Правомерно ли следователь наложил арест на имущество по статье 160 УК РФ?

Арест имущества. Мера без меры? – 15.06.2017

Правомерно ли следователь наложил арест на имущество по статье 160 УК РФ?

Вынося постановление о наложении ареста на все движимое и недвижимое имущество, суды не вдаются в подробности его принадлежности. Судьям достаточно лишь наличия ходатайства следователя о принятии обеспечительных мер.

Сегодня при покупке имущества как никогда высок риск, что оно попадет под арест, а затем будет изъято лишь на основании предположения, что когда-то оно могло принадлежать человеку, попавшему в поле зрения правоохранительных органов.

Суд обычно не обращает внимания, имеет ли новый владелец заслуги перед страной или он скромный пенсионер, многодетный родитель или мать-одиночка.

Для судьи достаточно лишь наличие ходатайства следователя о принятии обеспечительных мер для защиты прав потерпевшей стороны.

Из частых сообщений на форумах: «Купил у дамы машину. Приехав в ГАИ для перерегистрации узнал, что ее машина находится под арестом за долги мужа по алиментам в первой семье, что делать?…», – в панике пишет покупатель.

Как рассказывают юристы, в такую же ситуацию может попасть и продавец любой недвижимости: хочешь срочно продать свою квартиру, тут выясняется, что она арестована арестована банком, так на твое имя кто-то взял кредит… Скажем, как сын 81-летнегосамарского инвалида по зрению, едва не оказавшегося на улице. По информации издания «Волга-ньюс», сын взял в банке кредит почти в 3 млн рублей. А в залог отдал квартиру отца. Подписывая документы, старичок думал, что просто страхует имущество. О том, что он давно не хозяин своей «двушки», он узнал через 5 лет от коллекторов, которые пришли его выселять за неплатежи исчезнувшего сына…

Или живет себе на даче пенсионер, а в городе в отношении одного из его сыновей возбуждено уголовное дело, и пенсионеру говорят: папаша, сынок ваш мошенник, присвоил чужие деньги, поэтому ваша дача арестована, надо возмещать ущерб… Да мало ли каких дров могут наломать родные, дети и внуки. Проблема – у них. Но, вполне возможно, что в целях обеспечения исполнения приговора в виде штрафа по уголовному делу имущество могут арестовать ваше. Даже если родственника уже нет на свете. Так, в Заполярье должник из-за тяжелой болезни умер, оставив своей матери трехкомнатную квартиру. Наследуемое жилье в целях обеспечения исполнения решения суда было арестовано. Взыскатель «согласился принять квартиру в счет погашения задолженности», сообщила пресс-служба УФССП России по Мурманской области. О дальнейшей судьбе женщины, потерявшей и сына, и кров, не говорится.

Центральный районный суд Хабаровска по ходатайству следователя наложил арест на автомобиль обвиняемого в мошенничестве бизнесмена Капырина и на автомобиль, принадлежащий по праву собственности его супруге.

Каких-либо данных, подтверждающих преступное происхождение автомобиля супруги, а также наличие имущественных взысканий к ней для обеспечения приговора в материалах дела не имеется.

Кроме того, по данным защиты, общая стоимость арестованного в рамках уголовного дела имущества и иного, принадлежащего обвиняемому, в разы превышает установленный следствием размер ущерба. Но если следствие просит, разбираться в объективности оснований для ареста имущества суд не станет.

А Мосгорсуд при расследовании дела банкира Александра Григорьева наложил арест не только на его имущество, но также на дом, выстроенный уже после развода бывшей супругой, живущей в нем с четырьмя детьми, и даже на дом его матери, купленный за десяток с лишним лет до обвинения сына… По закону аресту подлежит только имущество обвиняемого(подозреваемого), если есть сведения, что оно получено преступным путем. В данном случае, поскольку собственники арестованного имущества не являются фигурантами уголовных дел или должниками по исполнительному производству, обращение взыскания или арест их имущества с точки зрения права незаконен, говорят эксперты. Между тем, борясь с «финансированием преступного сообщества» бывшей женой и пожилой мамой обвиняемого, Мосгорсуд слышит только мнение следователя.

А еще, учитывая мнение следствия, суд соглашается, что имущество можно арестовать после перепродажи.

Ранее у проживающего в Саратове сына Павла Беликова, обвиняемого в хищении 350 миллионов рублей с «Консервного завод ФСИН России» путем завышения закупочных цен на сырье, арестовали квартиру, гараж и автомобиль.

По данным «Коммерсанта», до этого молодой человек успел продать данное имущество третьим лицам. Суд препятствовал новым владельцам вступить в права собственности. А что прокурор? Поддержал решение суда.

В последнее время правоохранительные органы часто возбуждают уголовные дела по статьям «мошенничество» (ст. 159 УК РФ), «присвоение или растрата» (ст. 160 УК РФ), «получение взятки» (ст. 290 УК РФ) и подобным делам.

Стала «популярной» в связи личными банкротствами граждан и кредитных структур статья 210 ( Организация преступного сообщества).

По любой из статей арест и конфискация имущества в доход государства неизбежны, ведь суду не важно, кому оно в данный момент принадлежит, если всегда под рукой стандартный вывод: арестованное имущество «приобреталось за счет средств, полученных преступным путем».

