Можно ли развестись с женой дистанционно, если она живет в Дагестане?

Жены-мученицы: как закон о побоях отразится на Дагестане?

Можно ли развестись с женой дистанционно, если она живет в Дагестане?

Диана Мадаева (псевдоним), Дагестан для bbcrussian и интернет-СМИ “Кавказский узел”

Правообладатель иллюстрации Getty Images

О последствиях февральского закона о декриминализации побоев в семье высказались многие российские правозащитники. Но что он означает для кавказских республик – в частности, для Дагестана, где семья для женщины – раз и навсегда, а сор из избы выносить непозволительно?

“Северный Кавказ глазами блогеров” – совместный проект Русской службы Би-би-си и интернет-СМИ “Кавказский узел”.

О жизни в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии и других северокавказких регионов анонимно рассказывают местные жители.

Даже при прежних нормах законодательства жертвы терпели, а то и защищали насильников под гнетом традиций и мнения родственников. Чего же ждать теперь?

Велика вероятность, что теперь женщины еще реже будут заявлять о побоях в полицию, жертвуя собой “ради семьи”.

Это произошло в Дагестане лет шесть назад.

Мой размеренный вечер за чашечкой чая прервал шум, доносившийся из квартиры этажом выше. Прерывисто кричала женщина, потом – дети: “Папа! Не бей маму!” Их перебивал едва различимый мужской бас. На стуки в дверь никто не открыл, лишь слышался лязг бьющейся посуды. Тем временем напуганные соседи вызвали полицию.

Силовики прибыли минут через 20, когда в соседской квартире уже стояла пугающая тишина. Двое явно недовольных полицейских, поднимаясь по лестнице, бормотали: “Ну, подрались муж с женой, чего нас-то звать”.

Развязка удивила, пожалуй, только меня – молодую и незамужнюю. На порог квартиры, наконец, вышла соседка с разбитой губой. Из глубины комнаты доносился громкий храп ее мужа.

Полицейские предложили женщине написать заявление о побоях и забрать агрессора в отдел.

“Никуда вы его не заберете! У нас дети! Он меня пальцем не тронул. Мы просто ругались громко. Уходите отсюда”, – выпалила в ответ соседка.

Силовики, пожав плечами, уехали, с упреком посмотрев на тех, кто их вызвал – получается, зря.

“Сор из избы”

Согласно итогам проведенного в январе 2017 года телефонного опроса ВЦИОМ, 33% россиян знают о случаях насилия в семье у знакомых, а каждый 10-й респондент сталкивался с этим лично.

В дагестанских домах семейное насилие распространено примерно так же, считает специалист по гендерным вопросам из Фонда имени Генриха Белля Ирина Костерина.

Однако заявить о нем женщинам из Дагестана и других кавказских республик, пожалуй, еще сложнее, чем из других частей страны – поскольку они знают, что их осудит за это и общество, и собственная семья.

“Это дагестанский менталитет – не выносить сор из избы, – говорит Гамид Магомедов*, участковый следователь в одном из районов Махачкалы. – Не поймут родственники, соседи, друзья, даже собственные дети не поймут. Поэтому часто, когда полиция едет по подобному вызову, уже заранее известно, что дело, скорее всего, ничем не закончится”.

Вызовы, связанные с домашним насилием, – для полиции не редкость. Но большая редкость – когда доходит до заявления и дальнейшего расследования.

Из-за отсутствия таких расследований и юридической неграмотности населения, по словам Магомедова, новый закон о декриминализации семейного насилия – в рамках которого человека, впервые уличённого в жестоком обращении с родными, ждет административное наказание, а не уголовное – вряд ли будет иметь большое значение.

С этой оценкой согласна и Ирина Костерина. Однако, по ее словам, у этого закона может быть косвенный эффект, который выразится в том, что домашние агрессоры почувствуют полную безнаказанность.

В соседней Чечне также высказывают опасения за здоровье и жизни женщин в связи с нововведениями в законодательство. По мнению руководителя организации “Женщины за развитие” Либкан Базаевой, декриминализация побоев в семье представляет серьезную опасность для женщин Чечни.

“Позор мужа”

Правообладатель иллюстрации Getty Images

В ситуации, когда общество призывает жертв насилия молчать, удивительным кажется мужество собеседницы Аси И. из Хасавюрта, которая решилась уйти от мужа с двумя маленькими детьми, не выдержав рукоприкладства.

“Я ни разу не вызывала полицию, ни одна дагестанка этого не сделает сама, так как ее осудят окружающие. Жена посадила мужа. Родственники считают, что синяки заживут, а позор мужа останется”, – рассказала Ася.

“Неудачи на работе, увольнение, ссору с родственником – все это муж почему-то начал вымещать на мне. При этом вне дома он не агрессивен, не пьет, поэтому поначалу мне даже не верили, что муж на такое способен”.

