Правомерно ли определение по ст.12.8 ч.1, а протокол по ст. 12.27 ч.3?

Жалоба в порядке надзора по делу об административном правонарушении по ст.12.27 ч.3 КоАП РФ (образец)

Правомерно ли определение по ст.12.8 ч.1, а протокол по ст. 12.27 ч.3?

В Самарский областной суд

443099, г. Самара, ул. Куйбышева, д. 60

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080,

г.Самара, пр. Карла Маркса, д.192, оф.619

Тел. +7-987-928-31-80

В защиту интересов  Я.

Адрес: АДРЕС

ЖАЛОБА

в порядке надзора

Постановлением мирового судьи судебного участка №23 Куйбышевского судебного района г. Самара Самарской области от ДАТА Я. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.3 ст.12.

27 КоАП РФ и ей назначено административное наказание в виде штрафа в размере 30000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев. Мировой судья при рассмотрении дела пришёл к выводу об отсутствии в действиях Я.  состава административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.

26 КоАП РФ, вместе с тем, усмотрел признаки состава административного правонарушения по ч.3 ст.12.27 КоАП РФ.

В жалобе на Постановление мирового судьи адвокат просил постановление в отношении Я. отменить, производство по делу прекратить в связи с тем, что вина Я. в совершении правонарушения не доказана, поскольку судом не были полностью исследованы фактические обстоятельства дела, были сделаны неверные выводы, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Решением  Куйбышевского районного суда г. Самары от ДАТА Постановление мирового судьи от ДАТА оставлено без изменения, жалоба адвоката — без удовлетворения.

С данными решениями судов я не согласен, считаю их незаконными и необоснованными, и подлежащими отмене по следующим основаниям:

  • в действиях Я. отсутствует состав административного правонарушения, так как она не знала о том, что является участником ДТП;
  • в материалах дела отсутствуют доказательства употребления Я. алкогольных напитков, наркотических, психотропных или иных одурманивающих веществ после ДТП.

В соответствии с ч.1 ст.1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

Задачами производства по делу об административном правонарушении являются всесторонне, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения (ст. 24.1 КоАП РФ).

ДАТА в ВРЕМЯ, Я. выехала со стоянки от дома, забрала подругу и, возвратившись обратно, припарковала транспортное средство, после чего отправилась к себе домой. О том, что она задела чужой автомобиль, она не знала, поскольку удара не почувствовала.

Через 3-4 часа после того как она припарковала машину, к ней пришел потерпевший, которому сообщили о повреждении его автомобиля, они вместе спустились вниз к автомобилям и вызвали сотрудников ДПС.

По приезду сотрудниками ДПС ей было предложено пройти медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Она отказалась, в связи с тем, что вышла из дома и на тот момент уже несколько часов не являлась водителем.

В связи с этим на нее был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, который был направлен на рассмотрение в мировой суд.

Судья районного суда пришла к выводу о правомерности переквалификации правонарушения, совершенного Я. с ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ на ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ, поскольку Я.

 с признаками алкогольного опьянения за управлением транспортного средства не находилась, а употребила спиртные напитки после ДТП и законно отказалась от требования сотрудника ДПС о прохождении медицинского освидетельствования, что образует состав ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ.

Диспозиция ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ — это невыполнение требования Правил дорожного движения о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен.

Я. в судебном заседании пояснила, что она не заметила касания, не знала, что стала участником ДТП, контакта с автомашиной Шевроле она не почувствовала.

Протокол об административном правонарушении по ст.12.26 КоАП РФ был составлен со слов свидетелей, которые находились во дворе дома в темное время суток и на значительном расстоянии от машин, но могли наблюдать со стороны, им показалось, что автомобили соприкоснулись.

Из показаний свидетеля Б. следует, что Я. на своем транспортном средстве находясь на стоянке около АДРЕС, при попытке сдать назад, 2-3 раза уперлась в припаркованный на стоянке автомобиль Шевроле г/н, и это видели двое мужчин, которые жарили шашлык во дворе.

Из показаний свидетеля Л. следует, что он ДАТА примерно в ВРЕМЯ приехал к своим друзьям в п.Волгарь, и находясь во дворе жилого дома увидел, как автомобиль Хендай под управлением Я. делая несколько неуверенных маневров разворота вперед назад уперся пару раз в припаркованный рядом автомобиль Шевроле, после чего уехал.

