Наказание сотрудников ФСИН за незначительное правонарушение

24 Ответственность сотрудников уголовно-исполнительной системы в механизме противодействия коррупции

Наказание сотрудников ФСИН за незначительное правонарушение
Адъюнкт кафедры уголовно-исполнительного права Самарский юридический институт ФСИН России443022, г. Самара, ул. Рыльская, 24 «В» Е-маil: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье анализируются виды юридической ответственности, применяемые в отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы Российской Федерации за совершение противоправных деяний коррупционного характера.

Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений.

Анализируются проблемы применения мер дисциплинарной и административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.

Ключевые слова: коррупция; уголовно-исполнительная система; ответственность; дисциплинарный проступок; административное правонарушение; должностное лицо

Проявление и укоренение коррупционных отношений в системе правоохранительных органов крайне негативно влияют на процесс обеспечения законности и правопорядка в стране, напрямую противоречат задачам борьбы с преступностью, подрывают веру в эффективность правоохранительной деятельности, возможность обеспечить экономическую безопасность страны [2, с. 4].

В своих выступлениях Президент РФ Д.А. Медведев также утверждает, что коррупция должна стать не просто незаконной, она должна стать неприличной [3].

В рамках Концепции развития уголовно-исполнительной системы России до 2020 г.

предполагается реализация комплекса мер по искоренению коррупции и должностных злоупотреблений в уголовно-исполнитель­ной системе (далее – УИС), определение в качестве приоритета в работе по предупреждению нарушений противодействия злоупотреблениям в сфере закупок для нужд УИС, незаконному содействию в условно-досрочном освобождении и коррупционному содействию в незаконном доступе в места лишения свободы предметов, как разрешенных, так и запрещенных к использованию.

Совершение противоправных деяний работниками УИС России является связующим звеном и определяющим фактором в применении определенных мер ответственности (наказания), предусмотренных за совершение дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений.

Дисциплинарная ответственность сотрудников ФСИН России, как и любая другая, реализуется в рамках правоохранительных отношений.

Специальным нормативно-правовым актом, регулирующим вопросы, связанные с привлечением сотрудников ФСИН России к дисциплинарной ответственности, будет являться Положение о службе в органах внутренних дел [5] (далее – Положение) в объеме, установленном Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы [6].

В данных нормативно-правовых актах закреплены все основные моменты, регулирующие прохождение службы сотрудниками, в том числе и привлечение оных к дисциплинарной ответственности за нарушение служебной дисциплины.

Определение служебной дисциплины, перечень взысканий, порядок привлечения должностного лица к ответственности также регулируются этими документами.

Причем привлечение сотрудника органа, исполняющего наказание, к дисциплинарной ответственности возможно только по решению начальника учреждения в соответствии с определенной процедурой.

Анализируя действующее законодательство, сотрудник несет ответственность за невыполнение своих должностных обязанностей, исполнение которых урегулировано контрактом, регулирующим вопросы трудового законодательства. За коррупционные деяния дисциплинарной ответственности не предусмотрено.

В ряде территориальных органов УИС руководители проявляют беспринципность в оценке должностных проступков подчиненных сотрудников, особенно в случаях вступления ими в запрещенную связь с осужденными, как при выявлении фактов передачи запрещенных предметов, так и при совершении иных нарушений законности.

Вместо передачи материалов в следственные органы для принятия процессуального решения сотруднику, игнорируя указание директора ФСИН России о недопустимости увольнения сотрудников, совершивших правонарушения, по положительным мотивам, дают возможность уволиться, тем самым создавая предпосылки для совершения подобных правонарушений другими сотрудниками.

Данные обстоятельства способствуют сокрытию преступного деяния, переводят его в разряд латентного. Условиями, способствующими увеличению общего количества латентной преступности, служат тесные взаимоотношения между начальником и подчиненным в рамках отдела или, если смотреть шире, в рамках всего исправительного учреждения.

Следует также отметить, что в 2010 г. количество нарушений дисциплины, совершенных сотрудниками УИС, возросло в сравнении с 2008 и 2009 гг. на 15 185 (36,1%) и на 9 183 (21,8%) соответственно.

При этом, как и в предыдущие годы, в 2010 г. наибольший удельный вес составляют нарушения исполнительской дисциплины – 29 498 случаев, или 70,1% (2008 г.– 17 254 случаев, или 64,2%, 2009 г.

– 23 116 случаев, или 70,3%) [4, с. 3].

Допущенные личным составом нарушения служебной дисциплины возможны в большинстве случаев в результате игнорирования требований приказов и указаний ФСИН России, формального отношения руководителей к психологическим и воспитательным процессам.

