Муж избил моего отца, как привлечь его к ответственности?

«В милиции поиздевались: как меня может изнасиловать собственный муж»

Муж избил моего отца, как привлечь его к ответственности?

Искать справедливость Айжамал приходится с трехлетним ребенком на руках. Четыре года брака, со слезами рассказывает женщина, сопровождались бесконечными унижениями и побоями:

– Весной этого года забрала дочку и уехала к своим родителям. В тот день дочка заболела и всю ночь кашляла. Мужу это не понравилось и он выгнал нас на улицу. До этого мы неоднократно ссорились и он поднимал на меня руку. Но я все терпела, скрывала от родителей.

Айжамал вместе с дочкой, мужем и свекром проживала в одном из сел Чуйской области. Насилие со стороны мужа не прекратилось даже после подачи заявления на развод.

– Он не отставал от меня. Приходил на работу, унижал прямо на глазах у коллег. В один из дней выхожу с работы, а там стоит его машина. Вывез меня на поле, избил и изнасиловал.

Я рассказала об этом своим родителям и мы написали заявление в милицию. Но следователи поиздевались надо мной, мол, как меня может изнасиловать собственный муж. Дело возбуждать не стали. Дочка боится его, стала пугливой.

Я ее вожу к психологу и к детским специалистам.

Со слов Айжамал, 30 августа муж заявился домой к ее родителям, устроил скандал и разбил окно. Мать Айжамал пришлось повторно обращаться в милицию, но уже с жалобой на порчу имущества.

В Аламудунском РОВД на сей раз дело возбудили. Неделю назад его рассмотрел районный суд.

На процессе потерпевшая рассказала, что разбитое окно стало единственной возможностью привлечь зятя к ответственности за постоянное насилие по отношению к ее дочери:

– Дело не в стекле. Сколько ей пришлось пережить… Пишем заявление, не рассматривают. Пошли к правозащитникам и в кризисные центры.

Последней точкой стал скандал, который закатил мой зять в нетрезвом состоянии. Вызвали милицию и они возбудили дело по факту порчи чужого имущества.

Я это стекло куплю за 300 сомов, муж давно отремонтировал окно. Но кто ответит за насилие, которое испытывала моя дочь?

Свою вину муж Аймажал, 30-летний С.Т. на суде не признал.

– Я задел окно, оно разбилось случайно. На ребенка никогда руку не поднимал. Все ссоры начались после того, как жена устроилась на работу. Она стала уделять меньше внимания ребенку.

Следующее заседание назначено на конец октября. Айжамал вместе с матерью намерены пойти до конца, чтобы добиться справедливого решения суда.

По официальным данным, домашнему насилию подвергается каждая четвертая женщина в Кыргызстане.

Правозащитники отмечают: подавляющая часть жертв насилия не спешит защищать свои права, опасаясь оставить детей без отцовского воспитания.

Но когда терпению приходит конец и женщины решаются добиться справедливости, доказать факты домашнего насилия почти невозможно, а до суда доходят единичные случаи.

Несколько месяцев назад пользователей Фейсбука взбудоражили фотографии женщины около 30 лет, избитой с особой жестокостью. Ошский кризисный центр «Ак журок» заявил, что она стала жертвой домашнего насилия. Спустя несколько месяцев руководитель организации Дарика Асылбекова рассказала, что женщине так и не удалось добиться наказания для своего мужа:

Дарика Асылбекова.

​- Несмотря на многочисленные доказательства, судмедэкспертизу, фотографии, нам не удалось привлечь к ответственности ее мужа. Напротив, виноватой во всей этой истории сделали саму жертву насилия. Муж заявил, что воспитывал жену, и избежал наказания. Подобные истории у нас происходят довольно часто, но редко, когда они доходят до суда.

Доказать факты домашнего насилия достаточно сложно, отмечает руководитель организации «Айкын багыт», юрист Мунара Бекназарова:

– После обращения к правоохранительным органам женщина должна доказать свои обвинения, пройдя медицинский осмотр. Но многие не решаются. Следователи могут не принять заявление об изнасиловании со стороны мужа.

В обществе считают неприемлемым подавать заявление за побои мужа. А при разводе женщины подвергаются унижениям и угрозам. Боятся. Поэтому они довольствуются разводом и не продолжают борьбу.

Но если больше освещать подобные случаи, все больше женщин будет отстаивать свои права.

Участковый инспектор Албек Муратбеков на своем опыте отмечает, что жертвы домашнего насилия просто не знают, как защищать свои права:

– С домашним насилием на работе я сталкиваюсь каждый день. Чаще всего мужья избивают жен и закатывают скандалы. Но избитые женщины не спешат писать заявление на своих мужей.

Недавно был случай, когда муж сильно избил жену и сломал ей руку. Мы просто не смогли убедить ее написать заявление и привлечь супруга к ответственности. А наши полномочия ограничены.

Мы не можем задержать обидчиков на месте и увезти. Максимум можем выписать ордер.

Психолог Ильдар Акбутин работает с жертвами домашнего насилия. Он перечислил трудности, с которыми приходится сталкиваться женщинам при судебных разбирательствах:

Ильдар Акбутин.

​- Первая трудность – общественное мнение. Чаще всего женщины боятся стать объектом осуждения со стороны своих родственников. Потому что они говорят, как же ты сможешь засудить отца своих детей, что люди подумают. Так женщины начинают жалеть мужей.

Ко мне обращаются много женщин, которых избивают мужья. Из них только двоим удалось довести дело до суда. Одного привлекли к ответственности. Остальные дела были закрыты еще во время следствия. Причиной этому является и отношение милиционеров к женщинам.

Желание помочь жертвам домашнего насилия требует больших усилий. К ним нужно отнестись с пониманием, но большинство следователей – мужчины. Вполне вероятно, что в таких случаях они будут на стороне мужчин.

