По каким болезням могут дать условно досрочное освобождение?

Расследование: Больные заключенные умирают, не дождавшись досрочного освобождения

По каким болезням могут дать условно досрочное освобождение?

За последние три года в колониях Кыргызстана от болезней умерли 185 человек. И лишь трое заключенных были досрочно освобождены по состоянию здоровья. Остальные больные жалуются на бюрократические препоны и вымогательство взятки.

Камчыбек Жанабилов находится в заключении уже почти три года. В начале июля 2011 года он был осужден за убийство на 13 лет лишения свободы.

У него врожденный порок сердца. В условиях содержания колонии его состояние здоровья ухудшилось, и в апреле 2013 года он был переведен в больницу при колонии номер 47. Ему требуется пересадка двух сердечных клапанов.

Осенью этого года медкомиссия представила его на так называемое условно-досрочное освобождение (УДО) — согласно законам Кыргызстана, заключенного могут отпустить раньше срока в случае серьёзного заболевания.

Но уже две судебные инстанции отказали Жанабилову, несмотря на заключение врачей о том, что пересадка клапанов не может быть произведена в больнице 47-й колонии из-за отсутствия необходимого для этого оборудования.

«Врачи из колонии обратились к специалистам из Национального кардиологического центра. Они его обследовали, собрали консилиум и в своей рекомендации написали, что ему срочно необходима операция», — рассказала в интервью Kloop.kg глава Комитета по защите прав заключенных Динара Муканбаева.

Суды, в свою очередь, мотивировали свой отказ тем, что Жанабилов отбыл «лишь незначительную часть наказания» — около трех лет — и не погасил материальный ущерб, причиненный пострадавшим по его делу.

[divider]»Мы потихоньку умираем»[/divider]

Динара Муканбаева считает, что суд не должен был учитывать тяжесть преступления осужденного при вынесении решения о досрочном освобождении.

«По каким статьям он осужден — это не должно влиять на судебный процесс. [Это] осужденный, который в настоящее время болеет, находится при смерти, который может умереть, если ему не оказать квалифицированную медицинскую помощь в стационаре», — уверена она.

Сейчас состояние Жанабилова оценивается как тяжелое. Без операции он может умереть.

«Недавно у Жанабилова чуть не произошла остановка сердца. Сейчас он не может кушать, абсолютно нет аппетита. У него сильная одышка, цианоз. Он плохо передвигается», — рассказывает Муканбаева.

Сам заключенный пожаловался в интервью Kloop.kg, что в больнице при колонии за ним плохо смотрят.

«За нами врачи не смотрят, лекарства не дают. Вот, восьмой месяц лежу — никакого толку нет […] Мы потихоньку умираем», — говорит Жанабилов.

[divider]Перечень болезней[/divider]

По данным Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН), в среднем в колониях Кыргызстана от различных заболеваний ежегодно умирает около 80-90 человек.

С начала 2011 года, по данным ГСИН, в местах лишения свободы погибли почти 200 заключенных, из них 185 — из-за болезней.

Но на условно-досрочное освобождение было представлено лишь 11 человек, а в итоге на свободу вышло всего трое из них.

Ведомство объясняет такие показатели тем, что не все заболевания, от которых умирают заключенные, позволяют досрочно освобождать заключенного — болезнь должна быть в перечне, который содержится в постановлении правительства номер 745.

«Многие болезни, от которых погибают наши заключенные, не входят в данный перечень», — объясняет пресс-секретарь ГСИН Ольга Степкичева.

В этом списке перечислено 79 болезней, среди которых тяжелые формы туберкулеза, злокачественные раковые опухоли и серьёзные психические расстройства.

[divider]Взятка за диагноз[/divider]

Но, даже имея тяжелое заболевание из официального перечня, подать на условно-досрочное освобождение не так просто.

https://www.youtube.com/watch?v=D5RI7g1-FGI

Для этого необходимо пройти медицинскую комиссию, по результатам которой начальник исправительного заведения может передать в суд документы с просьбой об освобождении заключенного.

