Не отобрали ли уже участок?

Если за 3 года на участке не построить дом, ваши сотки могут отобрать

Не отобрали ли уже участок?
В России должно стать меньше заброшенных земель — неиспользуемых пашен, “замороженных” участков, выделенных под стройку в городах. А также зарастающих сорняками земель на территории садоводческих товариществ, — пишет Российская газета.

Сейчас готовится сразу несколько проектов законов по этому поводу. В Госдуму были внесены предложения, которые в 5 раз увеличивают налоги для неиспользуемых сельхозземель.

А минэкономразвития подготовило поправки в Гражданский и Земельный кодексы, где прописывается процедура принудительного изъятия земли у частников при их ненадлежащем использовании.

Причем в этом случае речь идет не только о сельскохозяйственных землях, но и участках, выделенных под строительство и стоящих неосвоенными больше трех лет. Либо когда собственник разворачивает на участке деятельность, нарушающую установленный вид разрешенного использования, опасную для жизни или здоровья человека, окружающей среды.

Изъять землю смогут в тех случаях, когда есть опасность для сохранения плодородия почв, памятников истории и культуры. Такие участки принудительно выставят на торги. Вырученные деньги вернут собственнику. Правила будут касаться и садоводов-дачников.

Владельцы соседних участков, как садовое товарищество в целом, никакими преференциями при покупке изъятых земель пользоваться не будут.

О масштабе проблемы заброшенных земель судить сложно. Точной статистики здесь нет, рассказал “РГ” председатель комитета по предпринимательству в сфере экономики недвижимости Торгово-промышленной палаты Олег Скуфинский.

Но косвенно о ней судить можно. “В прошлом году Росреестр провел около 400 тысяч проверок, из которых практически в половине случаев было выявлено нецелевое использование земли”, — сообщил он.

А по словам председателя Общероссийской общественной организации садоводов Андрея Туманова, даже в Подмосковье есть места, где около 80 процентов участков заброшены и не используются. Тревогу бьют и местные власти, рассказал “РГ” знакомый с историей появления проекта закона чиновник. Особенно волнуются власти мегаполисов.

Причем они были недовольны не только той ситуацией, когда участок стоит “замороженным”, но и когда владельцы нарушают правила застройки, проекты планировки территорий. То есть, попросту говоря, явно портят внешний вид городов.

По большому счету, изъять неиспользованный участок можно и сейчас. Но на практике такие случаи единичны. Проблема в том, что, например, забрать землю у застройщика можно только в том случае, если она не используется для строительства или иных целей вообще.

А вот если ее используют, нарушая условия выделения, можно только выдать предписание и обязать владельца “заморозить” объект. Вот и получается, что вроде бы и экологически вредное производство не работает, но и с пользой земля не работает.

А городу или поселку она может быть нужна.

Впрочем, на самые радикальные предложения по изъятию пока не пошли. В проекте закона предусмотрено, что принудительно выставлять на торги участки под застройку можно в тех случаях, когда одновременно нарушены правила землепользования, а деятельность на нем опасна для жизни, здоровья и окружающей среды, рассказал “РГ” директор департамента недвижимости минэкономразвития Андрей Ивакин.

А вот у экспертов мнения относительно изъятия земли разошлись. Это слишком жесткий вариант, считает Олег Скуфинский. “Самые эффективные меры воздействия в этой ситуации — штрафы и повышение налогов.

Непонятно также — как определять “степень неиспользования участка”, — поделился он сомнениями с “РГ”. В то же время председатель Всероссийской организации садоводов Андрей Туманов считает, что изъятие земли — абсолютно нормальная практика.

“То же самое, — рассказал он “РГ”, — существовало и во времена СССР, однако я не припомню случая, чтобы участок был изъят — слишком сложная процедура”.

Впрочем, неясные вопросы, говорят эксперты, все равно остаются. До конца их проект закона не решает. Как быть, например, если участок приобретен под индивидуальное жилищное строительство и за 3 года на нем был возведен только фундамент, считается ли, что земля используется не по назначению? Если дом построен, но зарегистрировать его не успели — участок тоже следует изъять?

По проекту закона, единственное “послабление”, которое может ждать нерадивых собственников, заключается в том, что в трехлетний срок не включается время, в течение которого земельный участок не мог быть использован по назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование. Также не считается и срок необходимого освоения земельного участка, который не может составлять более двух лет.

При этом если, допустим, сосед хочет приобрести неиспользуемый по соседству участок, первоочередного права на его покупку не будет, уверен эксперт. “Земля продается за долги. А право преимущественного выкупа работает только в случае продажи участка или доли в нем, причем участок долгами не обременен и не изъят из обращения”.

Источник: https://www.amic.ru/news/229946/

Минобороны против крымских дач: военные через суд хотят отобрать землю у севастопольцев

Не отобрали ли уже участок?

Павел Аксенов, Давид Аксельрод специально для Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Sergei Malgao/TASS Image caption Российские военные во время репетиции парада на военном аэродроме Кача

В Нахимовском районном суде Севастополя в аннексированном Крыму находится несколько десятков исков от российского минобороны, которое требует изъять у жителей города дачные участки. Первые два иска суд уже рассмотрел – и встал на сторону жителей. Впереди новые разбирательства.

