Не предоставляется аудиопротокол судебного заседания

протоколам необходимо дать высший приоритет

Не предоставляется аудиопротокол судебного заседания

21.01.2019 20:15:00

Судебный департамент при Верховном суде показал адвокатам светлое будущее

Проблема технической поддержки аудиопротоколов в российских судах в целом уже решена. Фото с сайта www.sudrf.ru

Судебный департамент при Верховном суде (ВС) разработал правила аудиопротокола судебных заседаний. В документе говорится, что запись обязательно должна вестись на всех открытых слушаниях. По словам адвокатов, это позволяет забыть о наиболее распространенном нарушении – переписывании стенограмм процессов. Однако часть экспертов все-таки опасаются, что при правоприменении будут найдены какие-то лазейки.

Суддепартамент подготовил поправки в инструкцию по делопроизводству в райсудах. В них говорится, что аудиозапись должна присутствовать на всех заседаниях первой и апелляционной инстанций (по уголовным, гражданским и административным делам), а также на предварительных слушаниях. Исключением, понятно, будут закрытые процессы.

Копии протокола и записей выдаются по письменному ходатайству участников разбирательств и за их счет. Для сторон предусмотрено от трех до пяти дней для сравнения протокола со звуковым файлом и подачи своих замечаний.

«Введение обязательной аудиозаписи судебных заседаний, если оно действительно состоится – это важнейшее решение многолетней хронической проблемы изготовления судами протоколов, не соответствующих ходу и содержанию судебных заседаний», – заявил «НГ» советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Нвер Гаспарян.

По его словам, в настоящий момент обязательной аудиозаписи в судах нет.

Ту аудиозапись, которую ведет сторона защиты, суды не принимают в качестве доказательства, а протокол судебного заседания, как известно, изготавливается судьей и его секретарем, что часто вызывает подозрение в преследовании собственных процессуальных интересов. Конечно, участники процесса могут подать свои замечания на протокол, но судья может их отклонить.

По словам руководителя уголовной практики юридической компании BMS Law Firm Александра Иноядова, отсутствие аудиозаписи затрудняет обжалование процессуальных нарушений. Эксперт подчеркнул, что внесение таких изменений косвенно подтвердило наличие проблемы, которую судейские прежде отрицали.

«Судебные юристы зачастую сталкиваются с ситуациями, когда заседание, длящееся больше часа, помещается на один бумажный лист – в сжатом изложении работника аппарата суда», – посетовала доцент департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при правительстве РФ Наталья Залюбовская.

По ее словам, нередки случаи, когда в нескольких параллельно идущих связанных между собой судебных делах недобросовестная сторона дает противоречащие друг другу показания – судом они принимаются, но в полной мере не зафиксированы в протоколе, что сводит практически к нулю возможность выявить эти противоречия.

Многие суды, особенно в регионах, отказываются вести аудиопротокол, ссылаясь на техническую невозможность, «хотя руководство судебного аппарата еще несколько лет назад заявило о том, что практически все суды оснащены звукозаписывающим оборудованием».

«Вступление в силу поправок будет способствовать повышению уровня прозрачности судебного заседания и исключит возможность искажения в протоколе фактов, имеющих существенное значение для дела», – считает Залюбовская.

Член президентского Совета по правам человека (СПЧ), советник юрфирмы «ЮСТ» Игорь Пастухов напомнил, что внедрение в судах аудиопротоколирования было предусмотрено еще федеральной целевой программой «Развитие судебной системы на 2006–2012 годы», однако процессуальное законодательство рассматривало его ведение лишь как право председательствующего.

По словам Пастухова, несмотря на надежду на данное нововведение, есть и опасения, связанные с его реализацией: «Допустим, может возникнуть ситуация, когда замечания на протокол судебного заседания не будут удовлетворяться со ссылкой на наличие аудиопротоколирования, а при вынесении приговоров суды могут отказаться ссылаться на сведения, зафиксированные при аудиопротоколировании, но не отраженные в протоколе судебного заседания. Ведь в ст. 83 УПК в качестве источника доказательств указывается именно протокол судебного заседания, а формулировка нынешних поправок – в ст. 259 УПК, вступающих в силу с ноября 2019 года, указывает на протокол в письменной форме и на аудиопротоколирование как на разные сущности».

По мнению эксперта, целесообразней было бы воспроизвести в процессуальных кодексах положение о приоритете аудиопротоколирования, как это существует в Арбитражно-процессуальном кодексе. Там говорится, что протокол в письменной форме является лишь «дополнительным средством фиксирования» хода судебного заседания.

«Такой подход позволит избежать подачи сторонами подавляющего большинства замечаний на протоколы судебных заседаний, соответственно снимет достаточно большую часть нагрузки и на судей по рассмотрению таких замечаний.

Но при этом позволит судам использовать в судебных актах именно то, что было сказано в судебных заседаниях, а не то, что было понято и запомнено сотрудниками аппарата суда при подготовке протоколов в письменной форме», – пояснил собеседник «НГ».     

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-01-21/3_7487_protokol.html

Порядок ознакомления с делом и снятия копий с материалов дела

Не предоставляется аудиопротокол судебного заседания
Информация для граждан » Порядок ознакомления с делом и снятия копий с материалов дела

Порядок ознакомления с материалами дела лиц, участвующих в деле

Судебные дела выдаются для ознакомления по письменному заявлению лиц, участвующих в деле. Рекомендуемая форма заявления об ознакомлении с делом/материалом (форма № 62).

