Применение мер дисциплинарного воздействия к адвокату

Кэс разъяснила вопрос о соразмерности дисциплинарного взыскания проступку адвоката

Применение мер дисциплинарного воздействия к адвокату

15 мая в Санкт-Петербурге состоялось расширенное выездное заседание Совета Федеральной палаты адвокатов, в ходе которого, в частности, были утверждены разъяснения Комиссии по этике и стандартам о применении мер дисциплинарной ответственности.

Как ранее писала «АГ», инициатором подготовки разъяснений стал президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, который в конце февраля обратился в Комиссию с соответствующим запросом в связи с тем, что из адвокатских палат субъектов РФ в ФПА поступают вопросы, свидетельствующие о противоречивых подходах региональных палат к наложению дисциплинарных взысканий, в том числе к очередности применения мер дисциплинарной ответственности, к соразмерности дисциплинарного взыскания тяжести совершенного адвокатом проступка.

КЭС разъяснит вопрос о соразмерности дисциплинарного взыскания проступкуКомиссия ФПА по этике и стандартам готовит ряд новых разъяснений применения положений Кодекса профессиональной этики адвоката

В разъяснении КЭС указывается, что по общему правилу к адвокату применяются меры дисциплинарной ответственности в виде замечания и предупреждения; прекращение статуса адвоката может применяться в случае грубого или неоднократного нарушения адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката. 

О тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать грубое и явное проявление поведения, которое умаляет авторитет адвокатуры, порочит честь и достоинство адвоката (например, суд отнес к таковому действия адвоката по продаже квартиры доверителя с указанием цены значительно ниже рыночной, притом что в качестве покупателя по данному договору выступала супруга адвоката (апелляционное определение Московского городского суда от 6 июля 2017 г. по делу № 33-22731/2017)). 

О тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать недопустимое и несовместимое со статусом адвоката отношение к исполнению профессиональных обязанностей (например, суд оценил как проявление такого отношения ситуацию, когда адвокат покинула судебное заседание без уведомления об этом судьи, не дожидаясь окончания судебного заседания, не присутствовала на оглашении приговора, фактически отказалась от принятой на себя защиты подсудимого, что повлекло необходимость замены защитника подсудимого на стадии оглашения приговора, и не обжаловала приговор, хотя была обязана это сделать (апелляционное определение Кемеровского областного суда от 10 марта 2015 г. по делу № 33-2019/2015)).

Мера дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката может применяться и в случае неоднократного нарушения адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката.

Систематический характер нарушений, совершенных адвокатом, может быть установлен в рамках текущего дисциплинарного производства (например, Омский областной суд в апелляционном определении от 29 апреля 2014 г.

по делу № 33-2656/2014 согласился с выводами совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката, поскольку действия адвоката носили умышленный характер и были направлены на систематические нарушения графика дежурств адвокатов). 

Также о неоднократности нарушения могут свидетельствовать результаты предыдущих дисциплинарных разбирательств (например, Ростовский областной суд в апелляционном определении от 10 февраля 2014 г.

по делу № 33-884/2014 указал, что решение совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката является результатом оценки в том числе предшествующего поведения адвоката и его отношения к исполнению своих профессиональных обязанностей: совет принял во внимание, что адвокат на протяжении длительного времени систематически нарушает нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, в связи с чем неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности).

В разъяснении также указывается, что при избрании меры дисциплинарной ответственности, в частности при оценке формы вины, советам региональных палат следует выяснять, не является ли совершение адвокатом правонарушения следствием несогласованных действий самой адвокатской палаты.

При вынесении решения о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности советом адвокатской палаты могут быть приняты во внимание и иные обстоятельства, в том числе: 

  • признание адвокатом своей вины в совершении дисциплинарного проступка;
  • совершение адвокатом действий, направленных на исправление совершенного им правонарушения, например погашение адвокатом после возбуждения дисциплинарного производства задолженности по уплате обязательных взносов в адвокатскую палату;
  • отсутствие дисциплинарных взысканий;
  • награждение адвоката ведомственными и (или) государственными наградами и др.

При этом в разъяснении отмечается, что состояние здоровья адвоката, наличие на иждивении адвоката несовершеннолетнего ребенка, наличие неисполненных денежных обязательств перед третьими лицами, специализация адвоката в области уголовного судопроизводства и т.п. не могут быть приняты советом адвокатской палаты во внимание, поскольку наличие указанных обстоятельств не является основанием для освобождения адвоката от дисциплинарной ответственности.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/kes-razyasnila-vopros-o-sorazmernosti-distsiplinarnogo-vzyskaniya-prostupku-advokata/

Дисциплинарная ответственность, виды взысканий, порядок их наложения и снятия. Меры поощрения за добросовестную работу

Применение мер дисциплинарного воздействия к адвокату

Нарушение адвокатом требований Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики, совершенное умышленно или в силу небрежности, влечет за собой применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных в подп. 13 п. 2 ст. 30 Закона об адвокатуре и ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, установленных собранием (конференцией) соответствующей адвокатской палаты.

Нарушения профессионального долга адвокатом могут означать для него применение мер дисциплинарной ответственности в виде замечания, предупреждения, прекращения статуса адвоката. Возможны и иные меры, установленные собранием (конференцией) адвокатской палаты в соответствии с подп. 13 п. 2 ст. 30 Закона об адвокатуре.

Меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с процедурами, предусмотренными Разделом 2 Кодекса профессиональной этики адвоката.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, форма вины, а также иные обстоятельства, которые Советом признаны существенными и приняты во внимание при вынесении решения.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года.

Мерами дисциплинарной ответственности могут являться:

  • замечание;
  • предупреждение;
  • прекращение статуса адвоката.

Не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, предусмотренного пунктом 1 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате.

Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями Совета относительно применения положений Кодекса профессиональной этики адвоката, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

С целью обеспечения обоснованного назначения и исполнения мер воздействия предусмотрено дисциплинарное производство, которое включает в себя помимо предварительной проверки заявлений и обращений следующие стадии:

Статья 19 разд.

2 «Процедурные основы дисциплинарного производства» Кодекса профессиональной этики адвоката гласит: «Поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры; неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты должны стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и совета адвокатской палаты субъекта РФ, проводимого в соответствии с процедурами дисциплинарного производства, предусмотренными настоящим Кодексом».

Дисциплинарное производство должно обеспечить своевременное, объективное, справедливое, полное и всестороннее рассмотрение жалоб, представлений, сообщений, частных определений (далее — представление) на действия (бездействие) адвоката, их разрешение в соответствии с Законом об адвокатуре и названным выше Кодексом, а также исполнение принятого решения.

Поводами для начала дисциплинарного производства, закрепленными в ст. 20 вышеуказанного Кодекса, являются:

  1. жалоба, поданная в совет другим адвокатом, его доверителем или законным представителем, лицом, обратившимся за оказанием юридической помощи, при отказе адвоката принять поручение без достаточных оснований;
  2. представление, внесенное в совет вице-президентом адвокатской палаты, отвечающим за исполнение требований закона об обязательном участии адвокатов в уголовном производстве, оказании бесплатной юридической помощи или исполнение решений органов адвокатской палаты;
  3. представление, внесенное в совет территориальным органом юстиции;
  4. сообщение или частное определение суда (судьи) в адрес совета адвокатской палаты в случаях, предусмотренных федеральным законодательством.

Жалоба и представление признаются допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, если они поданы в письменной форме и в них указаны:

  • наименование адвокатской палаты, в совет которой подается жалоба или вносится представление;
  • фамилия, имя, отчество адвоката, подавшего жалобу на другого адвоката, его принадлежность к адвокатской палате и адвокатскому образованию;
  • фамилия, имя, отчество доверителя адвоката, место его жительства или наименование лица, если подателем жалобы является организация, ее место нахождения, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем;
  • наименование и нахождение органа или должностного лица, направивших представление о возбуждении дисциплинарного производства;
  • фамилия, имя, отчество, принадлежность к адвокатскому образованию адвоката, в отношении которого ставится вопрос о возбуждении дисциплинарного производства, реквизиты соглашения об оказании юридической помощи (если оно заключалось) и (или) ордера;
  • в чем конкретно выразились действия (бездействие) адвоката;
  • обстоятельства, на которых лицо, подавшее жалобу или представление, основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;
  • перечень документов, прилагаемых к жалобе или представлению.

Совет вправе принять по дисциплинарному производству решение о:

  1. наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащим исполнении им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой и о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных ст. 18 названного Кодекса;
  2. прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката вследствие отсутствия в его действиях (бездействии) нарушения норм вышеуказанного Кодекса либо вследствие надлежащего исполнения им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой на основании заключения комиссии или вопреки заключению квалификационной комиссии, если фактические обстоятельства комиссией установлены правильно, но ею сделана ошибка в применении или толковании закона и Кодекса профессиональной этики адвоката;
  3. прекращении дисциплинарного производства вследствие состоявшегося ранее заключения квалификационной комиссии и решения совета этой или иной адвокатской палаты по производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию;
  4. прекращении дисциплинарного производства по жалобе вследствие примирения доверителя и адвоката и (или) отзыва представления;
  5. направлении дисциплинарного производства квалификационной комиссии для нового разбирательства вследствие существенного нарушения процедуры, допущенного комиссией при разбирательстве;
  6. прекращении дисциплинарного производства вследствие истечения сроков возбуждения дисциплинарного производства, обнаружившегося в ходе разбирательства советом или комиссией;
  7. прекращении дисциплинарного производства вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение.

Совет при принятии решения по дисциплинарному производству помимо применения мер дисциплинарной ответственности может обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю нарушением, повлекшим за собой применение мер дисциплинарной ответственности. Кроме того, в Кодексе профессиональной этики адвоката указано, что совет в семидневный срок обязан в письменной форме уведомлять о принятом решении участников дисциплинарного производства.

 Перечень мер поощрения закреплен в Положении о мерах, основаниях и порядке поощрения Федеральной палатой адвокатов РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 1 указанного Положения профессиональными знаками отличия труда адвокатов по оказанию квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам, защите их прав и законных интересов являются:

  1. награды – орден «За верность адвокатскому долгу»;
  2. медаль «За заслуги в защите прав и свобод граждан» 1 и 2 степени (далее – медаль);
  3. поощрения –  почетная грамота и благодарность;
  4. иные меры – памятная медаль, диплом, благодарственное письмо.

