Разрешение на прослушку до возбуждения дела

435 тысяч раз российские силовики нарушали тайну связи за первую половину 2017 года

Разрешение на прослушку до возбуждения дела

Сотрудники правоохранительных органов стали чаще интересоваться данными о соединениях между абонентами, тогда как прослушка в рамках оперативно-розыскной деятельности (ОРД) в отношении фигурантов уголовных дел теряет популярность.

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, за первую половину 2017 года правоохранительные органы направили в российские суды 436 800 ходатайств на раскрытие тайны переписки и телефонных переговоров.

Из них 284 300 обращений были поданы в рамках оперативно-розыскной деятельности, что примерно соответствует прошлогоднему показателю за тот же период (294 000). В 99,68% случаев суд такие ходатайства удовлетворил (более 435 тысяч).

Количество запросов на контроль и запись телефонных переговоров в ходе следствия по уголовным делам снизилось по сравнению с первым полугодием 2016 года более чем вдвое – с 103 500 до 44 200.

Санкцию суда силовики получали в 97,3% случаев. Столь же часто удовлетворялись и ходатайства на предоставление информации о соединениях между абонентами.

Таких обращений, наоборот, стало существенно больше – 108 000 против 40 000.

Советник юридической группы «Яковлев и партнеры» Александр Баряев пояснил, что информация, полученная во время прослушки в рамках ОРД, может стать основанием для возбуждения уголовного дела. Такой подход, например, часто используется для раскрытия преступлений в сфере наркоторговли.

А снижение количества запросов на прослушку во время следствия, по его словам, может быть связано с тем, что после возбуждения уголовного дела человек вряд ли будет откровенничать по телефону. При этом ответ оператора связи на запрос о соединениях абонентов может подтвердить или опровергнуть алиби подследственного, отметил Александр Баряев.

Бывший старший оперуполномоченный управления по борьбе с оргпреступностью МВД по Кабардино-Балкарской республике Адальби Шхагошев, а сейчас — депутат Госдумы от «Единой России» связывает это с «возросшей эффективностью работы следственных органов», а также отказом россиян от телефонных переговоров — большинство общается через мессенджеры и социальные сети.

Замглавы комитета Госдумы по безопасности Анатолий Выборный («ЕР») связывает изменение соотношения запросов на запись звонков и получение данных о соединениях между абонентами с информированностью граждан о работе спецслужб.

В словах Шхагошева и Выборнова есть логика. Ещё в сентябре 2015 года МТС зафиксировал в течение первого полугодия резкое увеличение трафика использования мессенджеров, прежде всего — WhatsApp и Viber, среди корпоративных клиентов. Как правило, ими являются чиновники и бизнесмены. Операторов тогда был зафиксировал двукратный рост потребления подобных сервисов.

В мае 2016 года Билайн отметил, что все его абоненты стали гораздо чаще использовать мессенджеры, соцсети и электронную почту, которые пришли на смену «традиционным» интернет-сообщениям. В декабре 2015 года трафик, сгенерированный при использовании этих сервисов, вырос в 4,5 раза по сравнению с июлем того же года.

Трафик, сгенерированный два года назад абонентами Билайна через социальные сети, вырос в декабре в 6,3 раза по сравнению с июлем. В список соцсетей с наибольшим потреблением трафика по состоянию на декабрь вошли (в порядке убывания) «ВКонтакте», Instagram, «», , . В июле рейтинг был таким: «ВКонтакте», «», Instagram, , .

На мессенджеры в декабре 2015 года пришлось в 8,3 раза больше трафика Билайна, чем в июле. Больше всего трафика в декабре (в порядке убывания) было сгенерировано при использовании Skype, WhatsApp, Telegram, Messenger, Messenger, Hangouts, ICQ. В июле по объему потребленного трафика лидировали Skype, WhatsApp, ICQ, Hangouts, Telegram, Messenger, QIP и Messenger.

Согласно данным социологического исследования, проведённого международной консалтинговой компанией Deloitte в начале уже этого года, россияне стали чаще пользоваться мессенджерами, чем sms.

В опросе приняли участие более двух тысяч человек. Результаты показали, что почти 60% респондентов перестали пользоваться смс, устанавливая вместо них на смартфоны интернет-мессенджеры.

Более 50% участников исследования используют их как минимум раз в неделю.