Работник аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) при выдаче судебного дела для ознакомления в помещении судебного участка проверяет наличие письменного заявления с соответствующей резолюцией мирового судьи и следующих документов:

а) у обвиняемых, подсудимых, осужденных, оправданных, лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевших, сторон по делу, третьих лиц, законных представителей по уголовным, гражданским делам и делам об административных правонарушениях, заявителей и других заинтересованных лиц по административным делам, гражданских истцов, ответчиков по уголовным делам – документа, удостоверяющего личность, а у их представителей, защитников – также доверенности, оформленной в соответствии с требованиями законодательства;

б) у адвокатов, выступающих по уголовным, гражданским делам и делам об административных правонарушениях, – ордера соответствующего адвокатского образования и удостоверения личности и (или) удостоверения адвоката;

в) у других заинтересованных лиц, выступающих по уголовным, гражданским, административным делам, делам об административных правонарушениях, – документов, удостоверяющих личность и полномочия;

г) у прокуроров – служебного удостоверения;

д) у иных должностных лиц при наличии законного основания – мотивированного письменного запроса.

Заявление об ознакомлении подшивается в дело, а в случае предъявления доверенности к делу приобщается также ее копия.

Ознакомление с делами (иными материалами) должно проходить в помещении судебного участка в присутствии уполномоченного на то работника аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) в условиях, которые исключают изъятие, повреждение, уничтожение материалов дел, а также внесение в них исправлений и дописок, передачу их другому лицу.

Об ознакомлении с судебным делом ставится отметка в справочном листе.

После ознакомления с судебным делом (иными материалами) работник аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) в присутствии лица, которое ознакомилось, проверяет состояние дела и наличие всех документов в нем, делает отметку в заявлении об ознакомлении о том, что дело возвращено. В случае если после возвращения дела работником аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) выявлено изъятие, повреждение материалов дел, а также внесение в них исправлений и дописок, об этом незамедлительно сообщается мировому судье.

Инструкция по судебному делопроизводству
на судебном участке мирового судьи

Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

пункты 15.1, 15.2.

Порядок ознакомления с протоколом судебного заседания и аудиозаписью судебного заседания

Протокол судебного заседания по уголовным делам должен быть изготовлен и подписан в течение трех суток со дня окончания судебного заседания (ч. 6 ст. 259 УПК РФ).

По гражданским делам протокол судебного заседания должен быть составлен и подписан не позднее трех дней после его окончания, протокол отдельного процессуального действия – не позднее следующего дня после дня его совершения (ч. 3 ст. 230 ГПК РФ).

Об использовании технических средств для фиксирования хода судебного заседания в протоколе судебного заседания делается отметка, а соответствующие носители информации (один электронный носитель информации по каждому делу отдельно) приобщаются к материалам дела (протоколу судебного заседания).

По уголовным делам, при наличии письменного ходатайства сторон, иных участников судебного разбирательства об ознакомлении с протоколом судебного заседания, возможность ознакомления должна быть обеспечена в течение трех суток со дня получения ходатайства. Копия протокола изготавливается по письменному ходатайству участника судебного разбирательства и за его счет (ч.  8 ст. 259 УПК РФ).

Лица, участвующие в гражданском деле, их представители вправе ознакомиться с протоколом судебного заседания и подать на него замечания в письменной форме в течение пяти дней со дня его подписания.

Ознакомление лиц, участвующих в деле, с аудиозаписью судебного заседания, приобщенной к протоколу судебного заседания, осуществляется по их письменному заявлению в указанном выше порядке, предусмотренном для ознакомления с материалами дела.

Ознакомление вышеперечисленных лиц с аудиозаписью судебного заседания осуществляется в специально оборудованном для этой цели помещении судебного участка, строго в присутствии уполномоченного на то работника аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей). Указанным лицам предоставляется возможность прослушивания соответствующей аудиозаписи с использованием необходимых технических средств.

Право на снятие копии аудиозаписи судебного заседания с использованием технических средств предоставлено обвиняемым, подсудимым, осужденным, оправданным, их защитникам и представителям, потерпевшим, (гражданскому истцу, его представителю – в части копий процессуальных решений, относящихся к предъявленному им гражданскому иску, гражданскому ответчику и его представителю – в части материалов уголовного дела, которые касаются гражданского иска, сторонам и иным лицам, участвующим в гражданском деле, а также их представителям, лицам, участвующим в административном деле.

Изготовление и выдача копии аудиозаписи судебного заседания осуществляется по письменному заявлению лиц, участвующих в деле, их представителей (сторон, иных участников судебного разбирательства) и за их счет с разрешения мирового судьи.

На письменном заявлении мировой судья, в производстве которого находится (или находилось) судебное дело, а при его отсутствии – мировой судья, на которого возложено исполнение обязанностей отсутствующего мирового судьи, делает соответствующую отметку о поручении работнику аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) изготовить и выдать копию аудиозаписи судебного заседания. Рекомендуемая форма заявления о выдаче копии аудиозаписи судебного заседания (форма № 68).  

Копия аудиозаписи судебного заседания может быть изготовлена на оптическом диске или ином материальном носителе информации уполномоченным работником аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) только после подачи соответствующего заявления и при наличии соответствующей отметки мирового судьи, в производстве которого находится (или находилось) судебное дело, а при его отсутствии – мирового судьи, на которого возложено исполнение обязанностей отсутствующего мирового судьи.

Уплата государственной пошлины для изготовления копии аудиозаписи судебного заседания действующим законодательством не предусмотрена.

Изготовление копии аудиозаписи осуществляется на материальном носителе информации (флеш-карта, диск CD-R, DVD и другие носители информации, техническая возможность записи на которые имеется на судебном участке). Представленные на судебный участок материальные носители информации не должны содержать какую-либо информацию.

В целях безопасности перед записью аудиопротокола судебного заседания представленный на судебный участок материальный носитель может быть отформатирован уполномоченным работником аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей), ответственным за изготовление и выдачу копии аудиозаписи, с предварительным уведомлением лица, подавшего соответствующее заявление.

Запись аудиофайла на материальный носитель лица, подавшего заявление, производится уполномоченным на то работником аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) на локальном компьютере, не присоединенном к локальной сети судебного участка, и не имеющем доступа в сеть Интернет.