После чего была оставлена записка на капоте автомобиля Шевроле, о том, что он и второй мужчина могут быть свидетелями ДТП. Также он подтвердил, что после столкновения при нем к Я. на улице никто не подходил. Кроме того, пояснил, что Я.

, после того, как несколько раз уперлась в автомобиль Шевроле из своего транспортного средства не выходила, повреждения не осматривала. Как ему показалось, что Я. даже не заметила, что задела стоящий рядом автомобиль. Кроме того, свидетель Л.

сказал, что затем он осматривал повреждения на автомобиле Шевроле, которые по его мнению характерны при столкновении с автомобилем Я. при ее маневрах. На момент возвращения Я., он находился на расстоянии примерно в 10 метрах от нее, однако к ней не подходил.

Таким образом, достоверно не доказано, что повреждение автомобиля потерпевшего (царапина над правым переднем крылом) произошло  именно из-за столкновения с автомобилем Я.

Экспертиза автомобилей не проводилась, повреждения на автомобилях не сопоставляли между собой. Свидетель, не являющийся специалистом/экспертом, при визуальном осмотре одного из автомобилей не не мог дать компетентное заключение о соответствии повреждений на двух автомобилей. Кроме того, повреждения на автомобиле Я. отсутствуют. Протокол осмотра транспортных средств не составлялся.

Однако, данным  доводам защиты суды первой и апелляционной инстанций оценку не дали.

Таким образом, причастность Я. к ДТП основывается лишь на предположениях свидетелей, которые в темное время суток на расстоянии могли наблюдать, как Я. на своем транспортном средстве находясь на стоянке около дома № 38 по ул. Новокомсомольская г. Самары, при попытке сдать назад 2-3 раза уперлась в припаркованный на стоянке автомобиль Шевроле.

Согласно показаний свидетелей, на автомобиле Шевроле обнаружена царапина покрытия переднего правого крыла, не оспаривается, что указанные повреждения действительно имеют место быть. Протокол осмотра транспортного средства не составлялся, фототаблица в материалах дела отсутствует.

Незначительность имеющихся повреждений автомашины Шевроле подтверждает доводы Я. о том, что она столкновения не почувствовала.

Одновременно судье не представлено достаточных доказательств того, что Я. знала о факте столкновения и умышленно покинула место дорожно-транспортного происшествия, то есть в деле отсутствуют доказательства наличия у нее прямого умысла оставить место ДТП, участником которого она являлась.

Суд не принимает во внимание доводы жалобы о том, что Я. действовала неумышленно, поскольку не знала о произошедшем ДТП, участником которого она могла явиться, однако, своё мнение суд никак не мотивирует.

На основании изложенного, в действиях Я. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ст.12.27 ч.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с частями 1 и 2 ст. 2.

2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало, либо относилось к ним безразлично.

Наличие умысла не должно предполагаться, а должно быть доказано административным органом в силу положений ч. 3 ст. 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку привлечение лица к административной ответственности, исходя из ст.ст. 2.

1, 2.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях возможно только при наличии его вины, в какой бы форме она не проявлялась, поскольку ее отсутствие является одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении.

Кроме того, при вынесении постановления мировой судья обосновывала свое решение тем, что  в силу пункта 2.7 ПДД РФ, водителю запрещается употреблять алкогольные напитки, наркотические, психотропные или иные одурманивающие вещества после дорожно- транспортного происшествия, к которому он причастен.

Однако материалы административного дела не содержат доказательств употребления Я. алкогольных напитков, наркотических, психотропных или иных одурманивающих веществ после ДТП.

В соответствии с примечанием к ст. 12.8 КоАП РФ, административная ответственность, предусмотренная … частью 3 статьи 12.

27 настоящего Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

В соответствии с пп. 134 и 135 Приказа МВД России от 02.03.2009 года № 185:

“134. Результаты освидетельствования на состояние опьянения отражаются в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения установленной формы, который подписывается сотрудником, освидетельствованным и понятыми.

При несогласии освидетельствованного с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения в акте освидетельствования делается соответствующая запись, после чего осуществляется направление лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. (п. 134 в ред.