В конце июля Нахимовский районный суд отказался удовлетворить требования министерства обороны России и изъять два земельных участка у двух жителей города – членов кооператива “Арзу” в поселке Кача.

Российское ведомство в своих исковых требованиях настаивало, что жители города незаконно получили в пользование и впоследствии приватизировали землю, расположенную в границах военного городка К-1.

Суд встал на сторону жителей, решив, что юридическая служба минобороны не смогла подтвердить действующие границы этого городка. И, соответственно, доказать, что спорные земельные участки находятся внутри этих границ.

Минобороны планирует подать апелляцию на это решение в городской суд Севастополя, говорит адвокат членов кооператива Алина Бородулина.

Суть спора

В начале 2015 года российский губернатор Севастополя Сергей Меняйло (занимал этот пост до июля 2016 года) подписал распоряжение №195-РП. Им он передал в собственность российского минобороны 275 имущественных комплексов, принадлежащих городу.

До аннексии Крыма Россией на части земель, входящих в этот перечень, были созданы дачные кооперативы, построены жилые дома и торговые центры, которые сегодня оказались под угрозой сноса. В настоящее время российское военное ведомство массово выдвигает исковые требования, пытаясь изъять землю и имущество у гражданских лиц.

Почему так вышло? После развала Советского Союза перед Украиной и Россией остро встал вопрос раздела Черноморского флота СССР и, в частности, его имущественного комплекса. Тогда президенты России и Украины Борис Ельцин и Леонид Кравчук договорились о решении этой проблемы.

При Украине министерство обороны России арендовало множество земельных участков вместе с недвижимым имуществом, необходимым для нормального функционирования военных подразделений, вспоминает севастопольский общественный активист, офицер ЧФ СССР в отставке Григорий Донец. Однако, по его словам, не все из арендуемых участков эффективно использовались по назначению, некоторые из них пустовали.

“При Украине и земли минобороны, и совершенно уникальные военные объекты пришли в запустение. Они никому не были нужны”, – рассказал Донец Русской службе Би-би-си.

Некоторые участки среди тех, что до 1991 года находились в ведении минобороны СССР, при Украине были выделены в пользование физическим лицам, которые их впоследствии приватизировали. Таким образом, по мнению Донца, сложилась коллизия, когда украинские документы закрепляют за гражданами право собственности, а распоряжение российского губернатора передает эти земли военному ведомству.

История одного поселка

История поселка Кача, расположенного в северной части Нахимовского района Севастополя, непрерывно связана с военными. Собственно, сам населенный пункт образовался вокруг Севастопольской офицерской школы авиации, созданной в 1910 году. С того времени в Каче действует военный аэродром постоянного базирования частей вооруженных сил России.

https://www.youtube.com/watch?v=Ij8u4J8EzA8

В Советском Союзе министерству обороны принадлежали обширные земли на территории поселка, которые в 1990-х годах не использовались.

На части этих земель в середине нулевых был образован дачно-строительный кооператив “Арзу”. Он был основан стихийно, признаются местные жители.

Люди, в основном военные отставники, начали возделывать землю на пустыре и заниматься огородничеством.

Так продолжалось несколько лет, после чего у них возникло желание оформить земельные участки в пользование с правом дальнейшей приватизации, говорит Сергей Хайбуллин, полковник вооруженных сил России, вышедший в запас в 2012 году.

Его семье принадлежит один из участков в поселке Кача, в отношении которого минобороны выдвинуло исковые требования.

К оформлению земли, утверждает Хайбуллин, будущие члены кооператива подошли “по-военному”: организованно и со всей серьезностью.

“До оформления земли у нас тут были только огороды. Мы приняли решение, что даже фундамент дома не начнем закладывать, пока не уладим все вопросы с документами”, – говорит офицер.

В итоге в 2007 году земля была передана в пользование кооперативу решением Качинского поселкового совета. Спустя год многие из членов кооператива прошли процедуру приватизации земли.

“В 2014 году мы решили на всякий случай получить еще и российские правоустанавливающие документы. Никаких претензий к нам и тогда не было. Да их и не могло быть”, – вспоминает Хайбуллин.

Однако претензии к кооперативу все-таки возникли. Как утверждают представители юридической службы минобороны России, земли “Арзу” находятся на территории военного городка К-1. Земли военного города К-1, в числе прочих, был передан военным распоряжением экс-губернатора Сергея Меняйло (в приложении к документу он стоит под номером 263).

Судебные тяжбы Хайбуллина начнутся в конце августа. Насколько они растянутся, никому не известно, прогнозировать решение он также не берется.

Он сетует, что как отставной офицер не может найти рационального объяснения поведению военных.

Хайбуллин предполагает, что, если бы флоту были важны эти земельные участки, они еще в середине нулевых помешали бы оформить на них право собственности или публично озвучили свою позицию.

“Еще тогда, оформляя землю, мы прошли ряд экспертиз. В одном из заключений черным по белому написано: участок не относится к землям обороны”, – подытожил полковник запаса.

Украинское законодательство, считают в минобороны, было нарушено еще при первичном выделении земельных участков. По словам источника в российском военном ведомстве, поселковый совет Качи не имел права распоряжаться этой землей.

