Можно ли привлечь человека к ответственности за изнасилование,которое было 7 лет назад?

Три женщины изнасиловали таксиста в Нижнем Новгороде – Томский Обзор

Можно ли привлечь человека к ответственности за изнасилование,которое было 7 лет назад?

14 сентября 2005 / http://www.newsru.com

Редкое преступление произошло в Автозаводском районе Нижнего Новгорода. В этом районе три женщины изнасиловали таксиста. Об этом Нижегородскому телеграфному агентству (НТА) сообщил источник в правоохранительных органах. На минувшей неделе молодой человек подвозил трех женщин в Автозаводский район города.

По словам таксиста, все они были приблизительно одного возраста – около сорока лет. Когда мужчина доставил их по указанному адресу, женщины, которые находились в состоянии алкогольного опьянения, набросились на таксиста. Они изнасиловали его, после чего скрылись с места происшествия. По данному факту проводится проверка.

Уголовный кодекс фактически разрешает женщинам насиловать мужчин безнаказанно Интересно, что принятый в России в 2002 году новый Уголовный кодекс фактически разрешает женщинам насиловать мужчин безнаказанно. С принятием нового УК РФ жертвами изнасилований считаются только женщины. В российских колониях не содержится ни одной женщины, осужденной за изнасилование мужчин.

Подобных случаев не было зарегистрировано даже при старом Уголовно-процессуальном кодексе. Новое российское законодательство и вовсе рассматривает понятие “насилие” только как сексуальные действия по отношению к женщинам. О единственном рассмотренном в суде случае изнасилования мужчины российскими женщинами рассказывали в свое время “Аргументы и Факты”.

Десять лет назад из колонии Красноярского края сбежала группа арестанток, прихватив с собой охранника. В лесной сторожке беглянки перетянули детородный орган жертвы проволокой и на протяжении нескольких часов заставляли заложника доставлять удовольствие. Судья вынес им суровый приговор. Не за изнасилование, а за причинение тяжких телесных повреждений.

Между тем, в Украине новый УК, принятый в 2001 году, оказался в этом плане более продвинутым. В 152 статью (бывшая 117-я) введено новое понятие “особа”. Т.е., ответственность за изнасилование предусматривается и для женщин.

Известные психологи из Йельского университета Саррел и Мастерс еще в 1982 году достоверно описали 11 случаев сексуального нападения женщин на мужчин, в том числе ряд случаев, в которых женщины принуждали мужчин к половому сношению. Практически все описания сцен изнасилования протекают одинаково. Мужчину заставляют иметь сношение, угрожая убийством или кастрацией.

Конечно, как и при “обычном” изнасиловании (женщины мужчиной), возможны разнообразные варианты. Например, в ряде случаев изнасилование мужчины происходило как продолжение привычных для данной пары садомазохистских игрищ. Например, 26-летняя жительница Нью-Йорка связала своего 29-летнего любовника во время любовной игры, а затем принудила его к повторным актам, угрожая скальпелем.

Мужчина посчитал, что его принуждали к близости, и на этом основании подал в суд, сообщает “Обозреватель”. Вот только краткое описание нескольких из них. Женщина связала 23-летнего мужчину, а затем, угрожая ему скальпелем, вынудила к половому сношению. Две черные женщины заставили 37-летнего женатого мужчину совершить с ними половой акт, угрожая ему пистолетом.

27-летний водитель грузовика познакомился с женщиной и решил провести с ней ночь в мотеле. Проснувшись утром, он обнаружил, что рот его заткнут кляпом, на глазах повязка, а руки привязаны к кровати. Четыре женщины, угрожая кастрировать его, если он не будет достаточно активен, принудили мужчину вступить с ним в половой акт. Он чувствовал прикосновение ножа к своим половым органам.

Мучения продолжались более суток, в течение которых его многократно принуждали к совокуплениям. Многие мужчины, так же как и женщины, оказавшиеся жертвами насилия, испытывают впоследствии сексуальные проблемы. Они ощущают себя не вполне нормальными из-за своей реакции при изнасиловании и считают, что они не соответствуют критериям “мужественности”.

Неловкость, испытываемая мужчинами, которых изнасиловали женщины, а также убеждение, что полиция не поверит их рассказам, приводит к тому, что о преступлениях такого рода почти ничего неизвестно.

Лишь немногие мужчины обращаются к врачам по поводу возникших в результате насилия сексуальных проблем, большинство предпочитает не делиться ни с кем своими чувствами и переживаниями по этому поводу. Одно из самих громких дел по поводу агрессивного сексуального поведения представительниц прекрасного пола относится к лету 2003 года.

То, что происходило в американском городе Чикаго почти три месяца, просто выбило из колеи начальника местной полиции. Там постоянно сыпались жалобы от мужчин, изнасилованных большими группами женщин. Происходило это, как правило, на окраинах города. Нападали на мужчин женщины в масках, затаскивали их куда-нибудь и насилоывали до полного физического изнеможения.

Все эти жертвы становились затем больничными пациентами. Один из потерпевших, Гарри Гленхэм, рассказал, что его заволокли в какое-то полуразрушенное здание, где женщины как мухи облепили уже другую свою жертву. Самого его моментально раздели и тут же подвергли надругательству. Полиция устроила на эту банду настоящую охоту.

Но поймать насильниц было очень трудно, потому что они никогда не устраивали свои оргии там, где уже однажды наследили. Истории столетней давности В отечественной литературе первые описания появились в начале ХХ века. До 1917 года их набралось около десятка, затем сообщения на эту тему исчезли.

