Нарушение условий отработки после обучения по целевому договору

Целевое обучение переводят на госзаказ

Нарушение условий отработки после обучения по целевому договору

Госдума поддержала намерение государства обязать студентов, которые получили образование в рамках целевого приема, работать не менее трех лет после выпуска на предприятии—заказчике обучения. Соответствующий законопроект был принят в первом чтении в четверг.

Документ меняет систему штрафов за нарушение условий договора о целевом обучении как для студентов, так и для предприятий. В Российском студенческом союзе полагают, что новая система штрафов «ущемляет права студентов».

В среде работодателей считают, что целевой прием работает некачественно, а «косметические правки законодательства ситуацию не изменят».

Минобрнауки 29 марта представило в Госдуме законопроект, определяющий новые правила целевого приема в вузы.

Речь идет о форме обучения, когда студент учится за счет бюджетных средств по заказу предприятия, а после выпуска обязан отработать на нем предусмотренное договором количество лет.

Сейчас вузы, компании и абитуриенты самостоятельно договариваются о конкретных условиях обучения и последующей отработки. Ежегодно в России по целевому приему проходят обучение около 250 тыс. человек.

Представленные Минобрнауки поправки призваны регламентировать процесс целевого обучения более детально. В частности, ведомство предлагает установить обязательный срок работы на предприятии—заказчике обучения «не менее трех лет». Законопроект также меняет порядок установления квоты приема на целевое обучение.

Теперь перечень специальностей и направлений подготовки будут определять правительство РФ, региональные или муниципальные власти (в зависимости от того, из какого бюджета финансируется обучение студента), исходя из «потребности экономики и состояния рынка труда».

«Эти изменения направлены на проведение приема только по тем специальностям и направлениям подготовки, по которым дефицит кадров не может быть восполнен рынком труда самостоятельно»,— пояснил депутатам на заседании статс-секретарь, заместитель министра образования и науки Павел Зенькович.

Сейчас направления подготовки для целевого обучения определяют вузы и их учредители.

Кроме того, документ увеличивает число заказчиков целевого приема. Теперь участвовать в такой форме обучения сотрудников могут организации, входящие в систему госкорпораций, госкомпаний и их дочерних хозяйственных обществ. «Это позволит включить в число заказчиков организации “Росатома”, “Роскосмоса” и других государственных корпораций и компаний»,— сказал Павел Зенькович.

Изменения касаются также системы штрафов для нарушителей условий договора. Если правила нарушил студент, то он будет обязан в полном объеме возместить заказчику целевого обучения расходы, связанные с предоставлением ему мер социальной поддержки (например, стипендия или оплата жилья).

Действующие нормы федерального закона «Об образовании» обязывают таких студентов возмещать расходы в двойном размере. Такое смягчение должно «повысить привлекательность механизма целевого обучения со стороны граждан», говорится в пояснительной записке к законопроекту. Для компаний штрафные санкции также изменены.

Если раньше предприятие отказывало студенту-целевику в приеме на работу, то оно должно было выплатить ему компенсацию также в двойном размере от затрат на меры социальной поддержки, предоставленные в течение обучения.

Теперь же компания-нарушитель будет обязана выплатить студенту трехкратную величину среднемесячной региональной заработной платы. Дополнительно предусматривается штраф в размере бюджетных расходов на обучение студента, которые должны быть компенсированы нарушителем.

«Самое главное, если договор не исполнен, независимо от того, по вине ли предприятия или по вине гражданина, тот, кто виноват, должен будет возместить государству стоимость обучения и подготовки специалиста за пять лет»,— подчеркнул господин Зенькович.

Изменение механизма штрафов «относительно ущемляет права студентов», считает сопредседатель Российского студенческого союза Василий Михайлов. «Получается несоответствие: если студент нарушил условия договора, он обязан выплатить компенсацию, значительно превышающую сумму, которую обязана возместить организация-нарушитель»,— говорит он.

Вместе с тем господин Михайлов поддерживает включение госкорпораций в перечень возможных заказчиков целевого обучения, «многие студенты хотели бы там работать».

Однако нерешенной остается проблема «несоответствия уровня обещанных работодателем зарплат на момент заключения договоров реальным суммам, которые получает выпускник при трудоустройстве», считает эксперт.

Принятые в первом чтении поправки «необходимы и делают процедуру целевого обучения более прозрачной для всех участников процесса»,— заявил “Ъ” проректор по учебной работе Уральского федерального университета Сергей Князев.

Отвечая на вопрос о возможном злоупотреблении целевым приемом абитуриентами со слабыми результатами, господин Князев сказал, что, «как и все абитуриенты вузов, студенты, претендующие на целевое обучение, могут иметь баллы ЕГЭ разного уровня, но единой для всех является необходимость участия в конкурсных процедурах при поступлении».

