Можно ли доказать факт мошенничества по вкладам в бизнес?

Почему держать вклады в банках не всегда безопасно :: Мнение :: РБК

Можно ли доказать факт мошенничества по вкладам в бизнес?

Чтобы вернуть свои деньги, вкладчику пришлось обращаться в суд. Однако назначенная судом экспертиза не дала результатов. Эксперты указали, что с точки зрения почерковедения подпись клиента является слишком «краткой и простой». А раз так, установить, кем была выполнена подпись, невозможно. Повторная экспертиза пришла к аналогичному выводу.

Здесь следует прояснить два нюанса. Во-первых, российское законодательство не содержит требования, чтобы гражданин расписывался именно так, как в паспорте, т.е. он может хоть каждый день менять свою подпись.

Во-вторых, судебные эксперты элементарно перестраховываются и стараются при любой возможности дать лишь вероятностный вывод о принадлежности или непринадлежности подписи определенному лицу.

Либо вообще дать заключение, что исследуемая подпись не позволяет дать какой-либо ответ в принципе.

У моего клиента были и дополнительные аргументы. Он располагал документами, свидетельствующими, что он не мог подписать документы, поскольку в злополучный день находился на лечении в медицинском учреждении.

В судебном разбирательстве банк подвергнул сомнению и этот довод клиента.

Представители банкиров убеждали суд, что расстояние между лечебным заведением и отделением банка можно преодолеть в течение полутора часов, а физическое состояние клиента не было настолько серьезным, чтобы исключить саму возможность подписывания бумаг.

Письмо, полученное судом из медицинского учреждения, подтвердило, что в спорный период клиент находился на лечении, но не дало однозначный ответ, покидал ли он заведение или нет. Медики ограничились указанием, что пациентам запрещено покидать территорию лечебного заведения.

Перспективы дела становились достаточно туманными. Защита предприняла действия, направленные на поиск бреши в позиции банка. Выяснилось, что в отделении банка велось видеонаблюдение, а раз так, то банк в состоянии представить видеосъемку, подтверждающую, что миллион долларов забрал именно мой клиент, а не мошенник.

А один из пунктов договора об открытии вклада предусматривал, что досрочная выдача наличных денежных средств на сумму свыше $10 тыс. происходит лишь при условии предварительного письменного заявления или телефонного звонка.

Мои доводы были поддержаны судом, который предложил банку представить видеозапись и расшифровку телефонных переговоров. На следующем судебном заседании банк не смог представить указанные доказательства.

Его представители объясняли, что соответствующие видео- и аудиоматериалы хранятся лишь один год.

Несмотря на тот факт, что все содержащиеся в материалах дела доказательства не являлись бесспорными, которые могли бы однозначно склонить весы на одну из сторон, суд принял сторону вкладчика. Ключевыми доводами стали факт нахождения клиента на лечении и невозможность (или нежелание) банка представить подтверждающие видео- и аудиозаписи.

Отдельное внимание судья уделил тому, что гипотетическая возможность покинуть лечебное заведение в данной ситуации не имеет значения, поскольку закон исходит из презумпции добросовестности. И значит, не существует оснований для вывода, что вкладчик нарушал правила пребывания в лечебном учреждении.

Данные факторы позволили суду первой инстанции удовлетворить исковые требования клиента в полном объеме. Московский городской суд и Верховный суд РФ оставили решение без изменения.

Клиент смог вернуть как основную сумму вклада, так и проценты, причитающиеся ему по условиям договора за весь период, на который он был заключен.

Чему учит эта история? К деньгам, размещенным во вкладе, нужно относиться внимательнее. Очевидно, что каждый может стать жертвой мошенников, но существуют простые правила, которые помогают снизить риск. Простые настолько, что ими часто пренебрегают.

Не храните все деньги в одном банке, лучше откройте несколько вкладов в разных банках. Проверяйте состояние вклада, делайте это хотя бы раз в три-четыре месяца. Если вы VIP-клиент или у вас крупная сумма вклада — это не повод расслабляться.

В российских условиях — и тому есть уже тысячи подтверждений на практике — это лишь дополнительный фактор риска. Ну и конечно, если вы ложитесь на лечение, уезжаете в командировку или на отдых, не забывайте сохранить документы, подтверждающие эти обстоятельства.

Возможно, они помогут вам доказать правду в суде.

И еще один практический совет. Если вклад был украден и вы решили обращаться в суд, отнеситесь внимательней к выбору суда. Дело в том, что российское законодательство о защите прав потребителей позволяет вкладчику выбрать между судом по месту нахождения банка и судом по месту жительства потребителя.

Лучше обратиться в суд по месту своего жительства. В суде по месту нахождения кредитной организации против вас может сыграть сам факт знакомства и частых встреч юристов банка и сотрудников судов.

В России влияния этих факторов достаточно, чтобы негативно повлиять на объективное и беспристрастное рассмотрение спора.

Источник: https://www.rbc.ru/opinions/money/29/03/2016/56f8f5af9a79472c30769b41

Как спасти депозит от банкиров-мошенников

Можно ли доказать факт мошенничества по вкладам в бизнес?

На днях ЦБ РФ отозвал лицензию на осуществление банковских операций у очередного банка. В 2017 году через такую процедуру прошли почти полсотни кредитных организаций. Оздоровление банковского сектора продолжается, но этот процесс таит в себе ряд опасностей как для вкладчиков, так и для Агентства по страхованию вкладов (АСВ).

