Сильное давление со стороны уголовного розыска по краже

Безопасность

Сильное давление со стороны уголовного розыска по краже

В отдел полиции обратился 40-летний житель столицы. Со слов потерпевшего стало известно, что у него пропал автомобиль, припаркованный возле дома на Карельском бульваре. Сумма причинённого ущерба составила 250 тысяч рублей.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий на Грайвороновской улице полицейские Северного округа задержали подозреваемого. Похищенное изъято.

Следственным отделом ОМВД России по Дмитровскому району возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ «Кража». Подозреваемый задержан в порядке ст. 91 УПК РФ.

На севере столицы сотрудники полиции задержали подозреваемого в краже

В полицию с заявлением о краже обратился представитель компании. Заявитель рассказал, что из компании, расположенной на улице Правды пропали пять планшетных компьютеров. Материальный ущерб составил более 100 тысяч рублей.

В ходе отработки жилого сектора участковый уполномоченный Беговой задержал подозреваемого. Им оказался сотрудник фирмы, 33-летний житель столицы. Похищенное изъято.

Отделом дознания районного ОМВД возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ «Кража». Подозреваемому избрана мера пресечения в виде подписки о не выезде.

На севере столицы выявлены три случая использования поддельных документов

На Ленинградском проспекте сотрудники ОБ ДПС ГИБДД УВД по САО для проверки остановили автомобиль. Управлял транспортным средством 28-летний уроженец ближнего зарубежья, который представил автоинспекторам водительское удостоверение с признаками подделки.

Участковый района Беговой задержал 20-летнюю жительницу Подмосковья. Женщина представила в отдел кадров по месту работы листок временной нетрудоспособности. Работники отдела кадров усомнились в подлинности документа и обратились в полицию.

Сотрудники патрульно-постовой службы полиции ОМВД России по Бескудниковскому району задержали 23-летнего приезжего из ближнего зарубежья. Как установили полицейские, злоумышленник с помощью поддельного паспорта хотел совершить финансовые операции в отделении банка. Представленный документ вызвал сомнения в подлинности у работников кредитной организации и они обратились в полицию.

Проведёнными исследованиями установлено, что во всех случаях изъятые документы являются поддельными.

Отделами дознания районными ОМВД по данным фактам возбуждены уголовные дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков». В отношении двоих подозреваемых избрана мера принуждения в виде обязательства о явке, третьему избрана мера пресечения в виде подписки о не выезде.

Розыск пропавшего без вести Титова Пётра Аркадьевича

ОМВД России по Бескудниковскому району разыскивает пропавшего без вести Титова Пётра Аркадьевича, 04.08.1937 года рождения, уроженца г. Москвы, местонахождение которого неизвестно с 11 октября 2017 г.

Приметы: на вид 80 лет, рост 170 см, славянской внешности, среднего телосложения, на голове лысина.

Особые приметы: рубец 25 см вдоль живота, грыжа на животе.

Полиция просит всех, кому что-либо известно о местонахождении разыскиваемого, сообщить по телефонам: 8 (495) 601-00-08 или в службу «102» (с мобильных телефонов – 112).

В восточном дегунино местные участковые выявили нарушения миграционного законодательства

Как установили полицейские, 30-летняя москвичка за денежное вознаграждение незаконно зарегистрировала в своей квартире на Дубнинской улице приезжего из ближнего зарубежья, заведомо зная, что проживать он там не будет.

Отделом дознания районного ОМВД возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 322.3 УК РФ «Фиктивная постановка на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации». В отношении подозреваемой избрана мера пресечения в виде подписки о не выезде.

В бескудниковском районе полицейские изъяли амфетамин

В ходе личного досмотра полицейские обнаружили и изъяли у безработного 27-летнего москвича пакет с порошкообразным веществом розового цвета. Проведённым исследованием установлено, что изъятое содержит в своем составе психотропное вещество – амфетамин, массой полграмма.

По данному факту следственным отделом территориального ОМВД возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.

228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества». В отношении подозреваемого избрана мера пресечения в виде подписки о не выезде.

Источник: https://golovinskiy.mos.ru/security/

«Сыночек был еще теплый. Я обхватила его, попыталась приподнять, чтобы вызволить из петли. Но..

Сильное давление со стороны уголовного розыска по краже

На Виннитчине 13-летний школьник покончил жизнь самоубийством после того, как узнал, что его подозревают в краже драгоценностей у соседки

«Этого не может быть, это злой и глупый розыгрыш», — не верили в самоубийство 13-летнего Виталика Слободяна его друзья и одноклассники.

А как же можно было поверить, если накануне целый день вместе гуляли, играли в любимые «стрелялки» и «догонялки» на компьютере, договорились, что и завтра встретятся. Ничего странного в поведении Виталика никто не заметил.