Однако эта процедура обычно занимает от двух до трех месяцев. За это время заключенные зачастую погибают, не дождавшись рассмотрения своего дела в суде.

Мужская исправительная колония №3. Эрик Гурлан.

Из представленных за последние три года на УДО 11 человек, до начала суда погибли четверо.

Добиться прохождения медкомиссии непросто. Заключенные жалуются, что зачастую для этого нужно дать взятку, а потом ещё заплатить судье за решение дела в их пользу.

«К сожалению, очень много осужденных жалуются на коррупцию в судах, особенно в Ленинском районе [Бишкека], куда территориально относится 47-я колония, — рассказывает Динара Муканбаева из Комитета по защите прав заключенных. — Чтобы перевестись в колонию-поселение или освободиться по УДО, якобы нужно 1,5 тысячи долларов», — говорит она со слов осужденных.

Кроме того, начальство исправительных учреждений, по словам заключенных, может потребовать взятку за ускорение созыва медкомиссии, а также за указание более тяжелого диагноза, чтобы повысить вероятность досрочного освобождения.

Проблема в том, что никто из заключенных, жалующихся на коррупцию при УДО, не готов заявить об этом открыто и тем более написать заявление.

«Они боятся озвучивать имена тех, кто просил эти деньги, вымогал. Не говорят, какие лица — врачи или сотрудники», — говорит глава Комитета по защите прав заключенных.

Родственники и сами заключенные боятся последствий оглашения имен вымогателей.

[divider]Как мумии[/divider]

Корреспондент Kloop.kg поговорил с несколькими тяжело больными заключенными — все они говорят о коррупции, но никто не согласился на указание своего имени в материале.

«Они на наши болезни не смотрят, попросту деньги просят, а мы потихоньку умираем каждый день. Как мумия сушимся уже», — говорит один из заключенных колонии номер 47.

Другой осужденный, который также лежит в больнице при колонии, рассказал, что за решение районного суда об условно-досрочно освобождении нужно заплатить две тысячи долларов.

«Мы прошли медкомиссию, пошли в суд — все по закону. На суд поставили, а у нас деньги вымогают. Две тысячи долларов платите, говорят, и мы вас отпустим. Это в районном суде было», — вспоминает он.

Деньги подсудимый заплатить не смог, и суд в итоге отказал ему в досрочном освобождении. Адвокат обжаловал приговор в суде второй инстанции — Бишкекском городском, — но и там попросили взятку.

«Мы наняли адвоката и обратились в городской суд, там у нас попросили три тысячи долларов. Но мы не могли такие деньги дать, и поэтому сказали, что можем только одну тысячу долларов заплатить. Там было три судьи и второй на одну тысячу не согласился», — рассказывает заключенный.

Его родственники пытались найти требуемую сумму, но смогли собрать только еще одну тысячу долларов, однако судьи все равно не согласились на досрочное освобождение.

Сегодня осужденный ждет рассмотрения своего дела в Верховном суде. Его диагноз — цирроз печени.

[divider]Спорное УДО[/divider]

Однако три человека за последние три года всё же вышли на свободу по состоянию здоровья. И одним из них оказался криминальный авторитет Азиз Батукаев, чьё освобождение до сих пор вызывает ожесточённые споры в Кыргызстане.

Официально ему поставили диагноз «острый лейкоз крови», по поводу которого звучало немало сомнений, в том числе среди некоторых политиков.

Батукаев вышел на свободу по решению Нарынского областного суда. В свою очередь, судьи вынесли решение на основании диагноза, который поставили специальная медкомиссия и врач колонии строгого режима номер 24.

Позже парламентская комиссия признала освобождение авторитета незаконным, а приглашенные ими независимые эксперты заявили, что результаты анализов криминального авторитета были подделаны.

Но Батукаев к тому времени уже давно переехал в российский город Грозный.