Нередко банки, попадающие под санацию, пытаются разными способами обмануть и вкладчиков, и государство. ТАСС рассказывает, какие мошеннические схемы существуют и как от них защититься.

Вклад в “тетрадке”

Незадолго до краха многие проблемные банки стремятся привлечь дополнительные средства вкладчиков, пытаясь увеличить ликвидность и избежать отзыва лицензии. Довольно часто для этого используют забалансовые вклады.

Забалансовые вклады — это депозиты, которые банк не показывает в отчетности.

Существуют схемы, при которых вкладчики реально открывают вклады, вносят деньги, а также схемы, когда вклад открывается фиктивно, документы об открытии депозита вкладчик (он соучастник мошенничества) получает, но деньги в банк не попадают.

И в том и в другом случае после краха банка его клиенты обратятся в АСВ, чтобы получить гарантированное государством возмещение на сумму до 1,4 млн рублей.

Как это работает? Дело в том, что банк все сведения о новых депозитах должен фиксировать в Автоматической банковской системе (АБС) — программе, куда кредитное учреждение должно заносить все данные о своей деятельности. Через эту систему ЦБ РФ в любой момент может получить полную информацию о работе банка.

Кроме того, сведения обо всех принятых депозитах — реестр вкладов — банки должны в электронном виде передавать в АСВ. Реестр содержит информацию о вкладчике, сумму на его счете, внесенную при открытии депозита, и начисленные проценты.

Когда банк находится на грани краха, ЦБ РФ вводит ограничение на прием депозитов, но руководство банка может не подчиниться, поскольку это единственный способ поддержания ликвидности.

Наоборот, в этот момент такие банки запускают агрессивную рекламную кампанию, обещают высокие проценты по вкладам.

Люди не знают о претензиях регулятора и активно несут накопления в банк, а банк не отражает эти суммы в своем балансе.

Вклады, не отражаемые на балансе кредитной организации, принимаются обычно через офис с особо доверенными сотрудниками. Информация о них либо фиксируется в учетной системе, дублирующей АБС, либо же просто записывается в тетрадку у руководителя офиса банка. Отсюда и еще одно название такого вклада — “тетрадный”.

Забалансовые депозиты банки могут вкладывать в рисковые активы, в то время как средствами вкладчиков, поставленными на баланс, Центробанк рисковать не разрешает. Также забалансовые вклады позволяют снизить отчисления в АСВ, уменьшить резервы и увеличить количество свободных денег. 

Если кредитной организации удается избежать краха, вкладчики могут даже не узнать, что были участниками “тетрадной” схемы — банк вернет им деньги в срок и с процентами.

Но если лицензия у кредитного учреждения будет отозвана, то обратившись за выплатами в АСВ, люди выяснят, что их денег на балансе банка нет — либо совсем, либо из вклада, например, в один млн рублей в отчетность кредитная организация внесла заниженную сумму.

При отзыве лицензии временная администрация, назначенная в банк регулятором, составляет реестр клиентов-физлиц для выплаты страхового возмещения именно на основании данных АБС. И если сведений о вкладе клиента там нет, ему придется доказывать право на возмещение в суде.

Когда в банк приходит “караван”

“Тетрадная” схема — не единственная, с помощью которой мошенники могут обогатиться на банкротстве банка. Иногда они используют схему, при которой вклады открываются, но деньги не вносятся. Зато после краха банка вкладчики, которые являются соучастниками схемы, обращаются в АСВ за компенсацией по фиктивным депозитам.

Об использовании подобной схемы — “караванной” — недавно рассказал ТАСС юрист Сергей Асмолов, представитель пострадавших клиентов банка “Европейский стандарт”, у которого ЦБ РФ отозвал лицензию 4 декабря 2017 года.

В первых числах декабря банк перестал проводить платежи компании, интересы которой представляет юрист, хотя на счете предприятия денежные средства были.

“Мы приехали в офис банка, а там таких, как мы, уже несколько человек, и все кричат. Мы поняли, что что-то здесь не то”, — вспоминает Асмолов. К приехавшим клиентам-юрлицам, по словам юриста, подошел сотрудник банка, показал список вкладчиков и сказал: “Вот, смотрите, похоже работает схема, они “накатывают” вклады через филиал. В этом отделении никакие вклады не принимали”.

На 1 декабря 2017 года на балансе банка был единственный вклад юрлица на сумму пять тысяч рублей. Через четыре дня у банка была отозвана лицензия.

При этом за возмещением по вкладам в АСВ планируют пойти более 1,5 тысяч вкладчиков-физлиц, и большинство из них — жители Карачаево-Черкессии, Ингушетии и Татарстана, говорится в обращении пострадавших клиентов-юрлиц, адресованном в ЦБ РФ, АСВ, Следственный комитет, прокуратуру и ФСБ России (есть в распоряжении ТАСС).

В документе пострадавшая компания утверждает, что за несколько дней до отзыва лицензии владельцы банка провернули “караванную” схему.

На автобусах в Москву привозили людей, которые в трех офисах, находящихся в труднодоступных местах в промзоне (“которые невозможно отыскать с улицы”) в течение десяти дней перед отзывом лицензии, вносили по 40–50 забалансовых вкладов в день на суммы от 0,5 до 1,4 млн рублей.