Копию аудиозаписи судебного заседания мировой судья не заверяет.

После выдачи копии аудиозаписи судебного заседания на письменном заявлении об изготовлении и выдаче уполномоченный работник аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) делает отметку об изготовлении и выдаче, а лицо, получившее копию аудиозаписи, делает соответствующую запись о получении. Данное заявление приобщается к материалам дела, при этом уполномоченный работник аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) делает соответствующую отметку в справочном листе по делу.

Инструкция по судебному делопроизводству
на судебном участке мирового судьи

Ханты-Мансийского автономного округа – Югры
пункты 9.14, 9.15

Порядок выдачи из судебных дел письменных вещественных доказательств, документов и их копий

Подлинные документы из судебных дел (иных материалов) и их надлежащим образом заверенные копии, представленные участниками уголовного, гражданского, административного судопроизводства и участниками производства по делам об административных правонарушениях, а также письменные справки по делам выдают уполномоченные работники аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) на основании письменного заявления, а судам общей юрисдикции, органам дознания и следствия – на основании мотивированного запроса и (или) иных необходимых документов, предусмотренных законодательством Российской Федерации. На заявлении или запросе о выдаче подлинных документов из судебного дела проставляется разрешающая резолюция мирового судьи, рассмотревшего дело, а при его отсутствии – мировым судьей, на которого возложены обязанности временно отсутствующего мирового судьи.

Взамен выданного подлинника к делу приобщается его копия, заверенная подписью мирового судьи и его гербовой печатью.

При выдаче подлинников документов из судебного дела на их заверенных копиях должны указываться фамилия, имя, отчество лица, получившего документ, его процессуальное положение по делу, данные документа, удостоверяющего личность. При получении документа это лицо ставит свою подпись и дату получения. Лицо, выдавшее документ, должно указать свою фамилию, должность и поставить подпись. При предъявлении доверенности ее копия и подшивается в дело.

Документы, на основании которых из судебного дела выданы подлинники, а также их заверенные копии, подшиваются в дело. В случае направления подлинного документа заказной почтой в дело подшивается копия сопроводительного письма с исходящим номером и датой.

Письменные доказательства из дела с разрешения мирового судьи могут быть возвращены представившим их лицам и до вступления решения суда в законную силу (ст. 72 ГПК РФ).

Копии судебного акта (приговора, решения, определения, постановления) мирового судьи по делам выдаются (направляются) в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством.

С приговора, решения, определения или постановления, вынесенного по делу, снимаются копии, которые удостоверяются подписями мирового судьи и секретаря судебного заседания (уполномоченного работника аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) с приложением гербовой печати мирового судьи. При заверении соответствия копии судебного акта подлиннику на лицевой стороне последнего листа под текстом копии судебного акта (ниже реквизита «Подпись») проставляется штамп «Копия верна» и гербовая печать мирового судьи.

Копии запрашиваемых судебных актов изготавливаются уполномоченным работником аппарата мирового судьи (единого аппарата мировых судей) в день поступления заявления, а при невозможности – в срок не более пяти рабочих дней с указанной даты.

Изготовленные, но не полученные заявителем копии судебных актов, письменных справок передаются для отправки по почте.

Лицо получает копию судебного акта под расписку. В случае направления копии документа по почте в дело подшивается копия сопроводительного письма с исходящим номером и датой. Также делаются соответствующие отметки в справочном листе.

Копии судебных актов, вступивших в законную силу, могут быть выданы (направлены) иным лицам, чьи интересы непосредственно затрагиваются судебным актом, с разрешения мирового судьи по письменному заявлению, в котором должно быть указано, какие права или законные интересы этого лица затронуты этими судебными актами. Рекомендуемая форма заявления о выдаче копии судебного акта (форма № 63).

Право на снятие копий документов с материалов дела за свой счет, в том числе с использованием технических средств, предоставляется следующим лицам:

обвиняемым, подсудимым, осужденным, оправданным, их защитникам и представителям (п. 13 ч. 4 ст. 47, п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ);

потерпевшим (п. 12 ч. 2 ст. 42 УПК РФ);

гражданскому истцу, его представителю – в части копий процессуальных решений, относящихся к предъявленному им гражданскому иску (п. 13 ч. 4 ст. 44 УПК РФ);

гражданскому ответчику и его представителю – в части материалов уголовного дела, которые касаются гражданского иска (п. 9 ч. 2 ст. 54, ч. 2 ст. 55 УПК РФ);

сторонам и иным лицам, участвующим в гражданском деле, а также их представителям (ч. 1 ст. 35 ГПК РФ);

лицам, участвующим в административном деле (ч. 1 ст. 45 КАС РФ).

Все перечисленные лица снимают копии по письменному заявлению с разрешающей резолюцией мирового судьи, которое подшивается в судебное дело.

Снятые перечисленными лицами за свой счет копии с материалов судебного дела, в том числе с помощью технических средств, не заверяются подписями и печатями.

Повторная выдача копий судебных актов осуществляется по письменному мотивированному заявлению указанных выше лиц.

Инструкция по судебному делопроизводству
на судебном участке мирового судьи

 Ханты-Мансийского автономного округа – Югры
пункты 15.4 – 15.6

 Информация опубликована по состоянию на 22.06.2018

Источник: http://mirsud86.ru/informcitizen/orderfamil/

Практическое применение аудиозаписи судебного заседания

Не предоставляется аудиопротокол судебного заседания

Для абсолютного большинства юристов уже давно не секрет, что открытые судебные заседания как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции можно фиксировать с помощью средств звукозаписи. Это право предоставляет статьей 10 ГПК и статьей 11 АПК не только лицам, участвующим в деле, но и простым слушателям.