Фотографии: Эрик Гурлан

Источник: https://kloop.kg/blog/2013/11/07/rassledovanie-bol-ny-e-zaklyuchenny-e-umirayut-ne-dozhdavshis-dosrochnogo-osvobozhdeniya/

В россии смягчились правила условно-досрочного освобождения

По каким болезням могут дать условно досрочное освобождение?

Вчера пленум Верховного суда России утвердил поправки в свое постановление об условно-досрочном освобождении. Например, теперь особо поясняется, что раньше срока можно отпустить даже заключенного, имеющего взыскания от тюремного начальства. Всегда надо решать индивидуально, смотреть не на выговоры, а на человека.

Редкий арестант не мечтает выйти на свободу раньше срока. Однако в последнее время судебная статистика разбивала у многих надежды. Суды весьма неохотно отмеривали досрочную свободу.

РГ + Россия 24: ВС объяснил, как взыскать компенсацию морального вреда

Как рассказал вчера журналистам после заседания пленума заместитель председателя Верховного суда России – председатель Судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов, по статистике, в прошлом году судами было рассмотрено 132 358 ходатайств об условно-досрочном освобождении, а удовлетворено из них 54 504 (41 процент). При этом с каждым годом сокращается и число обращений, и процент положительных решений. В 2010 году из 100 ходатайств было удовлетворено 57, в 2011-м – 56, в 2012-м – 51, в 2013-м – 46, в прошлом и того меньше.

При этом Верховный суд России старается изменить практику.

Недавно “РГ” уже писала о кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России, в котором содержались важные пояснения.

Их суть сводилась к тому, что для условно-досрочного освобождения заключенного не требуется от него каких-то особых, исключительных заслуг. Поэтому нельзя в свободе отказывать по надуманным причинам.

До Верховного суда дошло дело конкретного человека, который еще в 2009 году был осужден на семь лет. В начале этого года он подал ходатайство об условно-досрочном освобождении. Однако нижестоящие суды ему отказали. Свою строгую позицию они пояснили так: человек наказан за особо тяжкое преступление, поэтому выпускать рано, мол, мало времени провел в тюрьме.

Дисциплинированность осужденного в колонии тоже в зачет ему не пошла: суды заявили, что соблюдение режима – это обязанность заключенного. К тому же судьи вспомнили старый выговор: еще в 2009 году заключенному сделали устное замечание за курение в неположенном месте. Этот факт тюремной биографии, зафиксированный в деле, перевесил все положительные характеристики.

Так что человека оставили на зоне.

По сути, главный аргумент суда базировался не на нормах закона, а на моральных рассуждениях о социальной справедливости. Преступление страшное, срок маленький, зачем же выпускать человека раньше? Однако Верховный суд России с такой позицией не согласился, отменил предыдущие решения и выпустил человека условно-досрочно.

Конечно, решение было вынесено по конкретному делу, но оно должно было стать ориентиром для нижестоящих судей. Ведь судить иначе – это идти наперекор правовым позициям Верховного суда, а значит, вряд ли решение устоит в высоких инстанциях. Поэтому слова, прозвучавшие в том определении, дорогого стоят.

“По смыслу закона суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким как тяжесть содеянного, наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

“, – говорит Верховный суд.

Однако после этого решения в “РГ” позвонили из аппарата Уполномоченного по правам человека и рассказали об аналогичном деле в Рязанской области. По обстоятельствам все очень похоже, один в один, неплохая характеристика, какое-то старое взыскание и “нет” от суда. Причем не помогли даже ссылки на решение Верховного суда, о котором рассказала газета. Похоже, судьи просто не поверили.

Поэтому кроме решений по конкретным делам, конечно, необходимы и общие разъяснения. Поправки в постановление пленума помогут судам лучше ориентироваться и, как надеются специалисты, изменят статистику: немотивированных отказов в ходатайствах об УДО и об освобождении от наказания в связи с болезнью должно стать меньше.

Мосгорсуд начал переход на систему электронного правосудия

Например, как говорится теперь в постановлении, наличие у осужденного взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания.

Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания. А полное возмещение вреда, вопреки складывающейся практике, не следует считать непременным условием УДО.

Суды должны проверять, пытался ли осужденный возместить ущерб. Если да, но по каким-то причинам не получилось, то его можно отпустить. Но при этом судья вправе обязать осужденного компенсировать ущерб: то есть вопрос расплаты будет под контролем.

Ведь досрочно освобожденный человек не свободен полностью, за нарушение режима поведения на воле он еще может вернуться за решетку.

Также Верховный суд решил пересмотреть свой подход к УДО в случае тяжелой болезни, препятствующей отбыванию наказания. Теперь наличие болезни должно иметь “определяющее значение” для вывода суда.

Иные обстоятельства могут учитываться дополнительно. Например, как уточнил Владимир Давыдов, это могут быть регулярные нарушения режима, когда “из изолятора не вылезает, хотя и больной”.

Прежде “иные обстоятельства” имели больший вес.

Еще один момент: в новой редакции постановления сказано, что тяжесть и общественная опасность самого преступления не должны быть основанием для отказа в освобождении.

Они, как пояснил Верховный суд, уже учтены при определении минимального срока отбытия наказания, необходимого для условно-досрочного освобождения, и назначении наказания осужденному.

Поэтому сейчас надо смотреть не на статью, по которой осудили человека, а на самого человека.

Источник: https://rg.ru/2015/11/18/udo.html

Цена за УДО может быть любой, но она всегда делится на 3

По каким болезням могут дать условно досрочное освобождение?

Мнения

Вот вам история Оли, за семью которой я реально боюсь

Этот материал вышел в № 27 от 13 марта 2013ЧитатьЧитать номер

Уж сколько раз твердили миру: условно-досрочное освобождение — это право осужденного, которое неизбежно наступает при отбытии им определенной части срока, и лишить зэка этого права могут только исключительные обстоятельства.

Так написано в законе, так разъясняет Верховный суд. Таковыми исключительными обстоятельствами не могут быть взыскания — это всё художественный свист, о чем тоже говорится в материалах пленума Верховного суда. Более того: УДО — это не свобода, это не отмена наказания. УДО — это изменение меры наказания.

Оно, наказание, продолжается, просто человек может вернуться в семью, устроиться на работу и прекратить тратить бюджетные деньги на свое содержание в зоне или тюрьме. Но нет. Само по себе УДО стало механизмом развращения судов, администраций и прокуратур.

Ведь именно эти три источника и три составные части беззакония и определяют судьбу осужденного.

Любой зэк знает прейскурант на УДО в регионе, где он сидит. Цена может быть любой, но она всегда удивительным образом делится на 3: например, 210 000 рублей. Постороннему человеку вот эти вот 10 тысяч кажутся какой-то накруткой. Но нет: просто 210 — это 70х3. Администрации учреждения, суду, прокуратуре.

Нет в России такого региона, где за УДО не брали бы деньги, — судя по письмам и документам, стекающимся в «Русь сидящую». Но одно из писем произвело на меня сильнейшее впечатление.

Я обычно не соглашаюсь иметь дело с людьми, кто отказывается называть свое имя и номер колонии. Здесь всё это было. И я убираю данные сознательно, хотя автор письма прислала мне все документы, включая договоры с медиками.

Я боюсь за эту семью, реально боюсь.

«Оля, здравствуйте. За что сидит мой муж — отдельная история (ст. 159 ч. 4.). Но я не об этом. А о жгучем желании выйти по УДО без взяток.

Срок нам определили 7 лет 11 месяцев. Сидим 6 лет 7 месяцев. Казалось бы, на УДО сам Бог велел. Но нет. В июле мужа сажают в карцер за найденный телефон и быстро отпускают под условие: ты нам проводишь кабельное телевидение в колонии, и мы тебе не зачитываем карцер, выписываем поощрения и делаем хорошую характеристику.

Я в ожидании 3-го ребенка занимаю деньги и бегаю в закупках кабеля и усилителей, доставляю всё это в колонию. Муж мой (золотые руки) проводит за месяц кабельное ТВ по всей колонии. Приезжает московская комиссия.