В качестве психолога я хотел бы призвать женщин не бояться жить самостоятельно и избегать отношений, где имеет место быть насилие.

Коалиция «За демократию и гражданское общество» два месяца назад провела общенациональный телефонный опрос. 96,3% из 738 респондентов признали наличие в стране проблемы жестокого обращения в семье. Главными причинами домашнего насилия они назвали социальную неустроенность в виде безработицы и материальных проблем, алкоголизм и наркоманию, низкий уровень образования и культуры населения.

По мнению 62,6% опрошенного населения, физическое насилие (избиения, издевательства с применением силы) является наиболее часто встречающейся формой семейного насилия.

Специалист организации Гульбарчын Жумабаева отмечает, что с апреля 2017 года в Кыргызстане заработали новые нормы, направленные на профилактику домашнего насилия. Они создают условия, при которых общество не останется в стороне от решения проблемы:

Гульбарчын Жумабаева.

​- Если раньше в милицию должна была обращаться непосредственно сама жертва домашнего насилия, теперь это вправе сделать соседи или другие свидетели. В таком случае милиция выписывает ордер обидчику сроком на три дня, который можно продлевать до 30 дней.

По официальным данным, за последние шесть лет жестокое обращение в семье стало причиной гибели 98 женщин. Чаще всего виновниками гибели женщин становятся мужья, дети и другие близкие родственники.

YrU

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи по этой ссылке.

Источник: https://rus.azattyk.org/a/kyrgyzstan-human-rights-violence/29567017.html

Избил муж: как наказать его за рукоприкладство и что ему грозит – Администрация Благодарненского городского округа Ставропольского края

Муж избил моего отца, как привлечь его к ответственности?

14.10.2019

С 2017 года статья о побоях была частично декриминализована. Декриминализации подверглись единичные эпизоды домашнего насилия.

Побои, нанесенные родственниками или супругами, больше не являются уголовным преступлением. Их регулирует КоАП РФ. Однако, для верной квалификации произошедшего учитываются все обстоятельства преступления, когда муж избил жену.

Что ему грозит в этом случае? Как действовать жене, если муж поднимает на нее руку?

Особенности преступления

Не каждое избиение мужем своей жены будет квалифицировано по статье «Побои». Для квалификации учитываются обстоятельства содеянного и, прежде всего, степень причиненного вреда.

Ведь избить жену тоже можно по-разному. Иногда избиение заканчивается смертью супруги. В этом случае не может быть и речи о побоях.

В действующем законодательстве существует три степени вреда, причиненного здоровью:

  • Легкая – предполагает 10% потери работоспособности и расстройство здоровья не более 21 дня. К этим действиям как раз относятся побои. В результате побоев супруга получает незначительные ссадины, синяки, гематомы.
  • Средняя – предполагает 30% потери работоспособности и расстройство здоровья более 21 дня. К таким повреждениям относят различные переломы, сотрясение мозга.
  • Тяжкая – серьезные повреждения, которые угрожают жизни жертвы. Это могут быть обезображивание лица, потеря слуха или зрения, разрыв внутренних органов, перелом позвоночника и т.д.

Определяется степень тяжести нанесенного вреда заключением судебно-медицинской экспертизы.

Именно от степени тяжести будет зависеть, по какой статье будут судить Вашего мужа. Главное в этом деле – вовремя и максимально оперативно зафиксировать побои в медицинском учреждении.

Кроме того, важнейшим фактором, кроме степени ущерба, для верной квалификации является частота совершения мужем-тираном подобных преступлений.

Первая попытка совершения побоев квалифицируется в качестве административного проступка, рецидив – уголовного преступления.

Первый эпизод побоев декриминализован. Это считается административным правонарушением.

Что будет мужу, если жена сняла побои, зависит от того, что будет указано в медицинском заключении. Этот документ является главным ориентиром для возбуждения уголовного дела и вынесении приговора.

Административное наказание

В 2017 году в КоАП РФ появилась ст. 6.1.1, по которой рассматриваются дела о совершении семейных побоев.

Рассмотрением административных дел по ст. 6.1.1 КоАП РФ занимается мировой суд.

Дела возбуждаются в полиции, после чего материал поступает на рассмотрение в суд. Обе стороны обязаны участвовать в судебном заседании.

В качестве наказания мужу-тирану может грозить:

  • Обязательные работы до 120 часов;
  • Арест до 15 суток;
  • Штраф от 5 до 30 тысяч рублей.

Штраф назначается в пользу государства, то есть фактически супруга ничего не получит. Для возмещения причиненного ей вреда придется обратиться с иском в суд в гражданском порядке.

Виновное лицо обязано представить в суд квитанцию об оплате штрафа, иначе будет возбужден новый административный материал за неуплату санкции.

Как правило, суды по данной статье ограничиваются назначением штрафа в 5 тысяч рублей.

Теоретически супруги имеют право примириться в судебном заседании, тогда наказание не будет назначено. На практике некоторые из судей не примиряют стороны по данной статье.

Кроме того, нередко в суды поступают встречные материалы административных правонарушений, когда в ходе конфликта повреждения получает каждая из сторон.

Уголовное наказание по ст. 116.1 УК РФ

Если виновное лицо уже ранее подвергалось административному аресту за побои, его по новому эпизоду ожидает уголовная ответственность.

Чтобы его действия были квалифицированы как побои, необходимо, чтобы причиненный им вред не соответствовал легкой степени ущерба здоровью потерпевшего.

По ст. 116.1 УК РФ виновника ожидает следующее наказание:

  • Штраф до 40 тысяч рублей;
  • Штраф в размере дохода осужденного до 3 месяцев;
  • Обязательные работы до 240 часов;
  • Исправительные работы до 6 месяцев;
  • Арест до 3 месяцев.