Причем часть пострадавших клиентов-юрлиц говорят, что деньги в банк никто лично не вносил, и даже в офис не приезжал. За обещание вознаграждения 50 тысяч рублей люди просто расписались в договорах. Все вкладчики на вопрос о том, откуда узнали о банке, должны отвечать, что получили листовку у метро, говорится в обращении пострадавших юрлиц.

Сотрудники допофисов, которые принимали такие вклады, начали работать в проблемном банке за день до массового открытия вкладов, а до этого они работали в двух других банках — КБ “Вологда” и КБ ДС, говорится в обращении юрлиц — клиентов “Европейского стандарта”. По их данным, с сотрудниками, принимавшими вклады, организаторы схемы не планировали рассчитываться деньгами. Им разрешили привезти по пять своих родственников для открытия фиктивных вкладов, в дальнейшем они смогли бы получить компенсации из АСВ.

В 2017 году АСВ выявило 1,45 тысяч фиктивных депозитов в банках, в которых ЦБ РФ была назначена временная администрация, на общую сумму страховых выплат 1,5 млрд рублей, сообщили ТАСС в пресс-службе АСВ. Начиная с 2012 года, агентство выявило и пресекло 13 попыток незаконного получения страхового возмещения путем формирования фиктивных вкладов на сумму около 15 млрд рублей.

На запрос ТАСС по поводу ситуации с вкладами физлиц в банке “Европейский стандарт” в АСВ сообщили, что агентство действительно обнаружило документы по вкладам, “сведения о которых отсутствовали в официальном бухгалтерском учете”.

“До завершения проверки наличия признаков фиктивности обнаруженных документов о внесении вкладов, сведения о данных вкладах не включены в реестр для целей осуществления страховых выплат”, — подчеркнули в АСВ.

То есть сейчас агентство проверяет факты и обстоятельства внесения вкладов от граждан, подавших заявление на возмещение.

Как не стать частью схемы

Фиктивные вклады, при которых деньги в банк не поступают, а возникают только обязательства по их возврату, делают люди, находящиеся в сговоре с мошенниками. А вот невольными участниками “тетрадной” схемы могут быть вполне законопослушные граждане. 

До получения вклада с процентами они не знают, внесены ли их деньги на баланс банка и, следовательно, застрахован ли вклад в АСВ.

“Проблема в том, что по форме забалансовый вклад оформляется так же, как обычный: человек приходит в отделение банка, его встречают, ему объясняют условия депозита, он подписывает договор”, — объяснил ТАСС директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков. А вот дальше сведения о вкладе могут быть не запущены АБС. “Получается, что, по мнению клиента, вклад есть, а на самом деле его нет. Это мошенничество в чистом виде, с которым должны бороться правоохранительные органы”, — говорит Солодков.

Между тем вкладчики могут чувствовать себя более защищенными, выполнив ряд простых правил.

Нужно сохранять оригинал договора открытия вклада и платежку о перечислении средств (эти документы банки выдают при открытии депозита). Если клиенту придется обращаться за выплатой в АСВ, и его вклад окажется забалансовым, то эти бумаги будут доказательством существования его депозита.

Также важно проверять все подписи и печати в своем экземпляре документов.

Периодически нужно делать выписки по вкладу с подписью и печатью сотрудника банка (как минимум после начисления процентов) и сохранять их до закрытия вклада.

Еще нужно быть внимательным при переоформлении депозита. Это должен быть именно договор банковского вклада, а не какой-то другой его вид. Потому что АСВ страхует только вклады.

Суды чаще всего встают на сторону вкладчиков. И даже если депозит оказался забалансовым, но у человека есть договор и подтверждение внесения денег на счет, то АСВ выплачивает деньги.

Мария СеливановаРита Шпилевская

Источник: https://tass.ru/ekonomika/4891687

Финансовое мошенничество согласно статье 159 УК РФ | Финансовые махинации статья УК РФ

Можно ли доказать факт мошенничества по вкладам в бизнес?

Множество граждан России и всего мира регулярно теряют свои деньги в результате финансовых мошенничеств.

Преступники разрабатывают все новые способы, побуждающие граждан расстаться со своими накоплениями: от финансовых пирамид до лотерей.

Методы обмана или введения в заблуждение могут быть разными, объединяет их только уголовно-правовая квалификация преступления как мошенничества, предусмотренного статьей 159 Уголовного кодекса РФ.

Виды финансовых мошенничеств

Мошенничество по российскому законодательству, согласно ст.

159 УК РФ, представляет собой неправомерное завладение чужими деньгами или имуществом с целью обращения его в свою пользу или в пользу третьих лиц, совершаемое с помощью обмана или злоупотребления доверием.

Далеко не все деяния, попадающие под эту статью, имеют характер финансовых. Практика скорее назовет ими только действия, имеющие два признака:

  • преступление совершается в финансовой сфере с использованием ее ресурсов и механизмов, основано на применении опыта добросовестных банков, страховых компаний, инвестиционных фондов;
  • преступление носит массовой характер, оно разрабатывается в целях хищения средств у большого числа лиц, не нацелено на одного человека, не имеет индивидуального характера, в его разработке и реализации также участвует группа лиц, иногда имеющая интернациональный характер.

Для понимания, каким образом мошенники побуждают физических и юридических лиц добровольно расстаться с деньгами, нужно изучить классификацию наиболее часто встречающихся видов финансовых мошенничеств.