Самоубийство с виду неунывающего и уверенного в себе, а на самом деле очень ранимого и, похоже, разуверившегося в поддержке взрослых подростка остается тайной. Хоть его родные уверены, что на этот шаг он решился из-за сильного потрясения…

«Зачем же Виталику чужое золото? У него была своя золотая цепочка с кулончиком-черепашкой»

 — Поздно вечером мне позвонила моя мама и взволнованным голосом сообщила, что пришла соседка и устроила скандал: пропало все ее золото, и в этой краже она подозревает моего старшего сына Виталика, — смахивая слезу, рассказывает 33-летняя жительница села Бджильна Тепликского района Винницкой области Светлана Николишина, местный предприниматель.  — Несмотря на позднее время, я тут же поспешила к родителям, которые живут в райцентре. Была уверена: Виталик — не вор. Сын подтвердил, что никакого золота, спрятанного в косметичке, в выдвижном ящике компьютерного стола своего приятеля Игоря, он не видел и не брал. Несмотря на это, соседка упрашивала его признаться, что это именно он украл ее золото. А ее сын Игорь, приятель Виталика, утверждал, что, кроме Виталика, у них дома был еще один мальчик, но он хороший и унести золото не мог. Я не выдержала: Виталик, значит, плохой? Если растет без отца, значит, его можно унизить и оскорбить? Указав на дверь соседке и ее сыну, я заявила, что никому не позволю обижать своего ребенка. В ответ услышала, дескать, если мы не отдадим пропавшее золото, то будем иметь дело с милицией. Я обрадовалась и добавила: вот милиция во всем и разберется. Они ушли, а я попыталась успокоить плачущего сына, повторявшего, что он не брал золота, оно ему ни к чему. Даже поклялся в этом. Как только сын немного успокоился, я подошла к этой теме с другой стороны. Дескать, верю, что ты честный мальчик, чужого не возьмешь. Но, может быть, что-то знаешь о краже или видел в этом доме кого-либо из мальчиков или взрослых? Виталик вспомнил всех, кто заходил к Игорю играть на компьютере.

 — Удивляюсь, как можно обвинять человека в краже, ведь никто не схватил его за руку на месте преступления! — сокрушается бабушка Виталика Галина Ивановна.  — А внучок никогда чужого не брал.

Вот летом мобильный телефон на улице нашел, полдня с ним носился, а как только потерявший его владелец позвонил и попросил Витальку вернуть ему мобильный, тут же побежал к нему. Еще так радовался — дядя конфетами угостил и спасибо сказал за возвращенный мобильник.

Зачем ему чужой мобильник, ведь у него свой есть! И золото ему чужое совершенно не нужно. Светлана подарила ему на день рождения цепочку с таким забавным кулончиком-черепашкой. Виталик с малых лет был приучен к труду, хорошо знал, как тяжело зарабатывается каждая копейка.

Идет домой со школы — по дороге забежит к нам с дедом, поинтересуется, не надо ли водички из колодца принести или на огороде помочь. И матери своей помогал, понимал, что нелегко ей одной поднимать их вдвоем с младшим братишкой Максимкой. Чувствовал себя ответственным за него после того, как родители расстались.

Тринадцать лет — трудный возраст, вздыхают близкие. Пытались ничего не проглядеть, не пропустить, хотя учителя, бывало, жаловались, что Виталик дерзит, сбегает с уроков, не готовит домашние задания. Зато ведь и много хорошего было. Виталик увлекался спортом.

О его достижениях в греко- римской борьбе свидетельствуют многочисленные медали и похвальные грамоты. Физкультура была его любимым школьным предметом. А что по другим предметам особыми успехами не отличался, так ни бабушка, ни мама никогда за это его не ругали. Считали: учится, как может.

Тем более что заметили: после резких слов и нравоучений парнишка замыкался в себе, ни с кем не разговаривал. Именно поэтому в эти тяжелые для всей семьи дни Светлана постоянно твердила сыну: она верит, что он не виноват.

Женщина говорит, что пыталась быть с сыном откровенной, но ее не покидало чувство тревоги, Виталик все больше отдалялся.

 — В тот день утром Виталька, проснувшись, стал быстро одеваться, — продолжает Светлана.  — Я напомнила ему, что спешить некуда, в школе как раз объявили очередной карантин. А сын сказал, что накануне договорился с приятелями поиграть в школе на компьютере.

Кому-то позвонил, быстро позавтракал и, пообещав вернуться через час-другой, побежал. Я ждала его почти целый день — так сердце разболелось! Как раз в аптеку собралась за валидолом, а он на пороге.

Спрашиваю: «Где же ты так долго был, Виталик?» А он как бы мимоходом: «На компьютерах!» Попросила его больше никуда из дому не уходить, сказала, что съезжу в аптеку и скоро вернусь.