Данное право, к сожалению, не только редко реализуется участниками процесса, но и зачастую вызывает негативную реакцию судей.

В частности, несколько месяцев назад около зала заседаний Председателя Долгопрудненского городского суда крупным шрифтом было напечатано объявление «Запись хода судебного заседания с помощью средств аудиозаписи и иных технических средств производится с разрешения председательствующего».

Также Автор стал свидетелем того, как судья Арбитражного суда Московской области потребовал удалить аудиозапись «с телефона при нем» в связи с тем, что она была произведена не лицом, участвующим в деле, а слушателем и без разрешения суда. Данные действия суда, разумеется, явно противоречат закону.

Определенную ясность в данный вопрос внес Пленум ВАС РФ, который в Постановлении от 08 октября 2012 года № 61 «Об обеспечении гласности» указал, что:

1)     Присутствующие вправе производить аудиозапись без разрешения судьи

2)     Лицо, производящее аудиозапись, не обязано уведомлять об этом кого-либо

3)     Протоколирование с использованием средств аудиозаписи не препятствует лицам самостоятельно записывать процесс.

Таким образом, на любой стадии процесса, в любой инстанции любое лицо, находящееся на открытом процессе, вправе записывать происходящее с помощью диктофона/телефона или иных технических средств.

Возникает резонный вопрос: в каких случаях произведенная в судебном заседании аудиозапись может быть необходима для приобщения в качестве доказательства. На ум приходят две самых распространенных ситуации:

1) Для фиксации самого процесса, в частности допроса свидетелей, заявленных устно ходатайств и иных процессуальных действий. Если арбитражные суды в суде первой инстанции в обязательном порядке самостоятельно ведут аудиопротоколы, то все, происходящее в судах общей юрисдикции, до сих пор фиксируется в обычном бумажном протоколе.

Несомненно, любой юрист сталкивался с ситуацией, когда его 10-минутная речь на прениях была зафиксирована в протоколе фразой «Истец поддержал исковые требования по основаниям изложенным в заявлении».

Также бывают случаи, когда в протоколе фиксируются неполные и даже искаженные показания свидетелей, которые зачастую имеют решающее значение для дела.

2) запись – является практически единственным способом фиксации такого доказательства как «объяснения лиц».

Многие юристы также сталкивались с ситуацией, когда при параллельных процессах один и тот же представитель в одном суде говорит одно, а в другом говорит совершенно противоположное.

Не стоит забывать, что хоть представитель или сторона по делу и не несет уголовной ответственности за ложь, однако, объяснение сторон является самостоятельным видом доказательства, которое также оценивается наряду со всеми остальными доказательствами по делу.

Можно ли использовать любительскую запись процесса в качестве доказательства по тому же или иному судебному делу? Проанализировав законодательство и судебную практику, мы приходим к однозначному ответу: да, это возможно и законно.

Прежде всего стоит обратиться к вышеупомянутому Постановлению Пленума (пункт 4.3), который гласит: «Произведенная в ходе судебного заседания звукозапись… может быть использована в дальнейшем без получения согласия судьи». То есть лицо, сделавшее запись, может в дальнейшем использовать ее по своему усмотрению.

В Постановлении ФАС Северо-кавказского округа по делу № А32-12471/2010 суд указал, что ведение видеозаписи (в том числе скрытой камерой) в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты прав.

Полученная таким образом видеозапись может быть использована в качестве доказательства. Разумеется, аудиозапись, полученная законным способом, даже сделанная скрытым способом (а как уже было указано выше ВАС РФ прямо разрешает делать аудиозапись скрытым способом), может быть использована в качестве доказательства.

В завершение осталось сделать еще одно существенное замечание. Учитывая принцип непосредственности исследования доказательств, суд должен заслушать аудиозапись непосредственно в процессе.

Часто это вызывает сложности и проблемы, также бывают случаи, когда суд отказывает в приеме аудиозаписи в качестве доказательства в связи с тем, что «у суда отсутствует техническая возможность для исследования доказательства непосредственно в судебном заседании».

Чтобы избежать такой ситуации, предпочтительней «превращать» аудиозапись в письменное доказательство, то есть производить расшифровку аудиозаписи, распечатывать весь текст и заверять его подписью лица, делающего расшифровку, с указанием даты, когда данная расшифровка была сделана.

При предъявлении подобного письменного доказательства не исключены также возражения другой стороны, основанные на том, что «не понятно где и когда сделана аудиозапись, а также никто не гарантирует правильность ее расшифровки и достоверность сведений, содержащихся в распечатке». Данные доводы редко бывают состоятельными, учитывая, что каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается.

Одна сторона представила письменное доказательство – расшифровку аудиозаписи. Это документ, на нем есть дата и подпись, более того, лицо, заверившее его, несет ответственность за его подлинность. Также, лицо, предоставляющее расшифровку, готово приобщить к материалам дела носитель с аудиозаписью.

Если у другой стороны есть сомнения в достоверности расшифровки или есть подозрения, что представитель намеренно внес искажения при расшифровке, то оно, во-первых, вправе заявить о фальсификации доказательства, во-вторых, заявить ходатайство о проведении экспертизы данной аудиозаписи. В частности, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 17 марта 2013 года по делу № А10-92/2011 благосклонно отнеся к проведению экспертизы относительно достоверности аудиозаписи и отсутствия в ней искажений.

И в заключение, хотелось бы посоветовать всем юристам все процессы всегда фиксировать с помощью средств аудиозаписи, учитывая, что технические возможности позволяют с большинства телефонов вести аудиозапись в достаточном качестве, чтобы дословно разобрать речь всех участвующих в заседании лиц.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/OneBlog/8126

Долой бумажные протоколы! Всех аудио- и видеозаписать!