В любом случае в своей основе они имеют продуманный план, организацию, каждый из участников которой отвечает за свой участок работы, возможность замены участника или метода. Все эти подготовительные меры приводят к хищению средств в большинстве случаев.

Среди наиболее распространенных типов финансовых мошенничеств:

  • торговля инсайдерской информацией. Сотрудники банков, министерств, регуляторов как сами продают информацию, которая может повлиять на котировки акций той или иной компании на рынке ценных бумаг, так и, владея этими данными, совершают такого рода сделки, получая незаконную прибыль. Интересно, что такая торговля вряд ли будет квалифицирована как мошенничество, а вот продажа под видом инсайдерской, заведомо ложной информации точно будет квалифицирована как финансовое мошенничество согласно ст. 159 УК РФ;
  • мошенничество с финансовой отчетностью. Внося искажения в бухгалтерскую или финансовую документацию, мошенники обманывают инвесторов, вынуждая их покупать предприятия или акции по заведомо завышенной стоимости. В странах англосаксонского права сам факт подделки отчетности станет преступлением, в России необходимо будет доказать, что отчетность была подделана именно с умыслом получить финансовую выгоду, и она была получена. Тогда может быть применена 159 статья УК РФ, но также для банков и иных компаний может быть в этом случае применена и статья 172.1 «Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации»;
  • любые способы привлечения средств с условием выплаты процентов и доходов, заведомо превышающих рыночное предложение, которые на определенном моменте перестают выплачиваться. Такими мошенничествами славятся финансовые пирамиды (например, знаменитая «Властилина»), различные кредитные кооперативы и партнерские программы. Здесь же можно отметить сравнительно новый способ финансирования проектов стартап – краудфандинг, если средства изначально привлекались без намерения предложить за них эквивалентное возмещение – товар или долю участия. Так, первый в России случай возбуждения уголовного дела против участника проекта по привлечению народного финансирования на площадке StartTrack (дочерней структуры государственного Фонда развития интернет-инициатив) Д. Баранова, основателя сети столовых, уже произошел . Помимо 159 ст. УК такая деятельность может попасть и под действие статьи 172.2 УК РФ «Организация деятельности по привлечению денежных средств и иного имущества»;
  • мошенничество в сфере кредитования. Здесь и получение кредита с помощью предоставления недостоверной отчетности, и его заведомое невозвращение с последующим банкротством компании, и махинации с предметом залога. В зависимости от обстоятельств конкретного дела, такие деяния могут быть квалифицированы и по 159 ст. УК РФ, и по ст. 159.1 (специальная статья, посвященная мошенничеству в сфере кредитования), и по статье 176 УК РФ «Незаконное получение кредита». Возможен здесь в качестве дополнительного и состав ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство».

Все эти деяния при рассмотрении их судом будут изучаться со всех сторон, при этом следственные органы и суд не всегда применят именно квалификацию «Мошенничество», иногда следователь предпочтет найти более узкий состав.

Финансовая махинация как отдельный вид мошенничества

Общественности наиболее хорошо знаком такой вид финансового мошенничества, как финансовая пирамида. Он имеет долгую историю, встречается и в зарубежной, и в российской практике. Можно с полной уверенностью диагностировать, что предложение представляет собой финансовую пирамиду, если оно имеет следующие особенности:

  • предлагается доход, превышающий обычную процентную ставку, при этом компания не является понятным участником финансового рынка, это не банк, не инвестиционный фонд;
  • в основе работы схемы лежит механизм выплаты новым вкладчикам за счет средств предыдущих участников;
  • финансовой операции о деятельности компании нет в открытом доступе, или она не соответствует российскому законодательству о бухгалтерском учете либо существенно искажена;
  • компания не имеет никаких лицензий, в ее деятельности можно найти признаки лжепредпринимательства;
  • компания недавно вышла на рынок;
  • компания активно рекламирует свою деятельность в СМИ или пользуется вирусной рекламой в социальных сетях.

Среди таких компаний выделяется несколько узкоспециализированных групп, извлекающих доход при помощи собственного механизма. Это:

  • классическая финансовая организация, растущая за счет средств вкладчиков, при этом она не говорит о направлении инвестирования средств. Такой пирамидой была «МММ». Достигнув определенных размеров, когда число потенциальных вкладчиков перестает расти, она прекращает выплаты;
  • компании с инвестиционной составляющей, при этом средства предлагается вкладывать в активы с неопределенным правовым статусом, это может быть и недвижимость в Германии, и наукоемкие проекты;
  • участники рынка FOREX, предлагающие крайне привлекательные условия и прекращающие выплаты. Такие компании обычно зарегистрированы в оффшорных юрисдикциях, и их можно отличить по только что созданным сайтам с иностранными доменными зонами;
  • псевдокредитная организация. Это относительно новый вид мошенничества, основанный на растущей задолженности граждан и малого бизнеса перед банками. Только у малого бизнеса в стране 16 % банковских кредитов просрочены, ситуация с частными лицами еще хуже. Компания предлагает за определенный процент от задолженности решить проблемы с ее полным погашением, но, получив свою комиссию, она исчезает.

На рынке много организаций такого плана, но наибольшую опасность представляют не те компании, которые раскручивают себя агрессивно, а партнерские программы, информация о которых передается по каналам общения частных лиц. Они, как правило, не оставляют ни одной зацепки следователям.

