можем без подготовки общаться по поводу происходящего в её жизни, — говорит Снайдер. — Не думаю, что у нас были бы такие же открытые отношения, построенные на уважении, без помощи mSpy».

    И всё же, вероятно, можно утверждать, что большая часть родителей, скачивающих шпионские приложения, делают это не для того, чтобы вести приятные разговоры с детьми.

    Очевидно, что личная жизнь и пространство важны детям для того, чтобы помочь им стать здоровыми взрослыми.

    Теперь, когда вторгаться в личную жизнь стало легче, чем когда бы то ни было, родителям придётся задавать себе неудобные вопросы каждый раз, когда они собираются пересечь эту черту.

    • родители
    • дети
    • слежка
    • опека
    • гиперопека

    Источник: https://habr.com/ru/post/410237/

    Психолог Андрей Метельский: пацан должен драться — и точка!

    Может ли работодатель что либо предпринять,если мне необходимо провожать и встречать сына со школы?

    Андрей Метельский — врач-педиатр, подростковый психотерапевт, гештальт-тренер, сертифицированный тренер центра INTC. Общая психотерапевтическая практика — 20 лет. Инструктор по русскому стилю рукопашного боя.

    Я не знаю, что произошло с миром. Еще двадцать лет назад сына в семье всегда хвалили за то, что он вступился за слабого, дал отпор наглецам. Жалобщикам, размазывающим сопли по лицу и рассказывающим о том, что «меня побили», наверняка от отца прилетал еще и профилактический подзатыльник.

    Быть сильным (не только телом, но и духом) считалось правильным. Сегодня произошла какая-то кастрация. По улицам ходят татуированные с ног до головы дрыщи с бородами, как у лесников, но глаза у них как у испуганных сусликов.

    Я рад только одному: у моих детей, прокладывающих себе дорогу в жизнь, будет меньше конкурентов.

    Уже не первый раз ко мне приводят подростков, у которых проблемы со здоровьем, успеваемостью, психологическим состоянием, и оказывается, что первопричина кроется в неразрешенном конфликте в школе.

    А не разрешился он потому, что «гуманисты»-родители категорически запретили ребенку драться и над ним попросту издеваются одноклассники. Он не может, не умеет ответить и замыкается в себе. В отдельных случаях дело может дойти до аутизма.

    И я задаю родителям лишь один вопрос: «Что вам важнее — личное спокойствие или успех ребенка в жизни?»

    Навскидку, без всяких выборок, возьмите любого успешного мужчину и спросите, дрался ли он в детстве. Я могу дать вам 99-процентную гарантию, что дрался, причем неоднократно. Я говорю это к тому, что мы, мужики, немного по-другому устроены.

    Важнейшие качества, та самая мужественность, появляются у нас не просто так: это продукт роста над собой, прохождения ряда инициаций. И драка с разбитым носом, как ни крутите, одна из таких инициаций, поэтому бояться ее глупо. Есть вещи, которые заложены в нас природой.

    Их переиначивание чревато последствиями в первую очередь для экспериментирующего.

    Задумайтесь, кого вы растите, постоянно указывая ребенку, что конфликты — то, чего надо избегать любыми путями. Вы растите «офисный планктон» в самом его некрасивом виде.

    Послушного робота, который выгоден всем — школе, университету, будущему работодателю, жене-самодурке, в конце концов, вам, — чего уж там скрывать! Страдать от этого придется лишь вашему сыну, интересами которого окружающие будут жертвовать всю его жизнь.

    Я не призываю бросать ребенка на произвол судьбы. Я рекомендую поверить ему, поверить в него, позволить ему узнать себя получше, взглянуть в глаза своим страхам и победить. Не ждите иных результатов, все произойдет именно так. Не пытайтесь решить эти вопросы за ребенка — бесполезно. Это — его война.

    Вспоминаю недавний случай, когда папа поколотил обидчика своего сына. Против такого поведения и уголовный кодекс, и азы психологии. Дети должны в своих проблемах разбираться сами.