Ст. 116 УК РФ может применяться только тогда, когда в действиях и мотивах мужа будут прослеживаться хулиганские побуждения или ненависть на расовой, политической, национальной или религиозной почве.

То есть, если муж ударит жену за то, что та не согласна с его политическими и религиозными взглядами, в дело вступит статья 116 УК РФ.

Иные составы преступления в семье

  • Еще какая статья за избиение жены мужем в России предусмотрена как альтернативная, кроме тех, которые уже были ранее рассмотрены?
  • Итак, в зависимости от мотивов мужа, степени причиненного ущерба и частоте эпизодичности могут также применяться другие статьи Кодекса.
  • В частности, к ним относятся:
  • Ст. 117 УК РФ – истязания, когда имеет место быть систематическое давление на жену. За такие действия можно даже получить реальный срок в колонии.
  • Ст. 115 УК РФ – если все же виновным был причинен легкий вред здоровью. Виновнику грозят общественные работы или высокий штраф.
  • Ст. 112 УК РФ – причинение среднего вреда здоровью. За случайный перелом у жены мужу грозит до 3 лет лишения свободы.
  • Ст. 111 УК РФ – тяжкий вред, причиненный жене мужем. Может стать основанием изоляции виновного лица на долгих 8 лет его жизни.
  • Ст. 118 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Мужу в этом случае грозит арест на полгода.

Кроме того, муж может нанести вред в состоянии аффекта, в этом же состоянии он может убить свою жену. В этом случае ответственность будет более серьезной.

Что делать, если муж бьет жену?

Если жену избивает мужу, нельзя медлить и прощать. Совершенный вчера один удар в плохо настроении, сегодня может превратиться в смертельный.

Для начала следует определиться, куда обращаться в такой ситуации. Инстанций в стране много, но следует начать с самой низшей и более доступной.

Порядок действий потерпевшей должен быть следующим:

  • Сразу после семейного конфликта следует обратиться в травмпункт;
  • Там пройти осмотр и получить на руки заверенный печатью оригинал справки;
  • С данной справкой необходимо пойти в отделение полиции для написания и подачи заявления.

Обратиться Вы имеете право по закону в любое отделение полиции, но лучше подать обращение по месту совершения происшествия.

Составление заявления

Заявление требуется писать в двух экземплярах для того, чтобы контролировать временные рамки рассмотрения его органами правопорядка.

На втором экземпляре сотрудник полиции должен поставить отметку о принятии. Кроме того, Вам обязаны выдать талон-уведомление с информацией о получении ответа о рассмотрении заявления.

Заявление стоит составлять по следующим правилам:

  • Подавать на имя начальника полиции;
  • Указать свои контактные данные для связи;
  • Выдать всю информацию о Вашем обидчике;
  • Детально расписать обстоятельства произошедшего конфликта;
  • Выразить просьбу о возбуждении уголовного дела;
  • Указать о том, что Вы предупреждены об ответственности за заведомо ложный донос.

Когда жена написала заявление, полиция обязана провести проверку изложенных в нем обстоятельств дела. Полиция может либо возбудить уголовное дело или административный материал, либо вынести отказ в возбуждении дела. В последнем случае мужу вынесут предупреждение и поставят его на учет.

Если отказ сотрудников полиции в возбуждении дела кажется Вам не обоснованным, можно обратиться в прокуратуру. Там проведут проверку и возбудят дело. Кроме того, прокуратура может наказать халатного сотрудника полиции.

На 2019 год по ст. 116 УК РФ потерпевшая сторона может самостоятельно обратиться в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в порядке частного обвинения.

Как доказать вину мужа?

Важным доказательством является справка о снятых побоях. Но, когда жена вызывает наряд полиции в момент конфликта, у нее нет возможности самостоятельно ехать в больницу и получать справку.

В момент конфликта, когда приезжает полиция, следует попросить сотрудников вызвать скорую помощь для фиксирования побоев.

Конечно, если муж избил жену до полусмерти, у врачей вопросов к характеру повреждений не появится. Но когда жене нанесены незначительные ссадины и синяки, промедление с обращением в медицинское учреждение на 3-4 дня может быть основанием в отказе в возбуждении дела.

Кроме справки в суде больше значение в качестве доказательств будут играть показания свидетелей. Если кто-либо видел Ваш конфликт или слышал его, этих свидетелей требуется заявить в суде.

По возможности сразу после инцидента сфотографируйте себя на телефон, чтобы были видны повреждения. Если удары наносились каким-либо предметом, его лучше сразу изъять, чтобы у мужа не было возможности его уничтожить.

Если Вы действительно считаете, что Вам угрожает опасность, можете проявить самооборону. Главное в этом деле – не превысить ее пределы, иначе подсудимым в уголовном деле будете уже Вы сами, а не Ваш муж.

Семейная тирания должна наказываться по всей строгости закона. Декриминализация статьи УК РФ не означает, что мужья теперь имеют право бить своих жен и не нести за это ответственность.

УК РФ простит им только единичный эпизод побоев. За второй аналогичный проступок злоумышленнику будет грозить более строгое наказание.

Не нужно терпеть истязания и побои, необходимо защищать свои права и не подвергать риску своих детей.

Источник:

Как женщине по закону наказать мужчину, который ее бьет

Все мы помним на страницах и сайтах СМИ жуткие истории избиения женщин их мужьями и бойфрендами, например: актер Марат Башаров изуродовал лицо своей жене Екатерине Архаровой, а журналистка Анна Жавнерович пострадала от рук гражданского мужа. Ни в одном из этих случаев обидчик пока не понес наказания по закону.

Между тем домашнему насилию в нашей стране подвергаются сотни тысяч женщин. Избитая Анна решила добиваться справедливости, обратилась в правоохранительные органы, но вскорости получила отказ в возбуждении уголовного дела.