«Мы провели опрос в Интернете, в котором поучаствовали две тысячи респондентов. Исследование показало, что почти шестьдесят процентов опрошенных используют свои смартфоны для доступа к социальным сетям и электронной почте хотя бы раз в неделю.

А онлайн-мессенджерами хотя бы раз в неделю пользуются пятьдесят процентов участников опроса», — сообщили в Deloitte. Эксперты также отметили, что по итогам исследования россияне все больше отдают предпочтение текстовым сообщениям, а не звонкам.

Между тем, всё больше мессенджеров добавляют в свои функции возможность передачи ых и видеосообщений, а также непосредственно самих звонков. Кроме того, что эти услуги бесплатны, большинство мессенджеров ещё и ввели шифрование любых соединений, перехват которых и невозможен, и бессмысленен, что является для правоохранителей почти всех стран особой головной болью.

Можно предположить, что исходя из удобства и защищённости общения в мессенджерах, россияне постепенно переходят от «классической» телефонной связи к общению посредством соответствующих приложений.

К тому же, наши граждане всё-таки умеют делать выводы из законотворческой деятельности властей, которую в последнее время можно охарактеризовать двумя определениями: «закручивание гаек» и «введение тотальной слежки».

Параллельно предпринимаемым государством усилиям в вопросе тотального контроля граждан, порой даже вопреки собственным законам, у россиян растёт цифровая грамотность — они стали чаще отдавать предпочтение именно защищённым средствам связи.

Поэтому последние законы, которые были приняты для регулирования мессенджеров, анонимайзеров и сервисов VPN, скорее всего возникли не из ниоткуда — власти прекрасно понимают, что возможностей для тотального контроля собственных граждан у них всё меньше, поэтому принимают все эти бессмысленные регулирующие нормы, которые в итоге всё равно мало что дадут.

А в законодательство в скором времени может быть внесено право россиян на обжалование в суде на проведение в их отношении оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) до возбуждения уголовных дел. Речь идет, в частности, о прослушивании телефонов и чтении переписки, наружном наблюдении и обследовании жилища.

Эти действия проводятся с разрешения суда. Разработать соответствующие поправки в закон об оперативно-розыскной деятельности МВД, Министерству юстиции и ФСБ предлагают авторы доклада о мониторинге правоприменения.

В разработке поправок также должны участвовать Верховный суд и Генпрокуратура, сказано в документе.

Поводом для пересмотра законодательства стало решение Европейского суда по правам человека, который изучил существующую в России практику.

Суд согласился, что правоохранители могут получать судебные разрешения на негласные ОРМ без уведомления человека, но если тот узнал о существовании такого разрешения, то должен иметь право его обжаловать. Однако российское законодательство права на обжалование таких судебных постановлений не дает, сказано в правительственном докладе.

Право обжаловать разрешение суда на ОРМ должны получить те, кто узнал о существовании такого разрешения, подчеркивают авторы документа. Сейчас информация о прослушке или слежке засекречена.

Ну что ж, когда прослушка уже почти теряет смысл, то почему бы не ввести норму о её обжаловании? Тем более, что норма об истребовании «ключей шифрования» в законодательство уже вписана и вряд ли будет оттуда изъята в ближайшее время, какой бы абсурдной с технологической и правовой точки зрения она ни была.

.

.

Источник: https://roskomsvoboda.org/33256/

Нас слушают. В Татарстане в 3,5 раза увеличилось количество разрешений на прослушку

Разрешение на прослушку до возбуждения дела

Корреспонденты “Idel.

Реалий” изучили статистику Управления судебного департамента в Татарстане за последние пять лет и выяснили, что за это время количество разрешений на прослушку, выданных районными (городскими) судами республики, выросло в три с половиной раза. В целом, общее число разрешений достигло почти 120 тысяч. Кто, для чего и сколько “слушает” в Татарстане – в нашем материале.

Прослушка телефонных переговоров получила законодательное обоснование еще в СССР, в 1990 году, – тогда был принят закон “О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик”. Ранее прослушка регламентировалась лишь секретными инструкциями.

Срок для прослушивания телефонных разговоров был ограничен шестью месяцами

По закону, принятому в 1990 году, прослушивать телефонные разговоры можно было лишь в том случае, если было соответствующее постановление органа дознания или следователя, которое санкционировал либо прокурор, либо суд.