В зарубежных научных источниках в течение ста лет тема изнасилования мужчины женщиной периодически возникала в ответ на очередную газетную сенсацию. Но научных исследований до сих пор почти нет. В США две женщины на улице поздним вечером остановили 34-летнего мужчину и, угрожая пистолетом, заставили его совершить с каждой из них половой акт.

Во Франции женщина пригласила в гости 26-летнего знакомого, с которым у них состоялась первая в их романе близость. Затем в комнате появились две ее подруги. Втроем они связали мужчину и под страхом кастрации заставили быть объектом оральных ласк, которые перемежались обычными сношениями.

Мужчина находился “в плену” более суток, а затем был отпущен с пожеланиями “никому об этом не говорить, а то будет худо”. В Испании 27-летний дальнобойщик провел ночь с местной жительницей, а наутро обнаружил себя привязанным к кровати в мотеле. Четыре женщины угрожали убить его или кастрировать, если он не будет достаточно активен.

В течение двух суток его заставляли иметь сношения, причем дважды делали укол в пенис для появления эрекции. В российском сообщении столетней давности две женщины 30 и 29 лет напоили заезжего купца и перенесли его в подпол, где привязали к лавке. Затем возбуждали его и использовали для сексуальных утех. Основание пениса перевязывали тонким шнурком для поддержания эрекции (кстати, такая тактика вовсе не ведет к улучшению эрекции). Через двое суток купец сумел освободиться, но был вынужден расстаться со своим мужским достоинством вследствие гангрены, начавшейся из-за перевязки шнурком.

Единичные научные работы, посвященные подобным случаям, считают женщин-насильниц жертвами изнасилования, перенесших свои страх и отвращение к насильнику на всех мужчин. Поэтому действия этих дам расценивают как акт мщения, а не секса. На самом деле это утверждение спорно. Известно довольно много случаев, когда женщины – жертвы изнасилования мстили мужчинам гораздо более прозаичными способами, обычно убивая кого-то из них.

Тэги/темы:

Источник: https://obzor.city/news/25192

Правообладатель иллюстрации HANNAH PRICE

Ханну Прайс изнасиловали, когда она была студенткой. Тогда она не нашла в себе сил заявить об этом. С тех пор она обнаружила, что далеко не одна – сексуальные нападения происходят в кампусах гораздо чаще, чем показывают цифры официальной статистики.

Я не помню, чтобы в школе мне объясняли, что означает согласие на секс – разве что говорили, что “нет – значит нет”. Зато хорошо помню, как мне говорили не ходить домой пешком в одиночку, иначе незнакомец может изнасиловать меня в темном переулке. Вот только по-настоящему изнасиловали меня совсем не на улице, а в моем собственном доме, и в тот вечер меня как раз провожали домой.

Это была первая вечеринка того учебного года в Университете Бристоля. Мы любили это время в начале семестра: лекции еще по-настоящему не начались, сдавать работы еще не скоро. Я провела веселый вечер, пила, смеялась и танцевала, пока не решила, что пора идти спать.

Когда я уходила из клуба, один парень сказал, что живет рядом, и предложил проводить меня домой.

Я всегда старалась избежать ночных возвращений домой в одиночестве, так что с радостью согласилась. Мы познакомились всего несколько недель назад, так что по дороге просто болтали о сегодняшней вечеринке и о том, что нас ждет в этом семестре. Когда мы оказались на крыльце моего дома, он вежливо попросил разрешения зайти на минутку – он просил воды, так как чувствовал себя не очень хорошо.

Может быть, в этот момент в моей голове должен был прозвучать сигнал тревоги, но даже когда я наливала ему воду на кухне, я не чувствовала, будто что-то не так. Он перестал притворяться, только когда допил воду.

Здесь и прозвучало мое первое “нет” – после его требования пойти ко мне в спальню.

До сих пор поражаюсь, как быстро может улетучиться напускной шарм и на его месте возникнуть агрессия.

Я выпивала в тот вечер. Я пустила его в дом. Я не пыталась отбиваться – страх оказался сильнее. Значит, я сама виновата, так ведь?

Несмотря на мой отказ идти в спальню и мои попытки заставить его уйти, он не оставал: “Почему ты позволила мне войти, если не хотела, чтобы между нами что-то произошло?”

Я все повторяла, что мне ничего такого не хочется, а он становился все более напористым.

“Ее насиловали, пока она рожала”: кошмар лондонского рабства

Я уже не помню, сколько раз повторила “нет”. И вдруг осознала, что в моем доме находится человек физически сильнее меня, который отказывается уходить, пока не возьмет желаемое. Он так решительно схватил меня за руку, что стало очевидно: он с самого начала не собирался просто проводить меня до дома.

Очень странное чувство – я находилась в собственной гостиной, парализованная страхом. Тогда я осознала, что простого “нет” недостаточно.

Он снял с меня колготки. Когда он закончил, то наконец ушел.

На следующий день я заперлась в своей комнате, выйдя оттуда только лишь для того, чтобы смыть в душе напоминания о вчерашней ночи. Я лежала, не в силах совладать с нахлынувшим отвращением и чувством вины.

Я так никуда и не сообщила о произошедшем. А кто бы мне поверил? Я выпивала в тот вечер. Я пустила его в дом. Я не пыталась отбиваться – страх оказался сильнее. Значит, я сама виновата, так ведь? То, что случилось, не подходило ни под один известный мне сценарий: не было ни темного переулка, ни незнакомца.

Я знала, что мне придется снова увидеть его.

Я тогда активно общалась с другими студентами – и по учебе, и просто ради новых знакомств, так что даже в таком большом университете, как мой, было нетрудно наткнуться на кого-нибудь знакомого.

А он был харизматичным на публике, пользовался популярностью, так что мне легче было просто подавить неприятные воспоминания, нежели признать, что случилось.