Приказа МВД России от 03.10.2014 N 857) (Приказ МВД России от 4 августа 2008 г. N 676.)

Источник: https://pravo163.ru/zhaloba-v-poryadke-nadzora-po-delu-ob-administrativnom-pravonarushenii-po-st-12-27-ch-3-koap-rf-obrazec/

Судебный участок № 2 Осинниковского городского судебного района

Правомерно ли определение по ст.12.8 ч.1, а протокол по ст. 12.27 ч.3?
sh: 1: –format=html: not found

                                         Утверждаю

                                                                              Председатель Кемеровского

                                                                              областного суда

                                                                              А.Н. Кирюшин ____________

                                                                              «27»апреля 2017г.

РЕГЛАМЕНТ

РАБОТЫ СУДЕБНОГО УЧАСТКА

МИРОВОГО СУДЬИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

1. Общие положения 2. Основные права и обязанности мирового судьи 3. Основные права и обязанности судей, работников судебного участка

4. Служебное (рабочее)  время и время отдыха

5. Пропускной режим

1. Общие положения

1.1. Настоящий Регламент работы судебного участка мирового судьи (далее Регламент), разработан в соответствии с Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», Федеральным Законом «О мировых судьях в Российской Федерации» от 17 декабря 1998г.

№188-ФЗ, Законом Кемеровской области «О мировых судьях в Кемеровской области» от 27 ноября 2000 г. № 85-03, Федеральным законом «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» №79-ФЗ от 27 июля 2004 г.

, Законом Кемеровской области «О государственных должностях Кемеровской области и государственной гражданской службе Кемеровской области» от 1 августа 2005 г. № 103-03, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г.

№ 1-ФКЗ, Федеральным конституционным законом «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»  от  7  февраля  2011 г. № 1-ФКЗ, Федеральным законом  от 22 декабря 2008 г.

№ 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами и имеет цель установления порядка работы  судебного участка мирового судьи (далее судебный участок) управления по обеспечению деятельности мировых судей в Кемеровской области (далее управление), укрепление трудовой и исполнительской дисциплины, рациональное использование рабочего времени.

1.2. Граждане Российской Федерации, принятые на государственную службу или работу на судебный участок, должны быть ознакомлены с настоящим Регламентом.

Исполнение требований, определяемых настоящим  Регламентом, являются обязательным для работников  судебного участка.

2. Основные права и обязанности работников  судебного участка.

3.1. Работники  судебного участка имеют право на:

– работу, отвечающую профессиональной подготовке и квалификации;

– производственные и социально-бытовые условия, обеспечивающие безопасность и соблюдение требований гигиены труда;

– профессиональную переподготовку и повышение квалификации;

– охрану труда;

– оплату труда в размере, установленном действующим законодательством, а также премирование по результатам работы;

– отдых, который обеспечивается предоставлением еженедельных выходных дней, праздничных нерабочих дней и оплачиваемых ежегодных отпусков;

– пособия по социальному страхованию, социальное обеспечение по возрасту, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством;

– отпуск без сохранения денежного содержания  (заработной платы), согласно действующему законодательству;

– возмещение вреда, причиненного его здоровью и имуществу в связи с исполнением служебных обязанностей.

3.2. Работники   судебного участка обязаны:

– обеспечивать соблюдение Конституции Российской Федерации, нормативных правовых актов Российской Федерации, приказов, распоряжений, указаний и поручений мирового судьи, отданных в пределах предоставленных им полномочий;

– предъявлять при приеме на работу документы, сообщать сведения личного характера, предусмотренные законодательством, а также информировать обо всех изменениях, происшедших в запрошенных сведениях, в частности об изменении адреса, семейного положения и т.д., в сроки, установленные на судебном участке;

– поддерживать уровень квалификации, необходимый для эффективного исполнения своих должностных обязанностей;

– соблюдать трудовую дисциплину, а также правила внутреннего распорядка судебного участка;

– использовать рабочее время для производительного труда;

– принимать меры по устранению причин, нарушающих нормальный ход работы, и немедленно сообщать о случившемся мировому судье  и начальнику управления по обеспечению деятельности мировых судей в Кемеровской области;

– бережно относиться к средствам оргтехники и другому имуществу судебного участка, поддерживать чистоту на рабочем месте, соблюдать установленный порядок хранения материальных ценностей и документов;