По его словам, вузы самостоятельно регулируют минимальные баллы, необходимые для поступления, «тем самым отбирают лучших претендентов».

«В целом целевой набор сейчас работает не очень качественно,— считает председатель комитета по профессиональному образованию и подготовке кадров общественной организации “Деловая Россия” Александр Рудик.

— Например, мне как руководителю предприятия абитуриент Иванов показался неплохим парнем, мы заключили договор на целевое обучение, а на выходе я получил не то, что ожидал. У этого две причины: либо студент плохо учился, либо вуз плохо учил».

Часто целевым обучением пользуются студенты, которые понимают, что на бюджетное место самостоятельно поступить не могут, настаивает господин Рудик.

«В любом случае издержки несет работодатель, который либо должен выплатить компенсацию, либо доучить студента за свой счет, либо взять его “на передержку”»,— говорит он.

Эксперт уверен, что изменить ситуацию могло бы «кардинальное изменение подходов»: от целевого обучения к адресным стипендиальным программам, напрямую с бюджетными средствами не связанными. «Этот подход развивается на Западе и позволяет уменьшить количество случаев, когда студент передумал учиться или плохо справляется. Сейчас основная проблема в том, что работодатели часто не доверяют вузам, а косметические поправки законодательства вряд ли помогут эту проблему решить»,— говорит он.

Поправки к законопроекту ко второму чтению должны быть представлены до 27 апреля 2018 года.

Анна Макеева

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3587652

Целевиков найдут. И накажут?

Нарушение условий отработки после обучения по целевому договору

Депутаты Госдумы РФ намерены обсудить меры наказания нерадивых выпускников вузов. Речь идет о молодых специалистах, которые, отучившись по целевому договору и получив диплом, не желают иметь дело с работодателями, отправившими их учиться.

Соответствующий законопроект вскоре должен пройти первое чтение в нижней палате парламента. Документ гласит, что причины, по которым студент, отучившийся по целевому набору, может отказаться от заранее оговоренной работы, должны быть прописаны в федеральном законе.

Ветер перемен дует из Кирова

В Заксобрании Кировской области, где «родился» проект закона, уверены, что пока эти условия регламентируются самими работодателями, выпускники-целевики и дальше будут от них бегать. Не все же предприятия настолько подкованы, чтобы грамотно составить такой договор.

В новом законе предлагается установить четкий перечень оснований для освобождения гражданина от исполнения обязательства по трудоустройству.

Войти в него должны следующие пункты: наличие заболевания, препятствующего трудоустройству, признание гражданина инвалидом I или II группы, необходимость ухода за больным отцом, матерью, ребенком, предоставление работы не по месту службы супруга-военнослужащего, наличие обстоятельства, не зависящего от воли гражданина.

Отдельным пунктом предусматривается повышение уровня материальной ответственности гражданина при неисполнении своих обязательств в иных случаях — с двукратного возмещения размера расходов, связанных с предоставлением ему мер социальной поддержки, до четырехкратного. «Данная мера основана на том, что нынешняя сумма штрафа не стимулирует граждан к исполнению своих обязанностей по трудоустройству и им выгоднее заплатить этот штраф и, получив образование, трудоустроиться самостоятельно», — поясняют авторы законопроекта.

Это предложение, напомним, не первая попытка ужесточить ответственность слишком хитроумных целевиков. Наказание для них ввел и федеральный закон «Об образовании», действующий с сентября 2013 года.

Согласно ему, если выпускник-целевик не приходит работать на предприятие, с которым вуз заключил контракт, или предприятие отказывает ему в работе, то нарушитель должен в двукратном размере возместить государству все расходы, связанные с предоставлением мер социальной поддержки.

Удачно устроились

С каждым годом целевой набор укрепляет свои позиции в вузах, причем речь идет в том числе о социально значимых специальностях. Так, в 2015 году по этому показателю лидировали медицинские вузы — в них целевики заняли 43% бюджетных мест. На инженерные специальности целевой прием составил около 13% от общего числа бюджетных мест. На педагогические специальности — 10%.

В прошлом году целевая подготовка «добралась» даже до госслужащих. Президент подписал закон, согласно которому органы местного самоуправления будут заключать с желающими получить соответствующее образование специальный договор.

В нем указано, что после обучения служащий должен будет отработать по специальности определенный срок. В каждом договоре он будет устанавливаться индивидуально, но точно не превысит пяти лет.

Право на обучение имеют все совершеннолетние граждане России, кто еще не получал среднее профессиональное или высшее образование за счет бюджетных средств.

Учить госслужащих будут на деньги из местного бюджета. Предполагается, что желающих получить такое образование будет настолько много, что договоры с ними придется заключать на конкурсной основе. Информацию о конкурсе организаторы будут размещать в СМИ не позже чем за месяц до его начала.