По ее словам, решение о разводе далось ей очень тяжело. Было давление со стороны, ее несколько раз возвращали к мужу, убеждая, что тот “просто понервничал, сорвался”. Однако насилие продолжалось, и в результате Ася ушла, ни разу не вызвав полицию.

Но другой собеседнице, жительнице Карабудахкентского района Дагестана, попросившей не называть ее имени, развод стоил бы слишком дорого. Она рассказала, что “терпит многое от мужа, чтобы не вернуться домой к родителям без ребенка”. В родительском доме ее детей видеть не хотят.

“Ушла из дому одна и вернешься сюда тоже одна”, – примерно вот так сказал ее отец.

“Только рядом с мужчиной”

Девочкам в Дагестане с детства внушают, что они должны уступать мужчине во всем, – рассказала детский психолог Рабият Алиева.

“Это традиционное дагестанское воспитание девочки: они должны быть тихими, послушными и безропотными, быть хорошими хозяйками… Далее идет список всего того, что они должны уметь. При этом не делается акцент на личности самой девочки, на ее талантах, желаниях, способностях.

Девочку с детства готовят для роли жены. Ей внушают, что она состоятельна только рядом с мужчиной, что ее главная цель — найти принца, выйти за него замуж, и тогда она будет счастлива.

Но это прямой путь к разочарованиям на протяжении всего дальнейшего ее жизненного пути”, – пояснила эксперт.

Нередко девочки с таким воспитанием вырастают в женщин, которые годами терпят психологический и физический дискомфорт, но не в силах что-то изменить, оглядываясь на заветы матери, традиции, окружение.

Подобное положение женщин продемонстрировал и вызвавший общественный резонанс доклад “Правовой инициативы” о женском обрезании в Дагестане.

“Эти девочки в итоге терпят рукоприкладство и оскорбления мужа”, – сказала Рабият Алиева.

Мученичество во имя семьи

Координатор по гендерным вопросам Фонда имени Генриха Белля Ирина Костерина заметила, что часто на вопросы о домашнем насилии в республиках Северного Кавказа местные жители реагируют болезненно.

“Сразу говорят, что такого тут нет, и не может быть. Что этот вопрос актуален больше для России, где пьяные мужья бьют своих женщин”, – рассказала Ирина Костерина.

Но у женских организаций, с которыми сотрудничает эксперт, по ее словам, другая точка зрения.

“К ним приходит огромное количество женщин, которых избивают мужья, контролируют, угрожают. Они ищут психологической помощи. Часто у женщин нет внутренней силы уйти из-за сильного давления со стороны не только родственников мужа, но и своих”.

Как и другие собеседники, Костерина подчеркивает, что в Дагестане все осложняется местными представлениями о том, что “семья для женщины – раз и навсегда, и поэтому она должна терпеть все, что с ней происходит”.

Женщина остается беззащитной на стадии следствия

Светлана Анохина, шеф-редактор интернет-издания “Даптар”, посвященного проблемам дагестанских женщин, также считает, что рано давать оценку того, как отразится принятие поправок на ситуации с домашним насилием в Дагестане. Еще один аспект, мешающий оценке – отсутствие реальной статистики.

“Если дома что-то неладно, вся вина взваливается на женщину – это патриархальная традиция, нельзя ее относить только к Дагестану, – сказала Анохина.

– Я беседовала с разными государственными службами, которые занимаются проблемами женщин, они предоставляют им временное убежище. И когда я спрашиваю, какова конечная цель этой помощи, они мне отвечали – “сохранение семьи”.

Сохранить семью, жертвуя человеком! Заставляют женщину возвращаться в ту семью, где ей ломают ребра”.

И ребра здесь упомянуты не для красного словца.

Серьезные травмы, полученные во время “семейных ссор”, у женщин фиксировали сотрудники махачкалинской благотворительной больницы для женщин, которую в 90-е годы основала бывшая министр здравоохранения ДАССР Айшат Магомедова. Туда за бесплатным лечением и моральной поддержкой женщины обращались, пока здание у больницы не отобрали незадолго до смерти Магомедовой в 2010 году.

В интервью Светлане Анохиной Айшат Магомедова рассказала о жуткой статистике, полученной по итогам анкетирования в высокогорных селах Дагестана: 80% опрошенных признались, что муж применяет к ним насилие.

Но самыми шокирующими, по словам Светланы Анохиной стали примеры, которые приводила Магомедова.

“Она мне рассказала о женщине, попадавшей в благотворительную больницу три или четыре раза. В последний с переломанными ребрами. К этой женщине приходили ее взрослые сыновья, которые уговаривали ее вернуться домой и не разводиться с отцом – внимание! – потому что им еще жениться надо. Если женщина уходит, родственники изо всех сил стараются ее вернуть”, – рассказала Анохина.