Мерами поощрения отмечаются достижения в профессиональной деятельности лица, обладающего статусом адвоката и отличившегося:

  • высоким профессиональным мастерством при защите прав, свобод и законных интересов доверителей;
  • активным участием в защите законных интересов, чести и достоинства адвокатов, их социальных и профессиональны прав;
  • значительным вкладом в воспитание кадров стажеров и молодых адвокатов, обучении их адвокатскому мастерству и нравственным началам адвокатской деятельности;
  • активным участием в организации деятельности адвокатуры в Российской Федерации;
  • осуществлением научной и исследовательской деятельности, связанной с функционированием адвокатуры, участием в совершенствовании российского законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также в обеспечении прав и законных интересов граждан.

Виды и правила применения дисциплинарных взысканий:

Загрузка…

Источник: https://legalquest.ru/advokatura/disciplinarnaya-otvetstvennost-vidy-vzyskanij-poryadok-ix-nalozheniya-i-snyatiya-mery-pooshhreniya-za-dobrosovestnuyu-rabotu.html

Основания для дисциплинарной ответственности адвоката (часть II)

Применение мер дисциплинарного воздействия к адвокату

30 января 2017 г.

Профессиональные обязанности адвоката значительно шире его обязанностей при оказании квалифицированной юридической помощи

Начало см. здесь

6. Положения Закона об адвокатуре и КПЭА требуют системного толкования. Нормы второго раздела КПЭА «Процедурные основы дисциплинарного производства» не могут содержать новых принципов и норм профессионального поведения адвоката, которые не предусмотрены в разделе 1 КПЭА. Пунктом 2 ст. 19 установлено, что поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, должен стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и Совета. Эта норма раздела 2 КПЭА не противоречит нормам раздела 1 КПЭА (п. 1 ст. 4; п. 4 ст. 9), хотя и является излишней для раздела, посвященного исключительно «Процедурным основам дисциплинарного производства». Что касается фразы, содержащейся в п. 4 ст. 20 КПЭА, о том, что заявления уполномоченных лиц, основанные на действиях адвоката, не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей», не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, то тут необходимы уточнения. Исходя из системного толкования положений Закона об адвокатуре и КПЭА, фраза о действиях адвоката, «не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей», подразумевает не обязанности адвоката по исполнению профессионального долга перед конкретным доверителем по конкретному делу, а все обязанности адвоката – как узкопрофессиональные, так и обязанности, связанные с принадлежностью к адвокатской профессии. Вместе с тем даже отдельные судьи, не утруждающие себя системным толкованием положений Закона об адвокатуре и КПЭА, ссылаются на эту норму в ошибочном ее истолковании. Учитывая все еще продолжающиеся споры о дисциплинарной ответственности адвоката не только за поведение вне непосредственно его профессиональной деятельности по оказанию помощи конкретным доверителям по конкретным делам, но и за нарушение обязанностей, которые налагает на адвоката принадлежность к профессии, целесообразно п. 4 ст. 20 исключить из КПЭА.

7. Ограничения прав адвоката на свободное выражение мнения.

7.1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод ратифицирована Федеральным законом от 30 марта 1998 г. №54-ФЗ. Указанная Конвенция устанавливает, что каждый имеет право свободно выражать свое мнение (п. 1 ст. 10).

В то же время осуществление этих свобод может быть сопряжено с определенными ограничениями или санкциями, которые необходимы в демократическом обществе в интересах «защиты репутации или прав других лиц, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия (п. 2 ст. 10).

Следовательно, свобода выражения своего мнения любым лицом, включая адвоката, в отношении правосудия ограничивается публичными интересами обеспечения авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Поскольку авторитет правосудия зависит не только от авторитета судей, но и от авторитета других профессиональных участников судопроизводства – прокуроров и адвокатов, то и в отношении их свобода выражения мнения также ограничивается. 7.2. Основные принципы, касающиеся роли юристов (принятые восьмым Конгрессом ООН в 1990 г.

), являясь общепризнанными принципами международного права, устанавливают, в частности, следующее. – Адвокаты, как и другие граждане, имеют право на свободу выражения мнения, убеждений и собраний. … Осуществляя эти права, адвокаты в своих действиях всегда руководствуются правом и признанными нормами и профессиональной этикой адвоката (п. 23).

– Адвокаты при всех обстоятельствах сохраняют честь и достоинство, присущие их профессии, как ответственные сотрудники в области отправления правосудия (п. 12).

Признание адвокатов «ответственными сотрудниками в области отправления правосудия» подтверждает предусмотренные Конвенцией ограничения на свободу выражения мнений в отношении адвокатов, поскольку умаление их авторитета может также подорвать авторитет правосудия, как и умаление авторитета судей. 7.3. Исследователи отмечают, что высказывания лица, которое выступает в профессиональном качестве, более значимы и весомы. Такие высказывания могут причинить гораздо больше вреда интересам правосудия, чем высказывания обывателя, поскольку исходят от лиц, которые являются специалистами в своей области и пользуются большим доверием в обществе, выполняя своеобразную роль посредников между ним и судебной властью. По этой причине лица, профессионально занимающиеся, в частности, журналистикой и юриспруденцией (например, адвокаты), а также государственные служащие несут повышенную ответственность за свои высказывания в силу своего особого статуса.