А нужен ли закон?

Перечень условий, по которым целевой договор может быть нарушен, действительно должен быть регламентирован на федеральном уровне, уверен Александр Шершуков, секретарь Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).

Правда, вовсе не для того, чтобы студент не обманул работодателя, а чтобы не ущемлялись права самих молодых специалистов.

«В противном случае у работодателей может появиться соблазн составить договор таким образом, чтобы удержать с молодого специалиста неустойку даже в том случае, если он не может прийти работать на предприятие по объективным причинам», — пояснил эксперт.

Впрочем, сами работодатели страдают от происков вчерашних студентов намного чаще. Причем главным образом удар приходится на государственные учреждения образования и здравоохранения.

«Я с большим трудом себе представляю, что эта проблема распространена в частном бизнесе, — отметил Михаил Тарасенко, первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов.

 — Что, скажем, металлургическое предприятие отправило на учебу студента, вложило в его обучение деньги, а после окончания вуза молодой специалист развернулся и демонстративно отказался на этом предприятии работать. Как правило, договоры с целевиками эти предприятия составляют таким образом, что нарушить их без возмещения всех затрат работодателя просто невозможно».

В то же время, по мнению Михаила Тарасенко, для федерального законодательства норма с перечнем условий, по которым можно целевой договор разорвать, выглядит избыточной. «Вносить ее в закон — то же самое, что микроскопом забивать гвозди», — пояснил он.

По словам депутата, перечислять такие условия нужно в ведомственных документах.

А предприятиям и государственным учреждениям стоит более грамотно составлять соответствующие договоры, чтобы убрать оттуда лазейки, которыми могут воспользоваться несостоявшиеся работники.

Не фиксируют побега целевиков и транспортные вузы — 100% молодых специалистов отрасли возвращаются работать на те предприятия, которые отправили их учиться.

«Целевой набор в профильные вузы в нашей сфере составляет до 70%, причем 50% этих детей — выходцы из семей железнодорожников», — подчеркнул Борис Левин, президент Ассоциации вузов транспорта, ректор Московского государственного университета путей сообщения.

При этом, по словам эксперта, семейные традиции — далеко не единственное, что удерживает новоиспеченных железнодорожников от соблазна нарушить договор о целевом обучении. «У нас работодатели ежегодно оплачивают практику студентов на рабочих местах.

В общей сложности за время обучения студента работодатель тратит на него около 300 тысяч рублей», — рассказал Борис Левин. Отказаться работать на этом предприятии без возмещения этих сумм по условиям договора невозможно.

Возьмем, к примеру, государственные университеты путей сообщения Новосибирска, Омска, Иркутска, а также Улан-Удэнский колледж железнодорожного транспорта. Только им в 2015 году Восточно-Сибирская железная дорога за целевую подготовку студентов перечислила более 34,3 млн рублей. Кроме того, свыше 8,6 млн рублей составили выплаты дополнительной стипендии студентам-отличникам.

Врачи и учителя — в первых рядах

Намного острее проблема стоит в учреждениях системы здравоохранения.

«Многие целевики, отправленные на учебу государственными больницами и поликлиниками, действительно впоследствии отказываются устраиваться к ним на работу и уходят в частные клиники, — признала Разиет Натхо, член комитета Госдумы РФ по охране здоровья.

 — Поэтому очень важно, чтобы молодой специалист, отучившийся в вузе на бюджетном месте, но решивший в итоге нарушить целевой договор, нес настолько ощутимую финансовую ответственность, что ему пришлось бы просто отказаться от этой идеи».

Решить проблему необходимо как можно быстрее: несмотря на все предпринимаемые в последнее время меры, дефицит медицинских кадров в стране сохраняется.

«Мало того что медработников отдельных специальностей остро не хватает, так еще ежегодно достигают пенсионного возраста и уходят с работы около 50 тысяч врачей», — отметила Разиет Нахто.

К тому же доля целевиков в вузах, подведомственных Минздраву, будет увеличиваться: если в 2016 году таких студентов в них около 50%, то в планах правительства довести их количество до 90%.

Очередной способ борьбы за кадровую оснащенность государственных больниц и поликлиник в Минздраве уже нашли и недавно обнародовали.

Планируется запретить молодым медикам работать в частных клиниках, не отработав несколько лет в государственных медицинских учреждениях.

Срок, который необходимо будет отработать, в настоящее время обсуждается, но уже известно, что он точно не будет превышать пять лет.

Не «забывают» о целевиках и в Министерстве образования и науки. «Инструменты целевого приема мы активно используем для реализации проекта «Новые кадры для оборонно-промышленного комплекса», — рассказал заместитель министра образования Александр Климов.