Девушка продолжает бороться за свои права, а мы вместе с опытным адвокатом Олегом Павловичем составили памятку для всех, кто не хочет мириться с насилием и готов прекратить издевательства, наказав тирана по Уголовному кодексу.

1. Собираем «правильные» справки

— Если после избиения женщина не может выйти на улицу (из-за травмы, страшных повреждений на лице), нужно вызвать домой Скорую, — советует адвокат. Другой вариант — дойти до ближайшего травмпункта.

При медосмотре просим врачей письменно зафиксировать все жалобы максимально подробно: где гематомы (синяки), где кровоподтеки, в каких местах есть боль из-за ударов, хотя и не видно внешних повреждений. Последний случай в медицинской документации может быть описан как «ушиб мягких тканей».

Важно: проследите, чтобы медики указали в справке, что «со слов потерпевшей» она пострадала от ударов такого-то лица.

Актер Марат Башаров изуродовал лицо своей жене Екатерине Архаровой

2. Звоним по «02»

Параллельно с вызовом Скорой нужно постараться как можно быстрее позвонить в полицию, это может сделать в том числе кто-то из родственников или знакомых, получив смску пострадавшей.

Обратите внимание: надежнее всего набирать «02», с мобильных телефонов: 020, если оператор МТС, Мегафон, Теле2; 002 — Билайн. Звонки по этому номеру автоматически записываются, и шансы быть «отфутболенным» минимальны.

Сообщаем диспетчеру о насильственных действиях, причинении вреда здоровью и просим прислать наряд полиции.

«Если обидчик не сбежит до приезда стражей порядка, то его могут задержать и доставить в участок, — поясняет адвокат Павлович.

— В любом случае полицейские как минимум составят рапорт о вызове, указав жалобу потерпевшей — это станет отправной точкой фиксации правонарушения и пригодится при защите своих прав в дальнейшем».

3. Ищем свидетелей

До 90% дел против домашних тиранов «рассыпаются» из-за отсутствия свидетелей, предупреждает наш эксперт. Побои — статья 116 Уголовного кодекса — относятся к уголовным делам так называемого частного обвинения.

Это значит, что доказывать рукоприкладство конкретного злодея должна сама потерпевшая (или ее адвокат).

И самая большая сложность на практике — установить причинно-следственную связь, иными словами — подтвердить, что изуродованное лицо и тело это дело рук обвиняемого, а не последствия действий других лиц, иных обстоятельств и т.п. Поэтому важнейшая задача — найти свидетелей.

Обратите внимание: если побои происходили при ребенке, то он может давать показания как очевидец (как правило, суды готовы допрашивать детей, начиная с 10 — 12 лет).

Также можно привлечь соседей, если они видели, как «кулачник» выбегал из квартиры, слышали шум скандала, крики потерпевшей.

В качестве свидетелей могут выступить и друзья, присутствовавшие при прошлых ссорах женщины с обидчиком.

«Если побои случаются не один раз, а свидетелей, как правило, не бывает (например, в частном доме), в конце концов можно пойти на установку домашней видеокамеры — как родители устраивают для присмотра за поведением няни, оставляя с ней малышей, — советует Олег Павлович. — Это позволит собрать самые весомые доказательства».

Источник: https://abmrsk.ru/grazhdanstvo-i-migratsiya/izbil-muzh-kak-nakazat-ego-za-rukoprikladstvo-i-chto-emu-grozit.html

«Муж говорил, что не бил меня, и я начинала ему верить». Четыре истории о газлайтинге

Муж избил моего отца, как привлечь его к ответственности?

Говоря о домашнем и партнерском насилии, обычно подразумевают насилие физическое. Однако часто оно идет вкупе с психологическим. Жертвы газлайтинга — манипулятивной тактики, которая заставляет человека сомневаться в адекватности собственного восприятия действительности, — рассказали «Снобу», как их слова обращали против них самих

Steven Poetzer/Getty Images

Галина, 34 года

Своего будущего мужа я встретила в 17 и сразу же в него влюбилась. Для меня это был первый опыт отношений. Муж всю жизнь ходил на разные энергетические, ведические, экстрасенсорные тренинги, одно время увлекался сайентологией.

Иногда водил меня с собой. На тренингах нам рассказывали, что благополучие семьи зависит исключительно от женщины и во всех семейных проблемах виновата только она.

Что «настоящая» женщина не имеет права злиться и обижаться, она все прощает.

Поначалу наша семейная жизнь складывалась неплохо. У нас родился ребенок. Потом муж начал говорить, что я духовно и физически не соответствую его уровню, что я должна энергетически подпитывать и вдохновлять его на зарабатывание денег и воспитание ребенка.

Вскоре я забеременела во второй раз. Муж всегда хотел большую семью — семерых детей. Оказалось, что таким образом он просто хотел полностью подчинить меня себе и самоутвердиться. После рождения второго ребенка муж начал поднимать на меня руку.

Делал он это редко, но во мне жил страх, что он может не просто избить меня, а убить. Первые пару раз это были просто очень увесистые пощечины. После он просил прощения, обещал, что больше такое не повторится.

Однако потом начал убеждать меня, что настоящих женщин мужчины не бьют, и если он меня ударил, значит, я вела себя как мужик.

Еще через год я забеременела близнецами и через небольшой промежуток времени после их рождения узнала, что беременна снова. Помощи от мужа ждать не приходилось, поэтому я решила сделать аборт.

Но муж отговорил меня, обещал заботиться о старших детях.

Я оставила ребенка, но на третьем месяце беременности, когда аборт делать было поздно, муж сказал, что для него самое главное — его жизнь и личностный рост, и почти перестал появляться дома.