Правообладатель иллюстрации HANNAH PRICE Image caption Ханна Прайс на вручении диплома

Тогда я только начала жить отдельно от родителей. Мне казалось, что ни с кем в моем окружении я не могу поделиться этой историей. Я опасалась, что случившееся со мной было не настолько серьезно, чтобы мне кто-нибудь поверил или отнесся к моему рассказу с пониманием.

Политика моего вуза состояла в том, что в случае каких-либо правонарушений администрация воздерживалась от принятия любых мер до тех пор, пока об инциденте не будет проинформирована полиция. Но я относилась к полиции настороженно.

Годом ранее я написала заявление в полицию по поводу другого студента, который напал на меня в ночном клубе. Были свидетели, было видео с камеры наблюдения – и все равно это был для меня огромный стресс.

Некоторые друзья после этого от меня отвернулись. Каждый день я нервничала, что снова случайно встречу этого студента. Все это очень плохо сказалось на моем физическом и психическом здоровье. А теперь умножьте эти переживания на сто, и вы поймете, что я испытывала лишь от одной мысли о том, через что мне придется пройти, если я заявлю в полицию об изнасиловании.

Расследование сексуального преступления может занять кучу времени. Как следствие и суд повлияли бы на мою учебу?

И буду ли я в безопасности все это время? Ведь вероятность встретить этого человека в кампусе совсем не уменьшалась. К этому добавлялось унижение, которое я бы чувствовала, заяви я о преступлении публично. Еще я боялась, что наши общие друзья не поверят мне да еще и обвинят в том, что я пытаюсь сломать человеку жизнь.

Так что я никому не рассказала, постоянно встречала его и заставляла себя притворяться, что ничего не было. И все-таки я регулярно натыкалась на напоминания о той ночи – иногда он стоял слишком близко ко мне или присылал мне сообщения по ночам.

С той ночи прошло больше трех лет. И только этим летом, когда я получила диплом и уехала из кампуса, я смогла признаться себе: да, меня изнасиловали.

Люди не всегда обращают внимание на сексуальные нападения и домогательства, когда они происходят – потому что кажется, будто это обычное дело.

И я не одна такая. Поразительно, как много похожих случаев произошло с другими девушками.

Как будущий журналист я долго искала способ рассказать о сексуальных преступлениях и домогательствах в кампусах, но, подобно и мне самой, другие тоже не особо стремятся говорить об этом публично.

Однажды я прочла материал о двух невероятно смелых девушках из Индии, тоже переживших насилие: с помощью соцсетей они рассказали о произошедшем, при этом сохраняя анонимность.

И в этот момент Snapchat показался мне идеальной возможностью высказаться: это современная платформа, которую хорошо знают миллениалы. Приложение позволяет изменять внешность и голос до той степени, которая комфортна тебе самой, при этом сохраняя все твои эмоции и силу рассказа.

Правообладатель иллюстрации HANNAH PRICE Image caption Snapchat позволяет изменять внешность и голос, при этом сохраняя все твои эмоции и силу рассказа

Вот так я и начала свою кампанию, которую назвала “Бунт против сексуальных нападений”, чтобы высветить подлинный размах и серьезность преступлений на сексуальной почве и домогательств, с которыми сталкиваются студентки в университетах Британии, а также призвать к реформам, необходимым для решения проблемы.

С тех пор я услышала огромное количество историй о сексуальных преступлениях, которые рассказали смелые студентки – и каждая история была такой впечатляющей, что ее невозможно было выдумать. И даже за фильтрами Snapchat можно увидеть, какой долгосрочный эффект те события оказывают на жертв.

Отчасти проблема заключается в том, что люди не всегда обращают внимание на сексуальные нападения и домогательства, когда они происходят – потому что кажется, будто это обычное дело.

С подросткового возраста на автобусных остановках мне доводилось слышать от мужчин вдвое старше меня, что они хотели бы сделать со мной и моими подругами. Прохожие даже головы не поворачивали, так что скоро и я перестала обращать внимание – мне казалось, что это нормально.

Меня оглядывали с головы до пят как кусок мяса, я выходила из вагонов метро и баров потому, что мне было неуютно под этими взглядами, и мне говорили, что я этого заслуживаю – а не надо было так одеваться.

Однажды среди бела дня, когда я шла в библиотеку, меня схватили и облапали прямо на улице. На втором курсе, когда кто-то схватил меня сзади в клубе и я сказала, что вообще-то это это преступление, надо мной посмеялись – а в другой раз ударили по лицу.

Я слушала истории женщин, которые как почти о чем-то обыденном рассказывали, как просыпались среди ночи от того, что кто-то занимался с ними сексом, пока они были в бесчувственном состоянии – и полагали, что они сами в этом виноваты, потому что пришли к этому парню домой или слишком много выпили.

И чем больше студенток я выслушиваю, тем чаще слышу истории, похожие друг на друга: они страдают молча, виня прежде всего самих себя, их студенческие годы отравлены, а университет не оказывает почти никакой поддержки.

При этом сами вузы регистрируют очень низкий уровень сексуальных преступлений среди студентов. Вот почему вместе со студенческим интернет-коммьюнити The Student Room, мы решили провести первое за десять лет общенациональное исследование о сексуальном насилии.

Исследование показало, что проблема очень распространенная:

  • В опросе приняли участие 4500 студенток из 153 высших учебных заведений Британии – как правило, они сообщали о домогательствах или преступлениях на сексуальной почве
  • 10% из них сообщили о произошедшем с ними в полицию или администрацию университета
  • 6% рассказали администрации университета о сексуальном насилии
  • Из числа сообщивших администрации вуза о насилии лишь для 2% этот рассказ дался без труда
  • 31% студенток ощущали, что их склоняли к тем или иным сексуальным действиям

От этих данных легко отмахнуться, назвав нерепрезентативными, поскольку участники опроса вызывались по собственной инициативе. Но за этими цифрами стоят реальные люди со своими подлинными историями.