 — В рамках проекта подготовки кадров для оборонно-промышленного комплекса обучается свыше 6 тысяч студентов-целевиков».

По словам замминистра, в настоящее время в Минобрнауки разрабатываются поправки в закон об образовании, которые «уточнят работу по целевому обучению» и предпишут обязательную трехлетнюю отработку целевиков на предприятиях, отправивших их учиться.

Источник: https://iz.ru/news/605269

Студентов-целевиков обяжут не менее трёх лет отработать по договору

Нарушение условий отработки после обучения по целевому договору

Учащийся Новосибирского промышленно-энергетического колледжа в лаборатории электроизмерений и метрологии. Евгений Курсков/ТАСС

Абитуриентов, поступающих в институты по целевому набору, лишили сразу двух лазеек: возможности поступить в престижный вуз с низкими баллами по ЕГЭ, а потом увильнуть от обязательной отработки на предприятии, которое пять лет оплачивало обучение.

И то и другое теперь будет караться серьёзными штрафами.

Целевое обучение, согласно закону, подписанному Владимиром Путиным 4 августа, станет регулироваться трёхсторонним договором между абитуриентом, заказчиком обучения и администрацией образовательного учреждения.

Государство тратит деньги, а специалистов нет

Принятые в весеннюю сессию парламентом поправки в Закон «Об образовании» существенно ужесточают механизм целевого обучения. Решение подготовить изменения в кабмине приняли ещё два года назад, по итогам совещания с участием премьер-министра Дмитрия Медведева в Чувашии.

Существующую систему целевого обучения председатель Правительства назвал профанацией: бюджет тратит огромные средства на подготовку студентов, государственные структуры, направляющие целевиков, их не востребуют, а больницы и школы не получают молодых специалистов.

Читайте по теме

Действительно условия целевого приёма позволяли абитуриентам со слабыми знаниями обойти более сильных конкурентов. Для этого выпускнику школы достаточно было заключить договор с «направляющей» организацией, после чего он мог поступать в вуз по специальному конкурсу.

Если, к примеру, проходной балл на престижную специальность — 240 баллов, то абитуриент, у которого на один балл меньше, уже не поступит, а вот «целевика» с 130 баллами зачислят. После защиты диплома выпускник вуза был обязан явиться в организацию, которая направила их на обучение, и заключить трудовой контракт.

На деле возвращались лишь единицы, и никаких санкций для тех, кто уклонился от обязательной отработки, предусмотрено не было.

«Новый закон полностью меняет эту систему и делает её доступной, понятной и прозрачной», — подчеркнула глава Комитета Совета Федерации по образованию, науке и культуре Зинаида Драгункина.

Нужные профессии определит Правительство

С вступлением закона в силу определять список профессий для целевого обучения будет Правительство в соответствии с потребностями экономики. Поэтому выучиться за счёт предприятия-спонсора на экономиста и юриста вряд ли получится — таких специалистов в стране переизбыток, в то время как врачей, учителей, инженеров по-прежнему не хватает.

Новый закон полностью меняет эту систему и делает её доступной, понятной и прозрачной.

Выбить целевое направление на факультет международных отношений школьнику из маленького городка тоже не удастся. Ведь главный принцип целевого обучения — обеспечить регионы необходимыми специалистами.

Именно поэтому разработанный Минобрнауки документ расширяет список заказчиков целевого обучения.

Теперь готовить рабочие кадры за свой счёт могут предприятия оборонно-промышленного комплекса и дочерние компании госкорпораций. 

«Расширение спектра заказчиков, которые могут участвовать в целевом наборе, позволит увеличить количество выпускников, работающих по специальности.

Таким образом, национальная экономика получит дополнительные возможности», — считает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенёв. Читайте по теме

Кроме того, участниками договора о целевом обучении станут не две стороны (абитуриент — будущий работодатель), как раньше, а три. Ей станет вуз, в чьи обязанности входит проверка договора, организация конкурса в пределах квоты целевого приёма и создание условий для успешной подготовки молодого специалиста.

За отчисление штраф, за отказ работать по договору — неустойка

Студентам, обучающимся по договору целевого обучения, новый закон даёт возможность учиться за счёт бюджета и вместе с тем получать социальную поддержку от будущего работодателя. Однако при неисполнении условий контракта платить ему также придётся «по двум счетам».

Вот как эта норма будет реализована на практике. По закону, «целевик» обязуется успешно осваивать образовательную программу. Как он с этим справляется, решит сам заказчик, который теперь имеет право запрашивать данные об успеваемости своего подопечного.

Так что прогул лекций и несданная сессия могут рассматриваться как нарушение контракта со всеми вытекающими отсюда последствиями. В случае отчисления из вуза студент должен будет самостоятельно восстановиться в институте и учиться там уже за свои деньги.