Я плохо переносила эту беременность из-за сильнейшего токсикоза. Когда пожаловалась мужу, что мне очень тяжело, и обвинила его в том, что он не сдержал своих обещаний, он меня избил. Бил головой об пол, потом душил, пытался привязать к батарее, хлестал по ногам ремнем, угрожал убить.

Как потом оказалось, соседи слышали мои крики, но решили не вмешиваться в «семейные дела». Почти сутки я провела взаперти, без еды и воды. Мобильный телефон и ключи муж спрятал, выбраться из квартиры я не могла.

Когда муж уснул, я добралась до компьютера и отправила сообщение сестре с просьбой о помощи. Она вызвала участкового. В объяснительной муж написал, что не бил меня, я ударилась сама, а он просто пытался привязать меня к батарее. Только после этого я смогла уйти из квартиры к сестре.

Детей я оставила с ним. Я не боялась, что он с ними что-то сделает, ведь он бил только меня.

Всем знакомым муж говорил, что никогда не поднимал на меня руку, что я все придумала, и многие ему верили. А те, кто не верил, говорили, что я сама во всем виновата

Я сразу подала на развод. Сняла побои и написала заявление в полицию, но там сказали, что я ничего не докажу, потому что у меня даже переломов нет.

Полицейские не хотели брать заявление, говорили, что мы с мужем завтра помиримся, а они останутся крайними. Я не сдавалась, и они приняли заявление.

Однако привлечь мужа к ответственности мне так и не удалось: заявление было оформлено неправильно, и суд отказал в возбуждении дела. Повторно писать заявление я не стала: у меня не осталось сил.

Когда мы разводились, я постоянно держала перед глазами справку о побоях, фото с синяками и скриншоты его сообщений с угрозами, чтобы убедить себя, что я это не придумала. Я звонила сестре, которая видела меня избитую, чтобы она подтвердила, что я не схожу с ума.

Потому что этот человек смотрел мне в глаза и улыбался: «Почему ты рассказываешь небылицы? Я никогда не бил тебя». Он говорил это так искренне, что мне становилось жутко. А если даже я иногда сомневалась в произошедшем, то представьте, насколько легко моему теперь уже бывшему мужу было убедить других.

К тому же он умеет произвести хорошее впечатление. Окружающие знают его только с лучшей стороны. Всем знакомым он говорил и говорит, что никогда не поднимал на меня руку, что я все придумала, и многие ему верят. А те, кто не верит, говорят, что я сама во всем виновата. Это ужасно стыдно и обидно.

Я морально уничтожена не только побоями, но и реакцией окружения.

Еще год после развода мы с мужем прожили вместе, потому что квартира была общая. Как-то я лежала с ребенком в ванной.

Уже бывший на тот момент муж стал требовать, чтобы я немедленно вылезала и приготовила ему завтрак. Когда я отказалась, он за волосы вытащил меня из ванной.

Орал, что в его доме все обязаны его слушаться и уважительно относиться к нему. Когда он ушел, я сменила замки и больше не пускала его в дом.

После этого он больше двух лет угрожал меня избить, требовал подчинения и шантажировал алиментами. Я писала обо всех его угрозах в соцсети, отсылала скриншоты и просьбы о помощи его друзьям и знакомым. Но вновь не нашла поддержки: «Нормальную женщину мужчина бить не будет! Не выноси сор из избы!»

Со временем бывший муж от меня отстал. Но у нас за плечами 12 лет брака и пять общих детей, которые живут со мной, и общаться с ним все-таки приходится.

Когда муж избивал меня, дети были еще маленькими и не понимали, что происходит, кроме старшего, которому тогда было девять лет — у него с отцом напряженные отношения.

Сыновья постоянно видят замученную меня, а отец появляется раз в пару месяцев и устраивает им праздник. Общение с бывшим мужем до сих пор дается мне очень тяжело. Второй год хожу к психологу.

«Мама говорила, что я все придумываю»

Анна, 28 лет

Все детство и юность меня жестко контролировали родители. Главной воспитательницей была, конечно, мать. Лет в 15 я попыталась избавиться от гиперопеки, встречаться с мальчиками, но это не вязалось с ожиданиями родителей.

Меня воспитали «правильной», хорошей девочкой, но когда я пыталась отстоять свою свободу, мама в порывах гнева начала орать, что я хамка и шлюха. Меня постоянно сравнивали с чужими детьми не в мою пользу и обвиняли в неблагодарности.

Когда я припоминала маме ее слова, слышала в ответ: «Я тебе такого не говорила! Как у тебя хватает наглости такое придумывать?» История повторялась, когда она рылась в моих вещах или читала личные записи (при мне): «Я такого не делала! Ты придумываешь!» Я реагировала на эти слова болезненно, даже думала записать все на диктофон, чтобы потом предъявить доказательства. Я пыталась спокойно объяснить родителям, что именно меня ранило, но слышала в ответ, что я все переворачиваю с ног на голову, что мне все показалось и что я сама нарываюсь на конфликт. Я была в отчаянии.

Конфликты и газлайтинг продолжались долгие 10 лет. Мне часто снилось, что я ору на свою маму матом, эти сны меня выматывали. В итоге я заработала невроз и тревожное расстройство, которые со мной по сей день. Я до сих пор учусь верить себе. Когда меня обижают, я сомневаюсь, правильно ли я поняла услышанное.

Я научилась говорить «нет» и обрывать разговоры, выключать телефон, перестала делиться своими планами и мыслями

Первым условием прекращения конфликтов и газлайтинга была сепарация. Я научилась говорить «нет» и обрывать разговоры, выключать телефон, перестала делиться своими планами и мыслями. Потом я пошла на психотерапию. Врач помог мне восстановиться после депрессии и взглянуть на свои отношения с матерью со стороны.

Я поняла, что конфликты и газлайтинг были продиктованы маминым неврозом, страхами и комплексом «идеальной мамы», у которой не может быть «плохих» детей. Она травмировала меня, потому что ее саму мучила травма. Так что нужно было просто разорвать порочный круг, перестать реагировать на провокации и жалеть себя.