ЕСПЧ отметил, что «особый статус адвокатов как посредников между обществом и судами оправдывает некоторые ограничения в их поведении и обязывает их содействовать надлежащему отправлению правосудия и поддерживать доверие к судам»[1].

Для следственных и прокурорских работников законодательством установлен запрет допускать публичные высказывания, суждения и оценки в отношении деятельности государственных органов (включая суды и профессиональных участников судопроизводства. – Прим. ред.

), если это не входит в его должностные обязанности (ст. 17 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», ст. 17 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», п. 2.1.

3 Кодекса этики прокурорского работника РФ).

Кодекс судейской этики (п. 2 ст. 18 ) устанавливает, что судья должен воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также руководителей этих органов (включая суды и профессиональных участников судопроизводства. – Прим. ред.). Свобода слова адвоката в отношении правосудия ограничивается публичными интересами обеспечения авторитета правосудия и доверия к судебной системе. Таким образом, все профессиональные участники судопроизводства не могут пользоваться неограниченной свободой слова, так как их действия должны соотноситься с ценностями поддержания авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

8. Основания судебного обжалования и пределы судебной проверки.

8.1. Чтобы показать соотношение общего количества дисциплинарных дел и количества обжалованных в суд решений о лишении адвокатского статуса, приведем некоторые статистические данные за 2014–2015 гг., основанные на Информационной справке о состоянии адвокатуры в 2015 г. (Вестник ФПА РФ. 2016. № 2). Общая численность адвокатов с действующим статусом в конце 2015 г. составила 71 144 адвоката (в 2014 г. – 70 414); квалификационные комиссии всех адвокатских палат рассмотрели 4894 дисциплинарных производства в отношении адвокатов (в 2014 г. – 4738 ), т.е. дисциплинарные производства рассматривались за год в отношении 7% от всех адвокатов. К дисциплинарной ответственности привлечены 2942 адвоката (в 2014 г. – 2798 ), или около 60% от общего количества дисциплинарных производств. В дисциплинарном порядке прекращен статус 507 адвокатов (в 2014 г. – 320), или около 9% от всех дисциплинарных производств. Адвокатский статус в дисциплинарном порядке прекращался по следующим основаниям: – за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей при оказании конкретной юридической помощи перед конкретным доверителем – 84 адвокатам (в 2014 г. – 59), или около 18% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке; – за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатских палат, как правило, в подавляющем большинстве случаев, решений, связанных с невыполнением обязательных отчислений на нужды адвокатских палат или адвокатских образований, – 281 адвокату (в 2014 г. – 164), или около 53% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке; – за нарушение норм профессиональной этики, в том числе не более половины за поведение вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем – 100 адвокатам (в 2014 г. – 81), или около 23% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке; Обжалованы в суд 74 (в 2014 г. – 75) решения советов палат о прекращении адвокатского статуса в дисциплинарном порядке, из них удовлетворены лишь 9 (в 2014 г.– 6) исков. Если участь, что только за нарушение норм профессиональной этики статус адвоката прекращен лишь в 23% от общего количества прекращения статуса в дисциплинарном порядке, то и количество обжалованных в суд именно таких решений около 17 в год, а удовлетворенных в среднем не более двух в год. Что касается случаев судебного обжалования решений советов палат о прекращении адвокатского статуса за поведение вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем, таких случаев около 9 в год, из них удовлетворено судами в среднем в год не более одного иска. Вместе с тем даже единичные случаи, когда суды отменяют решения советов адвокатских палат, основанные на заключениях квалификационных комиссий, о прекращении адвокатского статуса за совершение дисциплинарных проступков, особенно за проступки вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем, вызывают серьезную озабоченность и затрудняют работу органов адвокатского самоуправления по укреплению профессиональной дисциплины и самоочищению адвокатуры от лиц, нарушающих правила профессиональной этики. 8.2. Приведем девять имеющихся в нашем распоряжении примеров из судебной практики, в которых разделяется позиция адвокатского сообщества.

– Президиум Владимирского областного суда в постановлении от 24 декабря 2007 г.

по делу № 44г-220/07 указал, что из системного толкования положений Закона об адвокатуре и КПЭА следует: «применение конкретных мер дисциплинарной ответственности является исключительной компетенцией совета адвокатской палаты, суд не вправе входить в обсуждение данного вопроса. Суд ограничивается проверкой процедуры рассмотрения дисциплинарного производства в отношении адвоката».

– Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда в определении от 18 ноября 2009 г. по делу № 33-2796/09 заняла аналогичную правовую позицию.

– Президиум Вологодского областного суда в постановлении от 4 февраля 2008 г.

по делу № 44-г-6 указал, что «суд не правомочен оценивать выводы Совета Адвокатской палаты, если они приняты в порядке, установленном КПЭА… Необходимо было также учесть, что факты нарушения адвокатом… требований Закона об адвокатуре и КПЭА… нашли свое подтверждение в судебном заседании… Суд не вправе оценивать соответствие меры дисциплинарной ответственности тяжести совершенного дисциплинарного правонарушения. Суд ограничивается проверкой наличия состава дисциплинарного правонарушения и процедуры рассмотрения дисциплинарного производства в отношении адвоката».