В противном случае ему также грозит штраф.

Расширение спектра заказчиков, которые могут участвовать в целевом наборе, позволит увеличить количество выпускников, работающих по специальности.

После окончания обучения выпускник обязан не менее трёх лет отработать в организации заказчика. В случае неисполнения этого пункта он должен в полном объёме возместить расходы, понесённые заказчиком на социальную поддержку студента.

А вот возмещать средства за получение образования придётся третьей стороне — вузу, который вернёт эти деньги в бюджет.

Дело в том, что закон предусматривает повышение ответственности всех сторон при целевом образовании, причём не только друг перед другом, но и перед бюджетом.

Читайте по теме Ответственность, как уточняет член Комитета Госдумы по образованию и науке Алёна Аршинова, в том числе предусмотрена и для работодателей, которые нередко не выполняют своих обязательств перед выпускниками.

С 2019 года заказчик не сможет отказать целевику в трудоустройстве или устроить его на более низкую, чем указано в договоре, должность. «Речь идёт о взыскании неустойки в размере затраченных на обучение студента средств, если работодатель не исполнил обязательства по трудоустройству», — поясняет Аршинова.

Причём неустойку предприятие будет платить в размере, равном трёхкратной величине среднемесячной зарплаты в субъекте, на территории которого должен быть трудоустроен гражданин.

Абитуриентов 2018 года все эти изменения не коснутся. Но уже в следующем году, как предполагают депутаты и сенаторы, целевое обучение перестанет рассматриваться исключительно как способ хорошо пристроить детей с невысокими знаниями, а в вузах наконец появится конкурс «целевиков», что позволит обеспечить страну высококвалифицированными специалистами.

Источник: https://www.pnp.ru/social/studentov-celevikov-obyazhut-ne-menee-tryokh-let-otrabotat-po-dogovoru.html

Обзор судебной практики по целевому обучению (за январь-февраль 2017 года)

Нарушение условий отработки после обучения по целевому договору

Обзор судебной практики по целевому обучению (за январь-февраль 2017 года)

Практика целевой подготовки с последующим трудоустройством выпускника вуза известна ещё с советских времён. В Федеральном законе от 29 декабря 2012 г.

№ 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» целевому приёму посвящена статья 56, в которой указываются основания целевого приема в вузы, условия и субъекты договора о целевом приеме и договора о целевом обучении, квоты на целевой приём и др.

Вместе с тем, в настоящее время существует большое количество споров в рассматриваемой области, в связи с чем представители Минобрнауки России неоднократно высказались о необходимости совершенствования правового регулирования целевого обучения. Только с начала 2017 года было рассмотрено уже около десятка судебных дел. Подавляющее количество дел касались не верного исполнения, нарушения условий договоров о целевом обучении.

Так, Саратовским областным судом было вынесено Апелляционное определение от 9 февраля 2017 г. по делу № 33-984, где в качестве истца выступало следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Саратовской области (далее – СУ СК России по Саратовской области) с требованием к К. о взыскании затрат на обучение.

Между СУ СК России по Саратовской области, Саратовской государственной академией права и К. был заключен договор о специальной подготовке студента в Институте прокуратуры РФ Саратовской академии с последующим трудоустройством К. в органы Следственного комитета при прокуратуре РФ, по условиям которого К. после окончания обучения обязана отработать по месту назначения не менее 5 лет.

Ответчик возражала, ссылаясь на условия договора, в соответствии с которыми СУ СК России по Саратовской области обязано трудоустроить студента, успешно прошедшего итоговую аттестацию и получившего документ об образовании, в органы Следственного комитета при прокуратуре РФ, назначив на оперативную должность, и предоставить работу, соответствующую уровню и профилю его профессионального образования.

Суд решил дело в пользу ответчика, посчитав, что СУ СК России по Саратовской области надлежащим образом не выполнило обязанность по трудоустройству выпускника.

Доводы истца о том, что законом не предусмотрен порядок извещения студента о наличии вакансий, а информация о вакантной должности была размещена на сайте следственного управления (однако К.

документы для участия в конкурсе не подавала), признаны несостоятельными.

Похожее дело о взыскании затрат на обучение явилось предметом рассмотрения Свердловского областного суда (Апелляционное определение от 17 января 2017 г. по делу № 33-243/2017(33-23037/2016).

Однако, акцент в обосновании решения в пользу ответчика – выпускника вуза был сделан на пропуске истцом срока исковой давности в силу неправильного применения к спорным правоотношениям норм гражданского, а не трудового законодательства.

Между истцом – Следственным управлением по Кировской области, ответчиком Л.