Ситуация с домашним насилием не изменится до тех пор, пока не будут приняты законы, которые запрещали бы мужчине приближаться к заявившей на него женщине, считает журналистка.

“Ты подаешь в суд на агрессора, а через неделю он явится к тебе домой. И что будет дальше? Пока таких законов нет, все это мертвому припарки”, – сказала Светлана Анохина.

* – имя изменено по просьбе собеседника

Диана Мадаева (псевдоним) родилась и живет в Махачкале, работает педагогом.

“Северный Кавказ глазами блогеров” – совместный проект Русской службы Би-би-си и интернет-издания “Кавказский узел”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/blog-caucasus-40083660

По половому признаку: мечтавший о сыне дагестанец заставил жену сделать аборт

Можно ли развестись с женой дистанционно, если она живет в Дагестане?

Жительницу Дагестана заставили сделать аборт, из-за того что ее муж не хотел воспитывать девочку. Мужчина рассвирепел, узнав, что его супруга ждет дочь, а не сына. После операции в частной клинике женщина решила обратиться в социальный центр.

Она призналась, что на нее оказывалось психологическое давление и она не могла не подчиниться желанию супруга.

Почему в отдаленных областях практикуются селективные аборты и к каким последствиям привело избавление от нежелательных девочек в других странах — разбирались «Известия».

Женился ради сына

У 19-летней жительницы Махачкалы эта беременность была первой. Девушка очень хотела ребенка, и пол будущего малыша не имел для нее значения.

Но супруг, узнав о том, что жена ждет девочку, настоял на аборте. Он назвал жену неполноценной и заявил, что женился ради рождения сына, а затем избил супругу и силой привез в частную клинику.

По словам потерпевшей, операцию провели на 12-й неделе беременности.

Когда он отлучился, женщина взяла свои документы и сбежала. Она обратилась за помощью в социальный центр «Теплый дом на горе». По закону аборты после 12-й недели беременности разрешены только по медицинским показаниям, и пол ребенка, безусловно, таковым не является. У мужчины, вынудившего жену на аборт, уже есть две дочери от предыдущего брака.

В социальном центре утверждают, что эта история далеко не исключение. Женщины вынуждены идти на прерывание беременности из-за желания мужей получить наследника, продолжателя рода, рассказала в беседе с «Известиями» руководитель кризисного центра «Теплый дом на горе» Евгения Величкина.

«К нам обращались женщины, которые сталкивались с такой ситуацией. Недавно женщина на седьмом месяце беременности узнала о том, что у нее дочь, и муж из-за этого решил подать на развод.

Ей было где жить, но она просила психологической защиты. Он поставил ультиматум: либо искусственные роды, либо развод.

Женщина родила дочку и хотела, чтобы муж вернулся в семью, но наладить отношения семье не удалось», — подчеркнула Величкина.

Так называемые селективные аборты получили распространение в 1980–1990-х годах, после того как врачи научились диагностировать пол ребенка во время беременности.

В ряде регионов это привело к существенному дисбалансу в соотношении между родившимися мальчиками и девочками.

К этой ситуации привели глубоко укоренившиеся представления о том, что рождение сына гарантирует семье продолжение рода и безбедную старость, а иметь девочку нецелесообразно с финансовой точки зрения.

«Нам звонят и врачи из роддомов, которые видят, что женщину, родившую дочь, не забрали родственники. Родные настолько сильно расстроились, из-за того что УЗИ показывало не мальчика, что решили не приезжать в роддом на выписку жены с новорожденной дочкой.

Она сидели там одна, плакала, в итоге приехали ее родители. При трех абортариях [в республике] работают психологи предабортного консультирования: мы интересуемся у них, кто приходит за направлением. Часто бывает такое, что женщину приводят на вынужденный аборт из-за пола ребенка, случаи нередки.

К сожалению, проблема есть», — констатировала глава социального центра.

Аборты нежелательных девочек, по ее словам, делают даже на больших сроках — до 25–27 недель. Ориентировочная стоимость, которую называют подопечные фонда, пережившие нелегальную процедуру, — около 40 тыс. рублей.

«Этих врачей сложно поймать за руку, потому что они перестраховываются и пишут, что аборт сделан по медицинским показаниям. А на самом деле они убивают живого младенца на сроке, когда по закону их обязаны выхаживать. Но это бывает часто из-за пола или внебрачной беременности. За эти вещи сложно кого-то наказать, потому что это очень прибыльная сфера», — добавила Величкина.

Сельские стереотипы

Селективные аборты проводят в семьях, где уже родилось несколько девочек или же у семьи есть определенные стереотипные представления, что первенцем обязательно должен быть мальчик.