Источник: http://fparf.ru/news/all_news/blogs/sharov/osnovaniya-dlya-distsiplinarnoy-otvetstvennosti-advokata-chast-ii/

разъяснение Комиссии по этике и стандартам о соразмерности дисциплинарного взыскания проступку адвоката

Применение мер дисциплинарного воздействия к адвокату

Федеральная палата адвокатов опубликовала разъяснение Комиссии по этике и стандартам по вопросу применения мер дисциплинарной ответственности, которое, как сообщала «АГ», было принято Советом ФПА 15 мая на расширенном заседании в Санкт-Петербурге.

Инициатором подготовки разъяснений стал президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, который в конце февраля обратился в Комиссию с соответствующим запросом в связи с тем, что из адвокатских палат субъектов РФ в ФПА поступают вопросы, свидетельствующие о противоречивых подходах региональных палат к наложению дисциплинарных взысканий, в том числе к очередности применения мер дисциплинарной ответственности, к соразмерности дисциплинарного взыскания тяжести совершенного адвокатом проступка.

Давая разъяснение по вопросу применения п. 4 ст.

18 Кодекса профессиональной этики адвоката, КЭС, руководствуясь требованиями  Закона об адвокатской деятельности и определениями Конституционного Суда РФ, исходит из того, что меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также нарушения адвокатом норм КПЭА направлены на исключение из числа адвокатов лиц, не отвечающих предъявляемым к ним требованиям.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные советом адвокатской палаты существенными и принятые во внимание при вынесении решения.

При этом, как неоднократно указывал КС РФ, юридическая ответственность, если она выходит за рамки восстановления нарушенных неправомерным деянием отношений или возмещения причиненного этим деянием вреда, является средством публично-правового реагирования на правонарушающее поведение, в связи с чем вид и мера ответственности лица, совершившего правонарушение, должны определяться исходя из публично-правовых интересов, а не частных интересов потерпевшего.

О тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать допущение адвокатом грубого и явного проявления поведения, которое умаляет авторитет адвокатуры, порочит честь и достоинство адвоката.

Также о тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать недопустимое и несовместимое со статусом адвоката отношение к исполнению профессиональных обязанностей.

В качестве примера КЭС привела случай, когда адвокат покинула судебное заседание до его окончания, не уведомив об этом судью, не присутствовала на оглашении приговора и фактически отказалась от принятой на себя защиты.

Мера дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката, как разъясняет КЭС, может применяться и в случае неоднократного нарушения адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе КПЭА.

Систематический характер нарушений, совершенных адвокатом, может быть установлен в рамках текущего дисциплинарного производства. Также о неоднократности нарушения могут свидетельствовать результаты предыдущих дисциплинарных разбирательств.

В процессе избрания меры дисциплинарной ответственности, в частности при оценке формы вины, советам региональных палат следует выяснять, не является ли совершение адвокатом правонарушения следствием несогласованных действий самой адвокатской палаты.

В качестве примера такой коллизии в документе приведен случай, когда адвокат был привлечен к дисциплинарной ответственности за осуществление защиты подозреваемого по назначению дознавателя в июне вне графика дежурств адвокатов.

Впоследствии суд установил, что график дежурств на год был составлен и утвержден решением совета адвокатской палаты в мае, действие графика определено с 1 июня, однако опубликован он был только в июле, а сам адвокат не был ознакомлен с новым графиком под роспись, как того требует решение совета АП.

КЭС отмечает, что при вынесении решения о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности советом адвокатской палаты могут быть приняты во внимание и иные обстоятельства, в том числе:

  • признание адвокатом своей вины в совершении дисциплинарного проступка;
  • совершение адвокатом действий, направленных на исправление совершенного им дисциплинарного проступка, например, погашение адвокатом после возбуждения дисциплинарного производства задолженности по уплате обязательных взносов в адвокатскую палату;
  • отсутствие дисциплинарных взысканий;
  • награждение адвоката ведомственными и (или) государственными наградами и др.

При этом, как сказано в Разъяснении, состояние здоровья адвоката, наличие на иждивении адвоката несовершеннолетнего ребенка, наличие неисполненных денежных обязательств перед третьими лицами, специализация адвоката в области уголовного судопроизводства и т.п. не могут быть приняты советом адвокатской палаты во внимание, поскольку наличие указанных обстоятельств не является основанием для освобождения адвоката от дисциплинарной ответственности.

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросу применения мер дисциплинарной ответственности

Источник: https://adv-simfi.ru/razyasnenie-komissii-po-etike-i-standartam-o-sorazmernosti-distsiplinarnogo-vzyskaniya-prostupku-advokata.html

Персональная страница адвоката Мельниченко Р.Г

Применение мер дисциплинарного воздействия к адвокату

публикации > > > Меры профессиональной ответственности адвокатов

Мельниченко Р.Г. Меры профессиональной ответственности адвокатов. // Адвокат. № 10. 2010. С. 16-21. [ВАК]

Иные статьи по теме

В статье кандидата юридических наук, доцента кафедры теории и истории права и государства ФГО ВПО “Волгоградская академия государственной службы” Р.Г.

Мельниченко представлен анализ правоприменительной практики советов адвокатских палат на предмет применения различных мер профессиональной ответственности за различные виды профессиональных правонарушений.

Подвергается критике “усмотрительный принцип”, применяемый при наказании провинившихся адвокатов.