Принесла сыночкам по пачке сока и йогурта. Но старшенького так и не дозвалась. Как вдруг на глаза попалась записка у глобуса на листике из школьной тетради: «Мама я нiчого не брав… Я тебе дуже любив… Тобi буде хорошо iз Максимом». Я бросилась в сад. Там на алыче висел Виталька.

Туго затянутый телевизионный кабель на шее, который несколько лет лежал в шкафу, обледеневшая табуретка под ножками… Сын был еще теплый. Я обхватила его, попыталась приподнять, чтобы вызволить из петли. Но он не дышал. Позвала на помощь соседей.

Вскоре прибежал мой знакомый, перерезал кабель, и я стала делать сыну искусственное дыхание. Спасти Витальку, увы, уже было невозможно. Это все происходило на глазах у восьмилетнего Максимки. Он рассказал, что вместе они немного посмотрели кино по телевизору, а затем Виталик побежал во двор.

Я знаю, сын не выдержал позора и жутких обвинений. Наверное, ему казалось, что из-за подозрений в краже и учителя, и милиционеры, и вообще все вокруг видят в нем вора…

«Мальчик был из тех детей, которых все время надо подбадривать и хвалить»

 — Можно понять убитую горем мать, которая хочет разобраться, что же подвигло сына на такое, — печально замечает директор Тепликской средней общеобразовательной школы № 2 Василий Малена.

 — Но несправедливо обвинять в произошедшем учителей, милиционеров и кого-либо другого. Ведь такие эмоциональные и легкоранимые дети, как Виталик, оказавшись в трудной ситуации, ждут взаимопонимания и поддержки от самых близких людей.

К сожалению, сосредоточившись на своих переживаниях, Виталик, очевидно, этой поддержки так и не дождался.

Знаете, у нас в школе часто пропадают учебники, тетради, ручки, мобильные телефоны. В таких ситуациях я обычно очень осторожно прошу детей повнимательнее изучить содержимое своих портфелей, проверить карманы. Прошу обратить внимание, может, кто-то из них ошибся, перепутал свое с пропавшими вещами. И обычно виновник находится быстро.

Когда в школу пришли два милиционера, чтобы расспросить ребят о пропавшем золоте, я, забежав в методкабинет и заметив, что Виталик выглядит очень огорченным, постарался поддержать паренька. Заверил милиционеров, что он не может быть причастен к расследуемому преступлению. Виталик из тех детей, которых все время надо хвалить, подбадривать.

Наверное, для него самые невинные вопросы, связанные с кражей, стали ужасным ударом. Видимо, никому не удалось смягчить эту ситуацию, вселить в него уверенность, что все будет хорошо. Как-то осенью мы разбирали старый школьный спортзал, и я попросил восьмиклассников перенести доски. Дети хорошо потрудились, а Виталик особенно.

Ему первому я пожал руку, поблагодарил за помощь. Как он тогда обрадовался, что его заметили, назвали лучшим!

… По дороге к кладбищу траурная процессия на несколько минут остановилась у школы. В память об ученике, ушедшем из школы навсегда, прозвенели три прощальных школьных звонка.

Родители Виталькиных одноклассников, вместе со своими детьми провожавшие мальчика в последний путь, крепко держали их за руки.

Трагедия сплотила родителей и детей, напомнила о необходимости заботиться друг о друге, об истинных жизненных ценностях — любви, уважении.

Могилка Виталика — рядом с могилкой сестренки Маринки, которая десяти месяцев от роду ушла из жизни, заболев менингитом, и его дяди, старшего брата Светланы.

– Я так ждала, что на церемонии прощания с Виталиком хоть кто-нибудь из учителей скажет о сыне доброе слово, но не услышала, — плачет мать.  — Уверена, сынок не выдержал психологического давления со стороны учителей и милиционеров.

Ведь в пятницу в присутствии учительницы правоохранители опрашивали сына в школе, а в понедельник нас с ним вызвали в райотдел.

Мне самой становилось не по себе, когда милиционеры требовали у сына: «Говори правду! Правду!» Снимали отпечатки пальцев и грозились отправить их в Винницу, а там, дескать, быстро найдут виновника преступления. В общем, запугали ребенка.

После общения с милиционерами Виталик сказал мне, что зря когда-то мечтал стать милиционером — теперь уже точно не хочет. А еще мы встретили мальчика, не раз бывавшего в том доме, из которого пропало золото. Он сообщил, что в милицию его не вызывали. После этого Виталик совершенно замкнулся в себе, лишь твердил, что не собирается отвечать за чьи-то грехи…

В местном райотделе милиции очень удивились, узнав, что Светлана Николишина в беседе с журналистами обвинила правоохранителей в смерти сына. Ведь ни в райотдел, ни в прокуратуру женщина с подобными заявлениями не обращалась.

