Незнаем как быть в нашей ситуации

Читаем Апостол. 7 июля. Ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными

Незнаем как быть в нашей ситуации

Святой Церковью читается Послание к Римлянам. Глава 8, ст. 22–27.

22. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;

23. и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего.

24. Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться?

25. Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении.

26. Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными.

27. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией.

(Рим. 8, 22-27)

Итак, дорогие братья и сестры, мы продолжаем погружаться в глубочайшее и интереснейшее богословие апостола Павла в его Послании к Римлянам.

Действительно, такого богословски насыщенного, сложного, глубокого, антропологически направленного (то есть связанного с человеческой жизнью, экзистенциальной позицией в его бытии) послания мы, наверное, больше не найдем, в том числе самого апостола Павла.

В прошлый раз мы читали начало 8-й главы, поэтому, как вы заметили, у нас образовался пробел, и значит, мы вернемся к этому отрывку позже. Сегодня мы начали с 22 стиха, где речь идет о том, что вместе с грехопадением человека произошла некая катастрофа и во всем остальном тварном мире.

Человек своим грехом навлек нарушения порядка, космоса; напомню, что «космос» – греческое слово, обозначающее не просто вселенную, весь мир, но и красоту, порядок, космос – это что-то, противоположное хаосу. В космосе тоже произошла трагедия – нарушение миропорядка, космическая катастрофа.

Грех действительно был такой катастрофой, а не тем, что касалось только одного человека. Когда человек придет к искуплению, преображению, тогда будет миропорядок будет не только восстановлен, но уже возведен на новый уровень.

Это важнейшая богословская позиция – то, что нам дается во Христе, то Царство Божие, которое нам открывает Бог, – нечто большее чем то, что Адам потерял в Эдеме. Эдем – это, так сказать, детство человечества: прекрасный райский сад, еще неискушенное состояние, как у ребенка.

Потом было грехопадение, стенания и мучения, о которых здесь говорится, а в будущем, когда вслед за человеком будет преображен весь мир, это уже будет состояние Царства Божия, качественно более высокое по отношению к первозданному Эдемскому.

22. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;

23. и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего.

Здесь слово «Дух» написано с большой буквы, и мы понимаем, что речь идет о Духе Святом; жалко, что в других случаях переводчик почему-то не написал его с прописной буквы, чтобы сделать очевидным, что упоминается именно Дух Святой.

Итак, мы имеем в себе начаток Духа, то есть Дух Святой дается каждому христианину через соприкосновение с благодатью Божией. На практике, когда после крещения совершается миропомазание, священник мажет только что крещеного человека миром и говорит: «Печать дара Духа Святаго» – вот тот самый начаток Духа, который подается христианину.

Мы все мучаемся и стенаем в нашей трагичной человеческой ситуации, о которой Павел много говорил до этого, в том числе в 7-й главе, – это, наверное, самые глубокие его рассуждения на тему экзистенциальной человеческой трагедии, то есть трагедии существования человека в этом мире.

24. Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться?

25. Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении.

То есть Павел говорит, что окончательное искупление, окончательное наступление Царства Божия и преодоление трагедии жизни человека и всего творения в этом мире наступит позже, потому что мы, как сказано, спасены в надежде.

Надежда – это что-то, чего еще нет, но обязательно наступит; по крайней мере так в греческом языке. Напомню, что греческое слово «элпис», которое у нас переводится как «надежда», воспринимается в греческом языке и культуре как твердая уверенность.

У нас слово «надеюсь» означает гипотетическую возможность, а когда грек говорил «я надеюсь», это означало, что он твердо уверен, что хотя этого еще нет, но обязательно наступит.

Поэтому, когда апостол Павел говорит, что мы спасены в надежде и надеемся того, чего не видим, это не означает: мы надеемся, но, может быть, оно и не наступит, кто его знает… Нет, Павел говорит о том, что мы твердо уверены: пусть этого сейчас нет, но обязательно будет.

Мы имеем надежду, которую нам дал начаток Духа Святого, и мы ожидаем в терпении, то есть непоколебимо ожидаем этого.

Напомню, что слово «терпение» в греческом языке имеет более оттенок стойкости, непоколебимости, непреклонности, тогда как у нас терпение часто связано с каким-то мучением: нам причиняют какой-то дискомфорт, а мы терпим это, или когда терпим в ситуации, внутренне не принципиальной, скажем, когда ударились или произошло еще что-то неприятное, связанное с какими-то бытовыми ситуациями. А в данном случае имеется в виду именно внутреннее состояние, внутренний стержень, стойкость, мы точно знаем, что это точно будет и непоколебимо ждем исполнения.

26. Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными.

Очень красивый стих, дорогие братья и сестры. Речь идет о том, что Дух Святой подается человеку как Тот, Кто будет говорить и даже действовать вместо него. Ибо когда мы обращаемся к Духу в знаменитой молитве «Царю Небесный, Утешителю» – слово «утешитель» – по-гречески «параклетос», по-латински «адвокатос», – то обращаемся к Нему как к нашему адвокату.