и ФГБОУ ВО “Уральский государственный юридический университет” был заключен договор о специальной подготовке студента в Институте прокуратуры в составе Уральской юридической академии с последующим трудоустройством в органы прокуратуры РФ, по условиям которого образовательное учреждение обязалось обеспечить целевую специальную подготовку ответчика прокурорско-следственной направленности сверх государственного стандарта, начиная с первого курса, а истец трудоустроить ответчика после получения диплома о высшем образовании. В свою очередь, ответчик обязался пройти обучение, а после его завершения отработать в Управлении не менее 5 лет, а также возместить расходы, понесенные на целевую подготовку в случае неисполнения взятых на себя обязательств. После окончания образовательного учреждения Л. к работе в Управлении не приступил.

Разрешая спор, суд пришел к правильному выводу о том, что к возникшим между сторонами отношениям подлежат применению нормы трудового законодательства, в связи с чем при пропуске истцом срока обращения в суд, предусмотренного ч.

2 ст.

392 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент спорных правоотношений) с требованием о возмещении расходов, связанных с ученичеством, имеются безусловные основания для отказа в его удовлетворении.

При этом, суд дал надлежащую оценку правовой позиции истца о том, что договор о специальной подготовке студента носит гражданско-правовой характер и возникшие из них отношения подлежат регулированию нормами гражданского права (ст. ст. 309, 310 ГК РФ), которую признал несостоятельной, поскольку их применение к трудовым отношениям противоречит положениям ст.

5 ТК РФ, согласно которым регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений (ч. 2 ст.

1, ст. 15 ТК РФ) осуществляется трудовым законодательством, иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права.

Не согласился суд первой инстанции и с доводами истца о том, что ответчик на момент заключения договора не состоял в трудовых (служебных) отношениях с Управлением, в связи с чем к правоотношениям сторон должны применяться нормы гражданского законодательства, а не трудового, которые признал основанными на неверном толковании норм материального права, в том числе ст. 198 ТК РФ, согласно которой работодатель имеет право заключать ученический договор, как с работником данной организации, так и с лицом, ищущим работу, а также положений ст. 205 ТК РФ, предусматривающих распространение на учеников трудового законодательства, включая законодательство об охране труда. Заключенный между сторонами договор и вытекающие из него обязательства, в том числе, обязанность ответчика возместить расходы на его обучение, основаны на положениях гл. 32 ТК РФ “Ученический договор” (ст. ст. 198 – 208).

В силу ч. 2 ст.

392 ТК РФ (в редакции, действовавшей на момент спорных правоотношений) работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба. Если работодатель пропустил срок для обращения в суд, суд вправе отказать в иске.

Также проблемой становится не только не желание выпускника устраиваться в организацию, оплатившую обучение, но и непредоставление указанной организацией должности, соответствующей полученной выпускником квалификации. Подобный спор явился предметом судебного разбирательства в Санкт-Петербургском городском суде (Апелляционное определение от 25 января 2017 г. N 33-2232/2016).

ОАО “РЖД” обратилось в Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга с иском к З.

о взыскании денежных средств за обучение, процентов за пользование чужими денежными средствами и судебных расходов, ссылаясь в обоснование требований на то обстоятельство, что ответчик не выполнил принятых на себя обязательств по договору о целевой подготовке специалиста с высшим профессиональным образованием по специальности “Строительство железных дорог, путь и путевое хозяйство”, по условиям которого РЖД взяло на себя обязательства возмещать затраты на целевую подготовку, а З. взял на себя обязательство овладеть предусмотренными образовательным стандартом знаниями, проработать в подразделении РЖД в течение 5 лет после окончания Университета. В результате, З. был расторг трудовой договор с РЖД ранее, чем прошло 5 лет, таким образом он не выполнил взятые на себя обязательства.

Вместе с тем, суд выявил, что истцом – ОАО «РЖД» не представлено доказательств обоснованной необходимости и исключительности для направления ответчика исполнять обязанности по рабочей, а не квалифицированной должности, в течение 2-х лет и 9 месяцев. При указанных обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что ответчиком З. были выполнены требования ученического договора, однако ответчиком не было предложено работы по соответствующей должности,

Поскольку невозможность трудиться связана с бездействием ОАО “РЖД”, не предоставившего ответчику для работы должность, соответствующую полученной в Университете квалификации, то судебная коллегия пришла к выводу о том, что расторжение трудового договора преждевременно вызвано уважительными причинами,. Таким образом, в удовлетворении исковых требований ОАО “РЖД” к З. о взыскании денежных средств, затраченных на обучение, а также требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами и судебных расходов отказано.

Споры в отношении целевой подготовки связаны также с неопределенностью или отсутствием некоторых условий договоров, заключаемых между будущим студентом и организацией – будущим работодателем. В качестве примера такого дела можно привести Апелляционное определение Московского городского суда от 10 февраля 2017 г. по делу № 33-5465/2017.