Не предоставляется аудиопротокол судебного заседания

9 июня на церемонии открытия нового здания Арбитражного суда Республики Татарстан, оснащенного по последнему слову техники, Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев отметил важность аудио- и видеопротоколирования и заявил (очевидно, выразив позицию ВС), что при аудиозаписи письменный протокол утрачивает свое значение, а поэтому его надо упразднить, внеся в Госдуму соответствующий законопроект. Руководитель ВС также выразил удивление, что «некоторые представители институтов гражданского общества говорят: не нужен видеопротокол», хотя, по его словам, этот формат не лишний, так как «наглядно демонстрирует, что же в действительности происходило».

Второстепенный, но важный

Не ясно, относились ли слова об отмене протоколов только к цивильному процессу, или же речь шла в том числе и об уголовном и административном судопроизводстве, но идея полной отмены бумажного прокола, тем более высказанная главой высшего суда, весьма революционна.

Даже в «продвинутом» в этом смысле АПК РФ, который с 2010 года предусматривает обязательную аудиозапись каждого судебного заседания, бумажный протокол не упразднен, хотя и имеет второстепенное значение.

Более того, в уже принятых в первом чтении Госдумой законопроектах об обязательной видеозаписи судебных заседаний в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве не говорится об отмене письменного протокола.

Письменный протокол с точки зрения любого процессуального кодекса — это, с одной стороны, доказательство, с другой стороны, гарантия процессуальных прав участников споров и основных процессуальных принципов.

Институт принесения замечаний на письменный протокол в случае его искажения — средство восстановить действительный ход заседания.

Может ли аудиозапись судебного заседания (аудиопротокол) иметь такое же значение, как письменный протокол, и есть ли преимущества у письменного протокола перед аудиопротоколом?

Коль скоро техника может заменить человека в этом вопросе и справиться с задачей лучше секретаря судебного заседания, то аудиопротокол вполне может заменить собой письменный протокол. Однако возможно это только при соблюдении ряда условий. Во-первых, материальный носитель с аудиозаписью должен обязательно приобщаться к материалам дела.

Во-вторых, стороны должны иметь доступ к аудиозаписи и возможность получить ее копию, а в случае отсутствия у них специального оборудования для прослушивания — ознакомиться с записью в помещении суда.

В-третьих, должна быть возможность высказать замечания относительно правильности ведения аудиозаписи (прежде всего, на предмет непрерывности и полноты).

В-четвертых, действующие АПК РФ и КАС РФ, согласно которым обязательна аудиозапись, предусматривают включение в письменный протокол таких сведений, которые могут не быть зафиксированными в аудиозаписи, как то: сведения о явившихся лицах, участвующих в деле, и их представителях, времени начала и окончания заседания и проч.

Но все эти сведения могут оглашаться под аудиозапись, только это прямо необходимо предусмотреть. В-пятых, должны быть предусмотрены последствия отсутствия материального носителя аудиозаписи в деле и собственно аудиозаписи заседания в архиве суда. Как, например, сейчас отсутствие письменного протокола является безусловным основанием для отмены судебного акта.

По смыслу действующего российского законодательства, согласно сложившейся судебной практике и в теории процесса, письменный протокол — это не стенограмма, в нем должны отражаться не все, а лишь ключевые моменты судебного заседания, в этом его отличие от сплошной фиксации и его преимущество.

Кроме того, это относительно дешевый способ протоколирования, а в текущей экономической ситуации стоимость внедрения того или иного новшества должна иметь значение.

В то же время, например, в арбитражном процессе как раз из-за наличия аудиозаписи письменный протокол практически утратил свое значение документа, отражающего важнейшие моменты хода заседания, и зачастую совершенно не соответствует требованиям ст.

155 АПК РФ относительно его содержания, представляя собой «пустышку» (дата, время начала–окончания заседания, сведения о представителях). Такой документ уж точно не является гарантией процессуальных прав тяжущихся.

Представляется, что накопленный арбитражными судами опыт работы с аудиопротоколами позволил бы учесть эти требования и при упразднении письменного протокола как минимум не понизить, а в идеале — усилить гарантии прав участников споров.

Однако в условиях, когда обязательная аудиозапись в принципе не предусмотрена в УПК РФ и в ГПК РФ (а с учетом идеи ввести пока только тотальную видеофиксацию режим обязательного аудиопротоколирования может оказаться под вопросом в административном и арбитражном процессе), говорить об отмене письменного протокола, по крайней мере, преждевременно.

Разумные ограничения

Суды не ведут статистику на предмет того, как часто в арбитражных судах стороны запрашивают протоколы судебного заседания в том или ином виде.

Но можно предположить, что их вряд ли требовали по тем делам, по которым не обжаловались судебные акты.

При том что в 2015 году только 20% решений арбитражных судов первой инстанции было обжаловано в апелляционном порядке, возникает вопрос: для чего в таком случае тратятся средства налогоплательщиков, если аудиозаписи не востребованы?

В этой связи представляет интерес порядок получения доступа к аудиозаписи в Великобритании, где тотальное аудиопротоколирование не предусмотрено, но может вестись по инициативе суда. Участники дела также вправе попросить о записи предстоящего длительного заседания или конкретной его части.

Они могут прослушать аудиозапись или получить ее расшифровку, но материальный носитель предоставляется в исключительных случаях (например, когда есть сомнения в правильности расшифровки). Соответствующие итерации подлежат обязательной предварительной оплате.

Представляется, что это подход зрелой правовой системы: записывать не все, а лишь что-то очень важное (с точки зрения сторон или суда) и выдавать в дальнейшем за плату.

Возможно, стоит попробовать реализовать идею Верховного суда в тестовом режиме — в некоторых судах или по отдельным делам, но при обязательном согласии их участников или, например, только в делах с участием профессиональных представителей, а уже после эксперимента проанализировать итоги.