«Главную роль в этом давлении играет даже не мужчина, а его мать и сестры. Они начинают давить на мужчину, что обязательно нужен мальчик, и на то, что он не способен родить сына, тем самым унижая его достоинство.

По традиции, вырастая, мальчик остается в своей семье, а девочка уходит в семью мужа, следовательно, это отсутствие прибыли и разорение. Особенно это распространено в селах. Городское население более образованное, они работают и вливаются в другие стороны жизни, кроме бытовой», — добавила руководитель «Теплого дома на горе».

Центр помогает женщинам, которым угрожает опасность, не только найти временное жилье, но и устроиться на работу, определить ребенка в садик.

«Если родственники готовы идти на контакт, мы организуем встречу с психологом или приглашаем имама, чтобы он объяснил позицию с религиозной точки зрения.

Убийство собственного ребенка считается большим грехом: в Коране написано, что рождение дочери способствует духовному спасению мужчины и его семьи.

В древние времена у арабских племен существовал языческий обычай закапывать девочек живьем, и Коран в этом отношении существенно улучшил положение женщин и девочек. Но многие живут больше по традиционному укладу, не соответствующему религии», — подчеркнула Величкина.

Нередко после скандалов, связанных с рождением дочери, мужчины в итоге возвращаются в семью и преодолевают этот иррациональный страх.

Если мужчина не может смириться с рождением дочери, то он женится снова в надежде, что другая жена будет рожать ему сыновей.

При этом доводы о том, что пол будущего ребенка закладывается не матерью, а отцом, не принимается жителями сельских областей как достаточный аргумент из-за недоверия науке, резюмировала глава социального центра.

Для России проблема селективных абортов не является демографически значимой. Если такая практика и существует, то в очень небольшом масштабе, статистически ее не видно, пояснила «Известиям» старший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Виктория Сакевич.

«Соотношение полов при рождении в Дагестане — на нормальном уровне, не искажено (106 мальчиков на 100 девочек, как и в РФ в целом). Если селективные аборты и существуют, то это маргинальное или очень локальное явление, невидимое статистически.

К тому же аборты на сроке беременности, когда можно четко определить пол, разрешены только по медицинским показаниям, значит, если они есть, то, скорее всего, нелегальны.

Из близких нам регионов данная проблема существует в Армении и Азербайджане», — отмечает Сакевич.

Миллионы неродившихся девочек

Селективные аборты — достаточно распространенная практика в азиатских странах. Ученые фиксируют существенный гендерный дисбаланс в пользу рождения мальчиков в 12 государствах мира. Особенно это распространено в самых многолюдных странах мира: Китае, Индии и Пакистане.

В Китае этому явлению способствовала политика «одна семья — один ребенок». С появлением УЗИ женщины начали массово избавляться от девочек еще до рождения.

Еще до отмены программы в 2015 году власти КНР запретили врачам говорить будущим родителям пол ребенка на законодательном уровне, однако это лишь привело к увеличению числа подпольных узистов.

Тогда же была предпринята попытку ввести уголовное наказание за подпольные аборты.

В наибольшей степени селективные аборты распространены среди сельского населения и малообеспеченных слоев. Мальчик в китайской семье — не столько гордость и продолжатель рода, сколько рабочая сила и поддержка родителей в старости.

Из-за того что последние три десятилетия страна переживала колоссальную диспропорцию в сторону мальчиков, китайские мужчины в скором времени столкнутся с дефицитом невест. Демографы подсчитали, что каждый пятый китаец через 10–20 лет будет вынужденным холостяком. Уже сейчас одиноких мужчин в Китае значительно больше, чем одиноких женщин.

В условиях острого дефицита мужчинам придется конкурировать за право жениться или же искать себе спутницу в другой стране.

В Индии от нежелательных девочек чаще избавляются в бедных северных штатах. Несмотря на то что сделать УЗИ можно только у подпольных врачей, будущие родители готовы отдавать за это внушительные, по их меркам, суммы.

«Максимум [абортов из-за пола] приходится на бедные слои населения, потому что богатые могут себе позволить приданое. Интеллигенция имеет более прогрессивные представления и более развита в этом плане.

Для бедняков «лишняя» девочка в семье означает значительное ухудшение материального положения или смерть в случае голода.

Бороться с этим пытаются, запрещая подпольные УЗИ, потому что семье проще заплатить внушительную для них сумму за определение пола, чем растить всю жизнь девочку», — рассказал «Известиям» эксперт ИМЭМО РАН по Южной Азии Алексей Куприянов.

Помимо селективных абортов в Индии существует и проблема постнатальных смертей, когда убивают новорожденных девочек, но в последние годы эта тенденция идет на спад.

«Из-за контроля полиции и следственных органов проблема уменьшается, но девочек до сих пор избавляются. Полиция как-то пытается этому противодействовать. Смертная казнь за это не предусмотрена, могут посадить, но опять же из-за того, что семья лишается кормильца, совет сельских общин предпочитают это скрывать на низовом уровне», — добавил Куприянов.