Надо отдать должное маме: когда пришло время, она отпустила меня учиться в другой город наперекор своим страхам. А теперь, видимо, полностью пережила кризис сепарации, так что мы сдружились. Но я все равно избегаю любых конфликтов и стараюсь не влезать в споры. Это уже рефлекс: больше не хочу слышать, что мне мерещатся обиды.

«Угрозы они называли шутками, которые я воспринимаю всерьез исключительно из-за своей озлобленности»

Дана, 22 года

Мои родители развелись вскоре после моего рождения. С четырех лет я жила с мамой и отчимом. В детстве меня время от времени били, и это считалось нормальным.

Меня держали в ежовых рукавицах, запрещали спорить с родителями, иметь отличное от их мнение, следили за мной в соцсетях, лишали личного пространства: запрещали закрывать дверь, отчим мог ворваться в комнату и раскидать все вещи, если ему казалось, что они не сложены.

Когда я училась на первом курсе, мы сильно поссорились и я попыталась сбежать к отцу, просто разозлилась и пошла собирать вещи. Побег не удался, так как отцу я была не особо нужна. Отчим подобрал меня на улице, обнял, а потом повез, но не домой, а куда-то за город.

Мы приехали к реке, и отчим сказал, что привяжет к моей шее камень и бросит в воду, если я еще раз посмею обидеть маму. Это было не просто страшно, но и унизительно — мне пришлось обещать то, чего он требовал, ведь я боялась за свою жизнь.

После этого меня как человека практически не стало: я делала, что от меня требовали, говорила то, чего не запретили говорить, унижалась и пыталась быть «правильной». Эпизод с речкой я выбросила из головы на следующий же день — это был слишком сильный шок.

Как-то я заспорила с мамой про одежду. Для мамы это не шутки, ведь я до 20 лет одевалась по ее приказу, у меня не было права на свое мнение. Отчим позвал меня в комнату, взял за горло, поднял и бросил вниз, сказав, что я забыла об уговоре. Я совсем замкнулась в себе.

Как человека меня практически не стало: я делала, что от меня требовали, говорила то, чего не запретили говорить, унижалась и пыталась быть «правильной»

Однажды я набралась сил и сказала родителям, что тот день, когда меня угрожали утопить, был худшим в моей жизни. Отчим никак не отреагировал на это, а мама начала истерить. После этого она часто обвиняла меня в бесчувственности, озлобленности и неумении прощать.

Весь третий курс я пыталась подружиться с родителями, но они говорили, что я их не люблю и считаю себя лучше остальных членов семьи. Отчим постоянно твердил, что это я во всем виновата, что мне надо было лучше учиться, больше работать по дому и помогать родным. Я пыталась доказать им обратное.

Как-то в разговоре я сказала отчиму в шутку: «Ну, глупость сказал». А он ответил: «Ты что, меня за дружбана считаешь? Как ты могла обозвать меня дураком? Да ты никто тут, я бы мог поставить тебя раком и *** сейчас!» Мне было очень больно. Чтобы заглушить боль, я резала руки.

Дважды мама заставала меня рыдающей на кухне, давала корвалола и говорила, что я сама во всем виновата. Угрозы отчима она называла шутками, которые я воспринимаю всерьез исключительно из-за своей озлобленности и желания подставить хорошего человека. Со временем ситуация только ухудшилась.

На четвертом курсе опять начались угрозы: отчим раз в месяц в красках рассказывал, как меня убьет.

Как-то в интернете я наткнулась на отрывок из книги Патрисии Эванс, в котором говорилось о газлайтинге, и поняла, что это все про меня. Что меня обвиняют без вины, что мне запрещают иметь чувства, реагировать на насилие.

Тогда я обратилась в кризисный центр за консультацией, мне пообещали квартиру на три месяца. Я убежала из дома, сначала к подруге, через месяц — в квартиру центра, а еще через два месяца начала снимать свою. С тех пор с родителями я не общаюсь.

Родственники считают, что я кинула семью, обидела хороших людей, а эмоциональное насилие для них — норма.

Из-за пережитого психологического насилия я начала считать, что все люди — мрази, которым нравится причинять другим боль и страдания. Сейчас я пытаюсь иначе посмотреть на мир. Моя нервная система подорвана, я хожу к психологу и принимаю антидепрессанты.

«Я всегда оказывалась виноватой»

Ольга, 37 лет

В 21 год я начала встречаться с молодым человеком из параллели. Для меня это были вторые отношения. Первые закончились быстро, там не было особой любви. В этот раз все было по-другому: невероятный эмоциональный подъем, улыбка на лице и бабочки в животе.

Через некоторое время я стала замечать, что мой молодой человек ведет себя в компаниях так, будто мы не пара. Еще он мог без предупреждения пропасть на несколько дней. Я искренне думала, что он делает это не со зла и неосознанно, что я расскажу ему, как все это вижу, и он поймет.

Однако после первого разговора на эту тему я почувствовала себя облитой помоями и очень виноватой: это я все не так поняла, он ничего такого не имел в виду, просто я странно реагирую.

Родители с детства прививали мне чувство вины, поэтому внушить его мог каждый без особого труда, и особенно близкие мне люди, чьим мнением я очень дорожила.

Поэтому еще некоторое время после этого разговора я убеждала себя, что нужно относиться к его поведению «адекватно», закрывать на все глаза. Вскоре я снова попыталась поговорить об этом с молодым человеком — ровно с тем же результатом: я оказалась виноватой.

В конце отношений мой молодой человек еще больше обнаглел: он практически в открытую флиртовал с другими девушками и на людях старался делать вид, что мы тут вместе просто по делам. Подруги пытались открыть мне глаза, но я по-прежнему не обсуждала его поведение с ним, потому что знала, чем это кончится.