На днях Пленум Верховного суда разъяснил, что аресты имущества не должны ограничивать конституционные права граждан без серьезных оснований. Изменит ли это практику в судах?

Мнения экспертов

Александр Боломатов
партнер Юридической фирмы «ЮСТ», советник Федеральной палаты адвокатов

Ходатайство об аресте имущества семьи обвиняемого часто бывает бездоказательным

Надо признать, что, к сожалению, такой институт как арест имущества родственников подозреваемого (реже обвиняемого), к сожалению, часто используется не совсем добросовестно со стороны правоохранительных органов – в качестве способа «воздействия» на фигуранта дела.

Он является в целом достаточно эффективным в этой связи, что не только затрагивает, но и ущемляет собственно интересы родственников.

И надо признать, что аресты имущества сохраняются в течение большого длительного времени, и, самое неприятное, их невозможно практически снять.

Наши суды весьма  консервативно относятся к этому вопросу, и практически никогда не снимают наложенный ранее арест.

 Известны случаи, когда арест недвижимости сохранялся многие годы, и это серьезно нарушало права не непосредственно участников данных правовых отношений, а просто их родственников и близких людей.

Суды исходят из того, что они, как правило, в качестве доказательств, необходимых для ареста, принимают какие-то оперативные данные, которые оперативный работник представил суду, некую докладную записку.

В своем рапорте оперативник или следователь пишет: по нашим сведениям, это имущество было приобретено или использовалось (либо оно  иным образом связано с преступлением, которое рассматривается) противозаконным путем.

Это  является в общем основанием, чтобы суд автоматически согласился с позицией следствия и наложил соответствующий арест.

Конечно, мы понимаем, что такие сведения далеко не являются доказательствами, а по сути это просто мнение следствия, иногда даже общего – оно подгоняется под позицию обвинения. Это достаточно ненадежный инструмент.

Светлана Красникова
адвокат Московской коллегии адвокатов «Бородин и партнеры»

При наложении ареста на имущество третьих лиц суды не хотят исследовать доказательства

Наложение ареста на имущество третьих лиц в рамках расследования уголовного дела в отношении кого-либо возможно только на основании судебного акта. Следователь формирует ходатайство и обращается в соответствующий суд за судебным разрешением, в данном случае на арест на имущества третьих лиц.

В этом  случае обязанность суда – тщательно проверить доводы ходатайства.

Кроме того, суд обязан проверить не только соблюдение процессуальной формы данного ходатайства, но и в силу уголовно-процессуального закона, и в силу разъяснений Пленума ВС РФ (19-й от 1 июня 2017 года) выяснить, имеются ли достаточные основания – фактические обстоятельства, то есть доказательства, которые бы дали основания накладывать арест на имущество третьих лиц.

Имущество формально может не  принадлежать подозреваемому и обвиняемому, но у следствия может возникнуть мнение, если есть доказательства объективные о том, что оно добыто преступным путем фигурантом по делу, либо использовалось для финансирования организованной группы, в целях экстремизма и преступного сообщества, то ходатайство об аресте обосновано и правомерно.

Сама по себе оперативная информация не может лечь в основу судебного решения. Но нередко бывает иначе. И я очень надеюсь, что разъяснения Пленума каким-то образом изменят ситуацию, но это будет лишь со временем. Суды формально подходят к рассмотрению данных ходатайств следствия.

Очень формально: не проверяя доводы, не выполняя требования закона, чтобы выводы всегда подтверждались доказательствами, суду проще переписать текст ходатайства и разрешить наложение ареста на имущество третьих лиц.

Кроме того, нередки же случаи, мы знаем, когда нанесенный ущерб в результате преступной деятельности фигуранта оценивается условно в 100 единиц, а арест имущества этих самых третьих лиц осуществляется на суммы, в разы превышающие ущерб: скажем,  200, 300.

Именно Пленум 19-й и говорит о том, что наложение ареста должно быть соразмерно либо объему хищения, либо штрафу, который потенциально грозит лицу, либо тому ущербу, который причинен лицам или организациям, признанным потерпевшими от совершенного преступления. И вопросы соразмерности суд также обязан проверять при рассмотрении данного ходатайства.

Александр Хуруджи
правозащитник, омбудсмен по вопросам, связанным с нарушением прав предпринимателей пр применении меры пресечения и исполнении приговора, предусматривающего наказание, связанное с лишением свободы

Рекомендации ВС не ущемлять право собственности третьих лиц – пока не требование. Но все же ориентир

Нередко меня спрашивают: как быть, если ты родственник обвиняемого, и вдруг узнаешь, что он под следствием, а на твое имущество наложен арест? Можно ли вообще застраховаться от такой ситуации?  Классическая песня: «Если  у вас нету тети.., если у вас нету дачи..

, если нет собаки…» То есть это вопрос риторический, мы прекрасно понимаем, что в современном обществе и при современном способе исполнения законодательства застраховаться от чего-либо крайне сложно.

И случаи, когда арестовывают имущество у родственников, и не только у близких, – у второго-третьего колена, они действительно частые.

Что делать? Есть постановление пленума президиума Верховного суда № 10/22 от 29 апреля 2010 года, «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности».