Комиссии показывают: видите, мол, у нас кабельное ТВ, мы с его помощью перевоспитываем контингент. Москва уезжает довольная. И так несколько комиссий подряд.

 Мы ждем, достаем просьбами начальников: когда же характеристика будет готова? И к Новому году выясняется, что карцер зачли, потому что их поругали, какая-то комиссия обнаружила отсутствие карцера у нас в деле.

 Потерпели до января, когда через полгода гасится карцер, и опять к начальству с вопросом о хорошей характеристике. Сделайте, будьте добры, нам рожать в марте 3-го ребенка. Я хоть и в декрете, а хожу на работу: долги ведь отдавать надо.

Уже к Самому Главному подходила, неся свой живот впереди себя на полметра, просила: посодействуйте, ведь я одна, а кабельное ТВ давно работает. Сказал: молодцы, что на третьего решились, посодействуем… А воз наш поныне там.

Накипело. Это, наверное, стандартная ситуация. Ни на что уже не надеемся, детей жаль, а с третьим на работу ходить придется.

Нужны ли суду наши дети, если год назад суд при рассмотрении очередного УДО не пожалел мою семью — это при представлении всех справок из детского онкодиспансера, в котором мы лежали с сыном около года.

Конечно же: зачем нам папина поддержка — колонии он нужнее, чем семье!

Сейчас я подписала договор о заборе стволовых клеток из пуповинной крови при рождении моего третьего ребенка. Вы можете подумать, что это какая-то прихоть, но я придаю этому большое значение после лечения моего сына в онкодиспансере от острого лимфобластного лейкоза.

Я буду молиться, чтобы эти клеточки никогда не пригодились моим детям ни при тяжелых болезнях, ни при (не дай Бог) рецидиве, но я не могу не использовать этот шанс, который дается раз в жизни при рождении.

Есть большая вероятность, что клетки могут подойти как самому ребенку, так его братьям и сестрам. Я встречалась с представителем Гемабанка, получила чемоданчик с набором для забора и договор на рассрочку от 6 марта 2013 г. Первый взнос 14 950 руб.

, который я должна была перевести по реквизитам того же числа, но не сделала этого по причине того, что не смогла занять денег».

Я не прошу финансовой помощи через газету: по опыту знаю, что это не слишком эффективно. Даже не в смысле сбора денег, а в смысле гражданского участия. В городе, откуда пришло это письмо, у меня есть пара знакомых предпринимателей, — буду их просить оказать постоянную материальную подпитку, и общаться с этой семьей сидящего коллеги-бизнесмена.

Здесь нужно видеть глаза женщин, нужно видеть детей, договоры, проблемы, болезни — своими глазами. Именно поэтому еще и не называю город. Мы сами справимся. Просто хочу снять шляпу перед этой женщиной — ее тоже зовут Оля, — мне кажется, что она каждый день в своей ситуации совершает свой большой гражданский подвиг.

Вот такая она сегодня — Родина-мать.

Google ChromeFirefoxOpera

Источник: https://novayagazeta.ru/columns/57143.html

ФСИН: Каждый восьмой пожизненно осужденный уже имеет право на УДО

По каким болезням могут дать условно досрочное освобождение?

25 лет назад в России стали применять наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Сколько таких заключенных уже имеют право просить о досрочном освобождении, есть ли у них шанс выйти на свободу и как меняются условия их содержания — в интервью ТАСС рассказал начальник Управления исполнения приговоров и специального учета ФСИН России генерал-майор внутренней службы Игорь Вединяпин.

— 25 лет назад в России стали применять пожизненное лишение свободы, заменившее смертную казнь. Как оно вводилось в России?

— В законодательстве СССР отсутствовало наказание в виде пожизненного лишения свободы. При этом предусматривалась возможность замены в порядке помилования смертной казни лишением свободы на срок не свыше 20 лет.