“По украинскому законодательству, землей мог распоряжаться либо городской совет [Севастополя], либо [Севастопольская] городская государственная администрация. У поселковых советов таких полномочий не было”, – настаивает собеседник в минобороны.

В одном из исковых заявлений, копия которого есть в распоряжении Русской службы Би-би-си, военные апеллируют к украинско-российскому межправительственному соглашению, регламентировавшему пребывание Черноморского флота России на территории Украины до аннексии Крыма.

Согласно приложению 2 этого соглашения, утверждают юристы минобороны, военный городок К-1 был передан им в пользование, после чего произошло незаконное отчуждение земли в пользу третьих лиц с последующим незаконным оформлением на этот участок иных имущественных прав.

Судебные тонкости

Адвокат членов кооператива “Арзу” Алина Бородулина не согласна с позицией своих процессуальных оппонентов. По ее словам, представители минобороны не смогли представить суду документы, подтверждающие актуальные границы городка К-1, и это, по ее словам, не единственный пробел в позиции военных.

“Для подтверждения права пользования конкретным земельным участком у Черноморского флота должен быть договор аренды между ними и фондом госимущества Украины. Такого договора нет”, – говорит Бородулина.

Подтверждая границы военного городка К-1, военные ссылаются на документы инвентаризации земель военных частей качинского гарнизона от 1994 года. Но, по мнению адвоката, они также не являются надлежащим доказательством.

“Нет никаких доказательств, что эти документы легли в основу межправительственного соглашения России и Украины, на которое ссылается флот. Ведь в этом соглашении указан лишь аэродром постоянного базирования в Каче с прилегающими территориями. Какими? Не уточнено”, – добавила Бородулина.

Русская служба Би-би-си отправила запросы в министерство обороны России и правительство Севастополя, ожидает ответа.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-49393638

Горькая история о потере земли, в которой на одной чаше весов безденежье, а на другой — закон – Недвижимость Onliner

Не отобрали ли уже участок?

История Валерия Ивановича Камейко заставила переполошиться всю деревню Камейки. Неслыханное дело: пенсионер — уроженец этих мест лишился земли, которая была у него в частной собственности на протяжении многих лет. И все из-за того, что не успел возвести дом в отведенные сроки.

Семья и знакомые пожилого мужчины уверены, что с ним поступили несправедливо: мол, кое-как и кое-что он все-таки построил. В сельисполкоме же считают, что времени на все про все у собственника было предостаточно, а закон един для всех.

В одной из самых исторически болезненных для белорусов драм — потери земли — разбирался Onliner.by.

Несмотря на то, что он уже давно перебрался в город, Валерий Иванович не отделяет себя от деревни Камейки. Да и как тут забыть про родные места, если даже фамилия почти такая же, как и название села.

Правда, казавшийся непрерывным круговорот город — деревня — город однажды все-таки прервался: совершенно неожиданно для троих братьев и сестер умирающая мать завещала дом и большой участок (около сорока соток) четвертой дочери.

Та от наследства не отказывалась, поделиться не предложила и стала полновластной хозяйкой. Остальные родственники обиделись, и визиты по выходным и на лето прекратились.

Выход из казавшейся неразрешимой ситуации, когда и на малую родину тянет, и ехать некуда, нашелся: рядом с бывшим домом матери располагался пустующий надел земли. Заявление на получение 15 соток и написал Валерий Камейко.

— Участок мне сначала выделили в качестве дачного, а в 2010 году он был оформлен уже в собственность, правда, с оговоркой «для строительства и обслуживания одноквартирного жилого дома». Ни о каких аукционах тогда и речи не велось, дали землю в сельисполкоме — и все, — вспоминает, как начался «феодальный» этап жизни, Валерий Иванович.

Однако к возведению дома, как того требует закон, мужчина в течение первого года не приступил. Помешало отсутствие денег и шаткое здоровье: астматик, инвалид второй группы не смог с ходу «впрячься» в стройку. Бдительный сельисполком это заметил и подал документы в суд. Прозвучал первый звоночек.

— Участок у нас уже пытались забрать — в 2011-м, — не скрывает дочь Валерия Ивановича Екатерина. — Мы знали, что должны строиться, но просто-напросто не было возможности. Поэтому, когда сельисполком подал в суд, пришлось срочно что-то решать. Одолжили средства и начали работы: нашли строителей, залили фундамент, завезли на участок блоки. В итоге сельисполком свой иск отозвал.

Так закончился первый этап строительства дома. А дальше вмешался человеческий фактор.

— Потом я очень сильно болел, лежал в больнице, мне сделали операцию.

Была только одна цель — выжить, поэтому участок и строительство пришлось отодвинуть на второй, если не третий план, — продолжает разговор пенсионер.

— За то время, пока мы не появлялись в деревне, бо́льшую часть блоков разворовали. Когда я приехал в следующий раз, чтобы посадить деревья и поставить забор, ахнул: от стройматериалов почти ничего не осталось.

Стал просто приглядывать за участком: обкашивал пару раз в год и собирал деньги, чтобы продолжить строительство. Потом возникла идея перевезти старый дом из деревни в Копыльском районе и наконец развязаться с обязательствами.

Купил тот сруб, но потом, когда посчитал, во сколько обойдется разобрать его, перевезти за 140 километров и собрать на новом месте, стало понятно, что выгоднее строить с нуля.