Общий принцип следующий: сразу же, как только узнали о том, что арест имущества возможен или уже наложен судом,  родственник, чьи интересы затронуты, должен подготовить заявление и подать его в суд.

Оспаривать сразу же, как только этот арест наложен.

Потому что практика получается следующая: если жалобу начинают подавать адвокаты, суд делает вывод, что спорное имущество на кого-то оформлено,  и все остальное, вытекающее.

Сейчас практика ареста имущества семьи по России складывается в основном в отношении строителей. Следствие прикрывается интересами дольщиков,  говорит, что предприниматель не может достроить тот или иной объект, бросает, и тому подобное. И арестовывают подряд все имущество – и родственников, и заработанное 10-15 лет назад, и квартиры жен, и бывших жен, и т.д. 

Выход – в суд общей юрисдикции подали безотлагательно, подготовили качественный иск, и у вас есть шансы отстоять свою правоту. При этом необходимо, чтобы иск был, с одной стороны, мотивирован, а с другой стороны, вам надо понимать, что придется пройти стадии – и  первую, и, как правило, апелляцию, и в некоторых случаях удавалось людям только в Верховном Суде.

Почему так происходит? Потому что, как правило, суды первой инстанции связаны с позицией следствия. Понимаете? И вы, когда подаете, должны учитывать два фактора. Первый, на который я обратил бы внимание, – региональный фактор нельзя сбрасывать со счетов. Второй момент: к вашему делу, к вашей ситуации должно быть внимание.

Если под видом уголовного преследования вашего родственника лишают вас конституционного права, и вы несете прямой ущерб, вы вправе везде направлять жалобы, и, соответственно, вы таким образом ставите под вопрос основание изначального привлечения самого этого родственника.

В некоторых случаях следствие задумается: зачем нам эти проблемы, нам проще отказаться от маминой квартиры, машины бывшей жены и так далее.

https://www.youtube.com/watch?v=rOTAOPwxazQ

То есть следствие говорит: «Вот этот застройщик или этот человек шахтер, мы у него арестовали все активы, которые нашли: «BMW», «Bentley», и у родственников в том числе».

Родственники прибегают, говорят: «Как так?» Им отвечают: «Ребята, мы ничего не знаем, у нас, видите, 1000 строителей или шахтеров не получили зарплату – вы им это пойдите объясните». Фактически неофициально так говорят. И подряд на все, что попадется, накладывается арест.

Однако когда этот спор доказывается вне региона, где эта проблема возникла, тогда появляется хоть какой-то шанс на правосудие.

И, конечно же, институт защиты предпринимателей в лице омбудсмена Титова существует не зря. Дело в том, что мы такие случаи изучаем, мы рассматриваем случаи несоразмерности обеспечительных мер.

Они часто происходят, и были уже предметом рассмотрения в Центре общественных процедур «Бизнес против коррупции».

У человека по материалам дела 15 миллионов ущерба, а вы арестовываете имущество его и родственников до седьмого колена на 1,5 миллиарда. Бывают такие случаи.

Свежий пленум от 1 июня 2017 года, дает установки рекомендательного характера для судов в случаях, когда третьи лица действительно несправедливо, незаконно очевидно, под надуманным предлогом следователя лишаются своего имущества.

Сейчас получается такая ситуация: у нас в 80% случаев из всех поступающих жалоб связаны либо с нарушением интересов собственника, либо незаконно человек содержится под арестом.

Любое постановление Пленума  хоть это 2010 года, 2017-го, или хоть оно завтра выйдет, – оно носит рекомендательный характер. Но это уже ориентир.

15.06.2017

Источник: https://www.zakonia.ru/theme/arest-imuschestva-mera-bez-mery-15-06-2017-1

В рамках уголовного дела по ст. 159 ук рф следователь арестовал все имущество обвиняемого

Правомерно ли следователь наложил арест на имущество по статье 160 УК РФ?

В рамках уголовного дела по ст. 159 ук рф следователь арестовал все имущество обвиняемогоДело №10-10539/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ  ПОСТАНОВЛЕНИЕ

город Москва                                                                                                  дата

Московский городской суд в составе председательствующего судьи  фио,

при секретаре судебного заседания фио,

с участием:

прокурора отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации фио,

представителя заинтересованного лица обвиняемого фио – адвоката фио,

рассмотрел в открытом в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката фио, действующего в интересах заинтересованного лица обвиняемого фио, на постановление судьи Басманного районного суда г.Москвы от дата, которым наложен арест:

– на имущество, принадлежащее …, а именно: …………,

– на имущество, принадлежащее фио, а именно: …, запретив пользоваться и распоряжаться вышеуказанным имуществом, на срок до дата.

Изучив представленные материалы, выслушав выступление адвоката фио, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора фио, полагавшей необходимым судебное решение оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л :

Из представленных материалов следует, что уголовное дело возбуждено в Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации дата по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, по факту хищения бюджетных денежных средств …, выделенных на закупки продовольственных товаров для нужд уголовно-исполнительной системы в дата, в особо крупном размере.

В одном производстве с данным уголовным делом соединены:

– уголовное дело № …, возбужденное в Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации дата в отношении фио по ч. 4 ст.

160 УК РФ, по факту присвоения вверенных ему денежных средств наименование организации … в особо крупном размере, а также в отношении фио и неустановленных лиц по ч. 5 ст. 33 ч. 4 ст.