Представленные статистические данные лишний раз подтверждают, что комплекс организационных и профилактических мероприятий, существующая работа по недопущению нарушения служебной дисциплины сотрудниками ФСИН России не дают положительных результатов, количественные показатели не падают, а растут, представляют собой один из факторов, способствующих совершению противоправных деяний коррупционной направленности.

Наряду с нарушением служебной дисциплины следует рассмотреть и применение административной ответственности за совершение правонарушений сотрудниками ФСИН России.

Возможность привлечения к административной ответственности властной стороны административно-правового отношения направлена на укрепление исполнительской дисциплины и повышение ответственности должностных лиц, государственных и муниципальных служащих [1, с. 22].

Нормативно-правовым актом, регулирующим аспекты административной ответственности, является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

Фактическим основанием административной ответственности выступает совершение административного правонарушения, означающее противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность (ст. 2.1 КоАП РФ). К числу субъектов, к которым возможно применить административную ответственность, относятся и должностные лица органов государственной власти, куда входят и работники ФСИН России. Понятие должностного лица закреплено как в административном (ст. 2.1 КоАП РФ), так и в уголовном законодательстве (примечание к ст. 285 УК РФ), в основных моментах данные определения совпадают, что позволяет судить о едином подходе по отношению к этому понятию в российском законодательстве.

В соответствии с ч. 1 ст. 2.5 КоАП РФ сотрудники УИС России, органов внутренних дел и другие, имеющие специальные звания, несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с федеральными законами РФ и иными нормативными правовыми актами, регламентирующими прохождение службы в данных правоохранительных органах.

Однако есть исключения, в соответствии с которыми сотрудники уголовно-исполнительной системы России несут административную ответственность на общих основаниях в соответствии с ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ.

Это административные правонарушения избирательных прав граждан, нарушение правил дорожного движения, требования пожарной безопасности вне места службы, в области налогов, сборов и финансов и т.д.

Отличительной особенностью применения административных наказаний, предусмотренных за данные административные правонарушения, является запрет на применение административного ареста в отношении сотрудников ФСИН России.

Статья 19.12 КоАП РФ «Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания» представляет собой состав административного правонарушения, совершаемого при исполнении наказаний.

Действия, образующие объективную сторону данного правонарушения, выражаются в передаче либо попытке передачи любым способом лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания, предметов, веществ или продуктов питания, приобретение, хранение или использование которых запрещено законом. В соответствии с ч. 8 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации перечень запрещенных предметов устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений [7].

Совершение данного деяния работником УИС России не исключается смыслом применяющейся административно-правовой нормы.

Работниками УИС России в данном контексте выступают как должностные лица ФСИН России, имеющие специальные звания и занимающие должность в структуре государственных органов, исполняющих наказание, так и неаттестованные работники, обладающие правом проходить на территорию исправительного учреждения (медицинские работники, учителя, мастера, шоферы и т.д.).

Общественная опасность, исходящая от сотрудников как субъектов административного правонарушения на порядок выше опасности, исходящей от иных лиц, совершающих административное правонарушение против порядка управления, и выражается в следующем: во-первых, работник УИС России непосредственно сталкивается с режимными ограничениями в процессе исполнения своих обязанностей и совершаемые ими противоправные действия негативно влияют на оперативную обстановку исправительного учреждения. Во-вторых, он прекрасно осознает возможность наступления негативных последствий применения запрещенных предметов и вещей осужденными в своих противоправных целях в виде совершения новых противоправных деяний, вплоть до совершения уголовных преступлений, в том числе убийства. В-третьих, у данного субъекта имеется больше возможностей в совершении административного правонарушения, так как он более осведомлен о методах противодействия проникновению запрещенных предметов в исправительное учреждение.

Мотивом совершения данного правонарушения будет являться корысть, в основном получение денежных средств, т.е. здесь налицо состав коррупционного преступления.

Несмотря на это, не всегда удается установить коррупционный аспект совершения данных деяний, выявить, что оно было осуществлено за вознаграждение, и в таком случае данные действия сотрудника подпадают под состав административного правонарушения.

Немаловажно и то, что в соответствии с Указом Президента РФ от 8 октября 1997 г. №1100 «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации» и Федеральным законом от 21 июля 1998 г.

№117-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» сотрудники УИС России за незаконную передачу запрещенных предметов несут ответственность как за дисциплинарный проступок.

Поэтому к ним применяется не административные наказания, а дисциплинарные взыскания, накладываемые на них начальниками учреждений, в которых эти сотрудники проходят службу.