Для того, чтобы получить санкцию на прослушку, должны были быть достаточные основания – особо значимые для расследования уголовного дела.

Кроме того, прослушка могла проводиться и в тех случаях, если существовала угроза насильственных действий, вымогательства или других противоправных действий в отношении свидетелей или потерпевших, если они давали на это согласие, и была санкция прокурора или суда. Срок для прослушивания телефонных разговоров был ограничен шестью месяцами.

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

После распада Союза закон отменен не был, но отсутствие в российском уголовно-процессуальном законодательстве процедуры прослушивания делало невозможным его применение. В результате этого, право на прослушку закрепили за органами внутренних дел и ФСБ в соответствующих федеральных законах. Позже такую возможность получили и другие органы.

По закону получить разрешение на прослушку могут МВД, ФСБ, таможенная служба, служба внешней разведки, ФСИН и федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности

В Конституции сказано, что “каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права разрешается только на основании судебного решения”.

Однако в той же Конституции говорится, что “права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства”.

В российском законодательстве два закона регулируют ограничение прав и свобод граждан в части прослушки. Первый – ФЗ “О федеральной службе безопасности” и второй – ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” (ОРД).

По обоим законам прослушка может вестись только с санкции суда. Если суд первой инстанции по какой-либо причине отказывает правоохранительным органам в праве на прослушку, они имеют право обратиться в вышестоящий суд.

По закону получить разрешение на прослушку может целый ряд оперативных подразделений разных правоохранительных органов – МВД, ФСБ, таможенная служба, служба внешней разведки, ФСИН и федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности.

В законе об ОРД сказано, что прослушка телефонов “проводится с использованием оперативно-технических сил и средств органов ФСБ и органов внутренних дел”. Оба закона содержат нормы, согласно которым могут быть приняты меры о прослушивании телефонных разговоров только при наличии информации:

– о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно;

– о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно;

– о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

В течение 48 часов после начала прослушивания орган, его осуществляющий, обязан получить судебное разрешение

Здесь, однако, не говорится о конкретных предполагаемых преступлениях, к которым может быть причастно лицо, в отношении которого ведется прослушка.

Согласно закону, прослушивание разговоров может вестись только в отношении тех лиц, которых подозревают или обвиняют в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях.

По закону, также есть случаи, когда органы следствия могут установить прослушку и без ордера суда.

Это касается случаев, “которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации”.

В этом случае есть условие, согласно которому запрос должен быть представлен суду в течение суток. Кроме того, в законе сказано, что в течение 48 часов после начала прослушивания орган, его осуществляющий, обязан получить судебное разрешение.

Максимальный срок прослушивания – полгода. Для его продления необходимо новое судебное заседание. Если же правоохранительные органы не нашли в материалах прослушки повода для возбуждения дела или информации в рамках расследуемого дела, то она хранится на протяжении года, а потом уничтожается.

За последние девять лет не менее девяти миллионов человек, проживающих в России, “могли подвергаться прослушиванию только на основании судебного решения”

В мае этого года международная правозащитная группа “Агора” выпустила доклад “Россия под наблюдением”. В нем авторы указали на то, что правоохранительные органы не обязаны предъявлять операторам связи разрешение на прослушку, тем самым “обладают прямым доступом ко всем мобильным телефонным переговорам и данным, касающимся сообщений”.

Кроме того, авторы доклада Павел Чиков и Дамир Гайнутдинов отметили, что суд, выдавший разрешение на прослушку, не может проконтролировать его исполнение. “Он [суд] не ставится в известность о результатах прослушки и не обладает полномочиями по рассмотрению того, были ли соблюдены требования решения, разрешающего прослушку”, – уточнили авторы.

В докладе “Агоры” приведена статистика рассмотренных ходатайств о контроле и записи телефонных и иных переговоров, а также ограничении тайны переписки, которую предоставляет Судебный департамент при Верховном суде России. Так, за прошедшие девять лет – с 2007 по 2015 годы – суды общей юрисдикции рассмотрели 4 659 325 таких ходатайств, 96,96% которых были удовлетворены.

“От года к году число запросов увеличивается, причем наибольшие темпы роста показывают запросы, подающиеся в рамках оперативно-розыскных мероприятий, то есть без (до) возбуждения уголовного дела”, – уточнили авторы доклада. Они подсчитали, что за последние девять лет не менее девяти миллионов человек, проживающих в России, “могли подвергаться прослушиванию только на основании судебного решения”.