Христос обещал нам в Евангелии: не думайте, что вам делать и что говорить, потому что Дух будет говорить вместо вас. Задача христианина – стать максимально прозрачным для Духа Святого.

Мало того, оказывается, что не только действовать, говорить и думать без участия Духа мы не можем так, как надо, а даже молиться как должно мы не знаем, но Сам Дух ходатайствует за нас. Даже истинная, искренняя молитва может получиться не когда мы подбираем какие-то слова и пытаемся что-то выпросить у Бога, обозначив свои нужды.

Господь обо всем этом знает, важно быть в Духе во время молитвы, потому что мы не знаем, о чем должны молиться, а Дух подскажет, Он будет ходатайствовать за нас, предстоять вместо нас воздыханиями неизреченными, то есть это может быть даже не в форме слов, а в виде каких-то воздыханий, о которых ничего невозможно сказать, потому что они неизреченные, это что-то за пределами слов, невербальное (мы немного говорили об этом, размышляя о феномене глоссолалии – языкоговорения). Воздыхания неизреченные – это даже не слова, а то, что за пределами нашей вербальной реальности.

Напоминаю о необходимости для нас с вами ежедневно читать слово Божие, потому что в нем заключена великая отрада, утешение и наставление. Храни вас всех Господь!

Иерей Михаил Ромадов

Источник: https://tv-soyuz.ru/peredachi/chitaem-apostol-7-iyulya-2016g

«Политики уже десятки лет обсуждают наше будущее, и мы об этом не знаем»

Незнаем как быть в нашей ситуации

Каждую пятницу московский студент Аршак Макичян выходит на одиночный пикет, чтобы привлечь внимание к проблеме изменения климата. Его поддерживают молодые люди со всей России.

Например, экоактивистка из Новосибирска Саша Шугай, чьё послание появилось этой осенью на здании штаб-квартиры ООН.

Мы поговорили с Аршаком и Сашей после того, как они побывали на 25-ой конференции ООН по изменению климата.

Расскажи, как ты попал на COP 25?

Изначально конференция должна была быть в Чили, я думал ехать туда на корабле, это заняло бы два месяца, но потом её перенесли в Мадрид.

Организовать поездку без перелётов довольно сложно: четыре билета туда и четыре обратно, маршрут пролегал через пять столиц.

Спать сидя — моё новое профессиональное умение, а искать веганскую еду в вокзальных кафешках легче всего оказалось в Германии. В Минске было холодно и грустно, но границу я пересёк без проблем.

  • Климатический марш в Мадриде во время COP25

Какое первое впечатление произвела конференция?

Я был в растерянности, так как очень много всего происходит одновременно и довольно сложно во всём разобраться, когда ты приехал впервые. На конференции присутствовали ребята из разных российских НКО, которые всё объясняли и помогали. Ночевали мы в профсоюзе и, несмотря на то, что спали на полу, мне было уютно. Здорово, когда ты не единственный климатический активист.

Что из негативного запомнилось?

Я изначально понимал, что нет идеальных стран и не нужно ждать чудес от политиков. В целом самое неприятное — это то, что реальных действий делегаций на COP не было, и вели они себя, словно дети: спорили о разных мелочах, ругались. На фоне климатического кризиса это выглядит ужасно. Странно, что активисты со всех стран договариваются и делают что-то вместе, а политики не могут.

Я удивлён, что ООН не выступило открыто в поддержку активистов и не начало требовать реальных действий от правительств вместе с нами.

Смешно, что политики десятилетиями не могут договориться между собой и предпринять реальные действия, и нам приходится тратить своё время на то, чтобы просить их прислушаться к учёным.

Ужасно то, что ещё год назад я ничего не знал про COP, а оказывается, политики уже десятки лет обсуждают наше будущее, и мы об этом не знаем.

Реакция российских СМИ меня тоже очень разочаровала. Про COP они пишут очень мало. Здесь были сотни журналистов со всех стран и только два или три — из России. Мы встретились с советником президента по климату и почему-то это совсем не заинтересовало наши СМИ.

Тебе удалось познакомиться с Гретой Тунберг?

Впервые я увидел Грету во время согласованной забастовки внутри COP. Тогда мы все просто сидели и молчали, так как нам нечего было сказать политикам, не выполнившим свои обещания.

После акции Грету окружили журналисты, и у меня даже не получилось подойти поздороваться. Познакомился я с ней перед пресс-конференцией.

Грета очень крутая, но я хочу рассказывать не про неё, а про климатический кризис и решения проблем.

  • Грета Тунберг на Климатическом марше в Мадриде

Как думаешь, почему многомиллионные протесты не повлияли на принятие решений на COP?

Это только первый год миллионных протестов, и они уже повлияли на ситуацию во многих странах. Сегодня климатическая повестка стала популярна во многих странах, но ещё не настолько, чтобы заставить политиков принимать разные сложные и серьёзные решения. Мир оказался не готов к такому глобальному кризису, и многие политики пока не поняли, насколько серьёзна ситуация.