Под мерой профессиональной ответственности адвоката понимается способ претерпевания адвокатом неблагоприятных для себя последствий, наступивших в связи с совершением профессионального правонарушения. Согласно части 6 ст.

18 Кодекса профессиональной этики адвоката мерами дисциплинарной ответственности адвоката могут быть: замечание, предупреждение, прекращение статуса адвоката. Эти меры профессиональной ответственности перенесены в результате рецепции из института дисциплинарной ответственности трудового права.

Согласно статье 192 Трудового кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, т.е. неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.

Подобная рецепция произошла в 2003 г., а именно в момент принятия Кодекса профессиональной этики адвокатов. До 2003 г. существовала только одна мера ответственности адвоката – прекращение членства в коллегии адвокатов (ст. 13 Положения об адвокатуре РСФСР)1.

Кодекс профессиональной этики адвоката содержит закрытый список мер дисциплинарной ответственности адвоката: замечание, предупреждение и прекращение статуса адвоката. Правоприменительная практика выявила несколько проблем применения подобных видов профессиональной ответственности.

Наличие нескольких мер профессиональной ответственности ставит перед правоприменителем вопрос о выборе той или иной меры в каждом конкретном случае.

Сразу отметим: ряд советов адвокатских палат считают, что в некоторых случаях вообще отсутствует выбор меры профессиональной ответственности. Так, Совет Адвокатской палаты Владимирской области решил: “Учитывая, что в соответствии со ст.

17 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” единственной мерой ответственности является прекращение статуса адвоката, прекратить статус адвоката”2.

В соответствии с пунктом 4 ст.

18 Кодекса профессиональной этики адвоката при определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка; обстоятельства, при которых он совершен; форма вины, а также иные обстоятельства, которые

стр. 16

в начало

советом адвокатской палаты признаны существенными и приняты во внимание при вынесении решения.

Применение подобной формулировки при избрании меры ответственности представляется весьма проблематичным, так как не дает четких критериев выбора, за исключением формы вины: умысла или грубой неосторожности.

При этом самого понятия “грубая неосторожность” поверенное законодательство не содержит и ни в одном из исследуемых нами дисциплинарных производств не применяется.

Что касается других критериев, то совет адвокатской палаты сам определяет тяжесть совершенного проступка, поскольку Кодекс профессиональной этики адвоката не содержит градации правонарушений по их тяжести.

Формулировка же “иные обстоятельства, которые советом адвокатской палаты признаны существенными и приняты во внимание при вынесении решения” дает возможность безграничного усмотрения советов адвокатских палат. Какие же обстоятельства учитывают советы на практике? Традиционно их можно разделить на смягчающие и отягчающие ответственность.

К смягчающим можно отнести: положительную характеристику, несовершение адвокатом ранее серьезных проступков (Алтайский край)3, необходимость осуществления ухода за больной матерью (Нижегородская область), признание своей вины (Республика Татарстан)4.

К отягчающим обстоятельствам советы относят следующие случаи: адвокат привлекается повторно за аналогичное нарушение (Республика Татарстан); адвокат руководствуется соображениями собственной выгоды и безнравственными интересами (Алтайский край)56; систематическое (66 раз) неисполнение решения органов адвокатского самоуправления (Алтайский край)7, поступок адвоката формирует представление об адвокате не как о профессиональном законопослушном правозащитнике, а как об изворотливом дельце от юриспруденции, работа в качестве адвоката продолжительное время – почти 16 лет (Ульяновская область)8. В подавляющем большинстве исследуемых дисциплинарных производств советы адвокатских палат не выявляли и не мотивировали смягчающие и отягчающие обстоятельства, обычно ограничиваясь цитированием пункта 4 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Естественно, что такое положение не может отвечать принципам гласности и справедливости по отношению к адвокату, обвиняемому в совершении профессионального правонарушения. Отсутствие четких правил по применению определенных мер профессиональной ответственности может повлечь за собой злоупотребление со стороны правоприменительных органов. Так, показательным является случай, произошедший в Адвокатской палате Чувашской Республики.

Решением III конференции адвокатов Чувашской Республики был установлен единовременный целевой взнос в сумме 6000 руб., предназначенный для приобретения в собственность помещения под офис Адвокатской палаты.

Адвокат Краснов И.В. усомнился в законности подобного решения и обратился в суд, который признал решение конференции законным.

В установленное время адвокат предписанную сумму не сдал и был привлечен к профессиональной ответственности.

В ходе рассмотрения дела причину несвоевременного перечисления целевого взноса адвокат объяснял сложным материальным и финансовым положением, возникшим по причине незаконного приостановления его статуса, кроме того, на момент принятия решения целевой взнос в сумме 6000 руб. адвокатом был внесен. Это обстоятельство, безусловно, означало прекращение производства в соответствии с частью 2. ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката в связи с малозначительностью, так как вред адвокатской палате причинен не был по причине того,

стр. 17

в начало

что сумма на счет палаты поступила. Однако Совет Адвокатской палаты лишил адвоката его статуса, мотивировав это следующим образом: “При определении меры дисциплинарной ответственности Совет АП ЧР рассматривает проступок адвоката Краснова И.В. как тяжкий, подрывающий корпоративную дисциплину и авторитет адвокатуры в лице ее коллегиальных исполнительных органов.