– воздерживаться от действий, препятствующих другим работникам выполнять их служебные (трудовые) обязанности;

– проявлять вежливость, уважение, терпимость;

– иметь опрятный внешний вид; экономно использовать расходные материалы и другие материальные ресурсы, а также не допускать ведения междугородных и местных телефонных переговоров, не вызванных служебной необходимостью;

– перед уходом в отпуск, убытием в командировку оставить в надлежащем виде средства оргтехники и другие материальные ценности, находящиеся в его распоряжении, передать неисполненные документы мировому судье для принятия решения о поручении их другому исполнителю, а в случае расторжения трудового договора или прекращения полномочий, кроме того, возвратить в кадровую службу управления по обеспечению деятельности мировых судей в Кемеровской области  служебное удостоверение лицу, ответственному за ведение кадровой работы;

– при отсутствии на рабочем месте принять меры к извещению об этом мирового судью  и начальника управления по обеспечения мировых судей в Кемеровской области;

– хранить государственную и иную охраняемую законом тайну, а также не разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей и затрагивающие частную жизнь граждан;

– воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов, а также их руководителей;

– соблюдать требования настоящих Правил, должностных и иных инструкций, а также установленный порядок работы со служебными документами.

3.3. Работнику судебного участка, запрещается:

– выносить из здания судебного участка имущество, документы, предметы или материалы, принадлежащие судебному участку, без соответствующего на то разрешения;

– приносить в здание судебного участка взрывчатые, отравляющие и пожароопасные вещества, а также предметы или товары, предназначенные для продажи, пользоваться нестандартными электроприборами и нагревателями;

– вывешивать объявления вне отведенных для этого мест без соответствующего разрешения;

– выполнять на рабочем месте работу, не связанную с исполнением должностных обязанностей;

– образовывать на судебном участке структуры политических партий и общественных объединений (за исключением профсоюзов), использовать свое служебное положение в их интересах;

– совершать деяния (действия или бездействие), способные нанести ущерб своей репутации, репутации судебного участка, судебной системе или судебному сообществу;

– курить в местах, специально не оборудованных и не отведенных для курения табака;

– находиться в помещении судебного участка в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения.

3.4.   Права и обязанности конкретного работника  судебного участка, а также порядок их реализации устанавливаются  служебным контрактом (трудовым договором), заключаемым между начальником управления  и работником  судебного участка при приеме на работу.

3.5.  Ответственность за нарушение трудовой дисциплины устанавливается в соответствии с действующим законодательством.

4. Служебное (рабочее) время и время отдыха

4.1. Для работников судебного участка  устанавливаются 40-часовая пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями (суббота и воскресенье) и следующая продолжительность рабочего дня:

начало рабочего дня:                   08:15
перерыв на обед:                         13:00  до 13:45
окончание рабочего дня:            17:30

пятница                                       08:30 – 14:30 (без обеда)

Предпраздничные дни: рабочий день сокращен на 1 час

Прием граждан работниками  судебного участка ведется  каждый день в течение рабочего дня.

Государственным гражданским служащим судебного участка устанавливается ненормированный служебный день.

Мировой судья вправе переносить время начала (окончания) рабочего дня государственным гражданским служащим судебного участка и иным работникам  судебного участка по согласованию с ними и начальником управления по обеспечению деятельности мировых судей в Кемеровской области.

Мировой судья и работники судебного участка могут быть привлечены к работе сверх установленной продолжительности рабочего времени в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством, или же с целью завершения рассмотрения дела, если его рассмотрение началось в течение рабочего дня.

На работников судебного участка ведется табель учета рабочего времени.

4.2. Очередность предоставления ежегодных оплачиваемых отпусков работникам   судебного участка устанавливается начальником управления в соответствии с графиком отпусков и с учетом необходимости обеспечения бесперебойной работы судебного участка и благоприятных условий для отдыха его работников.

По желанию работника судебного участка ежегодный оплачиваемый отпуск может предоставляться по частям, при этом продолжительность одной части не может быть менее 14 календарных дней.

Графики отпусков составляются на каждый календарный год не позднее чем за две недели до наступления календарного года и доводятся до сведения всех работников судебного участка.