Выпускник Университета, в обоснование исковых требований о взыскании с ОАО «РЖД» денежных средств, указал, что в соответствии с договором от 31.08.2007 г.

Московское отделение Октябрьской железной дороги, являющееся филиалом ОАО “РЖД”, обязалось оплатить его обучение в Петербургском государственном университете путей сообщения.

Однако, обучение на 5-м курсе он оплатил самостоятельно, в противном случае его бы отчислили. Направленные им ответчику претензии о возврате денежных средств были оставлены без ответа.

Не принимая в качестве допустимого доказательства представленный истцом договор о целевой подготовке специалиста с высшим (средним) профессиональным образованием, между Университетом, ОАО “РЖД” и выпускником, суд обоснованно указал на то, что заключенный между ними договор не содержит даты его заключения и не подписан исполнителем. Дополнительное соглашение к договору, которым определена стоимость обучения также не было принято судом в качестве допустимого доказательства, поскольку указанное соглашение не подписано заказчиком – Московским отделением Октябрьской железной дороги филиала ОАО “РЖД”. Отклоняя довод истца о том, что ответчик в письмах гарантировал оплату за его обучение, суд первой инстанции исходил из того, что обязательства сторон по договору на даты направления писем были прекращены.

Утверждение истца о том, что в связи с нахождением в академическом отпуске срок действия договора был продлен, судебная коллегия нашла необоснованным по следующим основаниям. Статья 708 ГК РФ предусматривает, что в договоре подряда указывается начальный и конечный сроки выполнения работы.

Предусматривалось, что договор вступает в силу со дня поступления оплаты на расчетный счет исполнителя и действует в течение всего срока обучения.

Дополнительное соглашение к договору об изменении срока обучения истца, ввиду академического отпуска, лица, подписавшие указанный договор, не заключали.

Целевая подготовка в некоторых случаях имеет сходство с повышением квалификации. Тем не менее, данные институты являются совершенно разными по своей правовой природе и имеют разные правовые последствия.

Так, Ставропольским краевым судом вынесено Апелляционное определение от 7 февраля 2017 г. по делу № 33-1049/2017, суть которого в следующем.

ООО “Центр доктора Бубновского на КМВ” подал иск в отношении П., который являлся работником Центра, и прошел обучение на специальном курсе по профилактике и лечению заболеваний костно-мышечной системы человека по методу Бубновского. Впоследствии П. уволился без уважительных причин до срока, который был должен отработать после обучения, не возместив затрат на обучение.

Возражая против заявленных требований, ответчик сослался на то, что ученический договор с ним не заключался, а направление ответчика для прослушивания семинаров по методу Бубновского является необходимым условием осуществления истцом соответствующей деятельности.

После прослушивания семинаров первой и второй ступени, какая-либо профессия, специальность или квалификация им не получалась, дипломы государственного образца, подтверждающие возникновение у него новой профессии, образования, либо специальности ему не выдавались. Присутствие П.

на обучающих мероприятиях носило характер повышения квалификации, которая оплачивается за счет работодателя, и не подлежит взысканию с работника.

Суд согласился с ответчиком, указав, что в соответствии со ст.

196 Трудового кодекса Российской Федерации, регулирующей права и обязанности работодателя по подготовке и дополнительному профессиональному образованию работников необходимость подготовки работников (профессиональное образование и профессиональное обучение) и дополнительного профессионального образования для собственных нужд определяет работодатель. В отличие от профессионального обучения и переобучения, повышение квалификации определяется как обучение той же профессии, без перемены этим работником трудовой деятельности, направлено на совершенствование профессиональных знаний, умений и навыков, обновление теоретических и практических знаний специалистов. Повышение квалификации работника оплачивается за счет работодателя и не может служить предметом ученического договора.

Селиверстова Ольга Игоревна, к.ю.н, старший научный сотрудник ФГБНУ «ФЦОЗ»

© О.И.Селиверстова, ФГБНУ «ФЦОЗ»

Возврат к списку

Источник: http://www.lexed.ru/obrazovatelnoe-pravo/analitika/obzory/detail.php?ELEMENT_ID=6376

Сколько заплатить, чтобы не отрабатывать? Вопросы о распределении

Нарушение условий отработки после обучения по целевому договору

Выпускник может сам найти работу и принести заявку от компании — принять или отклонить ее может комиссия, которая подыскивает для выпускников рабочие места.

Распределение проходит за несколько месяцев до окончания обучения студента в вузе, и его результаты зачастую оказываются плачевными для молодых специалистов: одни вынуждены на два года поселиться в глухой деревне, другие — выполнять работу, которая не по душе. Sputnik отвечает на все вопросы о распределении студентов.