Вполне возможно, что с учетом специфики споров в арбитражных судах, участников которых в подавляющем большинстве случаев представляют профессиональные юристы, отмена бумажного протокола не понизит процессуальных гарантий. Так же как и по делам, рассматриваемым в соответствии с КАС РФ.

 Однако совершенно иная ситуация имеет место в гражданском и уголовном процессе.

Не следует обходить и вопрос целесообразности. Например, с учетом круга дел, рассматриваемых мировыми судьями, затраты на оснащение их залов заседаний средствами аудио-, а тем более видеофиксации вообще несоизмеримы.

В любом случае идея скоропостижного внесения в Госдуму законопроекта об отмене письменного протокола в гражданском и уголовном процессах и принятия соответствующего закона не выглядит разумной. По-прежнему большая часть судов общей юрисдикции не имеет соответствующего технического оснащения.

В чем же необходимость уже сейчас править процессуальные кодексы? Опять соответствующие идеи рождаются кулуарно, без серьезной проработки и обсуждения с заинтересованными представителями юридического сообщества.

Резюмируя сказанное, отметим, что предложение упразднить письменный протокол судебного заседания не лучшая законодательная инициатива не только применительно к гражданскому и уголовному процессу.

В уголовном и гражданском процессе делать это совершенно преждевременно до как минимум реализации положений Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы» в части оснащения всех залов судебных заседаний системами аудиопротоколирования.

И применительно к любому процессу — до широкого и открытого обсуждения соответствующей инициативы с представителями юридической общественности, учеными и прежде всего практикующими юристами — реальными и наиболее частыми пользователями как протоколов в письменной форме, так и аудиозаписей.

Что касается высказанной ранее представителями «некоторых институтов гражданского общества» критики идеи тотального видеопротоколирования, то в настоящее время к этому нечего добавить по существу, несмотря на то, что сама по себе идея хороша.

И недостаточность бюджетных средств на гораздо более приоритетные проекты, чем обеспечение тотальной видеофиксации во всех судах страны, — в текущее время весомый аргумент против, но не основной.

Для начала хотелось бы четкого понимания, зачем это нужно при рассмотрении всех без исключения дел, какую роль будет выполнять видеопротокол и каковы его процессуальные преимущества в сравнении с аудиозаписью.

Красивая общая фраза в пояснительных записках к законопроектам о введении обязательной видеозаписи о том, что реализация законов «позволит повысить гарантии постановления судом законного, обоснованного и справедливого решения и обеспечить судебную защиту прав и законных интересов участников уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства», отнюдь не достаточный мотив для внесения изменений в процессуальный закон и дополнительной нагрузки на бюджет (по самым скромным оценкам в размере более 5 млрд руб. единовременно на техническое оснащение и более 1,5 млрд руб. ежегодно на поддержание работоспособности).

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: https://legal.report/doloj-bumazhnye-protokoly-vseh-audio-i-videozapisat/

запись в арбитражном процессе // Почему наш процесс только одной ногой на пути к заветной цели?

Не предоставляется аудиопротокол судебного заседания

— Заяц, ты меня слышишь?

— Слышу, слышу!

— Ну, погоди!

Федеральным законом от 27.07.

2010 № 228-ФЗ “О внесении изменений в АПК РФ ” часть 1 статьи 155 АПК РФ изложена в новой редакции, согласно которой в ходе каждого судебного заседания арбитражного суда первой инстанции, а также в ходе совершения отдельных процессуальных действий, ведется протоколирование с использованием средств аудиозаписи и составляется протокол в письменной форме. Протокол является дополнительным средством фиксирования данных в ходе судебного заседания.

Не вдаваясь в пространную суть законодательных формулировок, юридическое сообщество единогласно одобрило внесенные изменения, обосновав свои измышления тем, что законодатель предоставил лицам, участвующим в деле, дополнительные гарантии процессуальной защиты нарушенных прав, в том числе и от судебного произвола.

Часть 6 статьи 155 АПК РФ привнесла дополнительные положения к ранее изложенным формулировкам, при этом указав, что протоколирование судебного заседания с использованием средств аудиозаписи ведется непрерывно, а полученный по итогам материальный носитель с зафиксированной на нем аудиозаписью судебного заседания или отдельного процессуального действия приобщается к протоколу.

Логически анализируя привнесенные в АПК РФ изменения, а также их практическое применение, становится абсолютно ясно, что в ходе каждого судебного заседания ведется не аудиозапись, как ее именует законодатель, а аудио протокол судебного заседания.

Письменный протокол судебного заседания в этом случае действительно является средством дополнительной фиксации информации, поскольку основным средством выступает аудио протокол.

запись судебного заседания, как именует ее законодатель, по заложенному в нее АПК РФ процессуальному смыслу, может вестись лишь лицами, участвующими в деле, а также другими участниками процесса, но никак ни судом.

Ведение же аудио протокола судебного заседания должно являться прямой обязанностью суда, а несоблюдение указанной обязанности явствовать о грубом нарушении норм процессуального права, а как следствие, безусловной отмене судебного акта, принятого с допущением подобных нарушений.

Ведение аудио протокола судебного заседания необходимо законодательно не тллько закрепить, но и подкрепить механизмом гарантий обеспечения соблюдения процессуальных прав участников процесса при его проведении.

Так, в процессуальном законодательстве необходимо закрепить возможность своевременного ознакомления с аудио протоколом, принесением на него замечаний, с приложением аудио записи судебного заседания, осуществляемой участником процесса, сформировать порядок рассмотрения принесенных замечаний, закрепить безусловное правило, согласно которому судебный акт суда вышестоящей инстанции, разрешающий дело по существу, и принятый с нарушением требований по ведению аудио протокола судебного заседания, подлежит безусловной отмене.