160 УК РФ по факту пособничества фио в совершении указанного преступления;

– уголовное дело № …, возбужденное в Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации дата по ч. 4 ст. 159 УК РФ, в отношении фио, …, фио, фио и неустановленных лиц по факту хищения выделенных из бюджета Российской Федерации денежных средств на закупки маргарина для нужд уголовно- исполнительной системы в особо крупном размере.

В ходе расследования установлено, что директор наименование организации… фио в дата при пособничестве генерального директора наименование организации фио, начальника отдела закупок ФГУП …

и своего знакомого фио совершил присвоение вверенных денежных средств на общую сумму сумма при закупках для нужд унитарного предприятия растительных жиров путем заключения фиктивных договоров с подконтрольными коммерческими организациями, выступавшими посредниками между оптовыми поставщиками указанной продукции и … ….

Кроме того, фио, …, фио, фио, действуя путем обмана и злоупотребления доверием в составе группы лиц по предварительному сговору, с целью хищения бюджетных денежных средств в период дата дата реализовали по завышенной стоимости от имени наименование организации … в территориальные подразделения … под видом произведенного ФГУП маргарина с массовой долей жира …

% более дешевый маргарин с массовой долей жира … %, произведенный наименование организации, а поступившие по государственным контрактам денежные средства перечислили на расчетный счет подконтрольной организации – наименование организации якобы за поставку сырья – растительных жиров, причинив своими действиями территориальным управлениям …

особо крупный ущерб на общую сумму сумма.

дата фио задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ, по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, а дата ему предъявлено обвинение по ч.4 ст.159 УК РФ.

Срок предварительного следствия по уголовному делу продлён дата заместителем Председателя Следственного комитета Российской Федерации до 15 месяцев 00 суток, то есть до дата.

В ходе расследования получены сведения, что в результате совершенного преступления на похищенные денежные средства фио приобрел следующее недвижимое имущество, право собственности, на которое оформлено на его близких родственников.

В собственности брата фио – … находятся: дата зарегистрировано право собственности на легковой автомобиль марки … государственный регистрационный знак … VIN-код, номер двигателя …; дата зарегистрировано право собственности на легковой автомобиль марка автомобиля государственный регистрационный знак ….

В собственности бывшей супруги фио – фио, находятся: …

Расследованием установлено, что доход обвиняемого фио и членов его семьи согласно сведениям, содержащимся в справках по форме 2 НДФЛ, несоизмеримо меньше суммы их расходов на приобретение указанных объектов движимого имущества.

По уголовному делу наименование организации … и территориальные управления … признаны потерпевшими, представителями которых заявлены гражданские иски о возмещении ущерба, который нанесен указанными преступными действиями.

Следователь фио с согласия первого заместителя руководителя ГСУ СК РФ обратился в суд с ходатайством о наложении ареста на вышеуказанное имущество, в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.

дата судьёй Басманного районного суда г.Москвы ходатайство следователя было удовлетворено.

В апелляционной жалобе адвокат фио, действую в интересах обвиняемого фио, не соглашаясь с постановлением суда, считает его незаконным и необоснованным.

Полагает, что судом нарушены нормы уголовного и уголовно-процессуального закона, указывая на то, что суд при рассмотрении ходатайства следователя не привлек обвиняемого фио в качестве участника по делу. Обращает внимание на то, что в одном постановлении рассмотрено обращение на наложение ареста на имущество двоих человек.

Оспаривая выводы суда, считает, что наложение ареста на имущество бывшей супруги фио незаконно, отмечая, что она не является его родственницей. Просит постановление суда отменить.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав мнения сторон, суд апелляционной инстанции находит постановление суда законным и обоснованным.

Так, согласно ч.1 ст.115 УК РФ для обеспечения исполнения приговора в части имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч.1 ст.104-1 УК РФ следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лица, несущего материальную ответственность за их действия.

В соответствии с ч.3 ст.

115 УПК РФ арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого, либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Принимая решение по ходатайству следователя о наложении ареста на имущество принадлежащего фио и фио, суд руководствовался требованиями уголовно-процессуального закона и мотивировал свои выводы в обжалуемом постановлении.

При этом суд первой инстанции действовал в пределах полномочий, предоставленных ему ч.2 ст.29 УПК РФ, регламентирующей право суда в ходе досудебного производства принимать решения, в том числе и о наложении ареста на имущество.

Суд обоснованно согласился с наличием оснований для наложения ареста на имущество, приведенного следователем в ходатайстве, принадлежащего фио и фио в рамках возбужденного уголовного дела и в пределах срока предварительного расследования.

Постановление о возбуждении ходатайства о наложении ареста на имущество вынесено с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с согласия соответствующего должностного лица. При этом в обоснование ходатайства следователем, несмотря на доводы жалобы, представлены необходимые документы.

При этом нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении ходатайства следователя о наложении ареста на имущество, влекущих безусловную отмену постановления суда, суд апелляционной инстанции не усматривает. Положения ст.165 УПК РФ, предусматривающей судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия, судом первой инстанции также соблюдены.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с решением суда первой инстанции, принимает во внимание, что согласно представленному следователем материалу, у следствия имеются достаточные основания полагать, что находящиеся в собственности фио и фио автомобили, на которые наложен арест, были приобретены на похищенные обвиняемым фио денежные средства.