Квалификация мошенничества по статье 159 УК РФ

Понять, относится ли конкретный факт хищения чужих денежных средств к мошенничеству, можно, если тщательно изучить саму 159 статью УК, комментарии к ней и обобщающие судебную практику методические материалы высших судов. Сутью мошенничества, его основным отличием от других способов хищения становится завладение чужим имуществом путем обмана или злоупотребления доверием. Обман – это:

  • сокрытие истины;
  • предоставление изначально ложной информации;
  • применение поддельных документов, изготовленных с целью совершения преступления;
  • иные действия, направленные на введение в заблуждение.

Злоупотребление доверием, в свою очередь, подразумевает наличие уже существующих должностных или договорных связей. Использование доверенности в непредусмотренных целях, невыполнение договорных обязательств подразумевают, что изначально доверие возникло и было зафиксировано.

Важным элементом состава является приобретение имущества или права на него, возникновение права собственности, полученного преступным путем.

Ответственность за мошенничество

В зависимости от тяжести совершенного деяния законодатель различает и степень ответственности за его совершение. Статья имеет 7 частей, ответственность в которых варьируется следующим образом:

  1. Часть 1. Деяние совершено одним преступником, не причинило существенного ущерба. Оно наказывается или в минимальном варианте штрафом в размере до 120 тысяч рублей, или в максимальном лишением свободы на срок до двух лет. В промежутке судья может выбрать и исправительные работы, и ограничение свободы, и арест.
  2. Часть 2. Преступление совершено группой лиц или по сговору, или с причинением существенного имущественного вреда физическому лицу. Максимальным наказанием будет 5 лет лишения свободы.
  3. Часть 3. Мошенничество совершено лицом, незаконно использовавшим служебное положение, или же в крупном размере; оно будет наказано лишением свободы на срок до 6 лет с дополнительным штрафом, направляемым на возмещение вреда.
  4. Часть 4. Преступление совершено сообществом, имеющим признаки организованной группы, при этом оно или стало причиной лишения гражданина жилой площади, или было совершено в особо крупном размере. В этом случае оно будет наказано лишением свободы на срок до 10 лет с дополнительным штрафом до миллиона рублей.
  5. Часть 5. Если преступники преднамеренно и мошеннически не исполнили свои договорные обязательства в сфере предпринимательского оборота и использование этих способов хищения стало причиной существенного ущерба, они будут наказаны или лишением свободы на срок до 5 лет, или штрафом.
  6. Часть 6. Если те деяния, которые рассматривались в части 5, еще и совершались в крупном размере, то свободы можно лишиться уже на 6 лет.
  7. Часть 7. Те же деяния, но их размер признан особо крупным, повлекут за собой 10 лет лишения свободы.

Для понимания норм статьи нужно учитывать, что значительный ущерб для физического лица – это сумма, превышающая 10 тысяч рублей, крупный размер похищенного – это сумма, превышающая 3 миллиона рублей, особо крупный размер – сумма, которая превысит 12 миллионов рублей. Естественно, в каждом случае судья внимательно изучит детали дела и применит все обстоятельства, которые могут быть признаны смягчающими.

Актуальная судебная практика по делам о финансовом мошенничестве

Изучая актуальные судебные иски, возбуждаемые по ст. 159 УК РФ, можно отметить, что дела именно о финансовом мошенничестве находятся в меньшинстве. Время пирамид проходит, тем не менее интересные случаи в практике правоохранительных органов продолжают встречаться.

В США менее 10 % от всех случаев привлечения к ответственности составляют мошенничества с финансовой отчетностью, при этом средний ущерб по деяниям этого типа составляет 975 тысяч долларов .

В России почти нет практики привлечения к ответственности за это преступление, статья фактически является мертвой.

Достаточно часто в последние годы применяются нормы о мошенничестве в сфере кредитования, при этом дела возбуждаются по заявлениям банков. Наиболее сложным становится доказательство наличия умысла на невозврат займа еще до оформления договора.

С другой стороны, многие банки с отозванной лицензией могли бы стать фигурантами дел такого порядка, если можно было бы доказать, что они привлекали средства граждан, уже зная о будущем отзыве лицензии.

Одним из немногих громких процессов в банковской сфере можно назвать ситуацию с крупным кредитом, выданным Банком Москвы, средства которого в течение нескольких часов оказались выведены на счета третьих лиц. 

Выбор следователем статьи 159 УК РФ при квалификации конкретного деяния будет основан на его владении конкретным правовым аппаратом, умении доказать наличие факта обмана или введения в заблуждение.

Эти понятия достаточно тонки, и их оценка будет всецело основана на уверенности судьи в квалификации следователя и его умении выделить наиболее значимые признаки преступления. При этом мошенничество по 159 ст.

УК продолжает оставаться одним из наиболее опасных преступных деяний в российском правовом поле.

Источник: https://searchinform.ru/resheniya/biznes-zadachi/preduprezhdenie-moshennichestva/finansovoe-moshennichestvo/finansovoe-moshennichestvo-soglasno-state-159-uk-rf/

Вложить не по лжи

Можно ли доказать факт мошенничества по вкладам в бизнес?

В 2016 году поставлен рекорд по количеству случаев обнаружения забалансовых вкладов — двойная бухгалтерия выявлена в девяти банках в целом на 57 млрд руб.

Участники рынка считают, что к этому банкиров отчасти подтолкнул ЦБ жесткой борьбой с завышением ставок по вкладам. В результате пострадали почти 68 тыс. человек.