Тот дом так и стоит на своем месте, его тоже растаскивают по частям.

— Самое любопытное, что больше никаких претензий нам никто не предъявлял, — дополняет Екатерина.

— Наоборот, когда папа появлялся в исполкоме и делился своими планами, говорил, что хочет перевезти дом, его успокаивали: не торопитесь, не спешите, мы согласны на такой вариант.

Где-то в 2013 году папа сделал документы на строительство, в которых было указано, где и что будет возведено, конечно же, с привязкой к старому фундаменту. Дом получался небольшой, 6×6 метров, но мы решили брать не в ширину, а в высоту — сделать два или три этажа.

С тех пор и вплоть до 2016 года ни устных, ни письменных претензий мы не получали. Думали, что местное руководство вошло в наше положение: время непростое, папа давно не работает по состоянию здоровья, у меня маленький ребенок, строиться финансово очень тяжело.

А потом грянул гром. В апреле 2016 года из сельисполкома пришло письмо: начинайте строительство, иначе все может плохо закончиться.

— Папа сразу же поехал в сельсовет, чтобы рассказать, что он действительно собирается строиться, и показать все документы. Вроде бы все уладилось, нас поняли. Начали срочно искать строителей. Само собой, в разгар сезона это не так просто: кто-то уже на объектах, кто-то обещал другим заказчикам. Еле нашли нормальную бригаду.

Уже реально собираемся начинать работы, как в мае приходит повестка уже в суд. Опять едем в сельсовет, но разминаемся с председателем. Из телефонного разговора с ней поняли, что шансы на то, что участок останется у нас, примерно 50 на 50: специалисты будут смотреть, как продвигается работа, — передает суть разговора Екатерина.

Камейко срочно берутся за молчавшую почти шесть лет стройку: опустошают свою копилку и одалживают деньги, выписывают бригаду, заказывают стройматериалы согласно списку, который составили строители. Еще до начала работ выясняется, что старый фундамент, в который когда-то вложили около $4000, для желаемого дома не годится — его надо укреплять и «наращивать».

— В первую очередь строители взялись за фундамент, в итоге он вышел 110 сантиметров глубиной и 110 сантиметров высотой, — вспоминает Екатерина. — Но работа все время сопровождалась проблемами: сначала у строителей были какие-то личные трудности, а потом начались бури. Посмотрите на прогноз погоды прошлого года — сплошные дожди и бури.

Строиться в такую погоду невозможно. Но это же не наша вина, повлиять на это мы никак не могли! А класть на незастывший фундамент блоки только для видимости — глупость: мы же хотим получить в результате хороший дом, а не абы что. В итоге возвести дом за лето нам не удалось, даже несмотря на то, что сменили несколько бригад строителей.

— Когда настало время суда, папа поехал в Червень один: мы были уверены, что все разрешится благополучно, так как очевидно, что работы начаты и продвигаются. О том, чтобы нанимать адвоката, даже не думали, — понимает свою ошибку Екатерина.

Заслушав стороны, которые озвучили ровно противоположные мнения, суд принимает решение выехать на место и своими глазами увидеть, что же происходит в Камейках.

По словам Екатерины, ровно в день суда строители должны были начать возводить стены, но на участке они так и не появились, сославшись на личные трудности.

Несмотря на «выросший» фундамент и хранящиеся неподалеку блоки, суд приходит к выводу, что к строительству семья Камейко не приступила и участок надо изъять.

— Мы были в шоке от такого решения, — в один голос говорят Валерий Иванович и Екатерина. — 10 августа поехали в Червенский исполком искать правду. Объяснили свою ситуацию, но там заверили, правда, устно: стройтесь, если сделаете, то в суде будет все хорошо.

Более того, прозвучала фраза: мол, если вы все-таки проиграете дело, то выплатим компенсацию за стройматериалы.

Мы, окрыленные, нанимаем других строителей, но буквально через день рабочие звонят нам и говорят, что к ним приехали из местного исполкома и говорят, будто предпринимать что-либо бессмысленно, так как все придется разрушать: участок будет изъят по суду и в дальнейшем, возможно, продан на аукционе.

1 сентября было еще одно заседание суда. Адвокат, которого наняли, давала 80%, что дело мы выиграем, так как есть документы на то, что еще в начале лета фундамент переделывался и были закуплены стройматериалы.

О каком неначатом строительстве может идти речь?! Но по мере рассмотрения дела это все как-то отошло на второй план. А председатель выдвинула новую претензию: дом начали возводить не на том месте, где было разрешено. Но, простите, это же отмеряли строители, а не мы.

Как мы будем разбираться — там, не там? То есть этому фундаменту столько лет, а все молчали…

Были упреки и в том, что участок не огорожен. Но сзади участки в деревне не огорожены ни у кого, по бокам забор есть, а спереди разобрали, чтобы машины могли проехать.

— Как дом может быть построен не на том месте?! — не понимает новых порядков Валерий Иванович. — В деревне люди всегда строили там, где хотели и могли. А тут непонятные претензии.

— Я на суде показала фотографии: стены уже стоят, дело движется, — продолжает Екатерина. — Судья сама несколько раз предлагала истцу отказаться от претензий, но сельисполком ни в какую. Мы снова проиграли. А в декабре пришло письмо: снести дом до 15 января, — сокрушается молодая мама.