    Если кто-то из сверстников побил вашего ребенка, стоит понимать, что по большому счету главное ваше упущение заключается в том, что вы не научили сына защищаться. И неважно, был противник больше, сильнее или нахрапистее.

    Правило, что большой шкаф громко падает, никто не отменял.

    Приходит сын и говорит: «Папа, меня побил одноклассник». Отвечайте: «Сынок, есть вопросы, которые тебе придется решать самому. Неважно, победишь ты в драке или нет, важно, что ты совершишь мужской поступок и дашь отпор». Вы можете предложить ему помощь, отдав в секцию по борьбе.

    Да, бывают из ряда вон выходящие случаи, когда ребенка лупят старшие, когда делают это, наваливаясь «кодлой». Здесь, конечно, стоит вмешаться. Но я категорически уверен, что причина идиотских поступков любого ребенка кроется не в нем, а в его родителях, и разбираться надо только с ними.

    Когда мы идем против биологии и запрещаем детям драться, когда мы закладываем в голову категорическую мысль о том, что ни в коем случае нельзя разрешать конфликт кулаками, возникают большие проблемы.

    Блокируя естественные движения тела и души, заложенные природой, мы запираем их в теле, но они никуда не исчезают.

    Так мы провоцируем заболевания на уровне психосоматики — лишний вес, испорченное зрение, гастриты и многое другое.

    Порой проявлять агрессию — значит выживать. И сформировав у ребенка посыл, что агрессия — это плохо, вы можете заодно убедить его, что выживание, отчаянная борьба за существование — тоже как-то не очень… Представляете, какая у него в голове мешанина?

    Меня ужасает, когда родители малодушно заявляют про сына: «Он у нас не сильный, зато умный!» Просто знайте, что стратегия пугливого неприятия агрессии и насилия — важных составляющих частей жизни — однозначно ни к чему хорошему не приведет. Чем сильнее вы будете ограждать ребенка и себя от этой оборотной стороны «цивилизованной» жизни, тем сильнее она рано или поздно вас ударит.

    Поймите, что у детей нет отработанных навыков разрешения конфликта мирным путем.

    Я скажу вам больше: приходилось видеть на своих тренингах много взрослых мужиков, у которых эти навыки отсутствовали даже к 40—50 годам! Дети по натуре своей жестоки, поэтому необходимо не просто говорить ребенку о том, что он может и по большому счету должен дать сдачи хулигану, но и научить его это делать.

    Любые занятия борьбой прекрасно дисциплинируют пацана, помогают ему контролировать силу, осознавать свои возможности. На личном примере могу сказать, что дети, занимающиеся у нас русским стилем, вообще не дерутся в школе. Они не агрессивны, никогда не нападут первыми, но при этом они всегда готовы дать отпор.

    Мужской мир, особенно на стадии становления, инициации мальчика как мужчины, очень интересен и необычен. Наверняка вы знаете по своему опыту, что лучшие и самые крепкие друзья из детства появились как раз в результате грандиозной драки. Вы должны понимать, что события, происходящие впервые в жизни, ребенок воспринимает намного ярче опытных взрослых.

    И то, что для вас является обыкновенной ссорой, для него может стать переломным моментом, близким к вопросу «Жить или не жить?». Ситуация, когда надо постоять за себя, агрессивно заявить о своих правах и, вполне возможно, не имея альтернатив, перейти от слов к решительным действиям, обязательно возникнет.

    Этот момент может стать или днем триумфа, победы над собой, или глубокой психологической травмой.

    За 20 лет практики ко мне ни разу не пришли родители с проблемой, что их ребенок кого-то бьет, все приходят с тем, что «сына обижают».

    Это простая и показательная истина: вы можете сколько угодно говорить о долготерпении и гуманизме и даже журить сына, когда он даст сдачи наглецу.