Таким образом, сотрудник, совершая данное административное правонарушение, подлежит лишь дисциплинарной ответственности. И действующая административно-правовая норма (ст. 19.12 КоАП РФ) не учитывает всей существующей опасности от совершения данного деяния работниками ФСИН России для нормального функционирования учреждения, исполняющего наказание.

Тем самым, на наш взгляд, административная норма, предусмотренная ст. 19.12 КоАП РФ, не удовлетворяет основным принципам применения юридической ответственности и не служит мерой противодействия совершения как административных правонарушений, так и уголовных преступлений.

Выделение же в уголовном законодательстве России нормы, регулирующей запрет передачи либо попытки передачи запрещенных предметов любым способом на территорию исправительного учреждения работником ФСИН России, на наш взгляд, будет более действенной мерой, во-первых, влияющей на уменьшение случаев проноса запрещенных предметов на территорию учреждения; во-вторых, позволяющей сократить количество латентных преступлений; в-третьих, являющейся как превентивной мерой для совершения аналогичных правонарушений и преступлений, так и одним из основных факторов, способствующих сокращению преступлений коррупционной направленности в механизме противодействия коррупционным проявлениям в УИС России.

Библиографический список

  1. Липатов Э.Г., Филатова А.В., Чаннов С.Е. Административная ответственность: учеб.-практ. пособие / под ред. С.Е. Чаннова М.: Волтерс Клувер, 2010. 396 с.

  2. Макаров А.А. Коррупция в системе органов внутренних дел. М.: Nota Bene, 2009. 192 с.

  3. Медведев Д.А. Коррупция должна быть не просто незаконной, она должна стать неприличной [Электронный ресурс]. Материалы официального сайта Президента РФ. URL: http://blog.kremlin.ru/post/15/transcript. Загл. с экрана (дата обращения: 25.09.2010).

  4. Обзор о состоянии дисциплины и законности среди сотрудников УИС за 2010 год. М.: ФСИН России, 2011. 147 с.

Источник: http://www.jurvestnik.psu.ru/index.php/ru/vypusk4142011/17-2010-12-01-13-31-58/-4-14-2011/276-24-otvetstvennost-sotrudnikov-ugolovno-ispolnitelnoj-sistemy-v-mexanizme-protivodejstviya-korrupczii

Что делать, если вы столкнулись с коррупцией, и как законы борются с ней?

Наказание сотрудников ФСИН за незначительное правонарушение

Вопросысовершенствования борьбы с коррупцией находятся в сфере пристального вниманияГосударственной Думы.

Работа в этом направлении из созыва в созыв растет:если за прошлый созыв по линии Комитета по безопасности и противодействию коррупции было принято только 10 федеральныхзаконов в этой области, то за два с половиной года седьмого созыва 7 антикоррупционных законовуже принято и столько же находятся на рассмотрении парламентариев.

Основныеположения антикоррупционного законодательства разъясняем вместе с ПредседателемКомитета по безопасности и противодействию коррупции Василием Пискаревым.

Мнепредлагают дать взятку – что мне делать? Куда я могу обратиться? Как законзащищает мои права?

Если вам предлагают дать взятку или,тем более, у вас ее вымогают, необходимо обратиться на горячую линию Министерства внутренних дел или горячую линию Федеральной службы безопасности.

Именно МВД и ФСБ осуществляют оперативно-розыскную деятельность, направленную на выявлениепреступлений коррупционной направленности.

В свою очередь, уголовные дела о получении или даче взятки подследственны Следственному комитету России.

Важно помнить, что закон всегдана стороне того, кто отказывается от дачи взятки.

И если ее от гражданина вымогают, то коррупционер понесет еще более серьезное наказание. Вымогательство взяткиявляется отдельным отягчающим обстоятельством – за это может грозить до 12 летлишения свободы со штрафом до шестидесятикратной суммы взятки.

Ответственностьгрозит только тому, кто взятку получил? Или того, кто ее дал, тоже накажут?

Да, дача взятки – точно такое женарушение закона, как и ее получение.

За дачу взятки должностному лицуст. 291 Уголовного кодекса РФ в том числе предусматривает от 2 до 15лет лишения свободы (если взятка была в особо крупном размере – это более 1 млнрублей), а также значительные штрафы.

Освобождение от уголовной ответственностиза дачу взятки возможно только в том случае, если гражданин активно способствовал раскрытию и (или) расследованию преступления, либо в отношении него имело местовымогательство взятки со стороны должностного лица, либо если он самдобровольно сообщил в правоохранительные органы о факте дачи взятки. Во всехостальных случаях тот, кто дает взятку – точно такой же коррупционер.

А какие вообще наказания российский закон предусматривает для коррупционеров?