Разорвать отношения у меня не было сил, я болезненно от него зависела. Те, кто в отношениях сталкивался с психологическим насилием, меня поймут: эмоциональные «качели», когда тебя то возносят до небес, то унижают, очень привязывают к партнеру. В итоге отношения разорвал он, сказав, что у него есть другая.

Четыре года газлайтинга не прошли для меня бесследно. В момент отчаяния я сказала подруге: «Даже не могу представить, за что меня можно полюбить». Я долго восстанавливала свою самооценку. Один психотерапевт посоветовал мне зарегистрироваться на сайте знакомств, и, как ни странно, это помогло мне повысить самооценку. Там же я познакомилась с будущим мужем.

Я зацепила его не внешностью, а умом, но ко встрече с ним моя самооценка и гордость были близки к нормальным. Эмоционального насилия в наших отношениях нет. С ним я могу обсуждать острые моменты. Мне повезло: он слышит меня и прислушивается. Знаю, что в этом нет ничего особенного, это основа нормальных партнерских отношений.

Но также я знаю, насколько все может быть по-другому, поэтому ценю мужа и благодарна ему.

Источник: https://snob.ru/entry/160711/

«папа бил меня кулаками по лицу, потом железной пряжкой от ремня. А когда я попыталась сбежать..

Муж избил моего отца, как привлечь его к ответственности?

Несмотря на издевательства садиста-отца, милиция не стала привлекать его к уголовной ответственности. Однако благодаря вмешательству «ФАКТОВ» дело удалось сдвинуть с мертвой точки и отказное постановление было отменено Десятилетнюю Наташеньку зверски избил отец.

Когда девочку привезли в больницу, врачи обнаружили у нее сотрясение мозга, многочисленные травмы, гематомы и ушибы… Мама и бабушка Наташи заявили об избиении в милицию и получили от дежурного инспектора следующий документ. Цитируем дословно: «В возбуждении уголовного дела против Александра К. отказано.

Его дочь, несовершеннолетняя Наташа К. , хамила отцу, выражалась нецензурно, не слушалась. Отец проводил с ней воспитательную работу. Никаких телесных повреждений ребенку нанесено не было. Об этом заявил нам сам К. ».

Пытаясь исправить несправедливость, «ФАКТЫ» обратились в отделение милиции Днепровского района города Киева. Узнав о недобросовестной работе своего подчиненного, который даже не удосужился поговорить с пострадавшей, начальник участковых инспекторов Александр Музыка решил разобраться в случившемся.

Спустя четыре часа после нашего визита милиция отменила собственное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

– Я просто попала под горячую руку, — рассказывает Наташа о том жутком дне.  — Папа был на дне рождения, пришел пьяный. Когда его новая жена Оля начала стелить постель, то себе взяла чистую, а мне дала грязную. Я попросила другую простынку. Тогда она стала кричать, что я перебираю, что капризная, по-всякому меня обзывала. Я рассердилась, сдернула с дивана простынь и бросила ее.

Оля побежала жаловаться папе, а он был злой, вбежал в комнату и стал меня бить — кулаками по лицу, потом ремнем. Особенно больно пряжкой было. Я кричала, просила его не трогать меня, но он повторял, что ему нравится бить. И еще говорил, что, если бы здесь была моя мама, он прибил бы и ее.

Я больше всего боялась, что он никогда не остановится… Особенно когда ударил меня головой об стенку… Потом папу оттащила Олина сестра, она хорошая. Дальше ничего не помню. Очнулась на диване. Оказалось, я потеряла сознание. Схватила рюкзак и хотела убежать из квартиры. Но папа меня догнал, задрал кофточку на боку и затушил мне о живот сигарету.

Потом ехидно так сказал: «Извини, нечаянно!» Убегая, плакала, а папа кричал вслед: «Беги, беги… Потом на коленях обратно приползешь… »

Выскочив из квартиры, девочка позвонила маме и сообщила, что едет домой. Увидев на пороге чуть живую дочку, Елена вызвала «скорую». Наташу забрали в больницу, где врачи констатировали многочисленные ссадины и гематомы, ожог, сотрясение головного мозга…

– Я знаю, что виновата, — с раскаянием в голосе говорит мама девочки Елена, стройная эффектная брюнетка.  — Но ведь Саша, мой бывший муж, говорил, что исправился, бросил пить, женился… Кто же мог подумать, что он поднимет руку на ребенка?

Однако, как выяснилось, такого поворота событий вполне можно было ожидать. Три года назад Елена и Александр — родители Наташи — развелись именно на почве издевательств главы семейства. Молодая женщина не выдержала избиений мужа-садиста и сбежала из квартиры с маленькой дочерью на руках.

– Я вышла замуж в 17 лет, против воли родителей. По большой любви. Но жить с Сашей оказалось просто страшно, — рассказывает Лена.  — Он начал бить меня еще беременную. Ремнем с железной пряжкой, кулаками… Топил в ванной, выдирал волосы… Повод мог быть любым: не так посмотрела, не с тем заговорила.

Потом всегда просил прощения, обещал, что больше не будет. Несколько раз я сбегала от него, но приходилось возвращаться: снять квартиру мне, безработной, с малышкой на руках, было не на что. Когда Наташа пошла в садик, я устроилась на работу. Вот тогда жить стало совсем невыносимо.

Муж комплексовал из-за нашей разницы в возрасте — он старше на 20 лет, изводил меня подозрениями и ревностью. Последней каплей стало то, что супруг ни за что избил меня и я попала в больницу с сотрясением мозга. К тому же у него появилась любовница. Я сразу подала на развод.

В загсе он вел себя спокойно, потребовал только отдать ему золотую цепочку и компьютер, а еще — разрешить видеться с Наташей. Я была категорически против и два года не показывала ему ребенка.