Сейчас Камейко подали надзорную жалобу в областной суд и, разуверившись в том, что земля может остаться за ними, мысленно считают свои материальные потери. Спешная летняя стройка проела изрядную дыру в бюджете — около $5000, к этой сумме добавляются еще $4000, уплаченные шесть лет назад.

— Как так — возьми и снеси? Что за несправедливость? Это наши родные места, здесь я провела все детство, Камейки нам дороги! Мы никогда не хотели продать этот участок. Тут полно родственников, это родина, причем я говорю это без всякого пафоса. Мы готовы сделать все, чтобы нам вернули участок, — переживает Екатерина.

— Был бы я здоровый, махнул бы рукой — да и все, — говорит Валерий Иванович. — Но я инвалид, мне тяжело, да и внуков поднимать надо. Хотелось спокойно, потихоньку построить дом и на старости лет в нем жить. А получается вот так.

Хоть бы кто подсказал, что можно написать в сельисполком официальную бумагу и попросить отсрочку. Но нет же, все до последнего молчали, а потом сразу иск в суд. Да в конце концов, у нас на момент подачи иска стоял фундамент, а они говорят, что строительство даже не начато.

К тому же мы не одни такие в деревне, у кого-то долгострой, но вопросы почему-то только к нам.

Источник: https://realt.onliner.by/2017/02/10/zakon-4

За что у россиян могут начать изымать земельные участки

Не отобрали ли уже участок?

Земельные участки с некошенной травой, заваленные мусором, могут начать изымать у собственников за нарушение пожарной безопасности. Такой законопроект подготовило Минэкономразвития. Разбираемся в инициативе и рассказываем, как соблюдать пожарную безопасность у себя на даче.

ТАСС/Максим Стулов/Ведомости

Почему могут отобрать землю

Минэкономразвития разработало поправки в Земельный и Гражданский кодексы РФ, благодаря которым у нарушителей правил пожарной безопасности могут начать изымать земельные участки. Под нарушениями в том числе подразумеваются случаи, когда участок зарос сорняками или там скапливается большое количество мусора. Полный список оснований для изъятия представят в специальном акте правительства.

Сначала владельцу или арендатору выдадут предписание об устранении нарушений. Если в течение шести месяцев собственник не одумается, то вопрос об изъятии участка будет решаться через суд. Затем землю продадут на открытых торгах по рыночной стоимости, а полученные деньги отдадут владельцу, но уже за вычетом расходов на подготовку и проведение аукционов.

Однако забрать не смогут участки, находящиеся в ипотеке, а также земли, владелец которых проходит процедуру банкротства.

Поправки разработали в связи с президентским указом “О мерах по ликвидации последствий природных пожаров на территории Забайкальского края”. В результате апрельских природных пожаров в Забайкальском крае сотни человек лишились имущества.

Травмы и ожоги получили более 30 человек. Врио губернатора Забайкалья причиной пожаров назвал человеческий фактор.

Согласно постановлению правительства, собственники или арендаторы земельных участков уже обязаны производить регулярную уборку мусора и покос травы.

В противном случае они могут получить штраф.

портал мэра и правительства Москвы

Безопасность для всех или избыточная мера?

Независимый эксперт по пожарной безопасности Денис Себенцов рассказал Москве 24, что горючий мусор и сухая трава на участке действительно могут стать причиной серьезного пожара.

“Если кто-то на своем участке возвел строение, за ним не ухаживает, не стрижет высокую траву, камыши или лопухи, если потом все это высохнет и полыхнет, то могут сгореть не только соседние постройки, но и весь поселок”, – пояснил он.

Другие жители поселков, садовых товариществ, деревень будут чувствовать себя более защищенными, потому что основная причина пожаров – это человеческая безответственность.

Денис Себенцов

независимый эксперт по пожарной безопасности

Однако, по его словам, должностные лица исполнительной власти не должны злоупотреблять этой возможностью по изъятию земель у нарушителей.

“Уполномоченные органы должны выявить собственника, сообщить об этом нарушении, о котором он, может быть, и не знает, дать срок на исправление нарушения, а потом в целях коллективной безопасности всего населенного пункта можно применить такую меру”, – добавил эксперт.

В свою очередь, ведущий эксперт Фонда пожарной безопасности Константин Кузнецов считает, что изымать за нарушения участки нет необходимости.

Наличие на территории земельного участка сухой травы и горючего мусора, безусловно, пожарную обстановку не улучшает, глупо это оспаривать. Но если мы говорим о наличии фантика или прошлогодней травы, то лишать собственника этой земли – избыточная мера.

Константин Кузнецов

ведущий эксперт Фонда пожарной безопасности

Однако адвокат и ведущий специалист по земельному праву Сергей Шугаев считает, что механизмы изъятия земельных участков необходимы, чтобы пресекать нарушения в законодательстве.

“Есть многочисленные случаи, когда дачные участки используются как свалки. Люди пропускают туда машины с мусором, берут деньги за это, их хоть штрафуют, но это не помогает. Также эти кучи мусора могут быть пожароопасными, поэтому изымать участки все-таки надо”, – считает он.

При этом, по его словам, окончательное решение все равно будет принимать суд.