    Но осознание, что все пошло не так, возникает только тогда, когда с мнением ребенка, его личным пространством перестают считаться. Задайтесь вопросом, кто в этом виноват? Плохие мальчишки? А может, все-таки вы?

    Источник: https://people.onliner.by/opinions/2016/11/30/mnenie-578

    «И до 11 класса буду провожать!» – когда ребенок может самостоятельно ходить в школу?

    Может ли работодатель что либо предпринять,если мне необходимо провожать и встречать сына со школы?

    Вы ночами не спали, пеленки ему меняли, колыбельные пели, а тут вы слышите: «Я уже большой».

    И вроде бы как надо его отпустить… Хорошо, что пока в маленькое свободное плавание…до школы! Многие из родителей крайне не хотят этого делать и вплоть до старших классов ходят с детками в школу.

    Когда же можно перестать водить за руку ребенка? Своим мнением с «Гуранкой» поделились читинские мамочки и эксперт-психолог Наталья Мовчан.

    Считаю, что провожать детей до школы нужно до 5 класса. Хотя все это зависит от самого ребенка. Мой сын уже в конце второго класса стал на меня возмущаться и проситься ходить в школу самостоятельно. Я согласилась, но только при условии, что ходить он будет вместе со своим одноклассником, проживающим рядом с нами.

    Первый раз был очень волнительным, я не выпускала телефон из рук и ежеминутно ждала звонка от сына. Если он мне не звонит, то я сразу набираю классному руководителю.

    Хоть он сейчас ходит без меня в школу, но я до сих пор с трудом отпускаю его и постоянно держу все под контролем. Дочку же свою буду до 11 класса сопровождать.

    Страшно отпускать ее одну, ведь, как мне кажется, девочки больше подвергаются насилию. Да и дети стали очень часто пропадать.

    Евгения Алешина

    В этом году моя дочь пошла в первый класс. Однозначно буду провожать и встречать ее, так как мы живем в непосредственной близости к вокзалу. Там контингент людей далеко не самый идеальный и добропорядочный, поэтому если понадобится, буду и до 11 класса с ней ходить. Я очень боюсь за своих детей.

    Оптимального возраста для самостоятельного похода в школу нет. Ведь на это влияет множество факторов: занятость родителей, место проживания, отдаленность школы и самостоятельность ребенка. В каждой семье все индивидуально.

    Олеся Волкова

    Я водила и забирала свою дочку-первоклассницу на протяжении двух месяцев, после этого только провожала. На решение отпускать ребенка без сопровождения родителей повлияла безвыходная ситуация, которая возникла в нашей семье. Передо мной встал вопрос: перестать провожать ребенка или продолжать, но уволиться с работы.

    Долго не могли решить, но потом решили рискнуть. Сильно боялась, но, как оказалось, моя дочка очень ответственная. Звонила мне, когда шла в школу, была на перемене, по окончанию уроков и по приходу домой. Только когда я слышу, что она дома, тогда сердце перестает беспокоиться, и я спокойно продолжаю работать.

    А до этого момента я в панике.

    Однако, родители, если у вас есть возможность провожать и встречать вашего ребенка, то делайте это вплоть до 4 класса.

    Ксения Карбушева

    У меня двое детей. В следующем году один из них пойдет в школу. Для себя я решила, что буду ходить с ребенком в школу до 10 лет, потому что люди разные бывают. Безопасность превыше всего. После 5-го же класса буду провожать его в целях контроля. Вдруг в школу не пойдет или еще что-нибудь.

    Если же все-таки решусь отпустить ребенка без меня, то только с друзьями и со смарт-часами!

    Анастасия Решетникова

    Моему сыну 9 лет, ходить в школу без меня стал в втором классе. Он сам изъявил это желание. Я согласилась и отпустила. Тем более, что сын учится со второй смены и школа находится рядом с домом. 

    Главное условие самостоятельного похода в школу – это звонок мне во время дороги, по приходу в школу и после уроков. Однако, несмотря на это, я все равно переживаю за него. И иногда даже провожаю его под предлогом посещения магазина.