4.3. Запрещается в рабочее время:

– отвлекать мирового судью и работников  судебного участка для выполнения поручений и проведения мероприятий, не связанных непосредственно с их служебной деятельностью;

– созывать собрания, заседания и совещания по вопросам, не связанным с реализацией полномочий мирового судьи, кроме случаев, установленных федеральными законами.

5. Пропускной режим

5.1. Посетители допускаются на судебный участок в рабочее время при представлении документов, удостоверяющих личность.

5.2. В нерабочее время, выходные и нерабочие праздничные дни допуск в здание суда работников судебного участка и иных лиц осуществляется по разрешению мирового судьи.

Начальник управления                                                                   В.Г. Щедрин

по обеспечению деятельности

мировых судей в Кемеровской

области

Источник: http://1302.kmr.msudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=1888

Постановление Верховного Суда РФ от 9 августа 2017 г. N 57-АД17-5 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения, поскольку в деянии лица содержится состав административного правонарушения, выразившегося в управлении транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения

Правомерно ли определение по ст.12.8 ч.1, а протокол по ст. 12.27 ч.3?

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б.,

рассмотрев жалобу Никифорова Н.В. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 7 г.

 Старый Оскол Белгородской области от 17 августа 2016 года, решение судьи Старооскольского городского суда Белгородской области от 04 октября 2016 года и постановление заместителя председателя Белгородского областного суда от 01 ноября 2016 года, вынесенные в отношении Никифорова Н.В.

(далее – Никифоров Н.В.) по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 7 г. Старый Оскол Белгородской области от 17 августа 2016 года Никифоров Н.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.

8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 10 месяцев.

Решением судьи Старооскольского городского суда Белгородской области от 04 октября 2016 года, оставленным без изменения постановлением заместителя председателя Белгородского областного суда от 01 ноября 2016 года, постановление мирового судьи изменено, исключено указание на то, что ранее Никифоров Н.В. привлекался к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 12.8 названного Кодекса. В остальной части постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Никифоров Н.В. ставит вопрос об отмене вынесенных по делу судебных актов, ссылаясь на их незаконность.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя, прихожу к следующим выводам.

В силу абзаца 1 пункта 2.

7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее – Правила дорожного движения), (все нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Никифорова Н.В. к административной ответственности) водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

В соответствии с частью 1 статьи 12.

8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно примечанию к данной статье, употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается. Административная ответственность, предусмотренная названной статьей и частью 3 статьи 12.

27 настоящего Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Как усматривается из материалов дела, 23 мая 2016 года в 01 час 40 минут в районе дома 4 по улице Абрикосовая города Старый Оскол Белгородской области Никифоров Н.В. в нарушение пункта 2.7 Правил дорожного движения управлял транспортным средством, государственный регистрационный знак …, находясь в состоянии опьянения.

Факт совершения Никифоровым Н.В. административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждается: протоколом об административном правонарушении (т. 1 л.д.

 3), протоколом об отстранении от управления транспортным средством (т. 1 л.д. 5), актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (т. 1 л.д. 7), протоколом о направлении на медицинское освидетельствование (т. 1 л.д.

 9), актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения N 47 от 23 мая 2016 года (т. 1 л.д. 12), протоколом о задержании транспортного средства (т. 1 л.д. 10), рапортом инспектора ДПС (т. 1 л.д. 15), объяснениями Е., П.

которым была дана оценка на предмет допустимости, достоверности, достаточности в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, мировой судья правомерно признал Никифорова Н.В. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с требованиями статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении на основании полного и всестороннего анализа собранных по делу доказательств установлены все предусмотренные статьей 26.1 указанного Кодекса юридически значимые обстоятельства совершения административного правонарушения.

Согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения у Никифорова Н.В.

обнаружен такой признак опьянения как запах алкоголя из полости рта, что согласуется с пунктом 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475 (далее – Правила), и является достаточным основанием полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения.

Учитывая наличие достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения и его отказ от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, Никифоров Н.В. был правомерно направлен сотрудником полиции на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в присутствии понятых.

Как установлено судами, исследование выдыхаемого Никифоровым Н.В. воздуха проведено дважды с интервалом в 20 минут, концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом им воздухе при первом и повторном исследовании составила более 0,16 мг/л. Медицинское заключение об установлении у Никифорова Н.В.