А два опытных сотрудника — один из криминальной милиции по делам детей, другой — оперуполномоченный уголовного розыска, дескать, просто побеседовали с мальчишкой, собирая материалы о краже. Беседовали по душам, без протокола.

Расспрашивали паренька, зачем ходил к своему приятелю Игорю, когда последний раз был у него, кого еще видел в этом доме. Мальчик не хотел отвечать на поставленные вопросы, лишь один раз уныло выдохнул: «Я не брал».

Милиционеры попросили его: если он все же что-то вспомнит о краже, пусть обязательно расскажет об этом своей матери. И разъяснили, что все равно Виталий не понесет никакого наказания, ведь он несовершеннолетний.

 — После того как один из сотрудников, беседовавший с мальчиком, зашел ко мне с Виталием и его мамой, я заметил, что подросток очень напуган и подавлен, — рассказывает начальник Тепликского райотдела милиции полковник Николай Сохацкий.  — Именно поэтому, беседуя с матерью, я посоветовал ей ни в коем случае не ругать сына.

В райотделе мы общались всего несколько минут. Женщина сказала, что спешит, обещала прийти завтра. Но запланированная на завтра встреча не состоялась — весь личный состав был задействован на раскрытии разбойного нападения. Прошло более двух суток после нашей встречи с Виталием и его мамой.

Разве можно утверждать, что он повесился после допроса в милиции, как это уже поспешили заявить некоторые СМИ?

Причем никто из наших сотрудников, беседуя с ребенком, не утверждал, что кражу совершил именно он. В то время уголовное дело еще не было возбуждено, с мальчиком беседовали как со свидетелем. Никаких юридических последствий это общение не имело. И отпечатки пальцев у него не было оснований брать, мы и не брали.

Тем более что они ничего бы нам не дали — на косметичке, из которой исчезло золото, зафиксирован фрагмент пальцев, непригодный для идентификации. По факту кражи золота — а это кольца, цепочки и другие изделия весом всего 43,3 грамма и стоимостью 12 тысяч 500 гривен — уже возбуждено уголовное дело.

Отрабатываются разные версии, в том числе и та, что в дом мог проникнуть посторонний, подобравший ключ к входной двери.

К слову, служебным расследованием, проведенным в Главном управлении МВД Украины в Винницкой области, установлено, что во время доследственной проверки и сбора материалов для раскрытия преступления сотрудники Тепликского райотдела не допустили превышения служебных полномочий.

В их действиях не усматривается признаков жестокого обращения, шантажа, принуждения к противоправным действиям или унижения человеческого достоинства покончившего с собой подростка. То есть всего, что предусматривает статья Уголовного кодекса Украины о доведении до самоубийства.

Именно на этом настаивает и прокурор района Александр Долецкий, хотя окончательная точка в проводимом прокуратурой расследовании еще не поставлена.

Светлана Николишина уже перевела младшего сынишку Максимку в другую школу. Мама надеется, что там ему будет легче избавиться от тягостных воспоминаний — он перестанет ждать старшего брата, обычно прибегавшего к нему на перемене.

И дом в Бджильной Светлана планирует продать, потихоньку перевозит мебель к родителям в Теплик. Родные очень обеспокоены, что Максимка, обычно такой веселый и непоседливый, за эти несколько дней превратился в угрюмого мальчугана с печальными и мокрыми от слез глазами.

«Пока, мама, я тебя любил! С Максимом тебе будет хорошо», — как завещание, повторяет женщина слова из предсмертной записки Виталика.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/11364-synochek-byl-ecshe-teplyj-ya-obhvatila-ego-popytalas-pripodnyat-chtoby-vyzvolit-iz-petli-no-on-ne-dyshal

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Сильное давление со стороны уголовного розыска по краже

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

О порядке вызова на допрос

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника милиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права.

Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого).

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст.

5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения. Вот они.

  • Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим? Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.
  • Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации. Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

далее>>

Кузнецов Евгений АлексеевичАдвокат адвокатской палаты г. Москвы

Источник: https://advocat-kuznetsov.ru/comments/comment3.htm

Побои, вымогательства и отравление — как пытают в петербургских колониях и изоляторах

Сильное давление со стороны уголовного розыска по краже

В конце июля 2018 года члены общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Санкт-Петербурга Екатерина Косаревская, Яна Теплицкая и Роман Ширшов провели мониторинг местных колоний и СИЗО.

Условия содержания заключённых часто невыносимы — они страдают от угроз, побоев и пыток со стороны сокамерников и сотрудников. Члены ОНК направили доклад о ситуации в петербургских местах лишения свободы во ФСИН.

Мы публикуем краткую версию этого доклада.