В России для лиц, совершающих коррупционныепреступления, предусмотрены жесткие наказания, вплоть до 15 лет лишения свободы.

При этом введена система дополнительных санкций,таких, как штрафы, кратные сумме взятки или коммерческого подкупа, конфискацииимущества, лишения права занимать определенные должности или заниматьсяопределенной деятельностью. Штрафы могут достигать нескольких миллионов рублейили быть, например, кратными всей – также многомиллионной — сумме взятки.

Кроме ст. 290 УК РФ (Получение взятки), отдельная ответственность предусмотрена за посредничество во взяточничестве –до 12 лет лишения свободы, а также за обещание или предложение такогопосредничества. В последнем случае наказание может составить до 7 лет лишениясвободы.

И даже за мелкое взяточничество – до 10 тыс.рублей – наказанием станет штраф в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработнойплаты или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительныеработы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либолишение свободы — до одного года.

И уголовной ответственности за получение взяткиможно избежать только одним способом – никогда взяток не брать.

Взятка – это только конверт с деньгами? А коробка конфет или бутылка шампанского можетсчитаться взяткой? Какие ограничения по подаркам предусмотрены законом?

Нет, по российскому уголовномузаконодательству взятка – это не только деньги, но и любые ценности, ценныебумаги, имущество – скажем, машина или квартира, или, как у классика, борзыещенки, а также имущественные права и незаконное оказание услуг имущественногохарактера.

Например, если должностное лицо оказало какую‑то протекцию главномуврачу платной, коммерческой клиники, а тот «отблагодарил» его бесплатным лечением – это и есть оказание услуг имущественного характера, а следовательно, – нарушение антикоррупционногозаконодательства.

Государственным и муниципальнымслужащим в связи с выполнением своих служебных обязанностей законом запрещенополучать подарки и вознаграждения – как деньги, так и, например, оплату поездокили развлечений, или того же лечения.

Все подарки, полученные на протокольных,официальных мероприятиях или в служебных командировках должны передаваться в соответствующие государственные и муниципальные органы.

Они признаютсягосударственной или муниципальной собственностью.

И даже подарки, которые, на первыйвзгляд, кажутся кому‑то незначительными, но которые должностное лицо получает за действияв интересах дающего, — это тоже коррупционное преступление. Об этом необходимопомнить. Были случаи, когда за бутылку коньяка, которую сотрудник ФСИН получалза право свидания родственника с заключенным, он привлекался к ответственностиза получение взятки.

Какконтролируются доходы государственных и муниципальных служащих? Что им грозитза сокрытие информации?

По закону контролируются доходы и расходы, имущество граждан, замещающих государственные и муниципальныедолжности, должности в правоохранительных органах и силовых структурах, а также, например, в Банке России, госкорпорациях и внебюджетных фондах. Подлежатконтролю сведения о доходах и имуществе их супругов и несовершеннолетнихдетей.

За непредоставление такой информацииили сообщение заведомо ложных сведений о доходах и имуществе по законудолжностному лицу грозит увольнение. А доход и имущество (объекты недвижимости,транспортные средства, акции, ценные бумаги, доли и паи), законность происхождениякоторых должностное лицо не сможет доказать, могут быть обращены в доход государства.

Но в минувшем году мыусовершенствовали ответственность за совершение коррупционных правонарушений, в частности, в доход государства теперь может быть обращено не только имущество,законность приобретения которого должностное лицо не сможет доказать, но и денежнаясумма, эквивалентная его стоимости, если обращение самого имущества по каким‑то причинам невозможно.

Кроме того, состояние должностных лиц теперьконтролируют и после их увольнения или ухода с государственной службы. Контрольза их доходами и расходами осуществляется прокуратурой.

Наконец, на минувшей неделе мыприняли закон Президента РФ, который наделяет Генеральную прокуратуру полномочиямипо эффективному поиску зарубежных счетов должностных лиц – напомню, им запрещено ихиметь.

Комитет по безопасности и противодействию коррупции продолжает последовательную работу надсовершенствованием антикоррупционного законодательства.

Она носит уже скорееточечный характер, потому что в нашей стране было сформировано современное,устойчивое, а главное, эффективное законодательство и его правоприменение –чему примером служат громкие антикоррупционные дела последних лет, когда к ответственностипривлекались должностные лица самого высокого ранга.

Но одним из важнейших вопросовостается формирование антикоррупционного правосознания в обществе, четкогопонимания у каждого гражданина, что ни давать, ни брать взятки нельзя никогда и ни при каких условиях. И формироваться оно должно еще со школы.