Но когда у многих активистов и НКО отняли бейджики за несогласованный протест внутри COP, то на следующий день их вернули. Почему? Наши оппоненты чувствуют, что за нами будущее и не знают, как им быть. Мир меняется очень быстро, и мы с активистами противопоставили климатическому кризису быстроту коммуникации и солидарность.

Бояться нужно не активистов, а климатической катастрофы.

Как прошла встреча с российской делегацией?

Сам факт, что встреча состоялась — это уже хорошо. Я не буду рассказывать подробностей, так как меня попросили, чтобы она была «дружеской» и неофициальной. Никаких тёплых чувств к этим людям я не испытываю, но если уж согласился на эти условия, то так тому и быть.

Жаль, что российская делегация отказалась провести открытую встречу с НКО, но надеюсь, что в будущем получится её организовать. Первые шаги сделаны: Россия ратифицировала Парижское соглашение, посмотрим, что будет дальше. Думаю, что нужно пытаться налаживать диалог всех со всеми, так как необходимо объединяться.

Иначе у нас не будет шансов реально изменить ситуацию.

Россия — это страна чудес, в нашей истории есть случаи чудесных изменений. Сегодня мы занимаем четвёртое место по выбросам, и нам что-то нужно делать по их снижению, чтобы предотвратить катастрофу.

Я верю в Россию, в страну, где жили великие писатели, учёные, музыканты. Да, сейчас сложные времена, но надежда есть. Поэтому я и остался жить в России, а не уехал учиться в Берлин, как планировал.

В решении проблем должны принимать участие все страны, а от глобального кризиса сбежать никуда не получится.

Не знаю, чем это всё закончится. Но те молодые люди, которых я встретил на COP, заслуживают нормального будущего. Им приходится вести себя по-взрослому, приходится принимать сложные решения. Но мы принимаем эти решения и берём ответственность за свои поступки. Надеюсь, и политикам это будет хорошим примером.

Что больше всего тебе понравилось на конференции?

Мне очень понравилось, что всё это действие — международное.

И что здесь собрались люди, которые уже знают об изменении климата и не будут на каждом шагу атаковать меня вопросами и теориями заговора (так происходит, когда занимаешься климатическим активизмом в России).

Я была рада встретиться с друзьями из FFF, а ещё понравилось, как организованы рабочие пространства. Конференция нас объединила ещё сильнее, и мы увидели, что даже ООН готова нарушать наши права в угоду нефтяным компаниям.

С какими надеждами ты ехала на COP в Мадрид? Что бы ты хотела видеть результатом этой международной конференции?

Я думала, что там идут настоящие климатические переговоры, а не гринвошинг. Хотя часть своих надежд — например, поговорить с комитетом по правам человека ООН — я всё-таки выполнила.

Как ты видишь роль России в чрезвычайной климатической ситуации, которая уже объявлена? Как наша страна должна проявить себя?

Для начала необходимо изгнать всю нефтяную, угольную и газовую элиту из правительства страны. Затем уже, думаю, будет возможно что-то предпринять.

Будете ли вы продолжать добиваться диалога и действий от Правительства РФ?

Нам нужна глобальная солидарность — люди страдают от нефтяных компаний не только в России (хотя по версии газеты Guardian, именно Газпром занимает второе место в мире по выбросам CO2).

Проблема глобальна и требует глобальных решений.

Наши активисты тоже будут добиваться принятия климатического чрезвычайного положения.

У нас летом были пожары, наводнения, тают ледники в Арктике, тает вечная мерзлота, которая освободит при своём таянии очень много метана.

Нам нужны действия по отказу от горючего топлива, перехода на ВИЭ и по переработке и сокращению производства мусора уже сейчас, иначе катастрофы будут только усугубляться.

климат

Источник: https://greenpeace.ru/blogs/2019/12/17/politiki-uzhe-desjatki-let-obsuzhdajut-nashe-budushhee-i-my-ob-jetom-ne-znaem/

Психологическая помощь

Незнаем как быть в нашей ситуации

Психология (от греческого psyche – душа и logos – учение) – наука, выделившаяся из Философии с той целью, чтобы помочь человеку лучше понимать себя, заранее думать о возможных последствиях своих поступков и вести себя предусмотрительно. Но чаще всего мы понимаем деятельность психологии как советы и рекомендации «на каждый день». Однако именно в экстремальных ситуациях, одной из которых является болезнь, психология может стать незаменимым помощником.

Сказка о Душе (Психее) – одна из самых светлых и трогательных сказок древнегреческой мифологии, сюжет которой настолько обаятелен, что многократно повторялся затем в народных сказках Европы, Африки и Азии.

Это предание о девушке, которая должна была верить своему любимому, но проявила любопытство и чуть не потеряла его. В нашей русской традиции самым близким аналогом известного мифа является сказка «Аленький цветочек».

Если верить мифологии, можно понять, таким образом, что человеческая душа – это нечто доброе и отзывчивое по натуре, но неуместное любопытство, безрассудная доверчивость и уверенность в своем понимании очень сложных и непонятных событий могут ее погубить.