Впрочем, в Агентстве по страхованию вкладов (АСВ) считают, что значительная часть жертв — “профессиональные” вкладчики, получающие страховую компенсацию от государства многократно.

По информации “Ъ”, вчера на заседании совета директоров АСВ обсуждалась проблема резкого роста забалансовых вкладов, выявляемых в банках после отзывов лицензий.

По статистике АСВ, представленной на заседании, 2016 год оказался рекордным — двойная бухгалтерия выявлена в девяти банках. Общая сумма неучтенных вкладов почти на 68 тыс. счетов составила около 57 млрд руб.

Всего в 2016 году произошло 88 страховых случаев, общая сумма выплат достигла 569 млрд руб.

Крупнейшим фальсификатором стал Аркс-банк (лишен лицензии в сентябре 2016 года), где неучтенными оказались вклады 40 тыс. клиентов на сумму более 35 млрд руб. Он же побил рекорд по длительности периода существования в банке “тайной” бухгалтерии — около полутора лет. В АСВ вчера не ответили на запрос “Ъ” относительно ситуации с забалансовыми вкладами.

Тема забалансовых вкладов возникла в 2014 году — такие случаи были обнаружены в Диг-банке и банке “Волга-кредит”. Самым масштабным стал случай Мособлбанка, где в середине 2014 года обнаружили неучтенные вклады на 76 млрд руб.

От единичных случаев учета вкладов к массовой практике банки перешли в 2016 году. Причем, по мнению участников рынка, как минимум отчасти спровоцировал этот рост ЦБ, объявив войну банкам, привлекающим вклады по завышенным ставкам.

Регулятор начал активно вводить таким игрокам ограничения. “Эти банки ежедневно сдают отчетность в ЦБ, по которой регулятор проверяет поддержание банком уровня объема вкладов,— указывает зампред Абсолют-банка Татьяна Ушкова.— Чтобы обойти требования регулятора, такие банки начинают придумывать лазейки, так как привлечение вкладов для них — единственный способ поддержания ликвидности”.

В АСВ, по данным знакомых с позицией агентства источников “Ъ”, считают, что рост забалансовых вкладов провоцируют и “профессиональные” вкладчики. Это тип клиентов, которые размещают вклады в пределах страховой суммы (до 1,4 млн руб.) в банках, предлагающих максимальную доходность, невзирая на надежность банка.

По информации “Ъ”, по данным АСВ (за все время существования системы страхования вкладов), почти 160 тыс. вкладчиков более трех раз получали страховое возмещение, а почти 3 тыс. из них получали страховое возмещение более 20 раз. Рекордом стало обращение одного вкладчика за страховым возмещением более 100 раз.

На таких вкладчиков приходится около 40% всех выплат АСВ.

Разрастание сообщества “профессиональных” вкладчиков привело к трансформации мошенничества банкиров, считают собеседники “Ъ” в АСВ. “Раньше владельцы банков делали акцент на хищении активов, сейчас поступают проще — сразу воруют средства населения”,— отмечает один из собеседников “Ъ”.

“Данная схема не сильно отличается от вывода активов, но вывод активов прежде всего касается кредиторов второй и третьей очереди, а данная схема затрагивает категорию клиентов, чьи средства по закону застрахованы, и отсутствие страхования выясняется уже после отзыва лицензии”,— комментирует главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников. По его мнению, есть разумный способ сократить количество “профессиональных” вкладчиков. “Достаточно увеличить срок выплат страхового возмещения до шести месяцев с нынешних двух недель, тогда вкладчики не смогут оперативно перекладывать средства, практически не теряя дохода”,— отмечает господин Матовников.

Во многих случаях ЦБ может обнаружить забалансовые схемы учета вкладов еще на этапе их формирования и пресечь их, считают эксперты.

“ЦБ должна насторожить ситуация, когда у банка с ограничениями по вкладам по балансу их объем не меняется, но при этом банк активно рекламирует вклады с высокими ставками,— считает руководитель Банковского института при ВШЭ Василий Солодков.

— ЦБ может совершить так называемую контрольную закупку в офисе банка. Но если представители надзора не проверяют, как банк в реальности выполняет требования регулятора, то возникают вопросы к качеству надзора”.

На практике же вместо того, чтобы бороться с забалансовыми вкладчиками, ЦБ снимает социальную напряженность упрощением получения компенсации по ним. Если раньше для включения в реестр кредиторов необходимо было доказать наличие обязательств банка в суде, то сейчас процесс упростился до подтверждения наличия вкладов первичными документами.

Юлия Локшина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3242019

Хохорин разрешил: поможет ли уголовное дело вернуть деньги вкладчикам «ТФБ Финанс»?

Можно ли доказать факт мошенничества по вкладам в бизнес?

Перевод депозитов на доверительное управление могут признать мошенничеством в особо крупном размере

Клиенты «ТФБ Финанс» одержали важную победу: по их многочисленным заявлениям возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»).

Всего в доверительном управлении у «дочки» ТФБ были средства более 2 тыс. вкладчиков.

Эксперты «БИЗНЕС Online» размышляют, смогут ли они вернуться под крыло АСВ, если будет доказано, что в ДУшники их «затащили» обманом.