Команда 29 присоединилась к Коалиции #БезПыток фонда “Общественный вердикт”, к которой уже ранее присоединились Русь Сидящая и Новая газета.

Нечеловеческие условия содержания в СИЗО и колониях частично обусловлены недостатком денег на ремонт, переполненностью изоляторов и длительным этапированием — всё это требует решения на законодательном уровне. Остальное — прямая ответственность сотрудников, которые или сами совершают злоупотребления, или допускают их совершение.

После скандала с пытками в ярославской колонии ФСИН анонсировала создание в каждом регионе комиссии, которая будет проверять случаи насилия в местах лишения свободы.

Авторы доклада хотят войти в соответствующую комиссию в Петербурге и Ленинградской области.

Они направили в петербургское ГУФСИН свои предложения: расследовать пытки, предоставить видеозаписи из мест лишения свободы и включить их в состав комиссии.

Где: ИК №6 (Обухово, Санкт-Петербург)

5 февраля 2017 года члены ОНК узнали, что заключённый А., пользующийся привилегиями в колонии, сильно избил заключённого Б. Бил металлическим предметом. Через две недели травмы зафиксировали, информацию о них направили в Следственный комитет. Правда, в документах было написано, что заключённый Б.

упал и даже были расписки от якобы свидетелей падения. Члены ОНК встретились с Б. 2 марта 2017 года. Он выглядел искалеченным, но отказался общаться и объяснять, откуда у него травмы. Позже свидетели анонимно всё-таки подтвердили, что Б. был избит.

В июне члены ОНК отправили в Следственный комитет заявление о преступлении.

Где: ИК №6 (Обухово, Санкт-Петербург)

14 апреля 2018 года члены ОНК посетили областную больницу имени Ф.П. Гааза. Находившийся там заключённый С. рассказал, как в начале марта его избил Д., оперативный сотрудник ИК-6.

Он вызвал С. к себе в кабинет, чтобы узнать о причинах конфликта с другим заключённым. С. сказал, что конфликт исчерпан и отвечать на вопросы не стал. Тогда Д. пристегнул С. наручниками к стулу, включил электрошокер и несколько раз приложил его к животу, спине и внешней стороне бедра С.

В какой-то момент С. не смог переносить пытку током. Он попросил Д. отстегнуть наручники и пообещал рассказать о подробностях конфликта. Как только Д. отстегнул С. от стула, тот выбежал из кабинета в коридор и нанёс себе раны «режущим предметом», чтобы прекратить пытку.

11 мая члены петербургской ОНК вместе с депутатом петербургского ЗакСа Борисом Вишневским посетили ИК-6 и спросили о деле С. у помощника начальника УФСИН по соблюдению прав человека Елены Кузнецовой. Она заявила, что С. отказался от своих слов. Когда его привели на разговор, он ответил, что от своих слов не отказывался, и никто из УФСИН его об этом не спрашивал.

С. неоднократно жаловался членам ОНК, что сам Д., а также его коллеги и друзья, требуют забрать заявление и угрожают помещением в ШИЗО и СУОН (строгие условия отбывания наказания). Вскоре начальник ИК-6 вызвал С. на приём и попросил забрать заявление взамен на возможность УДО. С. отказался. В июле его отправили в ШИЗО, где он объявил сухую голодовку.

Условия содержания в ШИЗО правозащитники считают «неудовлетворительными». Там очень слабое освещение, неисправная вытяжка (если она вообще есть), высокий уровень влажности, грибковая плесень на стенах.

В камерах очень душно, но сотрудники ИК почти не открывают «кормушки», которые выходят в коридор — по  официальной версии, чтобы не было «межкамерной связи».

Горячей воды нет, туалеты практически не отделены от камер, в них не работает слив.

Где: ИК №7 («Яблоневка», Санкт-Петербург)

В ноябре 2017 года в колонии скончался 40-летний заключённый К. По информации, поступившей в ОНК, его забили местные активисты из карантинного отряда. В момент смерти он находился вместе с ними в помещении, которое не просматривается камерами.

По официальной версии представителей колонии, К. умер от сердечного приступа во время работы, когда измерял дверь (он работал в бригаде по производству дверей). При этом скончался он не в рабочее время и не на рабочем месте. Сотрудники ИК в ответ на вопрос, где эта дверь, указали сперва на одну, потом на другую.

Тело К. долго лежало в морге. Гроб, от которого исходил сильный запах, заколотили решёткой из досок, а родственникам посоветовали быстрее похоронить К., поэтому они не видели тело. При этом эксперт не стала отрицать, что у К. были телесные повреждения.