Психология призвана помогать человеку обогатить свою жизнь, быть в гармонии с собой и миром, а также учиться справляться даже с самыми тяжелыми ситуациями.

Практически ни для кого не секрет, что у нас в России существует сеть консультативных и клинических, государственных и частных центров, клиник, курсов, тренингов, консультаций, оказывающих психологическую помощь.

С одной стороны – более или менее охваченными кажутся все категории населения, но с другой стороны – как быть с людьми, попавшими на стационарное или амбулаторное лечение? Эта достаточно большая категория населения оказывается неохваченной армией психологов.

Всем нам известна ситуация, когда после приема врача мы не знаем, что нам дальше делать. Что делать с нашим заболевшим телом, как его лечить и восстановить – на все эти вопросы мы получаем ответ у врачей.

Но кто может ответить на многочисленные вопросы о том, с чего нам начать действовать, как приобрести уверенность или даже мужество в конкретной ситуации? К сожалению, психологов в “рядовых” поликлиниках и больницах нет.

Значит что: у нас с Вами нет возможности в сложный, ответственный, а иногда и решающий момент своей жизни получить важную, а иногда и жизненно необходимую поддержку и совет?

В клинической медицине достаточно часто возникает ситуация, когда пациенту необходимо сделать выбор.

Например: можно сделать операцию быстро, послеоперационный период и сама операция будут несложными, но, возможно, на теле окажутся рубцы, которые невозможно будет скрыть; или есть долгий вариант лечения, занимающий годы, вероятность излечения при котором будет не больше 70%. Или другой пример: диагноз рак (или рассеянный склероз) – начальная стадия…

В приведенных примерах пациенту достаточно сложно сделать выбор. А участие родных, друзей или знакомых – конечно, хорошо, но выбор-то все равно делать надо самому человеку… Особенно остро эта проблема всегда ощущается пациентами, пришедшими на консультацию, где всегда вопрос стоит ребром.

А как быть, если диагнозом стало тяжелое инфекционное заболевание? Мы все забываем, что пациент вправе решать: информировать или нет о своем заболевании родных и близких, а также работодателей, это право дано ему с 15 лет. А ведь все эти решения на поставленные вопросы пациент находит сам, методом проб и ошибок, один наедине с собою.

Другая сторона медали – это врачебная тайна, а именно та часть, где врач должен или не должен информировать своего пациента о диагнозе. В части зарубежных стран этот вопрос решен однозначно – должен, но именно там пациенту открыт свободный путь к психологам после такого сообщения врача. У нас, к сожалению, это практически нереально…

И для медиков, и для пациентов будет оптимальным вариант, если при каждой крупной поликлинике, больнице, консультационном центре будут находиться психологи.

Но! Вопрос еще в том, как быстро начнут взаимодействовать психологи и врачи, и будут ли врачи доверять психологам своих пациентов.

Лучший вариант, когда отдельный выбор каждого (врача, пациента, родных и близких) совместно направлен на решение одной проблемы.

Развивающаяся в настоящее время система психологической помощи пациентам и их родственникам – важный шаг в решении этих задач.

Служба психологической помощи нашего портала по телефону горячей линии 8–800–100–0191 или по электронной почте поможет Вам в ситуации принятия решения, окажет информационную и психологическую поддержку в сложной жизненной ситуации.

Цитируется по: Психология и клиническая медицина –
взаимодействие и отсутствие контактов, Cурцукова Натали.

Источник: http://www.help-patient.ru/psychological_help/

Пришли за Яндексом? Можно ли в Рунете спрятаться от ФСБ

Незнаем как быть в нашей ситуации

На этой неделе в СМИ появилась информация, что ФСБ потребовала у Яндекса сессионные ключи шифрования к сервисам “Яндекс.Почта” и “Яндекс.Диск”. Гипотетически это может дать спецслужбе доступ не только к отдельным сообщениям, но и логинам и паролям пользователей.

Пока точно не известно, был ли сделан такой запрос и как именно действовал или собирается действовать Яндекс.

Очевидно, что, с одной стороны, российский интернет-гигант не может позволить себе пойти по пути Телеграма и отказаться от сотрудничества с силовиками, а с другой стороны, заложниками ситуации становятся многочисленные пользователи сервисов Яндекса.

Новую интернет-реальность в России, анонимность и безопасность данных пользователей, а также возможность независимого развития для российских IT-компаний обсуждают журналист, интернет-эксперт Александр Плющев, IT-предприниматель, бывший советник Владимира Путина по интернету Герман Клименко и медиаэксперт Иван Засурский. Ведет программу Сергей Добрынин.

версия программы

Сергей Добрынин: Мы также приглашали принять участие в эфире представителей Яндекса, но в пресс-службе нам сообщили, что все их эксперты уехали на Петербургский международный экономический форум. Поэтому вместо гостя прислали текст заявления, который накануне широко разошелся в прессе. Давайте послушаем, что в нем сказано, заодно вспомним, как развивалась история.