Источник: http://duma.gov.ru/news/29636/

Проблема коррупции в уголовно-исполнительной системе российской федерации

Наказание сотрудников ФСИН за незначительное правонарушение

Елена Шадрина (Киров, Россия)

Проблема борьбы с коррупцией многие годы не теряет своей актуальности. За последнее время коррупция в нашей стране приобрела не просто масштабные формы, она стала привычным, обыденным явлением, которое характеризует саму жизнь нашего общества. [1, с. 19]

Ни одна управленческая система в России не свободна от коррупции, особую общественную опасность она имеет в системе органов исполнения наказания (ФСИН).

Постоянное общение осужденных с сотрудниками УИС способствует совершению противоправных деяний в исправительных учреждениях.

Попадая в места лишения свободы, осужденные оказываются в ограниченном пространстве и для улучшения своего положения прибегают к разнообразным ухищрениям. [2, с.

20] Благодаря сложившейся обстановке многие из спецконтингента ищут и нередко находят тех, кто, пренебрегая принципами морали и права, в угоду личным интересам готов пренебречь должностным положением. [3, с. 26]

Указанные преступления в основном связаны с предоставлением условно-досрочного освобождения, необоснованным переводом осужденных из одного исправительного учреждения в другое за вознаграждение, предоставлением осужденным необоснованных льгот и послаблений в режиме отбывания наказания.

По мнению к.ю.н. Э.В. Тураева, «…сотрудники представляют определенную угрозу безопасности: они могут проносить запрещенные или противозаконные предметы или материалы…». [4, с.

65] Действительно, наиболее распространенным нарушением является доставление в исправительные учреждения вещей, предметов, запрещенных осужденным иметь при себе, получение их в посылках, передачах и бандеролях, что имеет важное значение для реализации задач стоящих перед УИС. [5, с. 19]

Согласно результатам опроса практических работников исправительных учреждений проведенного к.ю.н. В.Д.

Крачуном, на территорию исправительных учреждений доставляют, передают осужденным запрещенные предметы следующие лица: вольнонаемные сотрудники ИУ-28,0%; родственники и знакомые осужденных – 25,1 %; осужденные, пользующиеся правом передвижения без конвоя – 11,6 %; иные граждане, имеющие доступ в ИУ- 5,3%; аттестованные сотрудники – 38,4%. Как видим, большинство нарушений совершается вольнонаемными и аттестованными сотрудниками. [6, с. 19]

Согласно статистическим данным за 2011 год в отношении 425 сотрудников УИС было возбуждено 416 уголовных дел, из них коррупционной направленности — 261 дело.  Для сравнения: в 2010 году было возбуждено 356 уголовных дел, а в 2009 году — 270 дел. В 2011 году в суд направлено 121 дело, столько же сотрудников УИС были привлечены к уголовной ответственности. 

При этом необходимо учитывать высоколатентный характер коррупции. Так как объем реальной коррупционной преступности на несколько порядков превышает статистически зафиксированную ее часть. Можно только представить количество осужденных, охваченных такого рода «услугами».

Согласно анкетированию сотрудников УИС и осужденных, проведенному в нескольких регионах нашей страны к.ю.н. В.П. Марковым и С.А. Сивцовым каждый второй сотрудник когда-либо в своей жизни сталкивался с коррупцией, 9 % лично участвовали в коррупционных правоотношениях.

Почти четверть (22%) респондентов из числа осужденных заявили, что им доводилось вступать в коррупционные правоотношения, около 78 % этого никогда не делали. Таким образом, факты коррупции в исправительном учреждении подтвердили 30 % опрошенных как в одной, так и в другой группе.

[7, с. 19]

Большинство коррупционных проявлений, совершаемых на территории исправительного учреждения, как уже говорилось, выражается в передаче запрещенных предметов, которая в основном осуществляется сотрудниками УИС посредством проноса с использованием своего служебного положения. Опасность заключается в том, что данные предметы, запрещенные к проносу на режимную территорию, могут способствовать совершению противоправных действий со стороны осужденных. [8, с. 20]

Еще в 1963 г. доктор ю.н., профессор Н.А. Беляев обратил внимание на необходимость развенчать миф о закономерной неисправимости преступника. Если мы признаем, что у преступления есть причины и условия, способствующие его совершению, то диалектично вытекает вывод о возможности исправления преступника, для чего необходимо прекратить воздействие на него провоцирующих факторов. [9, с. 18]

Однако о каком отсутствии таковых факторов можно говорить в случае, если система ФСИН пронизана коррупцией.

Надо сказать, что чаще всего сотрудники, берущие взятку, даже не задумываются о том, что их действия порождают в сознании осужденных чувство вседозволенности и безнаказанности. Такое поведение некоторых сотрудников УИС оказывает на лиц, отбывающих наказание, не исправительное, а растлевающее воздействие и должно наказываться.