Участникам опроса была предоставлена опция дать развернутые ответы, и тысячи из них проявили смелость, рассказав свои истории во всех подробностях. Это душераздирающие истории. Однако самый красноречивый результат исследования в том, как мало жертв были удовлеторвены оказанной поддержкой.

Выходит, множество молодых людей в Британии, оказавшись в трудной ситуации, не чувствуют поддержки от своего университета в том, чтобы обратиться в полицию или попросить о помощи. Почему?

Сейчас, когда набирают силу движения “Me Too” и “Time's Up” (“И меня тоже” и “Время пришло”), настала пора поговорить о сексуальных преступлениях в студенческих кампусах.

С тех пор, как я впервые рассказала о своем опыте, меня троллили в интернете, говорили, что я сама виновата, заявляли, что я просто пытаюсь привлечь к себе внимание, называли меня лгуньей и шлюхой, высмеивали мою кампанию и утверждали, что я сломала жизнь того, кто на меня напал (хотя я ни разу не назвала его имя).

Но всё это я еще раньше них сама проделала над собой. И тысячи молодых людей вроде меня проделывают это с собой. Именно поэтому так важно изменить культуру отношения к сексуальным преступлениям в обществе.

В ходе своей кампании “Бунт против сексуальных нападений” я смогла познакомиться с сильнейшими, невероятно потрясающими людьми. Я потрясена тем, что они доверили мне свои истории. И это благодаря им я смогла примириться с тем, что со мной произошло.

Марк Эймс, руководитель отдела по делам студентов в Университете Бристоля:

Нам было очень грустно узнать, что Ханна не чувствовала в себе сил сообщить о случившемся с ней или обратиться за поддержкой.

Вопрос благополучия всех наших студентов жизненно важен для нас, мы исповедуем принцип нулевой тепримости к сексуальным домогательствам, и у нас действуют четкие инструкции по работе с обращениями студентов.

Прошедшие специальную подготовку сотрудники отвечают за реакцию на случаи сексуального нападения и перенеправляют студентов в такие сторонние организации, как The Bridge и бристольский Центр обращений о сексуальных преступлениях.

Мы понимаем, что студентамбывает подчас нелегко рассказать о случившемся. Чтобы облегчить это, в нынешнем году мы запускаем онлайн-портал Report and Support для жертв сексуального насилия и других правонарушений в этой сфере.

Мы также осуществляем масштабные инвестиции в заботу о психофизиологическом состоянии наших учащихся – в централизованные сервисы вроде психологической и медицинской помощи студентам, а также реформируем службу личных консультаций с тем, переводя ее на работу в круголосуточном режиме.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-43299263

За изнасилование 11-летней давности до сих пор можно привлечь – Михаил Кленчин

Можно ли привлечь человека к ответственности за изнасилование,которое было 7 лет назад?
— Отличный вопрос. Мне известно, что сегодня были презентованы переносные системы видеослежения и фиксации скорости. Они могут устанавливаться в любых местах. Скорее всего, это будет неожиданно для водителей.

Нет ни одного нормативно-правового акта, обязывающего устанавливать таблички о видеонаблюдении. Такого требования в законе и подзаконных актах нет. Радары могут устанавливаться где угодно.

Таблички, которые есть – это жест доброй воли МВД.

Курить в общественных местах нельзя, на детских площадках — можно

— Вопрос. Могли бы вы дать разъяснение по поводу курения в общественных местах. Дело в том, то в ст. 159 п. 5 ничего не сказано о скверах и парках. Но сотрудники ДВД Алматы выписывают штраф не только за курение в парке, но и возле него. Как я понимаю, термин «общественное место» применяется сотрудниками ДВД во всех удобных случаях.

— В нашем законодательстве толком не определено понятие «общественное место». Оно есть в одной инструкции Генеральной прокуратуры по статистическому учету. И только вскользь.

Существует много правонарушений, которые предусматривают образование состава в случае совершения каких-то действий именно в общественном месте. Возвращаясь к курению, у нас есть Кодекс о здоровье населения в системе здравоохранения. Ст.159 п.

5 предусматривает перечень мест, где запрещено курение. В перечне около 10 пунктов, он является исчерпывающим.

— Но парки там есть?

— Парков нет.

— Курить можно?

— Нет ни парков, ни скверов. Нет понятия общественного места. Непонятно, почему вопрос так стоит. Перечень исчерпывающий. Во всех других местах курить можно. Года 4 назад в моей практике был случай.

Сотрудники одного из районных управлений внутренних дел Алматы оштрафовали мужчину за курение на детской площадке во дворе. Он обжаловал взыскание, и постановление было отменено. Я разговаривал с инспектором, который предъявлял взыскание.

Он был возмущен: «как же так, получается, можно курить на детской площадке!» Получается, что так.

— Подчеркнем: курить на детской площадке не нужно.

— Исходя из перечня, в парках и скверах курить разрешается. А дальше каждый исходит из своих моральных установок.

Разведенные родители и дети: каков порядок общения?

Семейный вопрос. Вправе ли я как мать запретить общение сожительницы бывшего мужа с сыном? Сыну 6 лет.

Муж говорит, что в те дни, когда он проводит время с сыном, он проводит время и с сожительницей в целях нравственного воспитания ребенка.

Я сказала мужу, что не буду возражать их общению только в случае, если он оформит отношения с этой женщиной. Он говорит, что мои требования незаконны. И с сыном могут общаться все из его окружения.