В ТАТАРСТАНЕ

“Idel.Реалии” изучили статистику, предоставленную Управлением судебного департамента в Татарстане, и выяснили, что с 2011 года по I квартал 2016-го количество разрешений на прослушку достигло 118 тысяч.

Отметим, что уже к 2013 году количество разрешений на проверку звонков и переписки татарстанцев выросло в два раза по сравнению с 2011 годом. Пять лет назад разрешений суда по обоим законам превысило девять тысяч, а в 2013-м достигло 18 тысяч. По итогам 2015 года количество разрешений на прослушку выросло до 32 тысяч, что в три с половиной раза больше, чем в 2011 году.

К 2013 году количество разрешений на проверку звонков и переписки татарстанцев выросло в два раза по сравнению с 2011 годом

За первое полугодие этого года районными (городскими) судами Татарстана выдано почти 15 с половиной тысяч разрешений на прослушку и запись телефонных переговоров, а также на переписку: как почтовую, так и электронную, в том числе в мессенджерах и соцсетях.

Правоохранительные органы при обращении в суд с запросом на проверку телефонных разговоров и переписки получают положительное решение в 99% случаев. А количество отказов по закону об ОРД – стремится к нулю. Незначительный процент отказов (чуть более одного процента) отмечается лишь в контексте следственных действий, а не по закону об ОРД.

За пять лет – с 2011 по 2015 годы – правоохранительные органы получили 173 разрешения на прослушку телефонов несовершеннолетних. Зачастую, такие разрешения выдаются в случае, если ребенок потерялся. Максимальное количество разрешений на прослушку несовершеннолетних получено в 2014 году – 94 разрешения.

Отметим, что приведенная Управлением судебного департамента в РТ статистика не совсем полная. Подобные дела рассматриваются и в Верховном суде Татарстана – эту информацию “Idel.Реалиям” подтвердили в пресс-службе суда. Однако в статистику эта информация не попадает, так как является “секретным делопроизводством”.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.​

Источник: https://www.idelreal.org/a/28059069.html

Мвд создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

Разрешение на прослушку до возбуждения дела

Контроль и запись телефонных переговоров

Нынешний век-век информации. И информация сейчас имеет огромную ценность и помогает сохранять превосходство над оппонентами. Потому люди готовы затрачивать огромные ресурсы и средства, чтобы добыть ее.

Прослушка телефона – достаточно часто используемое средство.

Но мы можем говорить в таком ключе лишь об информативности данного средства и его доказательном значении, и не стоит забывать о соблюдении конституционные права человека на тайну частной жизни. 

Прослушать телефонные переговоры возможно лишь в рамках уголовного дела, либо при наличии обоснованного подозрения в причастности лица к совершению совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступления, имея на то веские основания и при условии наличия у правоохранительных органов решения суда на проведение данного следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия. Лишь в таком случае полученная информация применима для органов правосудия. Во всех других случаях прослушивание вашего телефона – это вторжение в вашу частную жизнь и карается законом. 

Контроль телефонных и иных переговоров – это прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм.

Сразу заметим, что установка прослушивающих устройств в квартире, офисе или машине не относятся к данному следственному действию. Так как это не является переговорами, это запись вне коммуникаций связи.

Кто имеет полномочия на прослушивание телефонных переговоров и как можно оказаться в положении прослушиваемого?

Оперативно-розыскные мероприятия по прослушиванию телефонных переговоров и снятию информации с технических каналов связи осуществляют ФСБ и ОВД с привлечением собственных оперативно-технических сил.

Контроль и запись переговоров регламентированы ст.186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. И попасть в положение прослушиваемого не так-то просто.

Закон гласит, что запись переговоров возможно проводить лишь при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях, содержат сведения, имеющие значение для уголовного дела, и их контроль и запись допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном УПК РФ.

Отсюда основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1. Наличие возбужденного уголовного дела.

2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

2) событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации;

3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

Проведение таких мероприятий ограничивает конституционные права человека на гражданскую тайну переписки, телефонных переговоров, других сообщений, которые передаются по сетям электрической и почтовой связи, и допускается исключительно на основании судебного решения или постановления следователя и при наличии вышеизложенных оснований.