    Наталия Шульдикова

    Самостоятельно ходить в школу мой ребенок стал во втором классе, когда ему было 8 лет. Отпустила я его с трудом, но, так как школа рядом, было немного поспокойнее. Однако вскоре мы будем переводиться в другую школу, там я буду возить его и позволю ему ездить одному не раньше 6-7 класса. Была бы возможность, то до армии бы провожала.

    Снежана Намсараева

    Сейчас мой сын перешел учиться в 4 класс. В школу ходит самостоятельно со второго класса, но это потому, что школа находится рядом с домом. Если бы надо было ездить, то точно бы не отпустила. Ведь мало ли что может произойти. Вдруг остановку пропустит или деньги потеряет на проезд. Поэтому в таком случае до 6 класса лучше провожать ребенка в школу.  Однако это все индивидуально.

    Наталья Мовчан – психолог

    Для каждого ребёнка – своё время. Кто-то, замечая близкое расположение школы к дому, начинает ходить туда самостоятельно уже в первом классе. Другие же ходят с родителями до  старших классов. Все это индивидуально.

    Если ребёнок может один оставаться дома, ходить в магазин, то почему бы ему не ходить в школу самостоятельно? В таком случае стоит разрешить ребенку пойти на этот шаг.

    А вот если ребёнок боится сам идти в школу, тогда не переставайте сопровождать его. Дождитесь того момента, когда он сам заявит о своем выборе в сторону самостоятельной ходьбы в школу. И, конечно, главное для родителей настроить себя на это.

    В такой ситуации и ребенок, и родители должны чувствовать себя комфортно.

    В случае того, когда у мам и пап не получается сопровождать ребенка в школу, и он не хочет ходить один в школу, тогда нужно его подготовить!

    • Во-первых, надо объяснить причину такой необходимости.
    • Во- вторых, не надо делать это в кризисные для ребёнка периоды – первая четверть первого и пятого класса. Надо дать возможность первокласснику привыкнуть к новому статусу, а пятикласснику – к новому формату обучения.
    • В-третьих, расскажите ему о выгодах и преимуществах самостоятельного похода. А лучше выявите их совместно с ребёнком.
    • В-четвертых, обозначьте определенную дату, когда он начнёт ходить сам. И за несколько дней до наступления момента начните сокращать сопровождение до какого-то места – до крыльца школы, до двора школы, до ближайшего магазина и т.д.

    Если же ребёнок наотрез отказывается это делать, то надо разбираться более детально и лучше со специалистом. Часто родители сами не готовы к такой детской самостоятельности. Тогда все, что сказано выше, можно сделать в отношении самого родителя

    А как вы считаете, какой возраст ребенка подходит для самостоятельных походов в школу?

    Источник: https://mama.guranka.ru/ya-rastu/i-do-11-klassa-budu-provozhat-kogda-rebenok-mozhet-samostoyatelno-xodit-v-shkolu

    Стена | ВКонтакте

    Может ли работодатель что либо предпринять,если мне необходимо провожать и встречать сына со школы?
    Прошло уже более месяца после трагических событий в Болграде, когда сгорел купол Спасо-Преображенского собора  —  православной святыни и культурной гордости края.

    В поддержку кампании по сбору средств на восстановление храма по инициативе Одесской ОГА совместно с Одесской областной государственной ТРК и с благословения Митрополита Одесского и Измаильского Агафангела был проведен телемарафон «Благозвонница», в ходе которого каждый желающий имел возможность лично поддержать болградцев.

    Одним из первых, кто пришел на помощь был их земляк — депутат Одесского областного совета Антон Иванович Киссе.

    Какие меры необходимо предпринять для скорейшего восстановления храма? И что уже было сделано для этого? Именно с этих вопросов началось наше

    интервью.