Постановление суда надлежаще мотивировано, ставить под сомнение изложенные в нём выводы оснований не имеется и данные выводы не опровергаются доводами жалобы.

Кроме того, наложение ареста на имущество само по себе не сопряжено с лишением собственника его имущества либо переходом права собственности к другому лицу либо государству.

Таким образом, суд апелляционной инстанции находит, что решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит, в том числе и по доводам апелляционной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л :

Постановление судьи Басманного районного суда г.Москвы от дата о наложении ареста на имущество, принадлежащее … и фио до дата, с запретом распоряжаться и пользоваться данным имуществом, оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката – без удовлетворения.

Судья:

Источник: http://ursila.ru/info/sudebnaya-praktika/v-ramkax-ugolovnogo-dela-po-st-159-uk-rf-sledovat-arestoval-vse-imushhestvo-obvinyaemogo

Арест расчетного счета – «изобретение» органов следствия и суда

Правомерно ли следователь наложил арест на имущество по статье 160 УК РФ?

Тема данной статьи затронута в связи с тем, что в последнее время органы дознания и следствия (далее «следствие») используют инструмент ареста расчетного счета юридической лица при расследовании экономических преступлений.

Выношу эту информацию на суд коллег, так как на моей практике нет ни одного случая, чтобы суды отменили свое постановление о наложении ареста на расчетный счет. Хотелось бы поделится своим мнением и узнать об опыте коллег — решаем ли этот вопрос в правовом поле.

Сегодня судебная практика исходит из того, что расследуя уголовное дело по «экономической» статье органы следствия выходят с ходатайством в районный суд с требованием наложить арест на расчетный счет не только подозреваемого, но и, чаще всего, третьих лиц (получающих впоследствии процессуальный статус свидетеля), являющихся контрагентами подозреваемого лица, то есть лицами (юридическими или ИП), которые когда-либо в свою бытность имели неосторожность сделать оплату или получить платежи от подозреваемого.

Без исключений суды идут навстречу правоохранителям и накладывают арест на расчетные счета лиц по списку, включенному в ходатайство. При этом, такой список формируется правоохранителями путем включения в него названий и ИНН лиц из реестров платежей подозреваемого. В моем случае компания доверителя была одной из сорока компаний, чьи счета были арестованы по одному постановлению суда.

Таким образом получается, что в один «прекрасный» день, ничего не подозревающий о поджидающем его «сюрпризе» директор юридического лица получает в обслуживающем банке отказ в исполнении платежного поручения, а придя в банк получает на руки постановление районного суда о наложении ареста на расчетный счет в рамках возбужденного в отношении третьего лица уголовного дела. А также устное предложение специалиста банка или службы безопасности банка обратиться за разъяснениями в органы следствия. Уже при личном общении с органами следствия директора ставят перед фактом его нового статуса — свидетеля по уголовному делу. 

Именно такой случай и вынудил директора юридического лица обратиться ко мне за помощью.

Генеральным директором П. в обслуживающем банке получена информация о том, что счет заблокирован во исполнение Постановления районного суда о наложении ареста на расчетный счет.

Наложение ареста на расчетный счет в понимании органов следствия и суда означает:

  • приостановление всех расходных операций по арестованному счету,
  • приостановление расходных операций на неопределенное время (до отмены ареста),
  • приостановление расходных операций на все суммы уже находящиеся на счету и поступающие на счет в будущем.  

Получив предложение созвониться со следователем, П. был поставлен в известность о возбужденном уголовном деле по статье 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность» и был вызван (а по-простому, устно по телефону приглашен) для допроса в ОЭБиПК УМВД России по району Санкт-Петербурга, где и был допрошен в качестве свидетеля по взаимоотношениям с подозреваемым (компанией Х). 

При этом, в ходе допроса П. не было объяснено, в чем суть претензий к возглавляемому им обществу и какова причина ареста его (юридического лица) расчетного счета.

При этом оговорюсь сразу, П.

в возбужденном уголовном деле не являлся ни подозреваемым, ни обвиняемым, ему не были представлены документы или факты, свидетельствующие о совершении им самостоятельно либо с использованием его юридического лица каких-либо противоправного действия, подпадающего под действие уголовного законодательства, в том числе, что деньги, находящиеся на счете общества в банке получены в результате преступных действий, либо использовались или предназначались для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления, либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Директором было подано ходатайство в СУ УМВД России по району Санкт-Петербурга, в чем производстве находится уголовное дело, об отмене постановления о наложении ареста на расчетный счет общества и о снятии арест с расчетного счета в банке.

Однако, обществом был получен ответ из СУ УМВД России по району Санкт-Петербурга с отказом в удовлетворении заявленного ходатайства.

Общество, посчитав указанный отказ незаконным и не обоснованным, обратилось с жалобой в порядке ст. 124 УПК РФ в Прокуратуру района Санкт-Петербурга.

Из Прокуратуры района Санкт-Петербурга был получен ответ, которым было отказано в удовлетворении жалобы, так как действия следствия правомерны.