Общественную опасность коррупции в системе ФСИН к.ю.н. С.А. Шатов, к.ю.н. В.М.

Сапогов обосновывают тем, что, используя коррумпированность некоторых сотрудников уголовно-исполнительной системы, осужденные к лишению свободы преступники продолжают взаимодействовать с соучастниками, оставшимися на свободе, незаконно получают условно-досрочное освобождение или «комфортные» условия отбывания наказания. Вследствие этого в общественном сознании может сформироваться мнение о фактической безнаказанности лиц, виновных в совершении преступлений, но имеющих возможность «откупиться». [10, с. 18]

Если осужденный, находясь в системе исполнения наказаний, не только сталкивается с фактами коррупции, но и сам, вовлекаясь в противоправные коррупционные связи, продолжает совершать преступления, нельзя говорить о возможности исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений. Он не прекращает их совершать. [11, с. 18]

Согласно данным начальника управления собственной безопасности ФСИН России Евгения Горошко, размер 70% выявляемых взяток, получаемых сотрудниками Федеральной службы исполнения наказаний, составляет от 1 до 2 тыс.

рублей. Отсюда можно предположить минимальный размер штрафа, назначаемый согласно нынешнему законодательству от 25 000 до 50 000 рублей, который является менее размера заработной платы сотрудника за два месяца.

Так в июле 2013 г. сотрудник ИК-9 УФСИН России по Кировской области передал осужденному запрещенный предмет (сотовый телефон) и получил за это денежное вознаграждение в виде взятки в размере 500 рублей.

Суд назначил ему наказание в виде штрафа в размере 25 тысяч рублей, с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 2 года.

[12] На наш взгляд, подобные штрафы являются незначительными, учитывая общественную опасность подобного вида преступлений.

Что подтверждает необходимость изменения законодательства в сторону ужесточения. В связи, с чем предлагается дополнить ст.

290 УК РФ еще одной частью и изложить ее в следующей редакции: «Деяния, предусмотренные частями первой – третьей настоящей статьи, совершенные должностным лицом органа, исполняющего наказание – наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере пятидесятикратной суммы взятки».

«Те же деяния совершенные: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) с вымогательством взятки; в) в крупном размере, – лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет и со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки».

«Те же деяния, совершенные в особо крупном размере, – лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере семидесятикратной суммы взятки».

Следует отметить, что согласно нынешнему законодательству за пронос наркотических средств или психотропных веществ действия сотрудника квалифицируются как уголовно-наказуемое деяние, ответственность за которое предусмотрена соответствующей статьей УК РФ.

[13] В остальных случаях эти действия обычно квалифицируются как административное правонарушение, так как не всегда удается выявить установить коррупционный аспект совершения данных деяний, доказать, что данное деяние было осуществлено за вознаграждение.

Стремясь уйти от уголовного наказания, сотрудник УИС вполне может обосновать совершение своего противоправного деяния тем, что оно было совершено безвозмездно сугубо из сострадания к осужденному.

Ввиду отсутствия доказательств о встречном предоставлении со стороны осужденного за совершения незаконного действия (бездействия) на такого сотрудника смогут наложить ни что иное, как административный штраф в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

В связи с чем, в УК РФ необходимо выделить норму, регулирующую запрет передачи либо попытки передачи запрещенных предметов любым способом на территорию исправительного учреждения работником ФСИН России. В данном случае нельзя не согласиться с мнением Сивцова С.А.

, что в сравнении со статьей 19.

12 КоАпа РФ [14] существующей на сегодняшний день, это будет более действенной мерой, во-первых, влияющей на уменьшение случаев проноса запрещенных предметов на территорию учреждения; во-вторых, позволяющей сократить количество латентных преступлений; в-третьих, являющейся как превентивной мерой для совершения аналогичных правонарушений и преступлений, так и одним из основных факторов, способствующих сокращению преступлений коррупционной направленности в механизме противодействия коррупционным проявлениям в УИС России. [15, с. 190]

На наш взгляд данные меры способны сократить количество преступлений коррупционной направленность в УИС.

О полной победе над коррупцией речи не идет, но ее нужно загнать в некие рамки, когда она перестанет быть доминирующим элементом социальной и государственной системы. С точки зрения Крюковой Н.И., абсолютная победа над таким злом, как коррупция, невозможна.

Но мы в состоянии ограничить ее масштабы до такой степени, чтобы она не подрывала сами основы существования страны и сложившегося правопорядка. [16]

Литература:

Научный руководитель:

кандидат юридических наук Фещенко Павел Николаевич.