состояния опьянения вынесено квалифицированным специалистом соответствующего медицинского учреждения на основании результатов освидетельствования при положительном результате повторного исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя в соответствии с пунктами 11, 15 Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 18 декабря 2015 года N 933н.

Объективных данных, опровергающих сведения, зафиксированные в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством N 47 от 23 мая 2016 года (т. 1 л.д. 12), а также факт управления Никифоровым Н.В. 23 мая 2016 года в 01 час 40 минут транспортным средством в состоянии опьянения материалы дела не содержат.

Утверждение в жалобе о том, что Никифоров Н.В. алкоголь не употреблял, в состоянии опьянения не находился, опровергается содержанием акта медицинского освидетельствования.

Согласно заключению врача, проводившего медицинское освидетельствование, у Никифорова Н.В. установлено состояние опьянения (т. 1 л.д. 12). Кроме того, со слов Никифорова Н.В.

в акте в частности, отмечено об употреблении им 500 мл пива.

В материалах дела не нашли подтверждения и доводы жалобы о том, что транспортным средством Никифоров Н.В. не управлял. При составлении протоколов последний не заявлял о каких-либо нарушениях, допущенных при применении в отношении него обеспечительных мер.

Кроме того, в судебном заседании мирового судьи показал, что в ночь с 22 мая 2016 года на 23 мая 2016 года ехал с работы с ул. Ватутина на автомобиле, припарковал свой автомобиль возле д. 4 по ул. Абрикосовой, после чего к нему подошли сотрудники ГИБДД.

Порядок и срок привлечения Никифорова Н.В. к административной ответственности при вынесении постановления по делу об административном правонарушении соблюдены.

Вопреки доводам жалобы время составления процессуальных документов по делу согласуется между собой.

Ссылки в жалобе на незаконность передачи настоящего административного дела между мировыми судьями разных судебных участков являлись предметом рассмотрения судьи Старооскольского городского суда Белгородской области и обоснованно отклонены по мотивам, изложенным в судебном решении (т. 2 л.д. 111-114). Оснований не согласиться с выводами судьи не имеется.

Указание в жалобе на то, что понятой П. в судебном заседании мирового судьи отказался от ранее данных показаний, утверждая, что при проведении процессуальных действий в отношении Никифорова Н.В. не присутствовал, находился на работе, подпись в протоколах и объяснениях ему не принадлежит, не может быть принято во внимание.

При этом учитывается, что при рассмотрении дела мировым судьей П. пояснил, что с Никифоровым Н.В. не знаком, видел один раз, когда был понятым при его задержании. Автомобиль был припаркован возле забора, Никифорову Н.В.

предлагали пройти освидетельствование на состояние опьянения на месте, но он отказался. Также П. подтвердил, что с сотрудниками полиции он не знаком, никто из них к нему не обращался.

В протоколах указан его номер мобильного телефона и личные данные (т. 1 л.д. 87-88).

Принимая во внимание противоречия, содержащиеся в пояснениях П. данных им в судебном заседании мирового судьи (т. 1 л.д. 87 оборот), судья Верховного Суда Российской Федерации соглашается с выводами нижестоящих судебных инстанций о допустимости показаний названного лица, полученных непосредственно от него сотрудником ГИБДД 23 мая 2016 года.

Все процессуальные документы составлены в присутствии двух понятых, каких-либо возражений или замечаний в них относительно отсутствия одного из понятых Никифоров Н.В. не выразил.

Административное наказание назначено Никифорову Н.В. в пределах санкции части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление о привлечении Никифорова Н.В. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.

8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.

5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Обстоятельств, которые в силу пунктов 2-4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях могли бы повлечь изменение или отмену обжалуемых судебных актов, при рассмотрении настоящей жалобы не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил:

постановление мирового судьи судебного участка N 7 г.

 Старый Оскол Белгородской области от 17 августа 2016 года, решение судьи Старооскольского городского суда Белгородской области от 04 октября 2016 года и постановление заместителя председателя Белгородского областного суда от 01 ноября 2016 года, вынесенные в отношении Никифорова Н.В.

по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу Никифорова Н.В. – без удовлетворения.