В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов.

Как следователь получает разрешение на проведение следственного действия по прослушиванию телефонных переговоров, в рамках возбужденного уголовного дела? Это не так просто.

Следователь направляет ходатайство в суд, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении.

В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи;

4) срок осуществления контроля и записи;

5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично, если законодательством Российской Федерации не установлен иной порядок их рассмотрения, и незамедлительно. Судья (суд) не вправе отказать в рассмотрении материалов в случае их представления.

До возбуждения уголовного дела:

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Перечень категорий таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов.

Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган.

Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев.

Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу. При этом течение срока не прерывается.

При необходимости продления срока действия постановления следствие обязано будет обратиться в суд, и судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания.

Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами.

В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» до возбуждения уголовного дела, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием специалиста (при необходимости), а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Также существует статья 186.1 УПК РФ. “Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами”.

Данная статья не дает столько возможностей для сотрудников правоохранительных органов, как ранее рассмотренная. Она лишь дает возможность отследить количественное выражение соединений между абонентами. Данные сведения сложно трактовать как однозначно доказывающие виновность или невиновность абонентов и лишь доказывает связь между ними.

Получение сведений о количестве соединений между абонентами является своеобразным трамплином к полному прослушиванию телефонных переговоров.

Если информация о соединениях между абонентами будет важна для уголовного дела, то следователь однозначно приложит усилия и обратится с ходатайством в суд о предоставлении судебного решения для получения возможности запросить документы у оператора о количестве абонентских соединений, и о местонахождении абонентов (биллинг).

Согласно ч.2 ст.186.1 УПК РФ, в ходатайстве следователя о производстве следственного действия, касающегося получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо выполнить данное следственное действие;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) период, за который необходимо получить соответствующую информацию, и (или) срок производства данного следственного действия;

4) наименование организации, от которой необходимо получить указанную информацию.

Когда следователь получает судебное решение разрешающее получать информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, он отправляет копию в соответствующую организацию, осуществляющую услуги связи.

Руководитель организации обязан предоставить запрашиваемую информацию либо в виде распечатки, либо посредством цифровой записи на съемный носитель.

Указанная информация предоставляется в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором указываются период, за который она предоставлена, и номера абонентов и (или) абонентских устройств.

Получение следователем информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами может быть установлено на срок до шести месяцев. Соответствующая осуществляющая услуги связи организация в течение всего срока производства данного следственного действия обязана предоставлять следователю указанную информацию по мере ее поступления, но не реже одного раза в неделю.

Следователь осматривает представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, с участием специалиста (при необходимости), о чем составляет протокол, в котором должна быть указана та часть информации, которая, по мнению следователя, имеет отношение к уголовному делу (дата, время, продолжительность соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами, номера абонентов и другие данные). Лица, присутствовавшие при составлении протокола, вправе в том же протоколе или отдельно от него изложить свои замечания.

Представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, приобщаются к материалам уголовного дела в полном объеме на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ознакомления с ними посторонних лиц и обеспечивающих их сохранность.

Если необходимость в производстве данного следственного действия отпадает, его производство прекращается по постановлению следователя, но не позднее окончания предварительного расследования по уголовному делу.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Источник: https://konsultant228.ru/s-chego-nachinat/proslushivanie-telefonnyh-peregovorov/

Вс разъяснил, как давать разрешение на прослушку и получение личных тайн

Разрешение на прослушку до возбуждения дела

Пленум Верховного суда России утвердил постановление, детально проясняющее – когда и на каких условиях следователи могут ограничивать конституционные права граждан. То есть заглядывать в нашу жизнь глубже, чем нам того хочется.

Документ упрощает следователям получение информации о банковских счетах граждан и некоторой медицинской информации.

Но судьям предписано тщательно проверять все обстоятельства: есть ли веские основания вторгнуться в жизнь человека. Так что свой интерес следователям необходимо обосновать.

Когда правоохранителям необходимо нарушить неприкосновенность жилища граждан, получить доступ к личным тайнам человека – переписке, телефонным разговорам и т.п., есть строгая процедура, чтобы получить санкции на это. Иногда дать добро на такие следственные действия может только суд. Но в некоторых ситуациях следователь вправе действовать сам.