Источник: http://oldconf.neasmo.org.ua/node/2930

Выглядит принудительно: ФСИН взяла курс на трудотерапию для зеков

Наказание сотрудников ФСИН за незначительное правонарушение

Президент России подписал документ, вносящий поправки в ряд законов, касающихся судьбы осужденных за преступления. Нововведения в том числе касаются порядка административного надзора в отношении граждан, отбывающих наказание в виде принудительных работ. «Известия» выяснили у практикующих юристов, что из себя сегодня представляет этот вид санкции.

Пресечь рецидив

Закон призван урегулировать нюансы, связанные с осуществлением административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, а также в отношении тех, кто приговорен к принудительным работам, говорится в справке Государственно-правового управления.

«В частности, устанавливается, что в случае замены неотбытой части наказания в виде лишения свободы принудительными работами срок административного надзора исчисляется со дня отбытия наказания в виде принудительных работ, а в случае осуждения поднадзорного лица к принудительным работам течение срока административного надзора приостанавливается», — сказано в сопроводительном документе.

Также закон расширяет перечень оснований для продления судом административного надзора.

«В соответствии с законом наряду с основаниями, предусмотренными данной статьей, административный надзор также может быть продлен судом в случае осуждения поднадзорного лица к наказанию, не связанному с изоляцией осужденного от общества, или осуждением условно, или с отсрочкой исполнения приговора либо с отсрочкой отбывания наказания, или применения к поднадзорному лицу меры уголовно-правового характера без изоляции от общества», — сообщается на сайте Госдумы.

Также, по новым правилам, бывший заключенный обязан уведомлять полицию о перемене места жительства или пребывания не позднее чем за три рабочих дня до переезда.

Вклад в профилактику

Новые поправки, связанные с принудительными работами, только кажутся рутинными — проблема действительно важная, и каждая деталь этого нового механизма должна быть отточена.

«Революционными их назвать нельзя, законом совершенствуется механизм применяемого надзора, что должно повлечь повышение его эффективности и, как одно из положительных последствий, влечь профилактику повторной преступности», — считает адвокат юридической компании BMS Law Firm Александр Иноядов.

Административный надзор — это наблюдение за освободившимся из мест лишения свободы лицом сотрудниками органов внутренних дел. Этот статус накладывает на недавнего заключенного ряд ограничений.

Например, ему нельзя покидать собственное жилье в определенное время суток (как правило, в ночное время), посещать определенные общественные заведения (ночные клубы, питейные заведения). Также он в обязательном порядке должен докладывать о своих перемещениях.

Освободившимся предписывается регулярно отмечаться в полиции или уголовно-исполнительной инспекции.

задача этой функции силовиков — не допустить повторного совершения преступления со стороны недавнего заключенного. За последние годы накопилось достаточно случаев, когда уголовники совершали новые тяжкие преступления в течение первых дней после освобождения.

Трудовая альтернатива

Принудительные работы появились в УК РФ лишь в 2011 году. Однако реальные приговоры с применением этой санкции начали выносить лишь в 2017 году. К этому моменту ФСИН создала первые специальные исправительные центры в нескольких регионах страны.

Именно за такими учреждениями, как считают специалисты, причем не только отечественные, будущее пенитенциарной системы. В центры, по замыслу авторов реформы, должны направляться люди, совершившие преступления небольшой и средней тяжести, а также «первоходы» по тяжким составам. В учреждениях преступникам этой категории подыскивают работу, если нужно, обучают новой специальности.

Исходя из судебной практики, которая складывается в России, принудительные работы чаще назначаются не как наказание за совершенное преступление, а когда речь идет о замене наказания в виде лишения свободы уже осужденному.

«В случае если заключенный охарактеризовал себя во время отбывания наказания положительно, можно через суд заменить ему часть неотбытого наказания в том числе принудительными работами. Процедура схожа с условно-досрочным освобождением, только в этом случае наказание в виде лишения свободы меняется на менее тяжкое», — поясняет адвокат Ирина Дюбина.

По ее мнению, сегодня применение менее тяжкого наказания к осужденным набирает обороты.

«Я позитивно отношусь к этим переменам, тюрьмы переполнены, как и изоляторы. Причем переполнены людьми, которым там делать нечего. Речь о тех, кто совершил незначительные преступления. Они попадают в криминальную среду. Об исправлении в таких условиях говорить не приходится», — говорит Дюбина.

Слова юриста подтверждают и во ФСИН. Как сообщал замдиректора службы Анатолий Рудый, от заключенных на 2019 год поступали тысячи ходатайств о замене неотбытого наказания принудительными работами.