“Собственник должен иметь право защищаться перед независимым арбитром и иметь возможность исправить нарушения. Ведь суд необязательно изымет землю, так как он оценивает все обстоятельства. Может быть, человек заболел и не мог следить за участком. Такая система будет справедливой, баланс будет соблюден”, – подчеркнул Шугаев.

Адвокат добавил, что подобный механизм сейчас действует при изъятии сельхозземель. По его словам, муниципалитеты могут изымать участки, если они используются не по назначению.

ТАСС/Игорь Акимов/Интерпресс

Простые правила

Эксперты по пожарной безопасности рассказали Москве 24, какие правила необходимо соблюдать на дачном или садовом участке, чтобы уберечься от пожара.

По словам независимого эксперта по пожарной безопасности Дениса Себенцова, на дачном участке опасно жечь костры и сваливать сухую траву. Кроме того, нужно соблюдать правила противопожарных разрывов. Их величина зависит от типа постройки и материалов, из которых она изготовлена.

Противопожарные разрывы – это расстояние между соседними зданиями и постройками. Например, если загорится сарай, а он построен вблизи дома, то огонь быстро перекинется на соседнее здание, и обе постройки могут моментально сгореть.

Денис Себенцов

независимый эксперт по пожарной безопасности

Кроме того, в пожароопасный сезон на участке необходимо иметь емкость с водой, а в дачном домике – огнетушитель.

Ведущий эксперт Фонда пожарной безопасности Константин Кузнецов добавил, что стоит соблюдать правила хранения горючих материалов, которые нельзя держать в жилом помещении.

Помимо этого, на дачном участке нельзя складировать горючий мусор. По его словам, в горючем мусоре выделяется три пожароопасные группы. Первая – это пожароопасные пластики, которые практически все поддерживают горение. Вторая – остатки тары из-под воспламеняемых и горючих жидкостей: банки из-под краски, бутылки из-под растворителя.

Остатки этих веществ могут создавать концентрации с очень низкой точкой воспламенения. Достаточно в кучу банок из-под краски бросить окурок, чтобы мог произойти не только пожар, но и взрыв из-за накопления летучих веществ.

Константин Кузнецов

ведущий эксперт Фонда пожарной безопасности

Третья группа – это неутилизированные автомобильные покрышки, так как резина горит с чрезвычайно большим выбросом энергии и очень трудно поддается тушению, подметил эксперт.

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/18062019/155701

Изъятие земельных участков у граждан: новый порядок – новые проблемы?

Не отобрали ли уже участок?

В некоторых случаях принадлежащий гражданину земельный участок может быть изъят для государственных или муниципальных нужд.

Речь идет о ситуациях, когда именно в месте нахождения участка необходимо, например, проложить трассу федерального или регионального значения или протянуть линии электропередач (ст. 49 Земельного кодекса РФ).

При этом государство обязано возместить собственнику изымаемого участка его рыночную стоимость, понесенные убытки и упущенную выгоду. 

1 апреля вступил в силу закон, в котором содержатся изменения существующего ранее порядка изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд (Федеральный закон от 31 декабря 2014 г. № 499-ФЗ).

Если прежде в Земельном кодексе РФ было всего несколько норм, определяющих процедуру изъятия земельных участков, то теперь в нем появилась целая глава, посвященная данному вопросу (гл. VII.1 Земельного кодекса РФ).

Государство аккумулировало опыт изъятия земельных участков, полученный при застройке Новой Москвы, организации Олимпиады в Сочи и подготовке к саммиту АТЭС во Владивостоке.

Для реализации этих проектов принимались отдельные законы, устанавливающие особый, упрощенный порядок изъятия земель.

Теперь этот опыт распространен на всех участников земельных отношений, и, например, при строительстве высокоскоростной магистрали Москва-Казань и развитии транспортной инфраструктуры к Чемпионату мира по футболу 2018 года будут применяться только нормы Земельного кодекса РФ.

Основания изъятия земельного участка 

ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Ознакомиться с внесенными изменениями в Земельный кодекс РФ можно в системе ГАРАНТ. Для этого откройте кодекс, затем на панели инструментов выберите “Изменения в документе”, а в нем – “Обзор изменений”.

Как и до поправок, решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд может быть принято федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов федерации или органами местного самоуправления (п. 3 ст. 279 ГК РФ).

Но с 1 апреля в Земельном кодексе РФ появилась новелла – теперь данные органы могут принять решение об изъятии не только по своей инициативе, но и по ходатайству субъектов естественных монополий, недропользователей и иных организаций (п. 4 ст. 56.3 Земельного кодекса РФ). Перечень таких организаций впоследствии будет определен Правительством РФ.

При этом ходатайствующая организация должна оплатить все расходы по кадастровым работам и выплате возмещения за изымаемую недвижимость, что позволит сэкономить бюджетные средства (п. 1 ст. 56.7 Земельного кодекса РФ). Эта поправка вызывает у экспертов опасения.

Так, специалист по недвижимости и земельным отношениям юридической фирмы “Тимофеев/Черепнов/Калашников” Мария Горина опасается, что нововведение может привести к смещению баланса интересов с граждан в сторону крупных компаний, в собственность которых перейдет земельный участок, и ущемить интересы правообладателей.