Как защитить свой телефон и компьютер от хакеров

Как сказано в постановлении, медицинские организации вправе предоставить правоохранителям отдельные сведения, представляющие врачебную тайну, без решения суда. Только по запросу следователя. Например, без суда правоохранители могут запросить, обращался ли гражданин за медицинской помощью, в том числе психиатрической.

Состоит ли на медицинском учете. Такие данные следователи вправе получить при проведении проверки сообщения о преступлении либо в ходе расследования уголовного дела. Для получения справок по счетам фигурантов уголовных дел также не потребуется санкция суда.

Но следователь обязан согласовать такой запрос со своим руководством.

Эксперты особо подчеркивают, что в разъяснениях речь идет только о справках по счетам и вкладам. Если же следователю потребуется копнуть глубже, получить в банке еще какие-то документы, изъять оригиналы, то уже потребуется санкция суда.

“Обратить внимание судов на то, что выемка предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, производится на основании судебного решения”, сказано в документе.

Чтобы получить доступ к личным тайнам человека – переписке, разговорам – требуется строгая процедура

Как объясняется в постановлении, судьи должны тщательно проверять в таком ходатайстве даже вещи, которые на первый взгляд кажутся формальными.

Подсудно ли ходатайство данному суду? Или следователь пришел не по адресу? Находится ли в производстве следователя данное дело? Поставил ли визу начальник следователя или прокурор? И это вовсе не крючкотворство, а процедура, защищающая от произвола.

Так что судьям предписано быть внимательней. Если поступившее ходатайство не соответствует требованиям, его надо вернуть назад.

Другие разъяснения связаны с осмотром жилища. Верховный суд России напоминает, что разрешение на производство осмотра жилища требуется в том случае, если хотя бы одно из проживающих в нем лиц возражает против осмотра.

“При этом отсутствие согласия собственника жилого помещения, не проживающего в нем, не является основанием для обращения за судебным решением”, говорится в проекте. Так что если хозяин помещения в доме не живет, следователям необязательно получать от него согласие.

В суд надо идти тогда, когда кто-то из жильцов говорит “нет”.

Верховный суд предложил ускорить чтение приговоров

“Разрешая ходатайство о производстве следственного действия, судья обязан в каждом случае наряду с проверкой соблюдения требований уголовно-процессуального закона, предъявляемых к порядку возбуждения ходатайства, проверить наличие фактических обстоятельств, служащих основанием для производства указанного в ходатайстве следственного действия, – поясняет пленум. – Например, при рассмотрении ходатайства о производстве обыска в жилище убедиться в том, что в материалах уголовного дела имеются достаточные данные полагать, что в указанном жилище могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела”.

Если кто-то из жильцов возражает против обыска, то следователи должны будут получить санкцию суда

Также согласие суда требуется на получение данных об абонентах сотовых сетей. Это касается информации о номерах и месте расположения передающих станций, соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, сведений о дате, времени и продолжительности телефонных разговоров, номерах абонентов, а также других данных, позволяющих их идентифицировать.

В последнем случае речь идет о IMEI-коде телефона или о его местоположении относительно базовой станции.

Источник: https://rg.ru/2017/06/01/vs-raziasnil-kak-davat-razreshenie-na-proslushku-i-poluchenie-lichnyh-tajn.html

Прослушку поставили на паузу

Разрешение на прослушку до возбуждения дела

Представители силовых ведомств стали реже обращаться в суды для получения разрешения на контроль за гражданами в рамках оперативно-разыскной деятельности (ОРД), которая возможна еще до возбуждения уголовного дела. С января по июнь 2017 года в суд поступило 436,8 тыс. таких обращений — с просьбой раскрыть тайну телефонных переговоров и переписки граждан.

Из них 284 тыс. обращений были поданы в рамках ОРД и 152,4 тыс. — в ходе следствия по уголовным делам. Такую статистику приводит Судебный департамент при Верховном суде РФ (данные есть в распоряжении «Известий»). Эксперты полагают, что после ужесточения ответственности следователей их работа стала более взвешенной, поэтому в «лишней» прослушке нет необходимости.

В первом полугодии 2017 года в России снизилось число запросов силовиков на раскрытие тайны переговоров граждан в рамках оперативно-разыскной деятельности. 

Согласно действующему законодательству, в задачи ОРД входит не только раскрытие преступлений, но и их предупреждение и пресечение. В этой связи все мероприятия, ведущиеся в ее рамках, защищены законом о гостайне: граждане не знают, что их телефон прослушивают, а сообщения — читают.