Сергей Добрынин: Мы эту ситуацию обсуждаем по трем причинам. Во-первых, это Яндекс – крупнейшая российская IT-компания. Во-вторых, это второй раз, когда становится известно о запросе ФСБ в рамках “пакета Яровой”. Это не значит, что других не было, – это значит, что второй раз мы об этом слышим.

В-третьих, потому что здесь есть тонкий момент – какие именно ключи шифрования якобы, возможно, потребовали у Яндекса. Не те, которые требуют расшифровки отдельных сообщений, а именно сессионные ключи, которые дают намного более широкий доступ.

Как вы думаете, может ли такое быть, что спецслужбы, пользуясь своими возможностями в рамках “закона Яровой”, требуют максимального доступа к данным пользователей?

Герман Клименко: Надо понимать, что Яндекс, почему не Мейл, например, почему мы про Яндекс говорим, потому что Яндекс крупный. Проблема действительно тревожная, всех это беспокоит, не только меня, но и любых пользователей.

Пока я был советником, я не принимал участия в работе своих ресурсов, сейчас наблюдаю, например, мне регулярно поступают запросы на какие-то определенные выдачи информации в мои сервисы, мы отвечаем примерно в 30% на основании каких-то формальных способов.

Я бы хотел в первую очередь сказать, что от того, что что-то происходит, до тех пор, пока не произошел суд, потому что у Павла Дурова была тоже известная история: его что-то попросило следствие, он отказался, он пришел в суд. Мы сейчас не обсуждаем историю с законностью, незаконностью, есть понятие процедуры.

До тех пор пока органы правоохранительные не подали в суд на действия Яндекса, он может отказываться, может соглашаться, Я уверен, что служба юридическая Яндекса, послушал их пресс-релиз, они не подтверждают, не опровергают.

Подобные вещи никто не стремится афишировать, потому что как бы то ни было, Яндекс находится в юрисдикции Российской Федерации, как и Гугл в юрисдикции американского законодательства, каждый из ресурсов выполняет то, что ему положено в соответствии с законом.

Если мне приходит запрос из какой-нибудь области России, я, естественно, не выполняю этот запрос, никто не бегает и не кричит, что над интернетом нависла угроза. Мне кажется, что здесь чуть-чуть раздутая история, может быть, наложенная на летнее затишье информационное, может быть, на историю с Тиндером.

Все-таки параллель истории с Дуровым далека, потому что Павел с самого начала очень жестко и очень конкретно сказал, что он не будет ни при каких обстоятельствах сотрудничать с российскими правоохранительными органами.

Яндекс всегда отвечает, как делаю я, как делают сотни российских компаний, очень просто: будет соответствующий правильно оформленный запрос, мы, естественно, сделаем то, что положено. Законодательство достаточно жестко определяет процедуры, время и место обстоятельств. Поэтому с одной стороны я на это смотрю как на медийную историю, которая говорит о том, что недостаточно государство объясняет свои действия. Поэтому на это бурно реагируют СМИ. А с точки зрения меня как предпринимателя, это абсолютно техническая ситуация. Сказать, что происходит что-то необычное, я не могу.

Сергей Добрынин: Вы сказали о процедуре, я сегодня ознакомился с ней, ознакомился с приказом ФСБ, который был подзаконным актом к этому закону из “пакета Яровой”, там описана процедура, она не такая уж сложная, на самом деле.

Должен быть запрос от определенного управления ФСБ, подписанное начальником или его заместителем. Дальше процедура в самых общих чертах: просто письмо, которое приходит заказным письмом, и ответ.

Если информация не предоставляется, дальше штраф, и после этого возможен суд с блокировкой, как это было с Телеграмом. Серьезное дело, на самом деле.

Герман Клименко: Тем не менее, я хотел бы заметить, что прокурор всегда требует срок, у него работа такая. У правоохранительных органов есть задача, которой они следуют. Вся история с Дуровым, все всё время забывают, что очень длительное время шел судебный процесс.

Просто Павел ни разу не выставлял ни одного адвоката. Мы с вами на поверхности видим всего две истории. Мы знакомы с историей Павла Дурова только по одной-единственной причине – она полностью юридически открыта. Пришли в суд, подали заявление, заманивали Павла: приводи к нам юристов и запускай.

Ни один юрист не пришел защищать компанию “Телеграм”. Мы сейчас с вами рассуждаем гипотетически. Конечно же, все мы не очень хорошо понимаем, что происходит. Наверное, правоохранительные органы тоже могут запросить то, что Яндекс не готов делать. Нет для этого законных оснований.

Я вас уверяю, Яндекс очень часто отказывает в выдаче информации, так же как и я. Поэтому здесь надо четко различать ситуацию. Мы поймем, что действительно что-то происходит не так, когда в суде по месту расположения Яндекса появится иск от правоохранительных органов по выдаче данных, как это было с Павлом Дуровым.