Этим летом Александр позвонил жене и попросил о встрече. К тому времени Лена уже немного успокоилась: она познакомилась с мужчиной, родила сына… О тяжелых восьми годах, прожитых с первым супругом, старалась не вспоминать.

– Мы встретились в кафе, — вспоминает Лена.  — Саша выглядел вполне вменяемым, адекватным, был трезв, говорил спокойно. Очень просил, чтобы я разрешила ему хоть иногда видеться с дочкой, мол, сильно скучает. Я согласилась.

– Папа со мной гулял, мы разговаривали, он даже подарки мне дарил, — вспоминает Наташа свои первые встречи с отцом.  — И никогда до этого не бил. Поэтому я согласилась на время переехать к нему.

Почему встал вопрос о переезде девочки к отцу, понять несложно. У ее матери как раз налаживалась личная жизнь, вместе с новым супругом Майком она сняла квартиру, потом у Наташи появился младший братик…

– Мы переезжали несколько раз, дочке приходилось менять школу, — оправдывается Лена.  — Ведь живем на чемоданах. А ей нужно отоспаться, уроки сделать… Вот мы и подумали, что лучше будет, если она временно поживет с отцом.

– Временно — это сколько?

– Ну, пока у Майка не наладится вопрос с жильем. Он же не украинец, у него пока нет ни гражданства, ни прописки…

Оказалось, второй супруг Лены — ливанец, и он скрывает от своих родителей наличие у жены ребенка от первого брака.

– Майк — мусульманин, — объясняет Лена.  — У них в стране так не принято. А муж зависит от своих родителей финансово. Обещал, что когда станет на ноги, то расскажет им о существовании Наташи. А пока, когда мои свекор и свекровь приезжают, дочку приходится прятать.

«Если папу посадят в тюрьму, будет честно и справедливо. Мы все перестанем его бояться»

– Дочь наступила дважды на одни и те же грабли, — возмущается отец Елены, Виктор Владимирович.  — Против моей воли Лена вышла замуж и первый раз, и за этого иностранца.

Майк позарился на ее прописку, а узнав, что мы выписали Лену из квартиры, как и первый муж, стал избивать жену и выгонять вместе с ребенком. Да еще и поставил условие: либо я, либо дочь. И вот чем кончилось.

Слава Богу, внучка жива осталась.

– Почему же вы не взяли девочку к себе?

– К сожалению, о том, что Наташа жила у родного отца, я узнал только после того, как случилась беда.

Когда мне стало известно, что дочь отдала ребенка первому мужу — этому домашнему тирану, у меня волосы на голове зашевелились. Конечно, я такого не допустил бы. Сейчас для нас с женой главное — это безопасность Наташеньки.

Мы обращаемся в прокуратуру, милицию, собираем документы… Если Александра не посадят, он не оставит в покое нашу семью.

Когда Елена обратилась в милицию с заявлением на бывшего мужа, ей отказали в возбуждении уголовного дела. Причем речь шла не о нанесении телесных повреждений, а о… хулиганстве.

– Я вызвал отца девочки для дачи объяснений, — сказал «ФАКТАМ» участковый Днепровского райотделения милиции Геннадий Дяченко.  — Александр рассказал, что воспитывает девочку, но она ведет себя плохо, нецензурно выражается. За что он один раз ударил ее ремнем.

– В таком случае, откуда у ребенка ссадины, ожоги, сотрясение мозга? Вы ознакомились с выводом врачей?

– Нет. Мама отказалась предоставлять эти документы. О том, что девочка лечилась в больнице, я слышу впервые.

– Вы общались с матерью или бабушкой?

– Нет, по указанным в заявлении телефонам никто не брал трубку.

Наш разговор с участковым Дяченко происходил в присутствии его шефа, начальника службы участковых инспекторов Днепровского райотделения милиции Александра Музыки. Услышав ответы своего подчиненного, Музыка был крайне возмущен и решил разобраться в произошедшем лично.

– На проверку фактов, указанных в заявлении, милиции дается 10 дней. А постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было выдано на третий день! — сказал Александр Александрович.

 — Кроме того, участковый обязан был пообщаться с пострадавшими, убедиться, что дело ограничилось просто воспитательной работой, а не нанесением телесных повреждений. Мы проведем служебную проверку, и Дяченко будет наказан.

Хотя материалы сейчас находятся в районной прокуратуре, которая должна проверить правомерность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, мы можем по собственной инициативе провести дополнительную проверку. Обещаю вам, сделаем это.

Александр Музыка сдержал слово. Пригласив к себе Елену вместе с дочкой и ознакомившись с диагнозом врачей, Александр Александрович отозвал на дополнительное расследование материалы из районной прокуратуры и в тот же день отменил отказное постановление.

Правоохранители решили провести дополнительную проверку, изучить медицинскую документацию… По результатам судмедэкспертизы, телесные повреждения, нанесенные Наташе, признаны легкими, однако побои отца вызвали осложнения: девочка долгое время проходила реабилитацию в санатории.

Несмотря на это, районная прокуратура вернула материалы и милиция повторно отказала в возбуждении уголовного дела. Вывод напрашивается сам собой: в нашей стране некому защитить детей от родителей-деспотов.

– Я раньше любила папу, а теперь нет, — признается Наташа.  — Он бил маму, бил свою новую жену и меня избил. Если его посадят в тюрьму, будет честно и справедливо. И тогда мы все перестанем его бояться.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/24971-quot-papa-bil-menya-kulakami-po-licu-potom-zheleznoj-pryazhkoj-ot-remnya-a-kogda-ya-popytalas-sbezhat-podnyal-mne-koftochku-i-zatushil-o-zhivot-sigaretu-quot

101Адвокат
Добавить комментарий