    – Прежде всего, необходимо провести в соборе консервационные работы и заказать проектно-сметную документацию. По моей инициативе в соборе уже побывал группа специалистов, которые приступили работе. Заказчиком этих работ является Управление охраны объектов культурного наследия областной государственной администрации, поскольку собор — это памятник архитектуры национального значения. Ответственность за контроль качества и распоряжение средствами будет также возложено на это управление. Мне удалось настоять на том, чтобы Управление охраны объектов архитектурного наследия  открыло казначейский счет, где будут аккумулироваться все средства, собранные для восстановления храма. По инициативе жителей Болграда был создан Общественный наблюдательный совет, который будет от имени болградцев осуществлять независимый контроль за расходованием собранных средств. Все это необходимо было сделать для уверенности в том, что все пожертвования пойдут непосредственно на восстановление храма. Кроме того, это в какой-то мере гарантирует, что никто не сможет политизировать трагедию. Хочу отметить, что Областным советом было выделено 1,5 млн. гривен,  а правительством Болгарии направлено 130 тысяч евро помощи, общественностью было собрано около 483 тысяч гривен. Очевидно, что нас ждет еще впереди кропотливая работа по сбору средств. 

    – Известно ли Вам о критике, которой подвергается Ваша

    работа? Как Вы могли бы это прокомментировать?

    – Да, мне об этом известно, но я не вижу смысла как-то реагировать на нее, поскольку там, к сожалению, не критика моей работы, а простая клевета направленная лично против меня. Скажу Вам, что те люди, чья поддержка мне важна, знают меня уже больше двадцати лет. Поэтому они никогда не поверят в чьи-то надуманные домыслы, а тем более в откровенные глупости. Я всегда на виду, и люди прекрасно меня знают. Эти нападки, наоборот, только придают мне уверенности в том, что мы на правильном пути.

    – Возможно, Вам необходимо больше времени уделять общению со средствами массовой информации

    и больше рассказывать о Вашей деятельности? 

    -Общению с прессой я уделяю достаточно внимания и времени —  всегда открыт и доступен  для всех. Я готов отвечать на любые вопросы и говорить о своей работе, о проблемах в регионе. Но я считаю, что каждый должен делать свое дело, поэтому я уделяю больше времени своей общественной работе, чем общению с прессой. Для того, чтобы поддерживать общение — я завел личные страницы в социальных сетях, пишу небольшие заметки в прессу, а скоро будет запущен личный сайт, который будут вести мои помощники.

    – Антон Иванович, перейдем к вашей депутатской деятельности. Что удалось достичь областной власти в

    прошедшем году?

    – Следует отметить, что при всех проблемах есть достижения, о которых можно говорить. Областной совет и областная государственная администрация уделила особое внимание именно образованию в 2011 году. Были введены в эксплуатацию 7 новых школ. Вам для сравнения: по всей Украине было сдано всего 21 школы. В рамках программы «Школьный автобус» школам области было предоставлено 46 автобусов и в этом году будут обеспечены уже все школы, где в этом есть необходимость. В этому году приоритетным направлением будет — здравоохранение. Кроме запланированного капитального ремонта поликлиник, по инициативе жителей области, на этот год  запланировано строительство 15 новых стадионов, которые внесут свой вклад в физическое здоровье молодежи. Очень важно, что была принята программа «Культура Одесчины на 2012 — 2015 годы», подготовленная комиссией по вопросам культуры, в которую я вхожу. В частности, Программа предусматривает капитальный ремонт и подготовку проектно-сметной документации  нескольких Домов  культуры — это является первым серьезным шагом по поддержке культуры в селе. Многое удалось достичь благодаря инициативе губернатора Эдуарда Матвийчука «Народный бюджет». Однако сделанное быстро забывается, и жители региона ждут новых результатов от власти, особенно от своих депутатов, избранных по мажоритарной системе. 

    – По Вашему мнению, как повлиял проект «Народный бюджет» на социально-экономическую ситуацию

    области?