Судья Верховного Суда Российской Федерации С.Б. Никифоров

Верховный Суд РФ подтвердил, что водитель обоснованно привлечен к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ).

Сотрудники ГИБДД подошли к этому гражданину уже после того, как машина была припаркована. При этом сам он в суде показал, что возвращался с работы на автомобиле.

У гражданина был обнаружен запах алкоголя изо рта. Это является достаточным основанием полагать, что водитель был нетрезвым. Причем от освидетельствования на состояние опьянения он отказался.

С учетом этого гражданин был правомерно направлен на медосвидетельствование, по результатам которого у него установлено состояние опьянения.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71656280/

Новое в управлении авто и действиях ДПС, судов и следствия

Правомерно ли определение по ст.12.8 ч.1, а протокол по ст. 12.27 ч.3?

В последнее время высшие органы государства стали больше обращать внимание на «происки» своих младших товарищей и направлять их на путь истинный.

Возник один практический вопрос: если концентрация алкоголя в выдыхаемом воздухе превышает суммарную погрешность измерений всего на одну тысячную и составляет, таким образом, 0,161 мг/л, то как расценивать это состояние — опьянение или нет?

На этот вопрос ответил Верховный Суд РФ в своём постановлении от 12 марта 2018 г. № 49-АД18-4, рассмотрев жалобу автоледи на привлечении её судом Республики Башкортостан к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.

8 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее — КоАП РФ). По её мнению, если показания алкотестера составляют 0,161 мг/л, то следует либо признать, что опьянения нет, либо направить водителя на медицинское освидетельствование.

Однако инспектор ДПС только на основании показаний алкотестера составил административный протокол по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя позволяет прийти к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (в ред. от 31.12.

2014 № 528-ФЗ, действовавшей на момент совершения административного правонарушения) управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, влечёт наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно примечанию к данной норме, употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается. Административная ответственность, предусмотренная ст. 12.8 и ч. 3 ст. 12.

27 КоАП РФ, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

В силу абз. 1 п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утверждённых Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г.

№ 1090 (далее — Правила дорожного движения) водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомлённом состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Как усматривается из материалов дела, гр-ка М., в нарушение п. 2.7 Правил дорожного движения, управляла транспортным средством, находясь в состоянии опьянения. Таким образом, действия М. образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Как указал Верховный Суд РФ, по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.

8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п.

7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г.

№ 475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее — Правила).

В соответствии с п. 3 указанных Правил достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке.

Как следует из материалов дела, основанием полагать, что водитель М.

находится в состоянии опьянения послужило наличие выявленных у неё инспектором ДПС ГИБДД признаков опьянения: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке, а также положительные результаты проведённого освидетельствования на состояние алкогольного опьянения — определения алкоголя в выдыхаемом воздухе у М. в концентрации 0,161 мг/л, превышающей 0,16 мг/л – возможную суммарную погрешность измерений.

Освидетельствование водителя М. на состояние алкогольного опьянения проведено в порядке, установленном указанными выше Правилами, М. с результатами освидетельствования согласилась, что зафиксировано в соответствующем акте.

Верховный Суд РФ, отклонив жалобу, указал следующее:

— водителя направляют на медосвидетельствование на состояние опьянения только в трёх случаях: если водитель отказался «подышать в трубочку», если он не согласен с показаниями алкотестера и если алкотестер показывает «трезвые» цифры, но у инспектора ДПС имеются основания полагать, что водитель всё же находится под воздействием каких-то веществ;

— в данном случае алкотестер определил наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе в концентрации 0,161 мг/л, превышающей 0,16 мг/л – возможную суммарную погрешность измерений, следовательно, инспектор обоснованно установил состояние алкогольного опьянения, и утруждать даму медицинским освидетельствованием было ни к чему.

В другом случае Верховный Суд РФ заступился за водителя, которого «признали» нетрезвым по результатам анализа крови, хотя концентрация алкоголя в выдыхаемом воздухе у автолюбителя была менее 0,16 мг/л (Постановление ВС РФ от 21 марта 2018 г. № 18-АД18-21).

Водитель был признан судом г. Новороссийска виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Мировому судье показались достаточно убедительными результаты анализа крови для назначения такого сурового наказания, хотя в выдыхаемом воздухе концентрация алкоголя была менее 0,16 мг/л. Районный и краевой суды с этим согласились.