В своем письме Прокуратура района Санкт-Петербурга сослалась на законные основания ареста счета общества на основании Постановления районного суда Санкт-Петербурга о наложении ареста на основании ходатайства следователя СУ МВД России по району Санкт-Петербурга и на факт продолжения предварительного расследования уголовного дела.

Посчитав, что указанные доводы Прокуратуры не обосновывают законность действий (бездействий) следователя СУ УМВД России по району Санкт-Петербурга, связанных с отказом в удовлетворении заявленного ходатайства о снятии ареста со счета, общество было вынуждено обратиться в суд в порядке ст. 125 УПК РФ. 

Скажу сразу, городской суд апелляционным постановлением изменил постановление районного суда о наложении ареста на расчетный счет, посчитав, что арест действует не бессрочно, а до окончания предварительного следствия, при этом сам арест расчетного счета оставил в силе не указав (не уточнив) пределы суммы на которую наложен арест.

На мой взгляд, такие действия органов следствия, поддерживаемые авторитетом судебной власти и при бездействии прокуратуры, не содержат под собой никакого правового основания, что следует из приведенного ниже краткого анализа действующего законодательства.

При этом, хочу сразу оговориться, что действующее законодательство не знает такого понятия как «арест расчетного счета» — это «изобретение» тандема органов следствия и суда, и активно применяется в практике.

В законодательстве содержаться такие понятия как «арест денежных средств, находящихся на банковском счету» и «приостановление расходных операций по банковским счетам».

Поэтому я коротко остановлюсь на указании уполномоченных органов, по чьей инициативе приостанавливаются расходные операций по банковским счетам и расскажу об основаниях для ареста денежных средств, находящихся на банковском счету.

Как нам известно из действующего законодательства, и арест денежных средств, находящихся на банковском счету, и приостановление расходных операций по банковским счетам являются, как правило, мерами обеспечительными, призванными гарантировать исполнение должником определенных, установленных законом и/или судом, требований. 

Например, приостановление расходных операций по банковским счетам это не одномоментное действие уполномоченного органа — ему, как правило, предшествуют нарушение должником законодательства, выставление должнику требований контролирующими органами об устранении нарушения, судебные процессы. 

Как я уже сказал, под арестом банковского счета в общепринятом смысле понимается:

  • приостановление операций по банковскому счету;
  • арест денежных средств, находящихся на банковском счете.

Например, ограничить права организации или индивидуального предпринимателя по использованию денежных средств на их банковских счетах путем приостановления операций по счетам в банках, имеют право:

1. Налоговые органы в соответствии с пунктом 5 статьи 31 и статьей 76 Налогового Кодекса РФ, в следующих случаях:

  • не исполнено требование об уплате налога, пеней или штрафа;
  • налоговая декларация не представлена в течение 10 рабочих дней после наступления срока, установленного для ее подачи;
  • обеспечение исполнения решения налогового органа по результатам проверки об уплате налогов, пеней, штрафов.

2. Таможенные органы в соответствии со статьей 155 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», а также статьей 34 Налогового Кодекса РФ.

3. Федеральная служба по финансовому мониторингу

Источник: https://pravorub.ru/articles/77448.html

Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации часть 1

Правомерно ли следователь наложил арест на имущество по статье 160 УК РФ?

ЧАСТЬ 1

ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ,

РЕКОМЕНДАЦИИ СУДЕЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО ПРИМЕНЕНИЮ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

НА ОСНОВЕ НОВЕЙШЕЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

1.1. Избрание меры пресечения. Общие вопросы

Должен ли суд, избирая меру пресечения, учитывать мнение прокурора относительно судебной перспективы дела?

По общему правилу определение судебной перспективы дела — компетенция прокурора. Проблема, от решения которой уклоняется законодатель, — формирование позиции стороны обвинения при проведении конкретных процессуальных действий.

Если с ходатайством о заключении подозреваемого под стражу в суд идет дознаватель, то она автоматически совпадает с позицией выступающего в суде прокурора, несущего ответственность за судебную перспективу дела в целом. Если такое же ходатайство подается следователем, то его позиция с точкой зрения прокурора может и не совпадать.

Парадоксально, но факт: если прокурор отказался от обвинения в суде (даже на этапе подготовки дела к судебному заседанию), то такой отказ для суда обязателен.

Если прокурор не видит оснований для заключения обвиняемого под стражу, более того, из месяца в месяц, а то и из года в год последовательно утверждает, что последний подлежит освобождению из-под стражи, ибо само уголовное дело возбуждено в отношении него незаконно, законодатель снисходительно позволяет суду подобные рассуждения прокурора игнорировать.

Обязаны ли судьи, разрешая вопрос об избрании

меры пресечения, одновременно с этим разрешать

и противоречия, возникшие между органами

предварительного расследования и прокурорами?

Пример. По версии органов предварительного расследования, К. обвинялся в том, что мошенническим путем пытался приобрести право на чужое имущество стоимостью более 400 млн. руб., принадлежащее в том числе и федеральному государственному унитарному предприятию (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). К. был заключен под стражу.

18 июня 2013 г. органами предварительного следствия было возбуждено ходатайство о продлении срока содержания К. под стражей до 6 месяцев. В судебном заседании прокурор просил в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей отказать, мотивируя это тем, что К.