Где: ИК №7 («Яблоневка», Санкт-Петербург)

В июле 2018 года членам ОНК сообщили, что в больницу имени Ф.П. Гааза доставили осуждённого Т., избитого в карантинном отделении. Накануне ему удалили селезёнку. Сам Т. сказал, что у него просто заболел живот, а ознакомиться с медицинскими документами не разрешил. Заместитель главы ИК-7 Владимир Суслов заявил, что Т. упал со второго яруса кроватей.

Где: ИК №7 («Яблоневка», Санкт-Петербург)

В 2015 году члену прошлого созыва ОНК Леониду Агафонову в больнице им. Ф.П. Гааза рассказали о поступившем туда заключённом, который вскоре умер, не приходя в сознание. У него были признаки отравления неизвестным веществом,  а ещё — закрытые черепно-мозговые травмы, множественные ссадины и гематомы лица и конечностей, массивные гематомы обеих ягодиц и общее переохлаждение.

Заключённые часто просят членов ОНК посодействовать переводу в любую другую колонию, кроме «Яблоневки». Освободившиеся оттуда рассказывают, что в карантинном отделении постоянно живут несколько заключённых, которые унижают и избивают остальных, иногда — до смерти.

Где: ИК №5 (Металлострой, Санкт-Петербург)

В ноябре 2017 года заключённый П. рассказал, как перед приходом в колонию членов ОНК заключённый Н. стал угрожать остальным. Он говорил: «Если комиссия придёт в карантин, то у вас жалоб нет. Вам здесь сидеть, а у нас руки длинные». Нарушителям он обещал найти их «и после поднятия на отряд».

Этот же Н. вместе с осуждёнными Ф., И. и А. постоянно пребывает в карантинном отделении. Они отбирают вещи у других осуждённых, а комнату для хранения личных вещей используют как свою собственную. Фактически на них возложены «командно-распорядительные функции».

Осуждённому П. угрожали, чтобы он не сообщал о нарушениях в отряде. А. с подельниками обещали сделать так, что ему «отобьёт голову», и после этого он «писать ничего не сможет».

В ноябре 2017 года член ОНК Екатерина Косаревская подала в ОМВД по Колпинскому району Петербурга заявление о преступлении по статье об угрозе убийством. Письмо с вызовом на опрос пришло ей через два месяца после даты отправления. Уголовное дело по этому случаю не возбудили.

Где: больница имени Ф.П. Гааза (Санкт-Петербург)

25 ноября 2017 года осуждённый Е. рассказал членам ОНК, как днём ранее его избили в больнице сотрудники ФСИН. У него остались синяки и кровоподтёки на шее. У избиения были свидетели — тоже из ФСИН — и у них были включены видеорегистраторы. Члены ОНК попросили службу исправления наказаний сохранить записи с регистраторов и камер больницы, но никакого ответа не получили.

Где: СИЗО №6 (Горелово, Ленинградская область)

Летом 2017 года во время суда по мере пресечения гражданин Ж. сообщил, что сокамерники ежедневно избивают его и пытаются вымогать у него деньги. Его гражданская жена обратилась в ОНК. Сам Ж. просил администрацию СИЗО-6 перевести его в безопасное место.

Представители ОНК обратились в СИЗО-6. Им сказали, что Ж. перевели в другой изолятор. Вскоре заместитель помощника по правам человека начальника УФСИН Петербурга Юрий Аристов опроверг эту информацию. В октябре члены ОНК всё-таки встретились с Ж. Следы повреждений уже исчезли, сам он был в стрессовом состоянии.

Где: СИЗО №6 (Горелово, Ленинградская область)

В феврале 2018 года гражданина Б. перевели в СИЗО-6. В его камере жили 40 человек, хотя спальных мест было всего 35. 13 февраля к Б. пришли оперативники УФСБ РФ по Петербургу и стали угрожать ему ухудшением условий содержания.

Потом его избили сокамерники. 2 марта к нему снова пришли оперативники, после чего Б. перевели в камеру с худшими условиями (150 человек на 110 спальных мест).

На давление со стороны ФСБ и условия содержания в СИЗО-6 также жаловался заключённый З.

Где: СИЗО №6 (Горелово, Ленинградская область)

Сидевший в СИЗО в Горелово гражданин Щ. заявил о том, что сотрудники уголовного розыска нанесли ему травму и сфальсифицировали против него обвинение в краже. Об этом в мае 2015 года узнали члены областной ОНК. В материалах служебной проверки сказано, что Щ. получил травму при ремонте автомобиля.

Через год Щ. скончался в СИЗО. На похоронах, по словам его родственников, были видны сломанные руки и шея.

Где: СИЗО №6 (Горелово, Ленинградская область)

Гражданина Т. в ночь с 5 на 6 февраля 2016 года избили сотрудники СИЗО после его отказа дать признательные показания на суде. Через пять дней члены ОНК посетили СИЗО-6 и зафиксировали обширные синяки на спине Т.