Законом РСФСР 17 декабря 1992 года в Уголовный кодекс были внесены изменения, в соответствии с которыми исключительная мера наказания — смертная казнь — в порядке помилования могла быть заменена пожизненным лишением свободы.

При этом пожизненное лишение свободы тогда не было включено в систему наказаний и поэтому не могло назначаться судом.

В качестве самостоятельного наказания пожизненное лишение свободы было введено в Уголовном кодексе Российской Федерации, принятом в декабре 1996 года, однако лишь как альтернатива смертной казни за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь. Назначать пожизненное лишение свободы за совершение отдельных видов преступлений стали с июля 2004 года.

— Куда направляли первых таких осужденных? И сколько таких колоний и осужденных на сегодняшний день?

Функционируют семь исправительных колоний для пожизненно осужденных, в которых отбывают наказание 2010 человек

— В 1987 году единственным учреждением в СССР, где содержались осужденные, которым смертная казнь была заменена определенным сроком лишения свободы, стало исправительное учреждение, расположенное в Свердловской области.

В настоящее время оно продолжает оставаться единственным учреждением, где отбывают наказание осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена 25 годами лишения свободы. Сейчас там 70 таких осужденных.

А с 1992 года в это же учреждение стали направляться осужденные, приговоренные к пожизненному лишению свободы. В 1993 году таких осужденных было 15 человек. В 1994 году для отбывания пожизненного лишения свободы было организовано еще одно учреждение — в Вологодской области.

В настоящее время в уголовно-исполнительной системе функционируют семь исправительных колоний для пожизненно осужденных, в которых отбывают наказание 2010 человек.

— Чем отличаются эти учреждения друг от друга? Есть ли что-то особенное в новой колонии в Хабаровском крае?

— Режим содержания одинаков во всех учреждениях для пожизненно осужденных, поэтому отличаются они друг от друга только географическим положением, а соответственно климатическими условиями, и, конечно же, лимитом наполнения. Поэтому существенных отличий с точки зрения функционирования этих учреждений вы не найдете.

— Каков социальный портрет таких осужденных?

— Подавляющее большинство, свыше 94%, отбывают наказание за убийство. Для многих из них это не первая судимость. 23% отбывают наказание второй раз. Примерно 42% осуждены в третий раз и более.

Все осужденные к пожизненному лишению свободы — это мужчины. Такое наказание не назначается женщинам, а также лицам, не достигшим 18 лет, и тем, кому к моменту вынесения судом приговора исполнилось 65 лет

Все осужденные к пожизненному лишению свободы — это мужчины. Такое наказание не назначается женщинам, а также лицам, не достигшим 18 лет, и тем, кому к моменту вынесения судом приговора исполнилось 65 лет.

То есть возраст человека, которому суд может назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы, варьируется от 18 до 65 лет.

На практике же наибольшее количество содержащихся в исправительных колониях для пожизненно осужденных составляют лица в возрасте от 41 до 54 лет.

— Много ли тех, кто отбывает наказание свыше 25 лет, и сколько составил самый продолжительный срок отбывания наказания?

— Сегодня в исправительных колониях для осужденных к пожизненному лишению свободы содержится 267 человек, у которых наступило право на условно-досрочное освобождение, то есть тех, кто отбыл срок свыше 25 лет. Самый продолжительный срок отбывания наказания осужденными к пожизненному лишению свободы составляет 30 лет.

— После первых 25 лет лишения свободы у них появляется право просить об условно-досрочном освобождении. Как часто осужденные пожизненно пользуются таким правом? Сколько таких просьб было за эти годы?

Хотя само наказание в виде пожизненного лишения свободы стало назначаться 25 лет назад, у части осужденных, с учетом ранее вынесенных приговоров, 25-летний срок наказания истек несколько лет назад

— Хочу заметить, что хотя само наказание в виде пожизненного лишения свободы стало назначаться 25 лет назад, у части осужденных, с учетом ранее вынесенных приговоров, 25-летний срок отбытия наказания истек несколько лет назад. Число таких осужденных растет. Из 267 осужденных, которые уже могут воспользоваться таким правом, подали ходатайство об условно-досрочном освобождении 56 человек. Всем им судом было отказано в удовлетворении ходатайства.