— Часто встречающаяся ситуация. Родители ребенка не могут найти взаимопонимание. У нас есть Кодекс о браке и семье. Ст. 73 данного кодекса предусматривает порядок осуществления родительских прав отдельно проживающим родителям. В норме кодекса предусмотрено, что отдельно проживающий родитель имеет право на участие в воспитании детей.

А другой родитель, имеющий на воспитании ребенка, не вправе препятствовать этому общению. Если родители не могут прийти к согласию о порядке этого общения, в частности в вопросе об участии сожительницы в воспитании ребенка, то все эти вопросы решаются органами опеки и попечительства, отделами образования.

Они выносят решение – когда, где, по какому графику и при каких условиях будет происходить общение отдельно проживающего родителя с ребенком.

— То есть, органы попечительства придут, посмотрят на эту женщину.

— Проводится перечень мероприятий по установлению бытовых условий, психологических отношений и т.д. И органы опеки вынесут решение, исходя из интересов ребенка.

— А если отец будет возражать против этого решения?

— В случае несогласия любая из сторон может обратиться в суд. И тогда порядок воспитания будет установлен по решению суда.

За изнасилование 20-летней давности можно привлечь к ответственности

— Все понятно. «Уголовный вопрос. Можно ли через 11 лет снова возбудить уголовное дело по факту изнасилования? На тот момент мне было 15 лет, и его родители все замяли. Даже суда не было. Сейчас я хочу, чтобы насильник ответил по закону».

— Тяжелый вопрос. Речь идет о преступлении в отношении несовершеннолетней. Дело в том, что изнасилование заведомо несовершеннолетней является преступлением, уголовная ответственность за которое предусмотрена п.3 ч.3 ст.20 УК РК.

За это преступление предусматривается до 20 лет лишения свободы. Это преступление относится к особо тяжким. Установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности.

Учитывая, что преступление особо тяжкое, и не истек 20-летний срок, потерпевшая вправе привлечь виновника преступления к ответственности. По новому Уголовно-процессуальному кодексу отсутствует такое понятие как возбуждение уголовного дела.

Сразу начинается досудебное расследование. Ей необходимо обратиться с заявлением в прокуратуру или правоохранительные органы, объяснить обстоятельства и просить начала досудебного расследования.

— А что, в Европе или Америке сроки давности разные? Постоянно слышишь – меня изнасиловали 30 лет назад.

— Нужно отличать два разных состава. Первое – изнасилование. Второе – изнасилование заведомо несовершеннолетней. Разная статья, разная тяжесть, разные категории.

Когда мы говорим о том, что кто-то когда-то кого-то изнасиловал, речь, скорее всего, идет о гражданском иске. Не о привлечении к уголовной ответственности, а о взыскании за причиненный моральный вред.

Гражданским Кодексом РК также не предусмотрены сроки давности по взысканию морального вреда. С таким иском можно обратиться в любое время и по истечении любого срока.

Как судиться за офис?

— Хоть через 50 лет. Забота о нас. Вопрос по бизнесу. Наша организация продала офис физическому лицу в рассрочку. Это же физическое лицо как ИП оказывает нашей организации разные услуги. На данный момент он не рассчитался с нами за офис как физлицо. А мы имеем задолженность перед ним за услуги как перед ИП. Возможен ли в данном случае взаимозачет?

— Очень часто люди путают индивидуального предпринимателя и юридическое лицо. В соответствии с Законом о частном предпринимательстве, ИП – это гражданин РК или оралман, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Это означает, что физическое лицо и есть индивидуальный предприниматель.

ИП несет свои обязательства по всему принадлежащему ему имуществу. Это означает, что ИП – не юридическое лицо. Соответственно, все имущество, которое принадлежит этому физическому лицу, зарегистрировано как имущество ИП. Соответственно, на это имущество тоже может быть обращено взыскание.

Разделение обязательств физического лица как индивидуального предпринимателя и просто физического лица недопустимо. Вот эта путаница по поводу ИП возникла, так как в Гражданском Кодексе в отношении индивидуальных предпринимателей действует правило, относящееся к юридическим лицам.

Речь идет о работе с ИП, возможности выписывать счет-фактуры. Но ИП – это физическое лицо. Я был на крупном заводе. Им руководит ИП. Это его личный бизнес. Но настолько извращено понимание, что на кабинете написано – директор ИП ФИО, главный бухгалтер ИП. Это абсурд. У ИП не может быть директора. Он сам ИП.

Отвечая на вопрос, они могут брать взаимозачет, обращать взыскание на имущество ИП, не только зарегистрированное на ИП, но и его личное имущество.

версию смотрите здесь.

Источник: https://365info.kz/2015/05/klenchin-otvechaet-na-voprosy

Инструкция. Что делать, если вас изнасиловали

Можно ли привлечь человека к ответственности за изнасилование,которое было 7 лет назад?

Новая рубрика — инструкции, как вести себя в разных тяжелых ситуациях

Юридически «изнасилование» (статья 131 УК) — половой акт, совершенный с физическим насилием или угрозой его применения. Под половым актом в кодексе понимается только вагинальный секс, а жертва — всегда женщина.

Впрочем, существует и более широкий термин — «сексуальное насилие» или «насильственные действия сексуального характера», статья 132 УК. Это любые действия сексуального характера, совершенные с человеком против его воли.

Наказание за оба преступления — до шести лет тюрьмы, если нет отягчающих обстоятельств.

2. Что нужно знать, прежде чем предпринимать любые действия?