Изложенное приводит меня к выводу, что средством фиксации информации, воспринимаемой судом, может быть исключительно аудио протокол судебного заседания, но никак не аудиозапись, поскольку к аудиозаписи судебного заседания законодатель строгих требований не формулирует, а аудио протоколом судебного заседания или отдельного процессуального действия именовать проводимую аудио запись в процессуальном кодексе отказывается.

Следует добавить, что к аудио записи судебного заседания не предъявляются строгие требования по качеству фиксации информации и полноте ее фиксации. Не сформулирован также должным образом и механизм рассмотрения замечаний на аудио запись судебного заседания, что в свою очередь.

Закрепленное в АПК правило о принесении замечаний на аудио запись судебного заседания по своей сути является фикцией в процессуальном кодексе.

С одной стороны, законодатель именует аудио запись основным средством фиксации информации в процессе, а с другой стороны, не представляет никаких требований к ее проведению, не возлагает ответственность за полному и качество фиксации информации, не формулирует механизм защиты прав участников процесса, при нарушении требований к порядку ее проведения. При всех указанных упущениях, законодатель именует письменный протокол судебного заседания лишь средством дополнительной фиксации информации, что само по себе не может не приводить в удивление.

Отсутствие в АПК РФ четких, логичных и апробированных на практике формулировок, в очередной раз ведет к использованию не в полной мере практической ценности привнесенных изменений.

Так, некоторые из судей активно пользуются функцией стоп запись, чтобы «поговорить по душам», что приводит к фиксации лишь части информации, чем безусловно нарушает права участников процесса.

Следует заметить, что ответственность за подобные грубые нарушения процессуальных норм не сформулирована должным образом, поскольку аудио запись не является аудио протоколом.

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/7/26/audiozapis_v_arbitrazhnom_processepochemu_nash_process_tolko_odnoj_nogoj_na_puti_k_zavetnoj_celi

Президентский законопроект не решит проблем

Не предоставляется аудиопротокол судебного заседания

Самой большой проблемой российского уголовного судопроизводства считается пресловутый обвинительный уклон.

Этот уклон проявляется в том, что все сомнения суд, вопреки формальным требованиям Конституции и УПК, в большинстве случаев толкует в пользу обвинения.

Причем не просто толкует, а всячески «подыгрывает» обвинению, зачастую искажая факты настолько, насколько это возможно и необходимо для принятия «правильного» решения. Такую позицию суда часто связывают с административным давлением на судей сверху.

В настоящее время протокол судебного заседания является основным документом, отражающим показания свидетелей в суде, т.е. фиксирующим основные доказательства в большинстве уголовных дел.

При этом многие защитники сталкивались с тем, что в силу вышеупомянутого обвинительного уклона протокол не отражает фактического хода судебного разбирательства.

И искажения чаще всего носят односторонний характер: протокол не фиксирует именно те моменты, на которые хотела бы сослаться сторона защиты.

Теоретически действующий УПК предусматривает механизм уточнения протокола – право подать замечания на протокол в соответствии со ст. 260 УПК в трехдневный срок с момента ознакомления с ним.

Однако практически вероятность удовлетворения этих замечаний в обсуждаемой ситуации равна нулю, поскольку они рассматриваются председательствующим, который этот протокол подписал.

Соответственно, если уж судья, движимый давлением со стороны административного ресурса, решил исказить в протоколе фактический ход судебного разбирательства, то сложно даже представить себе, что же такое за три дня должен написать адвокат, чтобы судья изменил свое решение.

Механизм доказывания правильности поданных замечаний ст. 260 УПК не определяет. Более того, большинство судей убеждены, что постановление судьи о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания даже не подлежит обжалованию, поэтому писать в постановлении можно что попало.

В скобках отметим, что такое убеждение ошибочно и основано на недопонимании ч. 2 ст. 389.2 УПК.

Однако, даже если мы подали апелляционную жалобу на постановление судьи, остается непонятным, какими инструментами мы можем доказать свою правоту относительно содержания протокола в суде второй инстанции.

Наиболее логичным в этой ситуации кажется предоставление аудиозаписи спорных моментов. Однако многолетнее противоборство брони и снаряда, как обычно, пока разрешается в пользу снаряда. Адвокаты представляли аудиозапись – суд апелляционной инстанции отказывался ее слушать, потому что в обжалуемом протоколе не отражено, что велась аудиозапись.

Адвокаты стали делать в суде первой инстанции заявления о том, что они ведут аудиозапись, просить зафиксировать это заявление в протоколе, фотографироваться с диктофоном на фоне секретаря судебного заседания, а также подавать заявления о ведении аудиозаписи письменно, через канцелярию, с отметкой в копии документа.

Однако суды апелляционной инстанции по-прежнему под различными предлогами отказываются от прослушивания аудиозаписи, а в тех редких случаях, когда защите удается уговорить судебную коллегию послушать запись, эта коллегия находит 50 обоснований, чтобы не принять ее во внимание.

Во всяком случае, мне не известно ни одного апелляционного судебного акта, который бы изменил постановление суда первой инстанции об отклонении замечаний на протокол.

Точку в этом процессуальном споре поставил Верховный Суд, приняв 22 июня 2011 г.

прецедентное кассационное определение на приговор Свердловского областного суда, в соответствии с которым аудиозапись, сделанная защитником, доказательством не является – это просто защитник для своего удовольствия с гаджетами в суде развлекался.

Обязательность же ведения аудиопротокола предусмотрена только АПК и КАС и не распространяется на другие виды судебных процессов, в которых возможность ведения аудиопротокола судом носит диспозитивный характер.

Таким образом, на сегодняшний момент ситуация в уголовном процессе выглядит следующим образом: суд под воздействием давления сверху может исказить протокол судебного заседания. Сторона защиты лишена возможности доказать это искажение, потому что аудиозапись, выполненная защитой, не принимается судом в качестве доказательства, а сам суд вести аудиозапись не обязан.