уже не может повлиять на результаты расследования. Постановлением от 26 июня 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми продлил срок содержания обвиняемого К. под стражей до 6 месяцев 7 дней. Прокурор в апелляционном представлении просил меру пресечения в отношении К.

изменить на подписку о невыезде, мотивируя это тем, что: 1) действиями обвиняемого ущерб не нанесен; 2) доказательств того, что К. препятствует следствию, нет. Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 3 июля 2013 г. в удовлетворении представления отказано.

При этом суд констатировал тот факт, что преступление К.

совершено вне сферы предпринимательской деятельности, упомянув при этом, что «суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении и о юридической оценке его действий» (Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 03.07.2013 N 22-5245. Архив Пермского краевого суда, 2013).

22 августа 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, несмотря на то что прокурор поддержал ходатайство стороны защиты об освобождении К., вновь продлил срок содержания последнего под стражей (Постановление от 22 августа 2013 г. Архив Дзержинского районного суда г. Перми, 2013). 26 августа 2013 г.

помощник прокурора Дзержинского района г. Перми в очередной раз внес в суд апелляционной инстанции представление, в котором привел подробный анализ материалов уголовного дела в отношении К. и сделал вывод о том, что действиями обвиняемого вред не только не причинен, но и не мог быть причинен.

Более того, отсутствие данных о размере ущерба свидетельствует об отсутствии в действиях К. состава преступления (представление помощника прокурора Дзержинского района г. Перми от 26.08.2013 N 2814/2012. Архив прокуратуры Дзержинского района, 2013). Апелляционным постановлением от 30 августа 2013 г.

Пермский краевой суд изменил меру пресечения К. на домашний арест. При этом суд апелляционной инстанции, нисколько не усомнившись в правильности квалификации содеянного обвиняемым, не входя в обсуждение вопроса об ущербе, отвергнув возможность применения к нему положений ч. 1.1 ст.

108 УПК, выявил нарушения уголовно-процессуального закона, указав, что суд первой инстанции надлежащим образом не оценил данных о личности К.

Поместив обвиняемого под домашний арест, суд второй инстанции уклонился от обсуждения вопросов, связанных с питанием и медицинским обслуживанием К. (Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 30.08.2013 N 22-6946. Архив Пермского краевого суда, 2013). Для решения данных проблем К. был вынужден обращаться к следователю за разрешением:

— покидать квартиру для покупки продуктов;

— участвовать в судебных заседаниях по обжалованию решений и действий (бездействия) следователя;

— вызывать скорую помощь и аварийные службы;

— посещать стоматолога, сдавать и получать анализы.

26 сентября 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, отказав следователю в удовлетворении ходатайства о продлении К. срока домашнего ареста, изменил в отношении него меру пресечения на залог.

Приведенный пример показателен во многих отношениях.

Во-первых, суд избрал в отношении К. меру пресечения — заключение под стражу, несмотря на возражения прокурора. Причина — в излишнем доверии суда органам предварительного расследования.

Во-вторых, удивляет тот факт, что государство в уголовном процессе одно, а представляют его два участника процесса, которым законодатель позволяет иметь различные точки зрения по всем вопросам. Так, по делу К. прокурор последовательно просит обвиняемого освободить, ибо нет ни ущерба, ни препятствий для расследования.

В-третьих, прислушайся суд сразу к доводам прокурора и защиты, проблемы меры пресечения, вылившейся в многочисленные, как показало время, совершенно никому не нужные, дорого обходящиеся государству тяжбы, удалось бы избежать.

В-четвертых, помещая лицо под домашний арест, суд должен четко представлять, где обвиняемый будет жить, чем питаться, кто его будет лечить, где и с кем он может совершать прогулки.

Возложив на мать, сестру, мужа сестры обязанность по снабжению К. продуктами, следователь забыл, что права возлагать на кого-либо из них какие-либо обязательства у него нет.

Не является разумным запрет на телефонные переговоры с матерью, сестрой и мужем сестры, ибо им разрешено круглосуточное посещение обвиняемого.

Итог: следователь ограничил право обвиняемого заказать по телефону покупку лекарств.

Не основан на законе и ответ следователя о том, что выдача разрешения на прогулку — исключительная прерогатива суда. Судебный контроль за правами и свободами обвиняемого — явление разовое. Следователь данный вид контроля осуществляет непрерывно.

Сказанное означает, что решение всех частных вопросов — его компетенция. Поскольку у обвиняемого, которого содержат под стражей, есть право на прогулку, то нет оснований и на изъятие этого же права у обвиняемого, помещенного под домашний арест.

Имеют ли место случаи, когда люди содержатся под стражей,

а, по мнению прокуратуры, уголовного дела нет?

Пример 1. Постановлением Московского городского суда от 6 февраля 2013 г. уголовное дело в отношении Д., Г., Н. и др. в порядке ст.

237 УПК было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом (Архив Московского городского суда, 2013).

Основание — отсутствие необходимых реквизитов в постановлении о привлечении лиц в качестве обвиняемых: не указаны точное время, место и способ их действий.

Источник: https://pravo163.ru/praktika-primeneniya-ugolovno-processualnogo-kodeksa-rossijskoj-federacii-chast-1/

Бывшим совладельцам Промсвязьбанка Ананьевым предъявили обвинение в растрате

Правомерно ли следователь наложил арест на имущество по статье 160 УК РФ?