Кого касается распределение

Отработка обязательна для всех выпускников-бюджетников дневного отделения, отучившихся за государственный счет более половины срока. Работающих по специальности “заочников” и “вечерников” не распределяют.

На протяжении всего времени отработки новоиспеченные работники имеют статус молодых специалистов и могут претендовать на ряд льгот.

Сколько времени отрабатывать распределение

Распределение начинается вместе с первым официальным днем работы. Если, только получив диплом, бюджетник поступил в магистратуру, по окончании ему предстоит отработать по распределению два года.

Если дипломированный сотрудник отработал по распределению один год и решил поступить в магистратуру, ему предстоит вернуться к отработке после обучения. Те, кто за государственный счет отучился в аспирантуре, должны отработать два года, в докторантуре — один год.

Юрлица или ИП, обучающие специалистов за свой счет, самостоятельно определяют срок обязательной отработки и фиксируют его в договоре. А “целевикам” предстоит отработать не менее пяти лет.

Как перераспределиться и кто может это сделать

Перераспределиться могут все бюджетники, имеющие определенные льготы: семейные, инвалиды, беременные женщины и другие. В различных случаях поводом перераспределиться могут послужить:

  • взаимная договоренность всех сторон перевести нового специалиста на работу в другую организацию;
  • ликвидация компании нанимателя, сокращение штата сотрудников;
  • нарушение работодателем условий трудового договора или законодательства;
  • неявка нового работника к нанимателю на протяжении четырех месяцев по состоянию здоровья (кроме отпуска по беременности и родам).

Чтобы перераспределиться, нужно подать в свой вуз соответствующее заявление и документы, аргументирующие такую необходимость.

Если новое рабочее место по специальности не найдется, а у самого выпускника будут основания не возмещать государству долг за обучение, он может получить справку о самостоятельном трудоустройстве.

При наличии таковой он прекратит попадать в категорию молодых специалистов и, соответственно, лишится ряда льгот.

Куда распределяют студентов и как на это повлиять

Выпускник может сам найти работу и принести заявку от компании. А принять или отклонить ее может комиссия, которая по общим правилам занимается поиском будущих мест работы, исходя из вакансий и заявок.

Повлиять на выбор комиссией города для распределения могут определенные обстоятельства (при наличии возможности):

  • мужу и жене, проходящим распределение одновременно, предоставляют работу в одном городе;
  • мужу, жена которого (и наоборот) постоянно живет и трудится Беларуси, будущее место работы определяют по месту жительства и работы второй половины;
  • для беременных женщин, матерей и отцов с детьми до трех лет стараются подыскать вакансии по их желанию и по месту жительства;
  • детям-сиротам и тем, кто остался без родительской опеки, дают работу в локациях, где размещено закрепленное за ними жилье (или там, где они стоят в очереди на него).

Решение принимают при выпускниках с помощью открытого ания, предварительно получив рекомендации вуза и изучив успеваемость, участие в научно-исследовательской деятельности и общественной жизни университета, компании, где студент проходил практику. Обращают внимание также на здоровье и семейное положение.

Наличие собственной недвижимости в конкретном городе — не основание и, соответственно, не гарантия распределения именно туда. Однако чаще комиссия учитывает факт его наличия и может найти вакансию в локации, где будущему работнику гарантировано жилье.

Кстати, выпускник не может требовать от работодателя предоставления жилья или материальной помощи, связанной с его арендой: такие условия — личная инициатива работодателя.

Что засчитывается в срок распределения

В срок распределения при желании молодого специалиста могут засчитать время военной службы по призыву, службы в резерве и в иных воинских формированиях страны, а также декретный отпуск до трехлетия ребенка.

К слову, работа на пониженной ставке (при условии обоюдного согласия работника и нанимателя) полноценно засчитывается в период отработки и может быть обусловлена разными причинами.

Сколько нужно заплатить, чтобы не распределяться

Категорически не желая работать по распределению, можно возместить государству средства, потраченные на его обучение. Конкретную сумму подсчитывает вуз. Оплатить придется затраты на обучение, не возмещая при этом стипендию и расходы на бесплатное питание и предоставление комнаты в общежитии.

Сумма возмещения превышает стоимость всего срока обучения в вузах. К примеру, студенты, поступившие в 2016 году в БГУ, решив отказаться от распределения, будут вынуждены заплатить около 25 тысяч рублей. Некоторых освобождают от уплаты долга: детей, оставшихся без попечения родителей, и детей-сирот, инвалидов I или II группы, беременных.

Источник: https://sputnik.by/society/20180131/1033357251/skolko-zaplatit-chtoby-ne-otrabatyvat-voprosy-o-raspredelenii.html

101Адвокат
Добавить комментарий