Сфотографировать их членам ОНК не дали. В присутствии замначальника СИЗО Т. заявил, что его побил сокамерник Ш. При этом в объяснении Ш.

указал одно место, где якобы произошло избиение, а все остальные заключённые этой камеры — другое.

Где: СИЗО №6 (Горелово, Ленинградская область)

В октябре 2016 года адвокат гражданина А. сообщил, что его избили сотрудники изолятора. У А. был перелом руки и ребра. Помощь ему не оказали, на руке образовалась костная мозоль.

В этом же СИЗО в феврале 2017 года скончался заключённый Т. О его смерти стало известно из записи в журнале учёта происшествий. На лице Т.

зафиксированы многочисленные гематомы и кровоподтёки, а на теле — ссадины. В его диагнозе упомянута интоксикация. Свидетели говорят, что в ночь перед смертью Т.

несколько раз вставал в туалет и падал от слабости. Членам ОНК с информацией в журнале знакомиться больше не дают.

Где: СИЗО №6 (Горелово, Ленинградская область)

Со слов подозреваемых и обвиняемых, во всех камерах 1 и 3 корпусов СИЗО-6 пребывают заключённые, которые наделены командно-распорядительными функциями. Они называются «Кремль» и выполняют распоряжения администрации.

По просьбе следствия «Кремль» оказывает давление на других заключённых, чтобы добиться от них нужных показаний, в частности, прибегает к физическому насилию.

У остальных «Кремль» вымогает по 5 000 рублей в месяц, чтобы те могли «жить в камере спокойно».

Камеры обычно переполнены: в тех, что рассчитаны на 110 мест, проживает 150 человек, на 30 мест — 50. Это подтверждают члены ОНК Ленинградской области. Кроме того, в одной камере могут оказаться впервые осуждённые и уже отбывавшие наказание, что запрещено законом.

Много информации о пытках поступает анонимно — особенно из СИЗО-6, ИК-7 и психиатрического отделения СИЗО-1. Это вызывает наибольшую тревогу, поскольку может означать, что заключённые запуганы, не чувствуют себя в безопасности и боятся быть заявителями или свидетелями.

При проверках члены ОНК постоянно сталкиваются с ограничениями. Им не дают знакомиться с видеозаписями, документами и журналами учёта происшествий, применения специальных средств и другими, а во время посещений запрещают фотографировать и снимать на камеру.

Этот доклад не претендует на обобщение информации о пытках и жестоком обращении в петербургских местах лишения свободы, а отражает только то, что удалось установить членам ОНК. По их убеждению, это лишь небольшая часть происходящего.

Члены ОНК Санкт-Петербурга отмечают, что на сообщения о пытках следствие в целом реагирует крайне пассивно.

Следователи медлят или вовсе не проводят необходимых действий — не собирают доказательств и не привлекают виновных к ответственности, при этом в возбуждении уголовных дел часто отказывают.

Ведомственные и следственные проверки склонны относиться некритично к объяснениям сотрудников колоний и СИЗО, а показаниями потерпевших, напротив, пренебрегают. Сильное беспокойство вызывает и ненадлежащая защита тех, кто осмеливается сообщать о нарушениях.

Авторы доклада:

члены ОНК Санкт-Петербурга Екатерина Косаревская, Яна Теплицкая, Роман Ширшов

юрист Команды 29:

Дарьяна Грязнова

редакторы:

Николай Овчинников, Татьяна Торочешникова

Источник: https://team29.org/story/spbtorture/

Суд в КЧР оправдал банду

Сильное давление со стороны уголовного розыска по краже

Усть-Джегутинский районный суд 29 марта вынес оправдательный приговор экс-начальнику уголовного розыска Усть-Джегутинского РОВД Мурату Каракетову и группе его подчиненных, обвинявшихся в смерти задержанного Мурата Борлакова.

Отметим, что в Карачаево-Черкессии практически нет ни одного человека, который бы не слышал хоть раз о зверствах Каракетова и судимых сегодня вместе с ним. В народе их называют “бандой Каракетова”, или “бандой оборотней в погонах”.

Борлаков был задержан вместе с двумя своими друзьями 3 февраля 2014 года и доставлен в Усть-Джегутинский РОВД. После избиения и пыток задержанный скончался в отделе полиции, откуда был доставлен в Бюро судмедэкспертизы каретой скорой помощи.

Родственники убитого вышли на стихийные акции протеста, перекрыв федеральную трассу А-155 “Черкесск — Домбай”. К собравшимся выезжал министр МВД Каземир Боташев, а также представители СКР региона, которые заверили, что возьмут расследование уголовного дела под личный контроль.

Личный контроль или протекция?

Что они имели в виду, родные Борлакова поняли лишь 29 марта, во время оглашения приговора, хотя на протяжении судебного процесса сомневались в том, что будет вынесено справедливое решение.