Евгений Стецко / Ведомости

Следственный комитет предъявил обвинение в растрате более 66 млрд руб. и $575 млн бывшим совладельцам Промсвязьбанка Алексею и Дмитрию Ананьевым. Банкирам грозит до десяти лет колонии. СКР обратился в суд с требованием заочно арестовать Ананьевых, заявила «Ведомостям» представитель Басманного суда Москвы Юнона Царева.

Преступление было совершено в составе организованной группы, заявил на заседании суда следователь СКР. По информации следствия, Дмитрий Ананьев, занимавший на тот момент должность председателя правления Промсвязьбанка, будучи в Москве, с 12 по 14 декабря 2017 г.

вместе с братом и неустановленными лицами растратили денежные средства в пользу компании «Промсвязь Капитал Б.В.», конечным бенефициаром которой был Алексей Ананьев. В отношении Ананьевых расследуется дело об особо крупной растрате (ч. 4 ст. 160 УК РФ) и легализации денежных средств, полученных преступным путем (п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 174.

1 УК РФ), пояснил следователь. Однако обвинение братьям пока предъявлено только по статье о растрате.

Промсвязьбанк (ПСБ) подал заявление в правоохранительные органы в 2018 г., сообщал в воскресенье, 8 сентября, представитель банка.

Ущерб от деятельности бывших владельцев и топ-менеджеров банк ранее оценил в 282,2 млрд руб. 21 декабря 2018 г. Промсвязьбанк подал в Арбитражный суд Москвы иск к Ананьевым, Promsvyaz Capital B. V.

, через которую они контролировали банк, и 10 бывшим топ-менеджерам банка с требованием возместить ущерб.

«В рамках дела расследуется несколько эпизодов противоправной деятельности бывших собственников банка Алексея и Дмитрия Ананьевых, в том числе хищение кредитных досье, совершение 24 сделок купли-продажи ценных бумаг за день до ввода временной администрации», – отметил представитель ПСБ.

При расследовании преступлений в банковской сфере растрату намного сложнее отграничить от другой статьи – злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК), указывает старший партнер Адвокатского бюро «Романов и партнеры» Марина Баранова.

«Если спорная сделка заключена правомерно и это, например, установлено арбитражным судом, то она уже не подпадает под признаки хищения и, соответственно, под ст. 160 УК. В таком случае при квалификации по ч. 1 ст.

201 сильно сокращается максимальное наказание (с 10 до 4 лет)», – говорит юрист.

Однако в этом деле Арбитражный суд признал незаконность сделок купли-продажи, в связи с чем в том числе были вынесены определения об аресте имущества бывших бенефициаров банка, включая самолеты и коллекцию картин, указывает представитель ПСБ. По его словам, банк признан потерпевшим в уголовном деле и работает в конструктивном взаимодействии с правоохранительными органами.

Ранее РБК и «Коммерсантъ» со ссылкой на источники сообщили, что СКР возбудил уголовное дело против Алексея Ананьева по факту растраты в особо крупном размере. По информации источников, дело возбудили после выяснения обстоятельств выдачи банком «Глобэкс» кредитов компаниям, входящим в «Техносерв» Ананьева.

Сейчас Алексей Ананьев находится в федеральном розыске, писал накануне «Коммерсантъ». По информации источников РБК, его уже объявили в международный розыск.

Алексея Ананьева также сейчас проверяют на причастность к даче взятки экс-заместителю председателя правления Пенсионного фонда России (ПФР) Алексею Иванову. Следствие считает, что Иванов получил несколько миллионов рублей от топ-менеджеров «Техносерва» через посредника. Деньги были переданы за заключение контрактов с ПФР по развитию различных проектов в 2017–2018 гг., считает следствие.

ЦБ решил санировать Промсвязьбанк 15 декабря 2017 г. В 2018 г. банк был передан Росимуществу и назначен основным банком по гособоронзаказу и крупным госконтрактам.

В конце мая Арбитражный суд Москвы арестовал имущество и активы Ананьевых по иску Промсвязьбанка о возмещении убытков на 282 млрд руб.

Всего в списке арестованного имущества оказалось более 50 объектов недвижимости, в том числе дома и земельные участки, два самолета, автомобили, здание и коллекция музея Института русского реалистического искусства, доли в компаниях.

После введения обеспечительных мер музей объявил, что закрывается на неопределенный срок. Позже в Промсвязьбанке заявили, что арестованные картины пропали из музея.

Арестованное имущество записано не только на Ананьевых, но и на их родственников. В июне 2019 г. суд снял арест с части активов Дмитрия Ананьева, с одного из самолетов, принадлежащих Алексею Ананьеву. Помимо этого суд снял обеспечение с 80% зарплаты и иных доходов Дмитрия Ананьева и с 80% доходов с банковских счетов его брата.

Присвоение и растрата – достаточно распространенное преступление для руководителей организаций, ведь именно они принимают решения по распоряжению средствами и имуществом компании, говорит партнер правовой компании «ЮРФО» Андрей Бочкарев. При этом при растрате, в отличие от мошенничества, преступник не обманывает третьих лиц, поясняет он.

Источник: https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2019/09/10/810915-skr-zaochno-predyavil-obvinenie

101Адвокат
Добавить комментарий