Совет также принимает во внимание фактические обстоятельства, при которых совершался проступок, а именно: адвокат Краснов, единственный из адвокатов – членов палаты своими неконструктивными действиями отвлекал усилия исполнительных органов по решению корпоративных задач; он отказывался от ведения прямого диалога с органами Адвокатской палаты – игнорировал явку на их заседания, не получал направленную в его адрес корреспонденцию. Существенным отягчающим признаком оценки поведения адвоката Краснова И.В. Совет видит и то обстоятельство, что он продолжал не исполнять решения органов адвокатской палаты даже после вступления в законную силу решения суда, не удовлетворившего его исковые требования”9. То есть адвокат был лишен статуса за строптивость по отношению к руководству адвокатской палаты.

Подобное безграничное усмотрение советов адвокатских палат по отношению к выбору между различными мерами дисциплинарной ответственности усугубляется отсутствием судебного контроля по этому вопросу. Суды по отношению к несоразмерности применения той или иной меры дисциплинарной ответственности заняли следующую позицию: “Право оценивать тяжесть совершенного дисциплинарного правонарушения и соответствие мер дисциплинарного воздействия принадлежит Совету адвокатской палаты”10.

Диспропорция между различными мерами дисциплинарной ответственности. В своем диссертационном исследовании М.А. Женина пишет: “В диссертации указывается на наличие определенного пробела в правовом регулировании применения к адвокату-правонарушителю предупреждения или замечания. Фактически между применением этих двух мер дисциплинарной ответственности нет различия”11. Нельзя не согласиться с утверждением автора, а также ее предложением: “В целях адекватности и справедливости назначения наказания за совершение адвокатом дисциплинарного правонарушения представляется необходимым закрепить в Кодексе профессиональной этики адвоката правила о том, что при наличии неснятой меры “предупреждение” при совершении адвокатом другого нарушения, за которое предусматривается замечание либо предупреждение, к адвокату может быть применена такая мера, как прекращение статуса”12. Представляется необходимым, в русле предложенной нами концепции формальных составов, предусмотреть такой состав профессионального правонарушения адвоката, как рецидив: в случае совершения адвокатом профессионального правонарушения в период до одного года после наложения на него такой меры профессиональной ответственности, как предупреждение, наказывать его лишением статуса адвоката.

Неопределенность существует в вопросе о длительности применения такой меры профессиональной ответственности, как лишение статуса адвоката. По этому поводу встречаются диаметрально противоположные точки зрения. Так, А.А. Воронов указывает: “…в законе ничего не сказано о возможности для адвоката, статус которого прекращен по решению Совета адвокатской палаты, скажем, за некорректное поведение в суде, возвратиться в адвокатуру”13. То есть, следуя логике этого автора, адвокат лишается своего статуса пожизненно. Другой автор отмечает: “…нормы современного Закона об адвокатуре не содержат запрет на повторное приобретение статуса адвоката лицами, в отношении которых советом адвокатской палаты уже было принято решение о прекращении статуса адвоката по основаниям, указным в пп. 1-3 п. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре” и делает следующий вывод: “Отсутствие таких запретов, на наш взгляд, лишает советы адвокат-

стр. 18

в начало

Источник: https://melnichenko.net/_p_name135.html

1.Поощрения и дисциплинарная ответственность адвокатов

Применение мер дисциплинарного воздействия к адвокату

Завысококвалифицированное выполнениесвоих профессиональных обязанностей,за продолжительную и безупречную работуадвокаты и иные работники коллегийпоощряются по решению Президиума.

Мерамипоощрения являются: объявлениеблагодарности; награждение Почетнойграмотой; награждение ценным подарком;премирование; представление к награждениюПочетным нагрудным знаком “Свабода-Закон- Дэмакратыя”; представление кприсвоению почетного звания.

Уставомколлегии адвокатов и Правилами внутреннеготрудового распорядка могут бытьпредусмотрены и другие меры поощрения.К адвокатам могут применяться такжемеры поощрения, предусмотренныезаконодательством Республики Беларусь.

Мерыпоощрения применяются Президиумомколлегии по собственной инициативе илипо представлению заведующих юридическимиконсультациями. Меры поощрения кадвокатам могут применять такжеисполнительные комитеты местных Советовнародных депутатов, Министр юстицииРеспублики Беларусь, начальник управленияюстиции исполнительного комитетаобластного (Минского городского) Советанародных депутатов.

Адвокатыподлежат дисциплинарной ответственностиза действия, противоречащие Закону “Обадвокатуре”, Правилам профессиональнойэтики адвоката, за нарушения Правилвнутреннего трудового распорядкаколлегии, за ненадлежащее исполнениелибо неисполнение предусмотренныхУставом коллегии обязанностей адвоката,(например, неявку адвоката в судебноезаседание, без уважительных причин,если это повлекло отложение рассмотрениядела; несообщение адвокатом о предстоящейневозможности участвовать в судебномзаседании и др.).

Жалобына действия адвокатов рассматриваютсяКвалификационной комиссией по вопросамадвокатской деятельности в РеспубликеБеларусь, Республиканской, областными,Минской городской коллегиями адвокатов,Белинюрколлегией в пределах ихкомпетенции, Министром юстиции РеспубликиБеларусь (ст. 19 Закона “Об адвокатуре”).