Тогда, конечно, реально появляется много предметных историй. На текущий момент у нас очень сильное сослагательное наклонение.

Сергей Добрынин: Я согласен с тем, что пока что это медийная история, потому что информации очень мало. Тем не менее, Яндекс, помимо того что это очень большая компания, с ней связаны какие-то истории в последнее время.

Например, прошлой осенью, это были источники “Ведомостей”, если я не ошибаюсь, которые сказали, что власти недовольны самостоятельностью Яндекса и хотели бы как-то взять его под контроль, например, путем увеличения или приобретения какой-то доли акций.

Шла речь о том, что Сбербанк может приобрести 30% акций. На этом фоне стоимость акций Яндекса немножко упала, пришлось все это опровергать. В итоге ничего не случилось, но сама история о том, что Яндекс где-то кажется слишком самостоятельной организацией, она появилась.

Теперь мы видим следующий шаг, что ФСБ отправил запрос, кажется, что это такая атака, или что-то в этом духе, государства – на Яндекс. Такое может быть?

Герман Клименко:

Источник: https://www.svoboda.org/a/29982884.html

Бороться, бежать, замереть: от чего зависит наше поведение в чрезвычайной ситуации

Незнаем как быть в нашей ситуации

Изначально, люди рождаются с тремя реакциями на опасность: бороться, бежать или замереть. Если опасность такая, с которой мы можем бороться, — мы боремся. Если бороться мы не можем и нам необходимо спастись — мы убегаем. Если у нас нет ни той, ни другой возможности — мы замираем или прячемся.

«В течение жизни мы обычно выбираем одну реакцию на опасность, которая затем проявляется в большинстве случаев, — говорит Кашапова. — К сожалению, чаще всего эта реакция — замирание.

Дело в том, что большая часть опасностей, с которыми встречается человек, — это социальные и психологические опасности, где невозможно бороться кулаками или физически убегать. Поэтому замирание и становится для многих «выученной» реакцией».

Многочисленные эксперименты показывают: подвергаясь угрозе, люди часто не предпринимают действий, которые могут повысить их шансы на выживание.

Так, например, во время смоделированной пожарной аварии в туннеле люди оставались рядом со своими автомобилями, даже когда они были скрыты дымом (Boer и Veldhuijzen van Zanten, 2002 год).

Эта неспособность реагировать также наблюдается в реальных ситуациях, например, когда участники вечеринки не могут эвакуироваться из задымленного помещения (Cassuto и Tarnow, 2003). Интересно, что люди, живущие в особо опасных местностях, демонстрируют удивительное отсутствие знаний о рисках, связанных с их окружающей средой. Так люди, жившие у вулкана Сент-Хеленс в 1981 году, не понимали опасности, связанной с извержением вулкана (Greene, 1981).

Можно ли предугадать свое поведение?

«Наше поведение зависит еще и от того, насколько вам важно сохранить лицо, — объясняет психолог. — Если сохранить лицо важнее, чем сохранить жизнь, — человек будет замирать. Некоторым сохранение лица в критических ситуациях становится безразличным, им гораздо важнее сохранить жизнь. Все-таки это биологический механизм».

Еще в 1974 году исследование канадского эндокринолога Ганса Селье показало: когда люди осознают, что сталкиваются с чрезвычайной ситуацией, у них активируются две основные физиологические системы, предназначенные для повышения чувства самосохранения. Первая — симпатическое деление вегетативной нервной системы. Вторая (медленнее реагирующая) — ось гипоталамус-гипофиз-кора надпочечников.

Роль этих двух систем заключается в том, чтобы подготовить организм к борьбе с угрозой (Miller & O’Callaghan, 2002). Две системы реагирования работают путем увеличения определенных гормонов, таких как адреналин и кортизол.

Они, в свою очередь, воздействуют на биологическое функционирование человека: повышенное сердцебиение, угнетение пищеварительной системы или увеличение поступления глюкозы в мышцы.

Хотя эти физиологические изменения могут быть полезны для усиления физической реакции на угрозу, связанные с ней нейрохимические изменения могут фактически снизить выживаемость, отрицательно влияя на когнитивные процессы, такие как память или внимание. Все это позволяет предположить, что когнитивные нарушения в ситуациях опасности связаны не только с внешними и социальными факторами, но и с возникающими нейрохимическими изменениями.

«В нашей бытовой жизни мы постоянно сталкиваемся с ситуациями, которые требуют нашей реакции. Например, такая банальная история из жизни: две пары отдыхали на природе у костра, у одной пары был ребенок трех лет. Ребенок играл в мячик, и в какой-то момент мяч полетел в костер. Первым в сторону прыгнул мужчина без детей, следом за ним — его жена. Это реакция бегства.

Отец ребенка остановился и смотрел, будто в замедленной съемке, как мяч летит в костер. И только мать поймала мяч у самого огня. Все смеялись, мужчинам было стыдно за свои реакции, они решили, что больше никогда не станут так себя вести, но прошло несколько минут — и ситуация повторилась с точностью до деталей.