Владимир Путин предложил усовершенствовать уголовное судопроизводствоПрезидент внес законопроект о введении автоматизированной системы назначения судей на дела и обязательной аудиофиксации уголовных процессов

Вот эти проблемы в комплексе и должен решить президентский законопроект, внесенный в Госдуму в конце марта 2018 г.

Напомню, Президент России внес в Думу законопроект № 42625-7, предусматривающий поправки в УПК и разработанный, как заявлено в пояснительной записке, в рамках мер «по совершенствованию судебной системы, направленных на обеспечение доступа граждан и организаций к правосудию, его максимальной открытости и прозрачности, реализации принципа независимости и объективности при вынесении судебных решений».

Законопроектом предлагается установить в качестве основного способа формирования состава суда использование автоматизированной информационной системы с учетом нагрузки и специализации судей. Предполагается, что таким образом будет исключено влияние на это лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, что, в свою очередь, позволит укрепить самостоятельность и независимость судей.

Кроме того, в УПК предлагается закрепить процессуальный статус помощника судьи по аналогии со статусом и полномочиями помощника судьи, закрепленными в АПК.

Так, поправки предусматривают, что помощник судьи оказывает помощь судье в подготовке и организации судебного разбирательства, а также в подготовке проектов судебных решений, но не вправе выполнять функции по осуществлению правосудия.

Кроме того, он должен по поручению председательствующего вести протокол судебного заседания, обеспечивать контроль за фиксированием хода заседания техническими средствами, проверять явку в суд участников заседания, а также проводить иные процессуальные действия.

Одной из наиболее значимых и долгожданных поправок является предложение ввести обязательную аудиозапись судебного заседания по уголовным делам с возможностью подачи замечаний на нее.

Однако, к сожалению, для решения заявленных проблем законопроект выглядит недостаточно подготовленным.

В первую очередь, не вполне логичным представляется увязывание в одном пакете системы распределения уголовных дел и возложения дополнительных функций на помощника судьи с обязательностью ведения аудиопротокола.

Вообще предложение об использовании автоматизированной системы – чистейшей воды популизм.

Если все судьи при назначении прошли через фильтр, гарантирующий лояльность по отношению к руководству, то какая разница, кому из лояльных будет поручено конкретное дело? С другой стороны, если появляются сомнения в объективности судьи, то нужно рассматривать вопрос о его соответствии статусу, а не искать способ не давать ему дел, в которых может проявиться его заинтересованность.

Таким образом, для обеспечения справедливости судебного разбирательства необходимо регулировать не порядок распределения дел, а порядок назначения судей и проверки их соответствия своему статусу. Введение же автоматизированной системы, да еще с оговоркой о возможных исключениях, ничего, кроме дополнительных затрат, не принесет.

Вопрос о помощнике – вообще технический и не заслуживает серьезного обсуждения.

Что же касается аудиопротокола, то в этих изменениях УПК нуждается. Вместе с тем именно в этой части законопроекта налицо его непродуманность, если не сказать – декларативность, поскольку проблем, связанных с невозможностью полноценного оспаривания фальсификации протокола, описанных выше, законопроект не устраняет.

Безусловно правильным является изменение ст. 259 УПК, в соответствии с которым в судебном заседании обязательно ведется аудиопротокол. Однако шероховатости кроются в деталях.

Изменения в части аудиопротокола предлагается внести в те пункты, которые в настоящее время устанавливают право ознакомления с протоколом судебного заседания.

Это логично, но несущественно, поскольку в настоящее время стороны и так знакомятся с аудиопротоколом, если он велся, на основе общих норм УПК, предусматривающих право участников процесса на ознакомление со всеми материалами уголовного дела, и ст.

24 Конституции, устанавливающей право лица на ознакомление со всеми материалами, которые затрагивают его интересы.

Право же подавать замечания на аудиопротокол нуждается в уточнении, поскольку в предлагаемом виде законопроект не разрешает коллизии, изложенной выше: защита подает замечания, председательствующий их отклоняет, никто не проверяет, правильно ли замечания отклонены.

Из текста законопроекта вообще непонятно, какого рода замечания предполагаются – на то, что голос участника процесса записан неверно? Вносить изменения скорее необходимо в ст.

259 и 260 УПК, регламентирующие порядок составления аудиопротокола и возможность его проверки на предмет технических искажений.

Полагаю, что именно в этой части необходимо четко определить: в случае несоответствия письменного протокола аудиопротоколу приоритет отдается последнему и соответствующие изменения вносятся в письменный протокол. В случае некачественной аудиозаписи суд вправе назначить фоноскопическую экспертизу с целью восстановления текста.

В случае подачи замечаний на аудиопротокол с приложением аудиозаписи, выполненной в судебном заседании стороной, назначение экспертизы обеих записей обязательно.

В случае технической невозможности экспертного восстановления поврежденного аудиопротокола проверка замечаний проводится путем допроса участников процесса, в части фиксации выступления которых поданы замечания.

Внесение подобных уточнений практически не оставит возможности для фальсификации протокола. Именно поэтому, полагаю, предлагаемые мной уточнения не будут приняты в обозримом будущем.

И, кстати, в законопроекте присутствует малозаметная оговорка, которая может иметь серьезные последствия: в соответствии с предлагаемой редакцией ч. 1 ст. 259 УПК использование аудиозаписи в закрытом судебном заседании не допускается.

В настоящее время такого запрета не существует, и его введение может привести к злоупотреблениям при составлении протокола в закрытых заседаниях. Более того, подобная оговорка является не вполне корректной с точки зрения юридической техники, поскольку в этой же части ст.

259 указано, что аудиопротокол ведется в том числе и при предварительном слушании, а предварительное слушание в соответствии с ч. 1 ст. 234 УПК проводится именно в закрытом судебном заседании.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/prezidentskiy-zakonoproekt-ne-reshit-problem/

101Адвокат
Добавить комментарий