Дисциплинарнымивзысканиями, которые могут быть примененык адвокатам, являются: порицание; выговор;строгий выговор; исключение из коллегииадвокатов.

Исключениеиз коллегии адвокатов влечет аннулированиелицензии адвоката (ст. 20 Закона “Обадвокатуре”). Президиум коллегииадвокатов в месячный срок направляетв Министерство юстиции представлениена лишение лицензии лица, исключенногоиз коллегии адвокатов.

Приналожении дисциплинарного взысканияучитывается тяжесть совершенногопроступка, обстоятельства, при которыхон совершен, отношение адвоката ввыполнению своих профессиональныхобязанностей. Исключение адвоката изчленов коллегии производится в качествекрайней меры дисциплинарного взыскания.

Мерыдисциплинарного взыскания, порядок ихналожения, снятия и обжалования,предусмотренные уставом коллегии,распространяются на стажеров и напомощников адвоката.

Делоо дисциплинарной ответственностиадвоката может быть возбуждено ирассмотрено различными органамиадвокатского самоуправления: общимсобранием (конференцией) адвокатовколлегии, Президиумом или ПредседателемПрезидиума коллегии. Но, как правило,этим занимается Президиум коллегииадвокатов.

Возбуждениедисциплинарного производства противадвоката производится на основаниипредставления любого органа либо пожалобе заинтересованного лица надействия адвоката. Представления,вносимые Министерством юстиции РеспубликиБеларусь, подлежат обязательномурассмотрению в двухнедельный срок.

Адвокат,в отношении которого возбужденодисциплинарное производство илиуголовное дело, может быть временноотстранен от исполнения профессиональныхобязанностей органом, в производствекоторого имеется дело, на срок до егорассмотрения, но не более, чем на одингод.

В случае оправдания по уголовномуделу или появления реабилитирующегооснования для прекращения дисциплинарногопроизводства орган, по требованиюкоторого принято решение об отстраненииадвоката от исполнения профессиональныхобязанностей, выплачивает адвокату егосредний заработок за все время, накоторое он был отстранен (ст. 21 Закона“Об адвокатуре”)

Дорассмотрения дела о дисциплинарномпроступке председатель Президиумаколлегии адвокатов должен затребоватьот адвоката письменное объяснение,тщательно проверить основания привлеченияего к дисциплинарной ответственностии ознакомить с материалами дела.

Делоо дисциплинарном проступке рассматриваетсяПрезидиумом коллегии в присутствиипривлекаемого к ответственностиадвоката. Повторная неявка без уважительныхпричин не препятствует рассмотрениюдела о дисциплинарном проступке.

Закаждый совершенный проступок можетбыть наложено только одно дисциплинарноевзыскание. Дисциплинарное взысканиеможет быть обжаловано в месячный сроксо дня его применения в суд или вапелляционную комиссию Республиканскойколлегии адвокатов.

Дисциплинарноепроизводство не может быть возбуждено,а возбужденное подлежит прекращению,если с момента совершения проступкаистекло шесть месяцев, а по результатамревизии или проверки соблюденияфинансовой дисциплины – два года, несчитая периода временной нетрудоспособностиадвоката, пребывания его в отпуске,времени нахождения дела в дисциплинарномпроизводстве. Дисциплинарное взысканиеприменяется не позднее одного месяцасо дня его обнаружения, не считая периодавременной нетрудоспособности адвокатаили пребывания его в отпуске. Указанныесроки давности закреплены в ст. 22 Закона“Об адвокатуре”.

Еслиадвокат в течение одного года со дняприменения дисциплинарного взысканияне совершит нового проступка, он считаетсяне подвергшимся дисциплинарномувзысканию.

Походатайству заинтересованной стороныорган, возбудивший дисциплинарноепроизводство – общее собрание (конференция)или Президиум коллегии может досрочноснять дисциплинарное взыскание, но неранее, чем через шесть месяцев с моментаего применения (ст. 23 Закона “Обадвокатуре”).

Членствов коллегии адвокатов прекращается врезультате отчисления либо исключенияиз коллегии адвокатов.

Отчислениеиз состава коллегии производитсяПрезидиумом: по заявлению адвоката; приобнаружившейся невозможности исполненияадвокатом своих обязанностей по состояниюздоровья; в случае выезда адвоката напостоянное место жительства за пределытерритории области (г. Минска); порезультатам аттестации; в случае занятияадвокатской деятельностью вне коллегииадвокатов.

Исключениеадвоката из состава коллегии производитсяПрезидиумом в случаях: совершенияпроступка, не совместимого со званиемадвоката; систематического нарушенияЗакона “Об адвокатуре”, Устава коллегии,Правил профессиональной этики илинедобросовестного выполнения своихобязанностей, если за указанные нарушенияранее уже применялись меры дисциплинарноговзыскания; выявление обстоятельств,свидетельствующих о незаконных действияхадвоката при получении лицензии направо занятия адвокатской деятельностью;сокрытия доходов от налогообложения.

Лицо,в отношении которого принято вустановленном порядке решение оботчислении либо исключении из составачленов коллегии, вправе в месячный срокобжаловать указанное постановлениеПрезидиума в апелляционную комиссиюРеспубликанской коллегии адвокатовлибо в суд.

Источник: https://studfile.net/preview/5357363/page:2/

101Адвокат
Добавить комментарий