Это действительно может произойти, поскольку перечень оснований для отказа в удовлетворении ходатайства носит формальный характер (отсутствие схемы расположения участка, обращение к органу, который не уполномочен решать этот вопрос и т. п.) и при этом является закрытым (п. 9 ст. 56.4 Земельного кодекса РФ).

Выявление правообладателей изымаемого земельного участка 

Изъятие земельного участка начинается с выявления лиц, которым он принадлежит.

Для этих целей орган, принимающий решение об изъятии, направляет запрос в Росреестр, а если такой запрос не дал результатов – в архивы, органы государственной власти, органы местного самоуправления, в распоряжении которых могут находиться указанные сведения, а также предполагаемым правообладателям изымаемых земельных участков.

Помимо этого, поиски собственников изымаемых участков ведутся посредствам размещения сообщений на своем официальном сайте и на городских информационных щитах не менее, чем за 60 дней до принятия решения об изъятии (ст. 56.5 Земельного кодекса РФ).

Партнер юридической фирмы “АВЕЛАН” Сергей Казинец замечает, что законом не определены последствия игнорирования госорганом своей обязанности сделать запросы о розыске собственников изымаемого участка.

“Есть вероятность, что подобные нарушения не будут рассматриваться как безусловное основание для признания недействительным решения об изъятии”, – предполагает Сергей Казинец. Скорее всего, в этом случае будет действовать общее правило: владельцы земли, которые не были выявлены до ее изъятия, смогут потребовать только компенсации за участок за счет средств бюджета или за счет средств организации, которой он был передан. Возможность возврата земли при этом исключена (п. 11 ст. 56.5 Земельного кодекса РФ).

Если правообладатели изымаемой недвижимости не были выявлены, уполномоченный орган должен обратиться в суд с заявлением о признании права собственности Российской Федерации, субъекта федерации или муниципального образования на объекты недвижимого имущества, расположенные на изымаемых земельных участках (п. 10 ст. 56.5 Земельного кодекса РФ).

Юрист девелоперской компании “Сити-XXI век” Василий Шарапов предупреждает, что у граждан, чьи участки были оформлены в собственность до 1998 года [года вступления в силу Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”. – Ред.], могут возникнуть проблемы.

“Сведения по таким объектам в государственных реестрах не значатся, поэтому выявить правообладателей этих участков будет сложно. Исключение составляют лишь земельные участки, собственники которых сами заявили о них в Росреестр (например, если такая недвижимость была объектом сделок, требующих совершения акта государственной регистрации).

В случаях, если правообладатели участков так и не будут найдены, новое законодательство предоставляет властям возможность признать право публичной собственности на такую недвижимость в судебном порядке.

После удовлетворения искового требования мы получим юридический казус – на одну недвижимую вещь будут претендовать два собственника”, – рассуждает Василий Шарапов.

Все эксперты портала ГАРАНТ.РУ сошлись во мнении, что собственникам земли, права на которую были оформлены до 1998 года, стоит проверить наличие сведений о праве на земельный участок в ЕГРП. Для этого гражданин может направить запрос в Росреестр о правах на имеющиеся у него объекты недвижимости.

Сделать это можно лично, через представителя, почтовым направлением (в этом случае подпись заявителя и верность копий прилагаемых документов должны быть удостоверены нотариально), через Единый портал госуслуг или многофункциональный центр, а также путем заполнения формы на сайте Росреестра. В последнем случае за запрос необходимо будет заплатить 250 руб.

, во всех остальных – от 500 (если запрос охватывает один округ) до 1500 руб. (51 и более округов) (приказ Минэкономразвития России от 16 декабря 2010 г. № 650, приказ Минэкономразвития России от 15 февраля 2012 г. № 58).

Ответ ведомство должно дать в течение пяти рабочих дней с момента поступления запроса – причем как в виде бумажного документа, так и в электронной форме по выбору гражданина, о чем необходимо указать в запросе (п. 2, п. 3 ст. 7 Федерального закона от 21 июля 1997 г.

№ 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”, Порядок предоставления сведений, содержащихся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, посредством обеспечения доступа к информационному ресурсу, содержащему сведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним).

Если регистрация прав по каким-либо причинам затруднительна, необходимо регулярно изучать официальный сайт своего муниципалитета, на котором размещаются документы территориального планирования и проекты планировки территории, а также сайт региона.

При своевременном получении информации о предстоящем изъятии правообладатель сможет в срок подать заявление об учете прав на земельные участки (подп. 4 п. 5 ст. 56.

5 Земельного кодекса РФ), а также оспорить в дальнейшем действия властей, если это понадобится.

Решение об изъятии земельного участка 

После установления всех лиц, имеющих права на изымаемый земельный участок, уполномоченный орган исполнительной власти или орган местного самоуправления принимает решение об изъятии. В нем должны быть указаны изымаемые земельные участки, расположенные на них объекты недвижимости, а также цель изъятия и реквизиты документов, в соответствии с которыми оно осуществляется (п. 4 ст. 56.

6 Земельного кодекса РФ). Если решение об изъятии принимается на основании ходатайства, указывается также организация, его подавшая.