По данным Судебного департамента при ВС, за первые шесть месяцев представители силовых ведомств в рамках ОРД обратились в суд с просьбой разрешить им просмотр личной переписки и прослушивание переговоров 284349 раз. В 99,68% случаев суд такие ходатайства удовлетворил. За тот же период прошлого года силовики по аналогичному поводу обращались в суд 294 тыс. раз, всего же в 2016-м таких запросов поступило чуть менее 610 тыс.

Пик обращений от представителей силовых ведомств, согласно статистике, пришелся на 2015 год — 615 тыс. (годом ранее их было 513 тыс.).

Резко снизилось и число запросов на контроль и запись телефонных переговоров в процессе следствия, то есть уже в ходе расследования уголовных дел.

Так, по данным Судебного департамента, за шесть месяцев 2017 года в суд поступило 44247 таких ходатайств. Годом ранее за аналогичный период их было подано 103572. Суды удовлетворили 97,3% из них.

Всего же за 2016 год таких запросов от следствия поступило 167 тыс.

На этом фоне следователи стали чаще просить суд предоставить им информацию о соединениях между абонентами: 108 тыс. обращений в первом полугодии 2017 года против 40 тыс. за аналогичный период годом ранее. Суды удовлетворяли такие запросы в 97,4% случаев. За весь 2016-й следствие ходатайствовало об этом 126 тыс. раз.

Советник юридической группы «Яковлев и партнеры» Александр Баряев пояснил «Известиям», что информация, полученная во время прослушки в рамках ОРД, может стать основанием для возбуждения уголовного дела. Такой подход, например, часто используется для раскрытия преступлений в сфере наркоторговли. 

А снижение количества запросов на прослушку во время следствия, по его словам, может быть связано с тем, что после возбуждения уголовного дела человек вряд ли будет откровенничать по телефону. При этом ответ оператора связи на запрос о соединениях абонентов может подтвердить или опровергнуть алиби подследственного, отметил Александр Баряев.

Уменьшение числа обращений демонстрирует возросшую эффективность работы следственных органов, полагает первый замглавы фракции «Единая Россия», бывший старший оперуполномоченный управления по борьбе с оргпреступностью МВД по Кабардино-Балкарской республике Адальби Шхагошев.

— Руководство страны не раз давало правоохранительным органам сигнал перестать «кошмарить» бизнес.

Кроме того, Госдума в 2017 году приняла закон об ужесточении ответственности следователей за возбуждение «пустых» уголовных дел, которые впоследствии закрываются за отсутствием состава преступления.

Поэтому сейчас они более тщательно готовятся и не производят лишних следственных действий, в том числе — не назначают прослушек, — пояснил «Известиям» депутат.

Он также отметил, что сейчас многие отказались от телефонных переговоров — большинство общается через мессенджеры и социальные сети. По мнению Адальби Шхагошева, пик следственных действий в 2015 году мог быть связан с широкой антикоррупционной кампанией среди чиновников, мэров, губернаторов и руководителей госкорпораций, которая велась в это время.

Замглавы комитета Госдумы по безопасности Анатолий Выборный («ЕР») связывает изменение соотношения запросов на запись звонков и получение данных о соединениях между абонентами с информированностью граждан о работе спецслужб.

— Все прекрасно знают, что телефонные переговоры легко прослушать, и сейчас никто не станет открыто по телефону договариваться о совершении какого-либо преступления, — заявил Анатолий Выборный.

При этом понимая, с кем и как часто связывался подозреваемый, можно эффективно отработать его связи и получить объективные данные для дальнейшего анализа, полагает он.

Источник: https://iz.ru/665851/tatiana-berseneva-marina-iurshina/proslushku-postavili-na-pauzu

Ольга Зайцева: Права на слежку, прослушку и их обжалование – ПОЛИТ.РУ

Разрешение на прослушку до возбуждения дела

Россияне могут получить право обжаловать в суде разрешение на проведение в их отношении слежки и прослушивания телефонных переговоров, а также чтение их переписки и обследование жилищ до возбуждения уголовных дел. По данным газеты «Ведомости», такую поправку, в частности, предлагается включить в закон об оперативно-розыскной деятельности.