    – Прежде всего, впервые власть обратилась к простому человеку. Это само по себе уже огромный прорыв. Людям доверили самим принимать решения о том, что, на их взгляд, является важным и необходимым. Я побывал на 29-ти встречах в селах, на всех сессиях  четырех районных советов области, на которых обсуждались именно эти вопросы. Там были и споры, и разногласия, но нам удавалось находить оптимальные решения. В результате бюджет области на 2012 год составлен на основе реальных потребностей граждан. Думаю, что вы согласитесь с тем, что в системе государственного управления за последние годы появился профессиональный подход. В плане: создание новых школ в области, строительство детской поликлиники в Одессе — это все крупные проекты, которые были поддержаны на встречах с жителями области. Также будет выделено 100 млн. гривен на сельское медицинское обеспечение и, конечно, будут реализованы и многие другие проекты.

    – Антон Иванович, что
    сделали лично Вы для своего края?

    – В своей работе я, прежде всего, обращаю внимание на наказы, которые мне дают избиратели и, конечно, на обращения, с которыми приходят ко мне на приемы люди. Прошлый год не особо отличался от предыдущих — людям необходимы социальные услуги надлежащего качества.  Примеров много и думаю, что не стоит рассказывать об этом, пусть лучше дела сами говорят за себя. Скажу, что все большие и маленькие проекты, которые удалось сделать направлены на создание лучших условий для жизни в Бессарабии.

    – Хорошо, но тогда скажите какие проблемы Вы считаете основными

    для вашего края? 

    – Я реалист и понимаю какова экономическая ситуация и поэтому не строю воздушных замков, а сосредотачиваю все силы на решении основных задач, стоящих перед краем. На протяжении многих лет я работаю над проблемой газификации области. Не более половины сел имеют доступ к газопроводу, а газ — это жизнь. 

    Основная задача тут — это строительство газопровода «Тарутино-Арциз-Татарбунары с отводом

    на Сарату»

    , активная работа началась с

    поручения Президента Украины. Был заключен договор между заказчиком на выполнение работ по газификации НАК «Нафтогаз Украины» с ЗАО «Укрбудтрансгаз».

    В ноябре 2011 года Кабинет Министров приостановил исполнение своего постановления, на основании которого «Нафтогаз Украины» должен финансировать в полном объеме строительство данного газопровода.

    Насколько мне известно, причиной приостановки являются не урегулированные газовые отношения с Россией. Вместе с тем, Министерство топлива и энергетики Украины неоднократно поднимало вопрос на заседании Кабмина о снятии данного моратория.

    По это вопросу есть обращения областной государственной администрации, областного совета, был и депутатский запрос депутата Верховной Рады Украины Гринивецкого С.Р. с просьбой продолжить финансировать строительство.

    Другая проблема региона
    — это водоснабжение. Наша область одна

    из наименее обеспеченных хозяйственной и питьевой водой в Украине. Около 80% жителей вынуждены пользоваться привозной водой, но при этом мы имеем уникальные поверхностные водные ресурсы, как Дунай и Днестр. Водоводы — это главные артерии края.

    Хочу отметить, что уже многое было сделано областными и районными властями, частными инвесторами. Однако еще есть много населенных пунктов, где необходима замена водопроводов, бурение новых скважин и установка оборудования по очистке воды.

    Существует программа «Питьевая вода Украины», которая финансируется через субвенции из государственного бюджета.

    При непосредственном моем участии запланировано создание станции очистки воды в Арцизе, которая обеспечит водой объекты социальной инфраструктуры, в Болградском районе будет произведено бурение скважин, а в Саратском — надеемся установить станцию доочистки воды. 

    Третья, но не менее важная проблема — это автодорожная

    инфраструктура.

    Убежден, что экономическое

    развитие без дорог — невозможно. Состояние дорог между селами не выдерживает никакой критики, но и дороги ведущие в областной центр —  также неудовлетворительны. «Укравтодор», на балансе которого находятся дороги, заверяет, что  только по окончанию чемпионата по футболу Евро-2012, средства будут направлены на улучшение ситуации.