В течение 10 дней после принятия решения об изъятии уполномоченный орган доводит его до сведения заинтересованных лиц: размещает на своем официальном сайте и в печатных СМИ, направляет копию в Росреестр, правообладателям изымаемой недвижимости и в организацию, подавшую ходатайство об изъятии (п. 10 ст. 56.6 Земельного кодекса РФ).

Правообладатель изымаемой недвижимости считается уведомленным о принятом решении об изъятии со дня получения его копии, со дня возврата отправителю заказного письма, или со дня направления письма на электронную почту (а если нет сведений о месте его проживания или адресе “электронки” – то со дня опубликования решения об изъятии).

Решение об изъятии действует в течение трех лет со дня его принятия и может быть обжаловано в суд (п. 13-14 ст. 56.6 Земельного кодекса РФ).

Цена изъятого земельного участка 

На материальное возмещение при изъятии земельных участков могут претендовать не только их собственники, но и правообладатели, владеющим такими землями на правах аренды, безвозмездного пользования, постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного (наследуемого) владения (п. 3 ст. 56.8 Земельного кодекса РФ).

Выкупная цена изымаемого земельного участка определяется по результатам проведенной оценки (Федеральный закон от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации”).

При этом возмещению подлежит не только стоимость участка, но и убытки, а также упущенная выгода.

В случае, если одновременно с изъятием земельных участков осуществляется изъятие расположенных на них объектов недвижимого имущества, в размер возмещения включается рыночная стоимость этих объектов.

При определении размера возмещения не подлежат учету объекты недвижимого имущества и их неотделимые улучшения, расположенные на изымаемом земельном участке и произведенные вопреки разрешенному использованию или условиям договора. Кроме того, стоимость объектов, строительство которых начато после уведомления об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд, также не будет возмещена (п. 2, п. 8 ст. 56.8 Земельного кодекса РФ).

Размер возмещения определяется не позднее чем за 60 дней до направления правообладателю земельного участка соглашения об изъятии недвижимости. 

Соглашение об изъятии недвижимости 

Соглашение об изъятии недвижимости заключается с каждым правообладателем земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимого имущества.

Если лицу принадлежат земельный участок и расположенный на нем объект недвижимого имущества, соглашение об изъятии недвижимости заключается в отношении всех принадлежащих данному лицу и подлежащих изъятию объектов недвижимого имущества (п. 2 ст. 56.9 Земельного кодекса РФ).

При наличии согласия лиц, у которых изымаются земельные участки и расположенные на них объекты недвижимого имущества, в соглашении об изъятии недвижимости может быть предусмотрено предоставление им земельных участков или иных объектов недвижимости взамен изымаемых. К таким отношениям применяются правила гражданского законодательства о мене.

Проект соглашения об изъятии недвижимости направляется для подписания лицу, у которого изымаются земельные участки и расположенные на них объекты недвижимости (п. 2 ст. 56.10 Земельного кодекса РФ).

Собственник изымаемой недвижимости подписывает соглашение об изъятии недвижимости и направляет его в уполномоченный орган, принявший решение об изъятии, либо в организацию, которая ходатайствовала об изъятии (п. 8 ст. 56.10 Земельного кодекса РФ).

Если же владелец земли не согласен с условиями соглашения, он может отказаться от его подписания или представить альтернативные предложения. К предложениям об изменении размера возмещения должны быть приложены обосновывающие это изменение документы.

Например, это может быть договор купли-продажи, в котором содержатся сведения о цене, если участок был приобретен недавно. А коммерческий директор холдинга Кирилл Упатов советует в подобных ситуациях проводить независимую оценку стоимости земли и прикладывать к предложениям ее результаты.

Партнер компании “Найдем Адвоката” Снежана Мальфанова напоминает, что правообладатель проводит такую экспертизу самостоятельно и за собственный счет.

Если уполномоченный орган согласится с этими доводами, размер возмещения может быть увеличен – правда, если изъятие проводится по ходатайству организации, орган должен будет согласовать это изменение с ней (п. 11 ст. 56.10 Земельного кодекса РФ).

В случае, если правообладатель изымаемой недвижимости не подписывает проект соглашения об изъятии более 90 дней со дня его получения, уполномоченный орган вправе обратиться в суд с иском о принудительном изъятии земельного участка и расположенных на нем объектов недвижимости (п. 10 ст. 56.10 Земельного кодекса РФ).

Рассмотрев представленные сторонами доводы, суд решит, проводить принудительное изъятие участка или нет. Напомним, ранее собственник должен был быть уведомлен о предстоящем изъятии участка не менее чем за год. В новой редакции Земельного кодекса РФ это правило отсутствует.

Таким образом, с 1 апреля срок изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд сократился в четыре раза.

Безусловно, теперь масштабные проекты будут реализовываться быстрее. Однако эксперты подчеркивают, что в результате поправок баланс интересов сместился в сторону государства.

“Граждане и ранее сталкивались с изъятием как с неким фактом, с которым уже нельзя ничего нельзя сделать.

С упрощением процедуры и уменьшением сроков согласования положение собственников может стать еще хуже”, – предостерегает Сергей Казинец.

***

В настоящее время практика изъятия земель по новым правилам еще не сложилась, однако редакция портала ГАРАНТ.РУ будет следить за ее развитием.

Источник: http://www.garant.ru/article/621824/

101Адвокат
Добавить комментарий