Суд поставил под сомнение все собранные обвинением доказательства вины полицейских, назвав их необъективными и противоречащими фактическим обстоятельствам дела.

За время предварительного следствия было задержано 11 сотрудников полиции, однако на скамье подсудимых в итоге оказалось лишь пятеро: начальник отдела уголовного розыска ОМВД России по Усть-Джегутинскому району Мурат Каракетов, начальник отдела полиции Усть-Джегутинского РОВД Расул Мамчуев, оперуполномоченные Асхат Лайпанов, Казбек Батчаев, а также врио оперуполномоченного отдела уголовного розыска Таулан Айбазов.

В суде обвиняемые покрывали друг друга. Каракетов утверждал, что в момент смерти Борлакова его не было в отделе полиции, несмотря на то, что его видели на месте преступления несколько свидетелей.

Как часто бывает в таких случаях, когда судят силовиков, диски с записью с камер наблюдения в отделе полиции оказались повреждены без возможности восстановления.

Основной свидетель обвинения, задержанный вместе с Борлаковым Сослан Жигунов, до своей смерти дал исчерпывающие показания, изобличающие вину подсудимых. На Жигунова оказывалось давление, его жизни угрожали, обещали расправиться и с его семьей, ему предлагались взятки, суд предоставлял ему охрану по программе защиты свидетелей. Умер он 20 декабря 2016 года Жигунов.

Имитация правосудия

Для основных фигурантов уголовного дела – Каракетова, Мамчуева, Батчаева и Айбазова, в отношении которых суд вынес оправдательный приговор с правом на полную реабилитацию, прокуратура изначально просила от 10 до 15 лет.

При этом оперуполномоченный Асхат Лайпанов был приговорен к семи годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Сами потерпевшие заявляют о том, что вина осужденного Лайпанова в смерти Мурата Борлакова была минимальной.

Как рассказал корреспонденту “Кавказ.Реалии” адвокат потерпевшей стороны Павел Мишарин, собранные за время следствия и суда доказательства указывают на то, что основными виновником смерти Борлакова являются Каракетов и Батчаев, меньше вины – у Лайпанова, Мамчуева и Айбазова.

Адвокат потерпевших заявил о незаконности и необоснованности вынесенного приговора, который он уже обжаловал в вышестоящей инстанции.

Нарушения, которые допустила судья, однозначно влекут отмену приговора. Достаточно уже того, что была нарушена тайна совещательной комнаты, когда судья занималась иными процессами, не огласив приговор.

“Суд оправдал четверых фигурантов в связи с непричастностью, при этом Каракетова и Мамчуева освободили из под стражи в зале суда. Я сдал в канцелярию первичную апелляционную жалобу.

Я считаю, что нарушения, которые допустила судья, однозначно влекут отмену приговора.

Достаточно уже того, что была нарушена тайна совещательной комнаты, когда судья занималась иными процессами, не огласив приговор”, – сказал Мишарин.

Серийные “невиновники”

Убийство Борлакова – не единственный инцидент, из-за которого на “оборотней в погонах” в КЧР заводили дело.

Каракетов, а также его подчиненный сотрудник Усть-Джегутинского РОВД Эбзеев, подозревались ранее в причастности к разбойному нападению на предприятие в Изобильненском районе Ставрополья, в краже скота, похищении человека, пытках. Расследование в Ставропольском крае было приостановлено до вынесения приговора по делу Мурата Борлакова.

Мишарин сообщил, что суд поставил под сомнение все собранные обвинением доказательства вины полицейских, назвав их необъективными и противоречащими фактическим обстоятельствам дела.

Адвокат полагает, что решение было вынесено под сильнейшим давлением со стороны республиканского МВД.

“По рядовым делам суд и следствие всегда в одной упряжке, а когда такое дело, когда на судью оказывалось такое сильное давление со стороны МВД – она выносила решение не как юрист.

Мы с моим доверителем по иному делу, Мурадом Абайхановым, который проходит потерпевшим по другим эпизодам дела с участием Каракетова и его сотрудников в Изобильненском районе Ставрополья, встречались с руководством СКР Ставрополья, которые нам прямо заявляли, что неоднократно к ним лично приезжал министр МВД КЧР Казимир Боташев и просил за Каракетова, чтобы его не трогали”, – рассказал адвокат.

Сейчас Мурат Каракетов и другие фигуранты дела Борлакова могут быть восстановлены на службе, а также им предоставляется право получения с государства компенсации морального вреда и заработную плату за три года уголовного преследования.

Источник: https://www.kavkazr.com/a/sud-v-kchr-opravdal-bandu-oborotney-v-pogonah/28397977.html

101Адвокат
Добавить комментарий