Государство пытается спонсировать появление на свет девочек: занимается пропагандой их рождения и выдает дополнительные бонусы за это. Но пока что, несмотря на усилия властей, дисбаланс между полом новорожденных остается на уровне 919 девочек на 1000 мальчиков.

Международное сообщество относится к селективным абортам однозначно негативно. В докладе ЮНФПА утверждается, что из-за пренатального отбора общемировая популяция недосчиталась 126 млн женщин. Организация вот уже более 20 лет борется с этим феноменом и признает селективные аборты одной из форм дискриминации.

«Возникающий в результате этого (селективных абортов. — «Известия») гендерный дисбаланс также оказывает пагубное воздействие на общество. Следствием распространения этого феномена называют рост сексуального насилия и торговли людьми.

ЮНФПА призывает вновь обратить внимание на этот вопрос на глобальном уровне и активизировать усилия по разработке программ и политики, направленной на искоренение всех форм дискриминации, включая предпочтение детей и предвзятый выбор пола», — говорится в докладе организации.

Источник: https://iz.ru/935758/anastasiia-chepovskaia/po-polovomu-priznaku-mechtavshii-o-syne-dagestanetc-zastavil-zhenu-sdelat-abort

Анатомия разбитых сердец: почему распадаются дагестанские семьи?

Можно ли развестись с женой дистанционно, если она живет в Дагестане?


Свадебный сезон в Дагестане сейчас в самом разгаре. Роскошные торжества в банкетных залах, элитные кортежи, сотни гостей, счастливые молодожены и родственники. Как итог – гигабайты с семейными «лав стори», которые впоследствии хочется пересматривать или… забыть.

Пока в соседней Чечне активно взялись за воссоединение разведенных супругов, «МИ» решили выяснить, что мешает дагестанским парам сохранять свои семьи.

По последним данным махачкалинского городского Управления записи актов гражданского состояния (ЗАГС), обнародованным в текущем году, в дагестанской столице наблюдается стабильность не только количества регистрируемых браков, но и разводов.

По итогам 2016 года в Махачкале было зарегистрировано 3 700 браков и чуть более 1 000 разводов (30% от общего числа заключенных браков), и эта тенденция остается стабильной в течение последних нескольких лет.

Если говорить о цифрах повторных браков, то, судя по ним, махачкалинцы дают себе второй шанс и право на счастье. При этом по статистике предыдущего года цифры повторных браков среди мужчин и женщин значительно разнятся: за 2016 год повторно вступили в брак 464 мужчины и 286 женщин.

«Я ХОЧУ РАЗВОДА»

Почему распадаются дагестанские семьи? По словам заместителя имама Центральной джума-мечети Махачкалы, члена Совета алимов Дагестана Мухаммада-хаджи Курбандибирова, о желании развестись в большинстве случаев заявляет женщина – примерно в 7-8 случаях из 10.

В Центральную мечеть Махачкалы ежедневно с просьбой о разводе обращаются как минимум пять женщин и говорят прямо: «Я хочу развода». причина – отсутствие обеспечения со стороны мужа.

Бич сегодняшнего Дагестана, по словам алима, большое количество не обеспечиваемых мужьями жен и детей.

Среди остальных причин для разводов – неуважение к родителям, отсутствие послушания со стороны жены, отказ супруги надеть хиджаб (примерно в 3-х случаях из 10). Примечательно, но бытовых причин (жена не готовит, не стирает, не убирает, плохо смотрит за детьми) среди причин для разводов практически нет. По словам нашего собеседника, в общей массе они составляют лишь 1-2%.

Имеют место и примеры, когда супруга требует развода, узнав, что ее муж взял вторую жену. В этом случае имам, выступающий шариатским судьей, развести супругов (если муж обеспечивает первую жену жильем и пропитанием), не имеет права, отмечает Мухаммад-хаджи Курбандибиров, так как шариат позволяет мужчине иметь нескольких жен.

ДЕЛАЙ САБУР

«К нам обращаются женщины, которые уже не живут с мужьями два года, три, пять, семь лет… Мужья их не обеспечивают, уезжают в другие регионы, но развода не дают. В таких случаях они просят нас их развести.

Если муж не обеспечивает жену, ей не нужно ждать семь лет, достаточно, если муж не содержит ее три месяца. В шариатском суде, как и в любом светском, судебное решение не может быть принято без участия обеих сторон.

Женщина, желающая развестись, должна прийти с мужем либо его представителем, или же мы сами звоним этим мужьям, просим явиться, – рассказывает алим. – В первую очередь, мы, конечно, ведем профилактическую работу.