Ранее глава МВД по РТ Артем Хохорин объяснял задержку с возбуждением дел по принципу Гиппократа — не навреди

«МОШЕННИЧЕСТВО В ОСОБО КРУПНОМ РАЗМЕРЕ»

Вечер пятницы накануне принес громкую новость по линии МВД по РТ — возбуждено уголовное дело по деятельности ООО «ИК «ТФБ Финанс» по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»). Причиненный потерпевшим ущерб оценивается в 90 млн. рублей, сообщает пресс-служба МВД по РТ.

В полицию поступило уже более 100 заявлений от вкладчиков, передавших средства в доверительное управление в «ТФБ Финанс». Ранее глава МВД по РТ Артем Хохорин объяснял задержку с возбуждением дел по принципу Гиппократа — не навреди. «Самое главное сегодня — не возбудить уголовное дело, главное — вернуть вклады.

Ни в коем случае не хотим помешать санации банка, той работе, которая правительством республики и лично Рустамом Нургалиевичем проводится для того, чтобы этот все-таки держать на плаву», — ответил на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» министр.

Теперь, получается, брешь пробита, и в деле о падении Татфондбанка открылась новая страница, как того и добивались вкладчики-«погорельцы».

Напомним, летом прошлого года сотрудники ТФБ начали активно предлагать вкладчикам с суммой свыше 1 млн. рублей переводить свои сбережения в доверительное управление своей дочерней структуре — «ТФБ Финанс». Эти средства полностью инвестировались в облигации самого банка.

Предложение было весьма заманчивым, ведь доходность по облигациям банка достигла 14 – 14,5%, что значительно выше, чем проценты по вкладам, которые ЦБ директивно сдерживает. Минус для вкладчиков был только один — инвестиции, в отличие от вкладов, не подпадают под гарантии АСВ. Другими словами, для крупных вкладчиков, с суммой значительно больше порога в 1,4 млн.

рублей, ничего существенно не менялось, одна прибыль. Выгода же для банка была связана с соблюдением нормативов — на протяжении всего года банк не наращивал объем депозитов, держа их на уровне 75 – 77 млрд. рублей. Всего, по неофициальным данным, количество пострадавших превышает 2 тыс. человек, а сумма переведенных средств — порядка 4 млрд. рублей.

Теперь после обрушения стоимости облигации ТФБ на бирже они могут вернуть в лучшем случае 10 – 20% средств.

Схема выглядела красиво, однако в ДУшники попали не только сознательно идущие на риск ради выгоды VIP-вкладчики, но и социально незащищенные слои населения — пенсионеры, инвалиды, которые откладывали деньги кто на старость, кто на операцию, кто на жилье.

Все они в один голос утверждают, что сотрудники банка прямо обманывали их, утверждая, что речь идет о застрахованном вкладе — просто с более высокой доходностью. Договор же о переводе средств в «ТФБ Финанс» они либо просто не читали, либо не поняли. «У нас у всех, как сказал когда-то Путин, замылился глаз.

Мы не посмотрели, не прочитали внимательно, а там заявление только, договора даже не было. Была бумажка, где стоит штамп, что принята такая-то сумма и операционист такой-то…» — говорила уже на казанском митинге еще одна пострадавшая Ирина Кузнецова.

Вкладчики также говорят, что даже сами операционистки признавались, что их специально обучали, чтобы уговаривать клиентов переходить на доверительное управление. Одна из пикетчиц в автограде рассказывала «БИЗНЕС Online», что даже ходила к сотруднице банка, которая предложила ей перевести деньги со вклада в доверительное управление в «ТФБ Финанс».

«Я ее спрашиваю: „Как тебе не стыдно, почему ты меня обманула?“ А она отвечает: „Нас этому целый месяц в Казани обучали!“». По словам ДУшников, перед сотрудниками банка ставился жесткий план по переводу клиентов в «ТФБ Финанс», за успешную работу полагались премии.

В полицию поступило уже более 100 заявлений от вкладчиков, передавших средства в доверительное управление в «ТФБ Финанс»

«ВКЛАДЧИКОВ ОСТАВЯТ ОДИН НА ОДИН С КАКИМИ-НИБУДЬ СТРЕЛОЧНИКАМИ»

Что даст уголовное дело вкладчикам, кроме морального удовлетворения? Сами клиенты «ТФБ Финанс» выражали надежду, что если сделки по переводу средств на ДУ будут признаны мошенническими, договоры можно будет признать ничтожными, и тогда ДУшники снова станут обычными вкладчиками, которые смогут рассчитывать на возмещение от АСВ. Вот только доказать что-либо будет непросто, ведь договоры на то и существуют, чтобы читать их до того, как подписываешь.

«Само по себе уголовное дело вряд ли может привести к тому, что все будет возвращено в первоначальное положение.

Оно может привести к тому, что вкладчиков, которые перевели свои вклады на „ТФБ Финанс“, оставят один на один с какими-нибудь стрелочниками, которые их уговаривали, обманули и перевели деньги не туда, — с них якобы и взыскивайте, если у вас есть какие-то убытки, — считает адвокат Эмиль Гатауллин.

— А возвращение в ТФБ и получении страховых выплат от АСВ — такой прямой линии я не вижу. Но в целом пока рано говорить, поскольку круг подозреваемых лиц еще не сформирован. Пока, наверное, по факту подачи таких заявлений дело возбудили. Когда будет определен круг подозреваемых, тогда что-нибудь будет понятно в плане защиты прав этих самых вкладчиков».