— Были ли случаи переквалификации приговоров для пожизненно осужденных или даже отмены приговора?

— За время существования исправительных колоний для осужденных к пожизненному лишению свободы было освобождено пять осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования была заменена пожизненным лишением свободы.

Все эти лица при пересмотре приговоров в соответствии с современным уголовным законом и переквалификации уголовных статей, предусмотренных Уголовным кодексом РСФСР, получили определенные сроки лишения свободы и освободились в связи с отбытием ими срока наказания.

— Возможен ли выход на свободу для таких осужденных по состоянию здоровья, препятствующему лишению свободы?

— Теоретически выход на свободу таких осужденных по состоянию здоровья возможен.

Осужденные, страдающие болезнями, включенными в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, подлежат медицинскому освидетельствованию в порядке, установленном постановлением правительства Российской Федерации от 06.02.

2004 №54 “О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью”. Однако принятие решения об освобождении относится к исключительной компетенции суда.

— А может ли теоретически такой осужденный быть освобожден по достижении им 100 лет?

— В настоящее время российским законодательством не предусмотрен предельный возраст нахождения в местах лишения свободы, поэтому, скорее всего, он не сможет выйти на свободу даже по достижении 100 лет. Однако каждый подобный случай, если бы он имел место быть, я думаю, рассматривался бы индивидуально судом, с учетом определенной совокупности условий.

— Есть ли трудовая занятость в колониях для пожизненно осужденных и что там производят?

— Учитывая особенности личности некоторых осужденных и характер совершенного преступления, не каждый из них может быть привлечен к труду. Однако трудовая занятость в таких колониях есть, и практически половина отбывающих пожизненный срок работают.

Трудятся они в специально оборудованной рабочей камере, а в некоторых случаях — своей собственной. Осужденные в основном занимаются выпуском швейных изделий и обуви, сувенирной продукции, различных товаров народного потребления и изделий деревообработки.

— Правда ли, что они могут дистанционно получать высшее образование?

— Да, осужденные к пожизненному лишению свободы не ограничены в праве получать образование. По желанию и за свои средства они могут дистанционно обучаться в высших учебных заведениях.

Кроме того, в исправительных учреждениях осужденные имеют возможность получить общее образование. Однако пользуются этим правом не так много осужденных.

Сегодня в образовательных учреждениях, в том числе дистанционно, обучаются 42 человека.

— Менялись ли порядок и режим содержания пожизненно осужденных за последние 25 лет?

— Требования по размещению осужденных и соблюдению порядка в учреждениях для осужденных к пожизненному лишению свободы наиболее строгие, что обусловлено характером совершения преступлений и личностью преступников.

Вместе с тем за время исполнения данного вида наказания требования по размещению осужденных, обеспечению безопасности сотрудников и иных лиц, которым законом предоставлено право посещения данных учреждений, претерпели ряд изменений.

В помещениях камер нового типа, в которых отбывают наказание осужденные к пожизненному лишению свободы, в обычных и облегченных условиях разрешается просмотр телевизионных программ, в камерах строгих условий работает радио

Осужденным, отбывающим наказание в обычных условиях, увеличена продолжительность прогулки с полутора до двух часов, в облегченных условиях — до двух с половиной часов. Кроме того, предусмотрена возможность увеличения на 30 минут времени прогулки при хорошем поведении осужденного.

Введено право на предоставление двух краткосрочных и одного длительного свидания в течение года для осужденных к пожизненному лишению свободы, содержащихся в строгих условиях отбывания наказания.

Также увеличено количество денежных средств, разрешенных к расходованию для приобретения продуктов питания и предметов первой необходимости.

Беседовал Александр Шашков

Источник: https://tass.ru/interviews/5159902

101Адвокат
Добавить комментарий