Система принудительных работ подразумевает решение сразу нескольких проблем — человек при деле, и затраты на его содержание минимальны.

Нередко осужденные в таких условиях приобретают любимую профессию, полезные трудовые навыки и стаж. Работники оплачивают государству расходы на свое питание и услуги ЖКХ, часть заработка остается им.

К слову, заработок составляет не ниже прожиточного минимума.

Изначально, в 2017 году отмечалось, что заполненность исправительных центров (всего их на тот момент было 11) была менее 50%. Но уже в августе текущего года замдиректора тюремного ведомства Валерий Балан сообщил, что центры на грани переполнения.

«Еженедельный прирост составляет до 200 человек. Исправительные центры заполнены на 89,6%, в большинстве из них мест уже нет», — сказал он. Уточним, что на сегодняшний день центров уже 14, также созданы 54 исправительных участка, с общим лимитом 4509 мест.

В обозримом будущем эта программа будет только расширяться.

Как писала «Парламентская газета», с 1 января следующего года осужденные к принудительным работам (наравне с обитателями колоний-поселений) смогут работать на предприятиях региона, где находится учреждение ФСИН.

По мнению законодателей, это даст возможность преступникам возместить материальный ущерб потерпевшим, а предпринимателям сулит прибыль, уже разработан законопроект о налоговых льготах для компаний-партнеров ФСИН, согласных трудоустроить преступников.

Стоит отметить, что, по данным Счетной палаты, в среднем содержание осужденных ежегодно обходится бюджету в 60 млрд рублей.

Проект предусматривает оборудование на предприятиях специальных общежитий. По прогнозам парламентариев, заработок заключенного станет значительно выше — от 16 до 45 тыс. рублей в месяц. Сейчас же заработок внутри уголовно-исполнительной системы куда скромнее — преимущественно это труд с метлой в руках или лопатой.

Социально ориентированный бизнес

Использование труда арестантов для России дело не новое. Каторжные работы, а если быть точнее — ссылка для принудительного труда, начали применяться в стране с конца XVII века.

После революции новая советская власть руками арестантов в сжатый срок создала такой грандиозный объект, как Беломорканал, также заключенные принимали участие в строительстве Байкало-Амурской магистрали и в реализации тысяч других масштабных проектов.

На сегодняшний день доля их вклада в экономику составляет 30 млрд рублей — это стоимость товаров, которые производят осужденные в специализированных предприятиях исправительных учреждений.

Между тем самая распространенная на сегодняшний день в мире цивилизованная модель использования труда заключенных пришла из стран развитого капитализма.

Например, в Германии у частных фирм на территории колоний есть возможность обустроить свое предприятие. Самый распространенный бизнес — слесарный, строительный, пошив одежды, садоводство, столярное дело. Зарплата — около €2 в час.

Во Франции в такой труд вовлечены до 40% заключенных, а их работа оплачивается выше, чем в Германии, в 2–3 раза.

В США дела с трудом арестантов обстоят по-разному, в зависимости от штата. Самая популярная модель — использование труда арестантов частными компаниями. Труд преступников там очень востребован, а иногда превращается в настоящее шоу. Ряд американских звезд успели дополнительно «прославиться», получив за различные правонарушения наказание в виде принудительных работ на пользу общества.

Например, Вайнону Райдер в 2002 году приговорили к 480 часам общественно-полезной работы. Бой Джордж в 2006 году пять суток чистил улицы Манхэттена за ложный вызов полиции и употребление кокаина.

Рэпер Крис Браун, избивший любовницу, в 2009 году полгода очищал стены зданий в штате Вирджиния от граффити, убирал мусор и мыл автомобили. В 2010 году Пэрис Хилтон за эксперименты с наркотиками освоила профессию маляра на стройке.

Рекордсменкой по приговорам за мелкие преступления считается Линдси Лохан — она мыла морги, чистила туалеты, стирала белье.

На востоке практикуют дифференцированный подход к труду арестантов. В Японии чистота, престиж и уровень оплаты выполняемой принудительной работы зависят от преступления, которое совершил заключенный.

Убийца или насильник не сможет заниматься ничем, кроме мытья унитазов, тогда как его сокамерники могут рассчитывать на место гончара, сварщика или мастера по изготовлению сувенирной продукции.

В Израиле трудоустройство в колониях дело добровольное, в колониях действуют отряды рабочих и функционирует центр занятости.

Источник: https://iz.ru/928273/ivan-petrov/vygliadit-prinuditelno-fsin-vziala-kurs-na-trudoterapiiu-dlia-zekov

101Адвокат
Добавить комментарий