Предложение разработать поправки, адресованное Министерству внутренних дел, Министерству юстиции и Федеральной службе безопасности, содержится в докладе о мониторинге правоприменения, который правительство каждый год представляет президенту. В разработке поправок также должны участвовать Верховный суд РФ и Генеральная прокуратура.

Соответствующий документ опубликован на сайте Кремля.

Напомним, в настоящее время по закону подобные мероприятия, затрагивающие конституционные права граждан, проводятся с разрешения суда, если у правоохранителей есть сведения о готовящемся преступлении, о тех, кто его готовит, или о действиях, угрожающих безопасности страны.

Причем в определенных случаях сотрудники правоохранительных органов могут начать прослушку и слежку за гражданами, равно как и провести обыск, не дожидаясь решения суда – просто по решению собственного руководства.

Правда, при этом они обязаны получить разрешение суда на такие мероприятия в течение 48 часов с момента их проведения.

Как сообщает сайт радиостанции Bussiness FM, мысль о необходимости поправок в этом вопросе у властей появилась после решения Европейского суда по правам человека, который в 2014 году изучил российскую практику рассмотрения жалоб. Речь шла о жалобах делу Самвела Аванесяна, чей дом без объяснения причин осмотрела полиция.

Оперативно-розыскные мероприятия сотрудников полиции / mskagency.ru

ЕСПЧ признал, что тем самым были нарушены сразу две статьи Конвенции о правах человека: о праве на уважение частной жизни и о праве на эффективное средство правовой защиты внутри страны.

 Суд при этом согласился, что правоохранительные органы могут получать разрешения на негласные оперативные мероприятия без уведомления человека, в отношении которого они будут проводиться.

В то же время суд указал: если гражданин узнает о существовании такого разрешения, то должен иметь право его обжаловать.

По мнению юристов, опрошенных «Полит.

ру», если поправки такого рода будут приняты, то они не затруднят работу правоохранительных органов – фактически, они станут лишь попыткой придать действиям правоохранителей видимость большей законности.

С формальной же точки зрения правоохранительные органы до совершения определенных процессуальных действий вообще не должны иметь право прослушивать или вести слежку, равно как и читать переписку или обыскивать жилище.

Эксперты отмечают, что в правовом государстве все эти действия могут предприниматься только по решению прокурора.

Кроме того, они подчеркивают, что если факт слежки или обыска граждане, в отношении которых дела не возбуждались, еще могут заметить, то им фактически неоткуда узнать, не прослушивают ли их телефонные разговоры и не читают ли переписку.

Таким образом, заключают эксперты, получается, что воспользоваться своим правом на обжалование этих действий они на деле не могут.

«Сейчас узнать об оперативно-розыскных мероприятиях может один человек из миллиона, информация об их проведении засекречена», – подтвердил «Ведомостям» председатель Московского профсоюза полиции Михаил Пашкин.

Прокомментировать для «Полит.ру» подробнее идею с поправками в закон об оперативно-розыскной деятельности согласился председатель Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области Олег Сухов. По его мнению, право на обжалование подобных действий гражданам России в самом деле нужно, однако налицо проблема, которая не может не возникнуть с реализацией этого права.

«С одной стороны, у граждан действительно должно быть право обжаловать оперативно-розыскные мероприятия, проведенные до возбуждения уголовного дела. С другой стороны, возникнет проблема с реализацией такого права – большинство оперативно-розыскных мероприятий носит негласный характер, поэтому подавляющее большинство лиц не узнают об осуществляемых в отношении них мероприятиях.

Игрушечная фигурка с биноклем / pixabay.com

Тем не менее, граждане, которые смогут воспользоваться этим правом, получат важную возможность избежать использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в суде.

Пока неясно, смогут ли граждане запрашивать информацию о проведении в отношении них ОРМ – ведь в таком случае упадет эффективность оперативно-розыскной деятельности. Словом, в целом это изменения необходимые, но механизм обжалования в таком виде будет редко применяться на практике», – пояснил Олег Сухов.  

На разработку поправок в закон «Об оперативно-розыскной деятельности» отводится 12 месяцев: в октябре 2018 они должны быть представлены кабинету министров. Вносить новую инициативу в Госдуму предполагается не позднее декабря 2018 года.

Источник: https://polit.ru/article/2017/11/02/orm/

101Адвокат
Добавить комментарий