И это возвращает нас к идее о том, что реакция на опасность — не то, что можно контролировать».

Можно ли повысить эффективность своих действий?

«В современном мире люди избегают любых ситуаций, в которых можно натренировать поведение в опасности. Мало того, они избегают даже разговора о них, — продолжает Кашапова. — Хотя «прокачивание» этих способностей способно сыграть ключевую роль в спасении.

Потому что «инструкции не всегда работают». Чтобы развить эти способности, утверждает эксперт, не обязательно заниматься экстремальными видами спорта. Наоборот, если специально искать критические ситуации, чувство опасности может атрофироваться.

Необходимо поддерживать себя в тонусе, не вести пассивный образ жизни, не избегать всеми силами любых угроз, свободно реагировать на любые опасности в жизни.

«Если человек много раз преодолевал опасности (например, бывал в туристических походах), скорее всего, в критической ситуации он поведет себя «адекватно», — утверждает психолог.

Что такое «адекватно»?

«Как правило, не существует очевидных действий, которые способны наверняка привести к спасению. Биологическая реакция может оказаться неподходящей: при эвакуации самолета она может заставить пассажира рвануть к выходу, расталкивая всех локтями, будто он находится в открытом пространстве.

Если люди реагируют так, они погибают в давке», — подчеркивает Кашапова. Согласно ее словам, в такой ситуации важно действовать по инструкции: «Это хороший soft skill».

Однако и здесь необходима тренировка: если люди не способны четко выполнить инструкцию, они рискуют погибнуть, несмотря на правильный выбор действий.

Дело в том, что иные реакции, так называемые «баги», появляются в ходе накопления травматических реакций, говорит эксперт. Именно травмы вызывают ошибочные реакции организма на ситуации.

Если представить идеальный, нетравмированный организм, то его реакции здоровы, в них нет этих «ошибок». Но жизненное развитие неизбежно проходит с травмами. Если травмы преодолены, здоровая реакция возвращается.

Но никто этого гарантировать не может, поэтому кроме травмотерапии важны и тренировки soft skills.

Еще один soft skill, про который очень многие забывают и не используют, — расфокусированное внимание. Имея перед глазами визуальный ряд, мы концентрируемся, это привычное состояние современного человека. В ситуации опасности, однако, способно включаться то самое расфокусированное внимание, когда человек одним взглядом видит сразу все, что происходит вокруг.

Эта способность позволяет активировать телесные реакции и дополнить ими «действия по инструкции». «Но в современном мире, к сожалению, этот навык ослабевает, — говорит психолог. — Причиной тому недостаток подвижности. Жители мегаполисов хуже воспринимают и ощущают пространство. Чуть больше года назад произошла трагедия в Кемерово.

Во время пожара в «Зимней вишне» снимали видео, где видно, как валит дым, бегут люди — и вдруг посреди прохода женщина надевает туфли дочери. Через несколько секунд все заволокло дымом. Выжила ли эта женщина, нам неизвестно, почему она надевала девочке туфли в этот страшный момент — тоже неизвестно.

Мы не знаем, как мы расставим приоритеты в момент опасности, и мы не знаем, насколько адекватно будем себя вести».

Как понять, искажено ли ваше восприятие опасности?

«На самом деле, человек это знает, — уверяет эксперт. — У людей, как правило, присутствует ощущение того, что с ними не все в порядке». Например, если рядом закричал ребенок, а у вас возникает ощущение, что сейчас взорвется бомба, — это проявление чрезмерной реакции на опасность.

Или наоборот, если на вас бежит собака, а вы ее будто не замечаете — это слишком слабый ответ на опасность. «И то, и то не является нормой, поэтому человек про себя отмечает: с ним что-то не так, неплохо бы с этим разобраться».

Если вы пережили травматические ситуации, которые исказили восприятие опасности (или безопасности), необходимо обратиться к специалистам, которые помогут вернуть естественные и здоровые реакции. Это психотерапевты, травмотерапевты, соматические терапевты.

Они специализируются на психологических травмах и помогают пациентам избежать чрезмерного или, наоборот, слишком слабого ответа на опасность.

Можно ли пытаться спасать других без специальных навыков?

В этом вопросе мнение эксперта однозначно: «Спасать других можно только тогда, когда вы умеете это делать. Если у вас есть опыт — да, конечно. Но если его нет — вы только помешаете профессионалам».

Источник: https://www.forbes.ru/forbeslife/375743-borotsya-bezhat-zameret-ot-chego-zavisit-nashe-povedenie-v-chrezvychaynoy-situacii

«Снюсы»: убийственная мода у детей, и чего мы не знаем о конфетках с никотином?. Новости. Первый канал

Незнаем как быть в нашей ситуации

Сын шел с братишкой с тренировки. Их угостил семиклассник. Племянник мой взял первый и отключился просто. Увезли на скорой помощи.

Они даже слова «снюс» раньше не слышали. О новом детском увлечении семейная пара из Набережных Челнов узнала, когда племянника забрала скорая. И сын признался, как они регулярно расслаблялись после тренировки.