Женщин просим проявить сабур, мужчинам говорим об их обязанностях и просим исправить положение. Шариат сначала смотрит на возможность примирения».

При этом, по словам богослова, процент женщин, отказывающихся от идеи развестись после подобной профилактики и данного ей времени на размышление, очень низкий.

Немало женщин, разводящихся с мужьями из-за неоправданного рукоприкладства, оскорблений, моральных и физических унижений, говорит алим.

Такие женщины, выйдя замуж повторно, пусть даже и вторыми, третьими женами, но за нормального человека, обычно вполне довольны своей участью и говорят, что в этом браке намного счастливы: чем быть униженной, избитой, необеспеченной первой и единственной женой, лучше быть второй или третьей, но иметь к себе уважение со стороны мужа, внимание и обеспечение, считают женщины.

ОТ ДОМОСТРОЯ К ИНФАНТИЛИЗМУ

Психолог, директор психологического центра ДГУ «ПСИ-ФАКТОР» Арсен Джабраилов в комментарии «МИ» отметил, что в республике тенденция к разводу одной трети зарегистрированных браков в первый год жизни остается неизменной. И последние 6 лет эта картина остается стабильной. Причин этому несколько, считает психолог. Одна из основных – инфантилизм. Неготовность молодых людей к браку и серьезному отношению к нему.

«Это – инфантильность представлений о браке и семье как со стороны парня, так и со стороны девушки.

Раньше, даже в советские времена, все-таки существовало понятие домостроя (к сожалению, приходится к нему апеллировать).

Дети воспитывались в этой традиции: “ты женишься”, “ты выйдешь замуж” и соответственно “ты должен”, “ты должна”. На сегодняшний день этого “ты должен”, “ты должна” нет», – констатирует Арсен Джабраилов.

По мнению психолога, это связано с тем, что сейчас в основном вступают в брак молодые люди, рожденные в 90-х, когда рождаемость в стране и в Дагестане в том числе резко снизилась и уже не было многодетных семей.

«Один-два ребенка в семье. Чего родители не сделают для своих детей? Практически все. Поэтому сегодня разводятся пары, которых (может, это неправильное слово) не научили в детстве терпеть трудности, возникающие в браке.

Раньше тоже нужно было время, чтобы супруги друг к другу притерлись, но при этом родители с обеих сторон пытались сделать все, чтобы в этом помочь. Сейчас обе стороны, не скажем, что ничего не делают, но прилагают мало усилий.

Их логика такая: у меня дочка не лишняя, она будет счастливой, и говорят дочери “если что-то случилось, приходи домой” или сыну – “если она не такая, давай ее выгоним, возьмем другую”», – отмечает эксперт.

РОСКОШНАЯ СВАДЬБА ВМЕСТО СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ

Вторая причина разводов среди молодежи в республике – нарастающая тенденция, связанная с телевидением и распространением социальных сетей, посредством которых молодежи внушаются определенные стандарты жизни.

«У нас республика не исламская, однако тенденция к исламизации есть. Но посмотрите на наши свадьбы. В основном они проходят в светских традициях. Даже не столько в российских, сколько европейских.

Очень часто стали приглашать в банкетный зал представителей ЗАГСа для государственной регистрации брака; какие-то сумасшедшие торты, украшение цветами, какие-то арки; появляются свадьбы на природе, на открытой территории, как в американских фильмах; потом эти платья у девушек и уже даже не галстуки, а бабочки у парней… Свадьбы европеизированы, хотя, по сути, мы же не европейцы. Мы кавказцы и генетически несем другой код. Когда девушка и парень на второй-третий день после свадьбы от всего этого отходят, то перед ними оказывается не красивая жизнь из американского фильма, а дагестанская реальность. Это тоже идет от первой проблемы – инфантилизации, искаженного представления о семье», – подчеркивает психолог.

Он также приводит и третью причину – пышность дагестанских свадеб и церемоний сватовства, на которые сейчас тратят столько денег, сколько раньше тратили на проведение свадеб.

Желая, чтобы все прошло шикарно, молодые пары психологически все свои силы тратят на проведение этого торжества, не задумываясь о главном – что будет дальше, после свадьбы: силы исчерпываются свадьбой, что делать потом – они не знают.

Еще один катализатор распада молодой семьи – бегство от родителей. Пары женятся, чтобы создать свою семью и быть ее хозяевами, но зачастую, если они не готовы к этому браку, не имеют какой-то профессии и стабильного заработка, на горизонте появляются родители: «Кушать хотите? Будете делать, как мы говорим».

FINITA LA COMEDIA

По словам Арсена Джабраилова, на сегодняшний день в Махачкале немало молодых девушек, способных хорошо зарабатывать и обеспечивать себя и своего ребенка.