Один из активистов среди «погорельцев» ТФБ Дмитрий Бердников считает, что вновь стать рядовыми вкладчиками Татфондбанка этой категории клиентов будет сложно

Один из активистов среди «погорельцев» ТФБ Дмитрий Бердников считает, что вновь стать рядовыми вкладчиками Татфондбанка этой категории клиентов будет сложно: «Потому что они заключали договоры с доверительным управлением. По их мнению, обманным путем их уговорили забрать деньги из Татфондбанка и передать в доверительное управление компании, которая имела совсем другое юридическое лицо и совершенно другие задачи».

В любом случае, по его словам, для возврата средств МВД и возбудило уголовное дело в отношении лиц, которые мошенническим путем заставили людей перевести свои деньги. Кстати, по информации Бердникова, уже вчера произошли определенные обыски в банке, проверены некоторые документы, и даже происходило определенное препятствие этому со стороны временной администрации.

Что даст уголовное дело вкладчикам, кроме морального удовлетворения?

«СУДЫ, НАСКОЛЬКО МНЕ ИЗВЕСТНО, НЕ ОЧЕНЬ БЛАГОСКЛОННО ОТНОСЯТСЯ К ТАКИМ ВКЛАДЧИКАМ»

Эксперты «БИЗНЕС Online» размышляют о перспективах нового уголовного дела, а также о том, как новое обстоятельство может отразиться на истории с Татфондбанком.

Павел Медведев — финансовый омбудсмен:

— С ситуацией, сложившейся вокруг Татфондбанка, я, конечно, знаком, нет информации изнутри, но снаружи есть. Факт мошенничества доказать возможно, если за это возьмутся квалифицированные специалисты.

К сожалению, у нас есть две беды: иногда доказывают факт мошенничества, когда его близко не было, а иногда очевидно, что мошенничество было совершено, но никак не удается даже возбудить уголовное дело.

Конкретно по ситуациям, подобным «ТФБ Финанс», могу сказать, что, к сожалению, в последние два-три года я довольно много получаю жалоб на то, что людей таким образом обманывают. Я считаю, что это доказуемое мошенничество.

Во всяком случае, довольно часто это доказуемое мошенничество. Шансы вернуть деньги есть, но, к сожалению, не очень большие. Суды, насколько мне известно, не очень благосклонно относятся к таким вкладчикам.

Венера Иванова — председатель комитета по финансам при ТПП (Набережные Челны), экс-председатель правления Автоградбанка:

— Заведение уголовного дела никак не отразится на возврате денег вкладчикам «ТФБ Финанс» — средства для выплат от этого не появятся.

Деньги, которые «ТФБ Финанс» аккумулировал у себя, все пошли в Татфондбанк, то есть они были выкуплены облигациями ТФБ. Возврат денег вкладчикам «ТФБ Финанс» возможны только при санации Татфондбанка.

Тогда появятся деньги, и в этом случае как раз эти облигации могут быть обратно Татфондбанком выкуплены, а деньги поступят в «ТФБ Финанс» — это, во-первых.

Во-вторых, то, что кто-то должен нести ответственность, о чем говорят на всех уровнях, — в любом случае виновные понесут наказание — и за Татфондбанк, и «ТФБ Финанс».

Единственный момент: если людям говорили, что вложенные в «ТФБ Финанс» средства застрахованы государством, то это некорректная информация, и определенные лица понесут за это ответственность. Этого делать было никак нельзя.

Что касается факта заведения уголовного дела, то препятствием для инвесторов это не станет. В любом случае та сумма, которая была получена от «ТФБ Финанс» в оплату облигаций Татфондбанка появится в отчетности, инвестор это увидит.

Вениамин Чубаренко — адвокат:

— Не всегда возбуждение уголовного дела говорит о том, что оно дойдет до логического конца и будет передано в суд. Бывает, что возбуждают дело и для того, чтобы провести ряд следственных процедур — это всевозможные выемки документов, проведение финансовых экспертиз, чтобы установить истину.

Возможно, что предложение перевести вклад в доверительное управление носило идею провести финансовое оздоровление банка. А, возможно, здесь был и определенный злой умысел. Это можно установить только при проведении полноценного расследования.

Поэтому надо не опросить, а именно допросить людей, потому что, когда человек допрашивается, он предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Экономические дела, как правило, рассматриваются не те дежурные два месяца, которые предусматривает Уголовный Кодекс РФ, но не менее 4 – 6 месяцев.

У нас, кстати, тоже был открыт счет в этом банке, деньги зависли по тем платежам, которые мы должны проводить с государственными структурами. Надеемся, что эти оздоровительные процедуры, так или иначе, приведут к благополучному исходу.

Роза Фардиева — адвокат:

— Доказывать факт мошенничества очень тяжело будет. Даже если в суд пойдет дело, адвокаты банка могут сказать обманутым вкладчикам: вы же договоры подписывали, вы же взрослые люди, понимали, что, прежде чем подписывать, нужно было проконсультироваться, что будет в случае разных форс-мажоров.

Факт возбуждения уголовное дела, конечно, поможет вернуть средства, но надо предъявить иск в гражданском порядке— тогда сразу признают их потерпевшими. Надо писать на арест имущества, постановление вынести. Следственные органы обычно на это не идут, говорят, что это суд разберется. Нужно уже сейчас наложить арест, чтобы они не успели реализовать, куда-то продать.

Если не было ареста имущества, ареста денег, какой-нибудь недвижимости, потом можно ни с чем остаться.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/336296

101Адвокат
Добавить комментарий