«Вот эта доза, они кладут в рот, рассасывают. И становятся неадекватными», — рассказывает женщина.

Сильнейшее отравление, мальчика спасли. Взрослые просят не показывать лиц, пропустили эпидемию этой «подушки опасности», которая лавиной накрыла российские школы. В пакетике никотин, ароматизаторы, химикаты — аналог шведского жевательного табака «Снюса». Правда, там его продают только взрослым. Русскоязычный же интернет завален роликами, записанными в соседней от родителей комнате.

Куда уходит детство, хорошо знают школьники в подмосковных Люберцах. вгрызаются не в гранит науки.

«Класса с седьмого, может, раньше. Бывало и рвало, и ходили в каком-то непонятном состоянии», — рассказывает юноша.

«Вот у нас одноклассник. Он становится агрессивный и вообще невменяемый», — говорит школьник.

«Учителя не замечают! Такое состояние ватное», — признается подросток.

И родители не в курсе — запаха нет. Поэтому от обычных сигарет уходят к таким баночкам по 200-300 рублей, которые захватили прилавки за последние пару лет. В этой упаковке даже не лошадиная доза никотина.

Медики и эксперты в регионах выяснили, что в одной такой подушечке никотина столько же, как в трех пачках сигарет. Вряд ли нужно быть профессиональным наркологом, чтобы понять эффект от употребления.

Всего через две-три недели молодой неокрепший организм снова просит «шайбу». Так между собой называют упаковку со «снюсом».

В соцсетях его продвигают как легкую альтернативу сигаретам. В безвредность, правда, сложно поверить, глядя на прожженные десны. И подростков с пеной у рта, которые экспериментируют с веществом из пакетика.

Откачивать такого дегустатора пришлось в Пензе. Там не только врачи бьют в колокола. Директора говорят: школы в осаде.

«Снюс» продают в соседних домах, рекламируют в мессенджерах, доставляют через интернет, а дети поголовно рассказывают, как их в первый раз угостили — бесплатно.

«Подобная схема в свое время была относительно распространения спайса. Подсадить на этот вид никотина, вид зависимости, наше подрастающее поколение. Пора бить тревогу», — говорит главврач Пензенской областной наркологической больницы Юрий Уткин.

Чему учила семья и школа, в общем-то, неважно, если против интернет-армия. Про «снюсы» — буря публикаций. Сложно поверить в финансовую беспристрастность человека с псевдонимом Дворецков, если он за год выпускает больше 50 роликов о «снюсе». Еще и регулярно говорит, где купить. И вот блогеру подражает ребенок лет 10. А здесь школьники пробуют «снюс» на уроке.

Такие занятия чуть не стоили жизни восьмикласснику в Алтайском крае. Во время урока остановилось дыхание. Скорая едва успела. Фельдшер нашел во рту «снюс». Письмо в местную газету города Заринска — материнский крик о помощи: «Каждый из вас может оказаться в такой непростой ситуации. Уважаемые родители, давайте вместе защитим наших детей!»

Защитить от этих смесей должен был закон от 2015 года о запрете сосательного табака. Производители быстро нашли лазейку — «снюс» превратился в жевательный. А табак позже заменили синтетическим никотином. Единственный барьер — запрет продажи несовершеннолетним. Но его нарушают повсеместно, признают общественники.

«Та система ответственности, которая есть сегодня, она мизерная. Продавец знает: там тысяча рублей штраф или 50 тысяч рублей, или заработок, они выбирают второе. Государство должно навести порядок в данном вопросе», — подчеркивает член Общественной палаты Российской Федерации Султан Хамзаев.

Как закатать губу торговцам и производителям, думают в Минздраве, Минпромторге, Госдуме. А пока бой с подушками идет народными средствами.

Директор гимназии в Казани отправляет родителям письма с предупреждением: «снюс» продают уже поштучно, по 30 рублей. В Волгограде жители собирают подписи за запрет продажи. В Дагестане в рейды выходит полиция.

А это Астрахань — контрольная закупка. 17-летней девушке свободно продали «снюс».

Символично, что врукопашную на общественников пошла не только продавщица, но и представитель табачной компании, которая именно этот «снюс» производит. Случайно оказался рядом. И возмущался действиями активистов, которые к тому же заметили целые блоки контрафактных сигарет под прилавком. Такие ларьки, жалуются астраханцы — главные поставщики детских площадок.

В разгаре народной войны в тени правда остался новый эшелон. В интернете раскручивают конфеты, мармелад, даже зубочистки с никотином. Кому предназначено такое угощение, можно не сомневаться, услышав откровения испытателей со стажем: «Мы-то уже три года курим. У него дыхалка уже никакая. Тяжело потом бросить. «Снюс» тоже тяжело потом бросить». 

Источник: https://www.1tv.ru/news/2019-11-26/376411-snyusy_ubiystvennaya_moda_u_detey_i_chego_my_ne_znaem_o_konfetkah_s_nikotinom

101Адвокат
Добавить комментарий