И так как сегодня отношение к незамужней девушке в дагестанском обществе не такое отрицательное, как раньше (что вынуждало женщину держаться за семью и мужчину, чтобы не попасть в категорию неблагожелательных особ), то жены, устав терпеть и ждать чего-то от мужа, принимают решение развестись.

«Как правило, в дагестанских браках практически сразу рождаются дети. Разводящиеся уже имеют ребенка или жена уходит беременной, поэтому разводы проходят болезненно.

Кризис первого полугода после развода очень серьезно бьет по девушкам – среди них процент сожалеющих об этом в первые полгода очень высок.

Примерно через год после развода они адаптируются и чувствуют себя более комфортно, чем ребята, которые продолжают ждать, что родители снова их женят», – резюмирует психолог.

РАЗВОД ПО РАСЧЕТУ

Однако, как показывает общероссийская практика (и Дагестан тут вряд ли может быть исключением), причиной развода могут оказаться дела не только бытовые и сердечные, но и корыстные.

Закон РФ «О противодействии коррупции» (№273-ФЗ) обязывает депутатов, сенаторов и госслужащих ежегодно обнародовать декларацию о своем имуществе и доходах, а также супруги и несовершеннолетних детей.

И так уж в последние годы повелось, что именно этот щепетильный финансовый вопрос становится причиной многих фиктивных «депутатских» разводов: народный избранник переписывает свое имущество на жену и разводится с ней, чтобы в декларацию не попали сведения о ее имуществе и доходах.

К примеру, в 2013 году перед подачей декларации о доходах развелись 30 депутатов Госдумы. К 2016 году число разведенных депутатов возросло до 102-х. Среди них оказались и такие одиозные парламентарии, как Владимир Жириновский и Ирина Яровая. К слову, холост теперь и мэр Москвы СергейСобянин, который в 2014 году после 28 лет совместной жизни развелся со своей супругой Ириной Собяниной.

Сколько таких же предприимчивых народных избранников в Дагестане? С вопросом, сколько депутатов Народного Собрания на сегодняшний день официально находятся в разводе, мы обратились в пресс-службу НС РД.

Нам ответили, что «о семейном положении депутатов данных нет». «Это же их частная жизнь. У них может быть одна, две, три жены..

, но мы же этого не знаем», – конкретизировали причины своей неосведомленности в пресс-службе дагестанского парламента.

С аналогичным вопросом мы также обратились и в Отдел государственной службы и кадров Аппарата НС РД. «Таких сугубо личных данных нет», – поспешили разочаровать нас в отделе.

Бэла БОЯРОВА

Источник: http://midag.ru/news/special_correspondent/anatomiya_razbitykh_serdets__pochemu_raspadayutsya_dagestanskie_semi_-21747/

Как подать на развод через госуслуги: пошаговая инструкция

Можно ли развестись с женой дистанционно, если она живет в Дагестане?

Подать заявление на развод через госуслуги можно по взаимному согласию супругов или по решению суда.

Через интернет можно оформить заявку, заполнить заявления, оплатить госпошлину, но получать свидетельство о расторжении брака все равно придется лично в органах ЗАГС. Пересылка его в электронном виде не предусмотрена.

Для обращения через интернет нужна подтвержденная учетная запись на портале госуслуг. Однако следует учитывать, что не для всех регионов доступна услуга регистрации расторжения брака онлайн.

Проверить доступность услуги можно даже без регистрации на портале госуслуг. Для этого необходимо зайти на главную страницу сайта gosuslugi.ru, ввести в строке поиска название услуги: «расторжение брака», выбрать свой регион.

В открывшемся окне в перечне услуг выбрать необходимую услугу. Если для вашего региона она недоступна, появится соответствующее сообщение.

Например, в Великом Новгороде получить эту госуслугу через Интернет можно, а в Брянске нельзя.

В каких случаях можно подавать на развод через госуслуги

Подать документы на развод через интернет по обоюдному согласию можно при соблюдении следующих условий:

  • муж и жена согласны развестись и готовы подать совместное заявление;
  • у семейной пары, решившейся на развод, нет детей младше 18 лет;
  • нет имущественных споров (например, по поводу раздела общего имущества).

Следует учесть, что наличие имущественных споров не является помехой для развода через ЗАГС, если у пары нет несовершеннолетних детей и каждый супруг согласен на развод. Через госуслуги же аналогичное заявление подать нельзя, так как в системе требуется подтверждение отсутствия таких споров.

Если имеется решение суда о расторжении брака, которое вступило в законную силу, муж и жена могут подать заявление на выдачу свидетельства о разводе вдвоем или по отдельности через госуслуги. Получить его можно будет в ЗАГСе в удобные дату и время.

Чтобы иметь возможность запросить услугу по расторжению брака через портал «Госуслуги» необходимо быть на нем зарегистрированным, зайти на сайт и авторизоваться в личном кабинете. Учетная запись на портале должна быть подтвержденной.