Во-первых, возникает угроза заражения заболеваниями, передающимися половым путем. Во-вторых, жертва получает физические травмы. В-третьих, перенесшие сексуальное насилие испытывают боль, стыд и вину, которые приводят к депрессии и другим тяжелым последствиям.

И наконец, приходится решать ряд проблем юридического характера. К сожалению, российская практика устроена так, что нужно выбирать, какие задачи решать в первую очередь. Иначе говоря, если вы сразу обратитесь к врачу, то защита прав становится затруднительна (см.

пункты 3 и 5).

3. Как избежать проблем со здоровьем после сексуального насилия?

Лучше всего сразу вызвать «скорую». Однако врач не сможет засвидетельствовать факт сексуального насилия — это работа судмедэксперта. После медицинского осмотра собрать доказательства для возбуждения уголовного дела будет гораздо сложнее.

В течение 72 часов после случившегося (а лучше в первые четыре) нужно пойти в СПИД-центр и пройти профилактику ВИЧ. Результат станет известен через четыре-шесть месяцев. Также необходимо сразу пройти профилактику венерических заболеваний и через месяц сделать повторные анализы.

То же касается нежелательной беременности: на экстренную контрацепцию есть 120 часов.

4. Есть ли смысл обращаться в полицию?

Преступления, связанные с сексуальным насилием, относятся к делам частно-публичного обвинения, следователь возбудит дело, только если есть заявление потерпевшего. Но в полицию обращаются только от 8 до 14% женщин, переживших сексуальное насилие. О мужчинах подобных данных нет, но можно предположить, что эти цифры еще меньше.

К сожалению, с подачей заявления проблемы не заканчиваются. Вам может попасться добросовестный следователь, но вероятнее будет наоборот: с такими делами сложно работать из-за эмоционального состояния потерпевших, а доказательства собирать нелегко.

Кроме того, в изнасиловании часто считают виновной жертву, — и не только в России.

Например, треть населения Великобритании уверена, что ответственность за изнасилование лежит на женщине — хотя юридически за преступление всегда несет ответственность насильник.

5. Как добиться возбуждения уголовного дела?

Лучше всего идти в полицию с адвокатом: он знает, как вести себя со следователем и как правильно написать заявление. Если денег на адвоката нет, нужно проконсультироваться со специалистами, например, с центром помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры».

Найдите человека, который сходит с вами в полицию и поддержит вас морально. Cледователь обязан принять заявление: если этого не происходит, нужно обращаться в прокуратуру. Если заявление приняли, обязательно возьмите талон-уведомление.

Также помните, что следователь должен сразу направить пострадавшего к судмедэксперту, ведь без экспертизы дело не возбудят.

До экспертизы лучше не принимать душ. Если это невозможно, необходимо хотя бы сохранить белье и одежду, — на них может быть сперма насильника. Важно обратить внимание, какие вопросы следователь задает судмедэксперту в постановлении.

Например, если речь будет идти о «следах изнасилования» (статья 131), а потерпевшую принудили к анальному сексу (статья 132), то результат экспертизы будет отрицательным, и дело не заведут. После экспертизы придется не раз встречаться со следователями, пока дело не отправится в суд.

И перед каждой встречей следует консультироваться со специалистами.

6. Как справиться с душевной травмой после насилия?

Вам понадобится квалифицированная помощь. Психолога общей практики и форумов взаимопомощи недостаточно. Специалисты, которые вам помогут, работают в центре «Сестры» (8-499-901-02-01). Они помогают бесплатно.

7. Как я могу помочь близкому человеку, пережившему сексуальное насилие?

Не обвинять его, — никогда, ни при каких условиях. Даже если очень хочется спросить: «О чем ты думала, когда шла к нему домой?». Такие вопросы вызывают чувство вины, которое делает состояние пострадавшего еще тяжелее. Нужно полностью встать на сторону пережившего насилие, дать понять, что вы поддержите его в любом случае, и возвращение к нормальной жизни реально.

8. Как самому не стать жертвой насилия?

К сожалению, рецепта нет. Кто-то советует не носить коротких юбок или не гулять в одиночку. Однако внешность жертвы не так важна: насилие происходит не из-за сексуального влечения, а из-за желания почувствовать контроль и власть.

Преступник пользуется беззащитностью и доверием, 65% изнасилований совершают знакомые и члены семьи. Поэтому универсальный совет один: не пытайтесь отбиться от насильника уговорами, даже если это ваш знакомый или родственник.

Сразу зовите на помощь.

9. Как я могу помочь пережившим сексуальное насилие прямо сейчас?

Центр «Сестры» — один из немногих в России, кто помогает людям, которые пережили насилие, и единственная в Москве организация, которая помогает пострадавшим от сексуального насилия детям. Вся помощь оказывается бесплатно.

https://www.youtube.com/watch?v=Ou8YyH2Efas

Если Центр не соберет пять миллионов рублей на свою работу, в следующем году он закроется. Два миллиона уже есть, оставшуюся сумму можете помочь собрать вы, используя форму ниже.

Сделать пожертвование

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

Источник: https://takiedela.ru/2015/12/sexual-abuse/

В казахстане предлагают ужесточить наказание за изнасилование

Можно ли привлечь человека к ответственности за изнасилование,которое было 7 лет назад?

Что на самом деле происходит в медицине, когда халатность врачей становится преступлением и стоит ли бояться людей в белых халатах.

26 Сентябрь 2019 19:00 11715

Дело алматинского травматолога Каната Тезекбаева – наверное, самое скандальное продолжение череды медицинских уголовных дел.

Еще вчера Тезекбаева называли лучшим врачом города, а сегодня он уволен с поста главного врача больницы № 4 и находится под следствием.