    Улучшение имиджа Украины, конечно, это хорошо, но те люди, с которыми я встречался, придерживаются другого мнения. Поэтому областной властью запланированы в этом году проекты по улучшению дорожного покрытия. Газ, вода и дороги — три задачи, над которыми я постоянно работаю. Но есть и другие проблемы, где нельзя пройти мимо простых людей. Это земельный вопрос.

    Самое большое количество обращений ко мне — это просьбы об ускорении изготовления государственных актов на землю. Люди не могут получить их годами — это немыслимо!  Мы создали специальную группу из числа добровольных помощников, которая работает на разрешением сложившейся ситуации, где это возможно.

    За последнее время при нашем содействии более 600 человек получили госакты — и эта работа продолжается. Решение вышеперечисленных проблем само по себе создаст благоприятные условия для улучшения жизни в Бессарабии — появления рабочих мест, улучшения охраны здоровья и образования.

    – На одном из последних заседаний Арцизского районного совета была поднята проблема роста цен на сжиженный газ. В чем заключается проблема,

    и как Вы видите ее решение?

    – Да, за последнее время цены на него выросли почти вдвое, а ведь баллонным газом пользуется практически половина жителей области. Хотя государство полностью субсидирует льготные категории граждан, но для остальных — баллонный газ может стать не по карману. Поэтому мы уже направили обращение губернатору и собираемся поднять этот вопрос на ближайшей сессии областного совета. Многие считают, что рост цен происходит из-за попустительства местных властей. Однако это не так. Дело в том, что поставками сжиженного газа занимается частная компания, которая является монополистом на этом рынке. Этим вопросом занимается Антимонопольный комитет и  Генеральная прокуратура. Мы надеемся, что они смогут повлиять на ситуацию. Думаю, что решить проблему можно: у центральной власти есть достаточно рычагов для решения данного вопроса. Например, в кризисный прошлый год удалось удержать рост цен на социально-значимые виды хлеба. Таким рычагом было решение Кабинета Министров, которое ввело ограничение на экспорт зерна и цены тогда удалось придержать. Почему нельзя найти механизм применимый к газовым поставщикам? Конечно, если смотреть на ограничение экспорта зерна глубже, то оно негативно отразилось на наших фермерах, у которых из-за этого существенно уменьшилась доходная часть. Очевидно, что рычаги есть, но принимаются они лишь только в отношении тех, кто менее защищен.

    – Можно ли решить эту конкретную проблему на уровне областной

    власти?

    – Скажу вам так: Бессарабии нужна не только региональная, но и, прежде всего,  государственная программа развития. Ремонтировать школы, дарить оборудование, собирать деньги — это конечно важно, но если говорить о серьезном развитии края — здесь нужна стратегия. Я говорю о стратегии социально-экономического развития, которая без законодательного обеспечения и стимулов, без преференций производителям и аграриям — невозможна. Мы уже сегодня начали работу над такой стратегией и привлекаем для этого не только специалистов, но и призываем к активному участию предпринимателей, общественных деятелей и молодежь. Уверен, что в Бессарабии есть гражданская позиция, есть грамотные и ответственные люди. Пусть в этом никто не сомневается.

    – Антон Иванович, что Вы хотите увидеть в Бессарабии, чтобы

    сказать себе — я работал не напрасно?

    – Я хочу, чтобы молодежь видела перспективу жить в Бессарабии. Только в таком случае у нашего края есть будущее, тогда мы будем гордиться Бессарабией. Это будет дань нашим предкам — первым переселенцам, которые своим усердным трудом создали этот край для нас — построили школы и церкви, взрастили  сады и виноградники. Мы просто не можем их предать! Многие хотят здесь жить, но им нужны рабочие места, хорошее образование и условия для жизни. Нам нужно приложить все усилия для того, чтобы все это сделать. 

    Источник: https://vk.com/notes164892369

    101Адвокат
    Добавить комментарий