Как подтвердить учетную запись на госуслугах

Подтвердить личность (создать подтвержденную учетную запись) после регистрации можно одним из трех способов (выбирается на сайте).

  1. Лично посетить Центр обслуживания (ЦО), при себе нужно иметь паспорт и СНИЛС, найти адреса ближайших ЦО можно по ссылке, это можно сделать в день регистрации на портале.
  2. Заказать получение кода подтверждения через Почту России. В этом случае придется ждать, потому что письмо с кодом доставляется в среднем за две недели.
  3. При помощи ранее полученной электронной подписи или универсальной электронной карты.

Если в процессе работы с сайтом госуслуг возникают трудности или вопросы, можно обратиться за помощью в круглосуточную службу поддержки через мессенджер Telegram. Поддержка оказывается в режиме реального времени.

Как подать заявление на развод через Интернет

Если заявление на развод подается по взаимному согласию, то по сути, супруги проходят полный цикл развода: от подачи заявления до получения свидетельства в ЗАГСе, срок оказания услуги — 30 дней. С той лишь разницей, что документы подаются в электронной форме.

Чтобы подать на развод по взаимному согласию через портал госуслуг необходимо предпринять следующие шаги:

  • авторизоваться на сайте госуслуг;
  • выбрать услугу: «Регистрация расторжения брака по обоюдному согласию, заполняется двумя заявителями»;
  • одному из супругов заполнить в своем личном кабинете заявление и выбрать отделение ЗАГСа и время регистрации расторжения брака (не ранее чем через месяц после подачи заявления) из предложенных системой вариантов;
  • второму супругу необходимо заполнить заявление из своего личного кабинета и подтвердить время и место оформления развода;
  • проверить внесенные данные.

Далее ведомство выставит сумму для оплаты госпошлины, которую каждый супруг должен заплатить за себя.

Важное дополнение: каждый супруг заполняет заявление из своего личного кабинета. Перед отправкой его нужно заверить квалифицированной электронной подписью. Получить ее можно в аккредитованных удостоверяющих центрах. Для этого понадобится паспорт, СНИЛС и личное присутствие. Записаться на прием в удостоверяющий центр можно также через сайт госуслуг.

Как оплатить госпошлину через госуслуги

Оплатить госпошлину за развод через госуслуги можно безналичным путем. Для этого предусмотрены следующие способы:

  • с помощью электронных денег (Вебмани, Яндекс.Деньги);
  • банковской картой (Виза, Мир, МастерКард, Маэстро, в том числе можно оплачивать с банковских карт третьих лиц);
  • оплата с баланса мобильного телефона.

Ранее оплата госпошлины через госуслуги позволяла сэкономить — с 1 января 2017 года ее можно было оплачивать со скидкой 30% в соответствии с п. 4 ст. 333.35 НК. Скидка на госпошлину через госуслуги действовала до 31 декабря 2018 года согласно п. 3 ст. 2 закона №221-ФЗ от 21.07.2014 года «О внесении изменений в главу 25.3 Части второй налогового кодекса Российской Федерации».

Скидка на госпошлину через госуслуги действует только при электронной оплате из личного кабинета на портале госуслуг. Если платить через банк, интернет-банк, из системы электронных денег, то сумма составит 650 рублей с каждого, если через личный кабинет портала госуслуг — то 455 рублей с каждого. Также госпошлину можно оплатить со скидкой через мобильное приложение госуслуг.

Можно ли подать на развод через госуслуги без мужа или жены

Подать заявление на регистрацию расторжения брака через госуслуги без мужа или жены можно только на основании решения суда, которое вступило в силу.

То есть на руках должен быть судебный документ, подтверждающий, что брак уже расторгнут. В таком случае через госуслуги можно записаться в ЗАГС на получение свидетельства о разводе.

И сделать это можно в одностороннем порядке. Не обязательно идти за свидетельством вместе с супругом.

Не путать с разводом через суд. Подать заявление на развод в суд через интернет на портале госуслуги нельзя!

Для оформления расторжения брака через госуслуги нужно выбрать услугу «Регистрация расторжения брака на основании решения суда…»:

  • если заявление подается в одностороннем порядке — пункт «… один заявитель»;
  • если получать свидетельство планируется вдвоем, то выбирается услуга «… два заявителя».

Услуга оказывается в удобный заявителю день, ждать 30 дней, как в случае с разводом по взаимному согласию супругов, не нужно.

Госпошлина оплачивается по числу заявителей — каждый платит за себя. При этом для услуг расторжения брака по решению суда через госуслуги заверять заявление квалифицированной электронной подписью не требуется.

Источник: http://razvod-expert.ru/razvod/gde-razvestis/cherez-gosuslugi/

101Адвокат
Добавить комментарий