Ему вменяют часть 3 статьи 317 Уголовного кодекса Казахстана (ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Смерть пациента в Германии

Дело известного и уважаемого врача Каната Тезекбаева и его коллеги, молодого анестезиолога Аскара Тунгушбаева, стало одним из самых резонансных потому, что в нем звучит фамилия сына главного алматинского полицейского Серика Кудебаева.

В июле 2019 года его сын Нурсултан Кудебаев, зампрокурора Алатауского района Алматы, попал в ДТП на квадроцикле. Его отвезли в больницу № 7, а затем перевезли в больницу № 4, где травматолог Тезекбаев выступил в качестве одного из двух ассистирующих врачей во время операции.

После чего молодой прокурор по инициативе родных был перевезен на лечение в Германию. 27 августа Нурсултан Кудебаев умер в Германии, а Тезекбаев и Тунгушбаев были уволены и заключены под стражу без права выхода под залог.

Только после того как за главврача и анестезиолога вступилось профессиональное сообщество, их отпустили из СИЗО под подписку о невыезде.

На ситуацию вокруг уважаемых врачей обратили внимание на самом верху.

Президент Касым-Жомарт Токаев написал в своем ’e: «Находясь в Нью-Йорке, прочитал обращения медицинской общественности по поводу задержания главврача и анестезиолога алматинской 4-й горбольницы в связи со смертью пациента в Германии. Дал поручение разобраться согласно законодательству. АП, Минздрав, аким Алматы держат на контроле». 

Прошу сохранять спокойствие

Высказался в ’e и министр здравоохранения Елжан Биртанов: «По поручению Президента взял вопрос под личный контроль. Уверен, что все должно быть в рамках закона. Прошу своих коллег сохранять спокойствие и продолжать выполнять нашу общую миссию».

Вот только сохранять спокойствие медикам сейчас непросто. Ситуация накалилась до такой степени, что все (!) медицинское сообщество Казахстана (включая 72 000 врачей, 175 000 среднего медицинского персонала) подписались под обращением, направленным в две палаты Парламента – в сенат и мажилис.

Как утверждают медики, в Казахстане число дел, связанных с врачебными ошибками, растет с каждым годом. Порядка 600-800 дел ежегодно заводятся по статьям 317-323 Уголовного кодекса Казахстана и еще около 300 – по статье 80 Кодекса об административных правонарушениях.

Более того, врачебное сообщество просто уверено – в обществе целенаправленно нагнетается ситуация против медиков.

«Подобное негативное отношение населения к отечественному здравоохранению сформировалось не мгновенно.

Некоторые «общественные» деятели, формируют ошибочное и популистское мнение – якобы априори уровень профессиональной квалификации врачей и медицинских сестер в нашей стране является низким и следует оказывать давление на медперсонал, вплоть до уголовного преследования», – говорится в обращении.

https://www.youtube.com/watch?v=DOHpbRf5v1A

Как утверждают медики, «сформировался целый класс заинтересованных лиц – блогеры, представители СМИ, юристы, которые своими публичными высказываниями оказывают давление и клевещут на врачей.

Для таких лиц критика казахстанской медицины носит интерес с целью привлечения внимания («хайпа») и популярности, достижения личных и карьерных задач, а иногда откровенного вымогательства денег от медицинских организаций».

Пациентский экстремизм

Два месяца назад в Актау известного детского хирурга Насукана Отаргазиева обвинили в мелком хулиганстве за оскорбление женщины, которая с температурящим внуком прорывалась к нему на прием без очереди.

По решению суда доктор целые сутки провел за решеткой. Столь строгое наказание судья актауского административного суда Гульмира Суйеуова объяснила тем, что это уже не в первый раз – в марте доктор был оштрафован за похожий случай.

Скандалистка-пенсионерка была оштрафована на 12 тысяч тенге.

По мнению многих врачей, этот случай можно рассматривать как прямое доказательство того негативного отношения к медикам, которое формируется в обществе:

«Случаи конфликтов пациентов и провокационного поведения их с врачами в Актау, Кызылорде, Алматы, Нур-Султане и других городах широко освещаются в республиканских СМИ. При этом врачи не защищены ни физически, ни юридически, ни финансово, ни психологически», – говорится в обращении медиков.

Впрочем, более всего врачи возмущены ситуацией вокруг акушера-гинеколога Эльмиры Малиевой: «расцениваем это как очередную попытку очернить всю систему здравоохранения страны, оказать давление и запугать все медицинское сообщество».

История Эльмиры Малиевой началась в ноябре 2017 года, когда приказом директора и руководителя постдипломного образования Мухаббат Нартаевой она была направлена в ЦРБ Карасайского района, где должна была читать лекции и участвовать в проведении операций.

Из девяти проведенных операций в одном случае проявились осложнения. Об осложнении доктор узнала через полтора месяца после операции, а в январе 2018 года было заведено уголовное дело на врачей ЦРБ. Через год из всех обвиняемых осталась лишь Малиева.

 

2 июля 2019 года ее признают виновной и выносят приговор: «ограничение свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с оказанием медицинской помощи сроком на 1 год».

Чего хотят врачи

С другой стороны, сами врачи говорят, что не боги и иногда ошибаются. Ошибка врача может оказаться трагической.

В США, по данным ресурса OR Manager за 2017 год, 95 раз хирурги оперировали не того пациента, не в том месте или выполняли неправильную процедуру. 

В Казахстане такой статистики нет. У пациентов пока есть только один вариант узнать правду – через уголовное преследование (но опять же, согласно исследованиям Гарвардского университета, только восемь из 280 пациентов пострадавших от медицинской халатности подали иски).