Однако Верховный Суд РФ указал: по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.

8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения или акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 г. № 18).

Медицинское заключение «установлено состояние опьянения» выносится при положительном результате повторного исследования выдыхаемого воздуха при наличии алкоголя или при обнаружении по результатам химико-токсикологических исследований в пробе биологического объекта одного или нескольких наркотических или психотропных средств. В рассматриваемом случае оба «выдоха» были безалкогольными — 0,12 и 0,09 мг/л – ниже возможной суммарной погрешности измерений. А никаких наркотических или психотропных веществ в биопробе водителя не было.

Значит, медработник вынес заключение о состоянии опьянения незаконно, а спорный акт медосвидетельствования не получил должной оценки в качестве доказательства по делу. В итоге все судебные акты были отменены, а само дело прекращено в связи с недоказанностью.

Не остался в стороне от «водительского» вопроса и Конституционный Суд РФ. Конституционный Суд издал соответствующее постановление от 25 апреля 2018 г. №17-П/2018, рассмотрев запрос Ивановского областного суда об оценке соответствия Конституции РФ п. 2 примечания к ст. 264 Уголовного кодекса РФ.

Так, в кассационном производстве суда находилось уголовное дело гр. И., признанного виновным в управлении автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, нарушении Правил дорожного движения, повлёкшего по неосторожности смерть двух лиц.

Виновный в происшествии сбежал с места аварии, но явился в полицию спустя год, заявив, что управлял транспортным средством в трезвом состоянии.

Его утверждение противоречило другим установленным фактам — показаниям свидетелей и потерпевших, видеозаписям из баров, которые он посещал перед последней поездкой, чекам с указаниями употреблённых спиртных напитков.

Суд пришёл к выводу, что бегство с места аварии до прибытия сотрудников полиции и уклонение от правосудия равнозначны отказу от прохождения освидетельствования, и приговорил водителя к 8 годам лишения свободы. Напомним, что лицо, отказавшееся выполнить законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, признаётся находящимся в состоянии опьянения (п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ).

Защита гражданина И. пыталась обжаловать решение суда в апелляционном и кассационном порядке, но безуспешно, а в передаче жалобы для рассмотрения в кассационном порядке им и вовсе было отказано.

Однако Верховный Суд РФ счёл доводы стороны защиты о неправомерном признании И. находящимся в состоянии опьянения заслуживающими внимания и подлежащими оценке в судебном заседании президиума кассационного суда.

Ведь после аварии освидетельствование гражданина И. не проводилось, а ко времени его задержания возможность установить факт опьянения при управлении автомобилем была уже утрачена.

После чего суд кассационной инстанции обратился в Конституционный Суд РФ.

Суд напомнил, что действующее законодательство запрещает водителю оставлять место ДТП, предусматривая за это административную ответственность в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет или административный арест на срок до 15 суток (ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ).

Конституционный Суд отметил, что побег с места аварии может являться следствием желания скрыть факт опьянения, чтобы избежать привлечения к более строгой уголовной ответственности, но в соответствии с действующим законодательством он не равнозначен ни доказанности факта опьянения, ни добровольному отказу от прохождения освидетельствования, а оспариваемая норма не позволяет признать водителя находящимся в состоянии опьянения, если он скрылся с места ДТП. При этом Конституционный Суд обратил внимание на тот факт, что установление состояния опьянения на момент управления транспортным средством исключительно по результатам освидетельствования ставит лиц, покинувших место ДТП, в более выгодное положение по сравнению с водителями, оставшимися на месте аварии (как прошедшими тест на алкоголь, так и отказавшимися от него), что противоречит Конституции РФ,

Конституционный Суд предписал федеральному законодателю в течение года внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения, в противном случае п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ утратит силу. До внесения изменений сохранится действующий порядок признания водителей находящимися в состоянии опьянения.

То есть покинувший место ДТП водитель, который перед этим употребил алкоголь, остаётся в «льготном» положении по сравнению с оставшимся на месте ДТП водителем — вот это нонсенс!

Источник: https://www.top-personal.ru/adminlawissue.html?515

101Адвокат
Добавить комментарий