Или если халатность очевидна, как случай с 10-месячным малышом в инфекционной больнице Шымкента. В больницу ребенок поступил с диагнозом ОРВИ, а когда готовился к выписке, медсестра поставила очистительную клизму кипятком, в результате которой ребенок получил термический ожог I-II степени, менее одного процента кожных покровов.

Понятно, что ошибки врачей непреднамеренные и зачастую происходят от напряжения и усталости, от изнурительных смен… поэтому врачи просят вместо термина «врачебная ошибка» внедрить «инцидент» или «неблагоприятное событие» согласно рекомендациям ВОЗ, ОЭСР.

А еще в своем обращении в Парламент медики требуют согласно мировой практике исключить из Уголовного кодекса «Главу 12.

Медицинские уголовные правонарушения»: «Медицинские инциденты, а также не относящиеся к инцидентам вопросы «халатного отношения со стороны медицинского работника» (неоказания должной медицинской помощи) должны регулироваться Административным кодексом (выплата компенсации за ущерб) и Кодексом о здоровье (приостановление действия разрешительных документов, выданных медицинскому работнику)».

Катерина Клеменкова

Источник: https://inbusiness.kz/ru/news/v-kazahstane-predlagayut-uzhestochit-nakazanie-za-iznasilovanie

Молчание — знак несогласия: как Украина борется с насилием

Можно ли привлечь человека к ответственности за изнасилование,которое было 7 лет назад?

На Украине вступает в силу закон, регулирующий сексуальные отношения граждан государства. Теперь любой секс без добровольного согласия будет квалифицироваться украинскими правоохранителями как изнасилование.

Соответствующие поправки были внесены в Уголовный кодекс еще в декабре 2017 года. Эти изменения расширяют статьи кодекса, где трактуются понятия изнасилования и сексуального насилия.

В новой редакции появилась такая формулировка, как «добровольное согласие».

«Согласие считается добровольным, если оно является результатом свободного волеизъявления лица с учетом сопутствующих обстоятельств», — гласит теперь закон.

Фактически любой человек, вступив в интимную связь, сможет после написать заявление, что не давал на это согласия. Ранее на Украине привлечь к ответственности за изнасилование можно было, только если к жертве применяли силу, злоупотребляли ее беспомощным состоянием или угрожали.

Юристы считают, что теперь в судебных разбирательствах, касающихся насильственных действий сексуального характера, фокус сместится на то, что секс без четкого «да» — неважно, устного, письменного и даже невербального — теперь будет расценен как изнасилование. За такой проступок обвиняемому может грозить от трех до пяти лет тюрьмы — то же самое касается любого действия сексуального характера, включая поцелуи, прикосновения и прочее.

Украинское издание «Сегодня.ua» поговорило с экспертами и разобралось в том, что может измениться в интимной жизни украинцев с вступлением в силу новых поправок в конституции.

Полицейских данные нововведения насторожили, поскольку они могут существенно усложнить работу следователей: «Сложно доказать в суде факт изнасилования, основываясь только на том, было согласие или нет.

Огромное количество работы ляжет на плечи экспертов, ведь именно они и будут устанавливать факт насилия. Например, по наличию синяков и ссадин.

Именно их выводами мы и будем руководствоваться», — рассказал изданию сотрудник правоохранительных органов, пожелавший остаться неизвестным.

Юристы, в свою очередь, сомневаются в том, какой эффект произведут новые поправки. «Необходимость согласия, конечно, расширит поле для шантажа и даст возможность аферисткам дополнительного легкого заработка.

Ведь кто сможет подтвердить добровольность? Вы же свидетелей звать не будете.

Да и вряд ли кто-то решит перед началом полового акта взять расписку для суда, что все было добровольно», — рассказала порталу юрист Дина Дрыжкова.

Также нововведения насторожили украинцев, состоящих в браке, ведь их данные поправки в конституции тоже касаются, и штамп в паспорте не снимает ответственности за действия сексуального характера по отношению к своей второй половинке.

Теперь так называемый супружеский долг перестанет быть долгом, поскольку для его исполнения по закону необходимо обоюдное желание супругов.

Украинский адвокат разъяснил порталу, что не стоит воспринимать буквально слово «согласие» и у супругов эти поправки все же работают немного иначе. «Если говорить о семьях, то тут будет зеркальная ситуация — супругам не нужно постоянно спрашивать согласия у своих партнеров.

Наоборот, речь идет о принципе «несогласия» — если один из супругов отказывается от интима, принудить к сексуальному контакту его нельзя. По законодательству это будет считаться домашним насилием.

Но чтобы его доказать, конечно же, лучше записать отказ на видео или аудио», — пояснил Иван Либерман.

Ранее на фоне движения #MeToo, разоблачившего ряд сексуальных домогательств, подобный закон приняли в Швеции. Правительство, обеспокоенное статистикой, согласно которой в прошлом году в Швеции было зарегистрировано на 10% изнасилований больше, чем в позапрошлом году, обязало мужчин получать однозначное согласие на секс.

В Швеции «согласием» считается не только письменное или устное выражение, но и любое физическое участие в процессе. Выяснять, демонстрировалось ли согласие с помощью слов, жестов или другим способом, приходится суду.

Подобный законопроект готовится представить на рассмотрение правительство Испании. Премьер-министр Педро Санчес объявил, что государству стоит устранить любую неоднозначность в вопросах о сексуальном насилии. Согласно новому законопроекту любой половой акт без предварительного согласия также будет рассматриваться законом как изнасилование.

«Чтобы внести ясность, дамы и господа: если кто-то говорит «нет», это значит «нет», если кто-то не говорит «да», это тоже значит «нет», — объяснил премьер-министр.

Источник: https://www.gazeta.ru/lifestyle/style/2019/01/a_12124759.shtml

101Адвокат
Добавить комментарий