Соблюдение претензионного порядка требования возмещения ущерба

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл от 10 апреля 2014 г. по делу N 33-604/2014 (ключевые темы: страховая сумма

Соблюдение претензионного порядка требования возмещения ущерба

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл от 10 апреля 2014 г. по делу N 33-604/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл в составе:

председательствующего Иванова А.В.,

судей: Путиловой О.Н. и Бахтиной Е.Б.,

при секретаре Шалагиной Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по частной жалобе ООО СК “Цюрих” на определение Волжского городского суда Республики Марий Эл от 9 декабря 2011 года, которым исковое заявление ООО СК “Цюрих” к Актуганову В.Л., ООО “Росгосстрах” о возмещении ущерба в порядке суброгации оставлено без рассмотрения.

Истцу разъяснено, что после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения, он вправе вновь обратиться в суд с заявлением в общем порядке.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Марий Эл Путиловой О.Н., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ООО СК “Цюрих” обратилось в суд к Актуганову В.Л. о возмещении ущерба в порядке суброгации в размере … рублей, а также расходов по уплате государственной пошлины … рублей.

В обоснование требований истец указал, что 2 октября 2008 года произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобилей: … под управлением Актуганова В.Л. и … под управлением Кузьмина А.И. Виновником ДТП является ответчик.

Истцом в рамках договора страхования транспортных средств, заключенного с Кузьминым А.И., последнему выплачено страховое возмещение в пределах стоимости ремонта автомобиля, в связи с чем к страховщику перешло право требования с Актуганова В.Л.

возмещения причиненного ущерба.

Определением суда от 23 ноября 2011 года к участию в деле в качестве соответчика привлечено ООО “Росгосстрах”.

Судом вынесено вышеуказанное определение.

В частной жалобе ООО СК “Цюрих” просит отменить определение от 9 декабря 2011 года, ссылаясь на отсутствие оснований для оставления заявления без рассмотрения.

Выслушав объяснения представителя ООО “Росгосстрах” в лице филиала в Республике Марий Эл Ивановой Е.А.

, просившей определение в части требований к обществу оставить без изменения, обсудив доводы жалобы, исследовав материалы дела, судебная коллегия находит определение подлежащим отмене на основании пункта 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права.

Из материалов дела следует, что 2 октября 2008 года около 9 часов 15 минут на 32 км автомобильной дороги Казань – Зеленодольск Республики Татарстан произошло ДТП с участием транспортного средства …

, государственный регистрационный знак N … , под управлением Актуганова В.Л. и транспортного средства … , государственный регистрационный знак N … , собственником которого является Кузьмин А.И.

В результате ДТП автомашине Chevrolet Lacetti причинены механические повреждения. Согласно полису добровольного комплексного страхования транспортных средств ДСТ N … от 11 июня 2008 года транспортное средство Chevrolet Lacetti застраховано в ООО СК “Цюрих. Ритейл” по рискам “Ущерб”, “Хищение”.

Признав произошедшее ДТП страховым случаем, ООО СК “Цюрих” выплатило Кузьмину А.И. страховое возмещение в размере … рублей.

По мнению истца, к нему как страховщику, выплатившему страховое возмещение, в пределах выплаченной суммы перешло право требования, имевшееся к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, в связи с чем он обратился в суд с иском к Актуганову В.Л., который, как указано в иске, является виновником ДТП.

Суд первой инстанции привлек к участию в деле по инициативе истца ООО “Росгосстрах” (страховщика гражданской ответственности

Актуганова В.Л., как владельца транспортного средства) в качестве соответчика, после чего пришел к выводу о том, что ООО СК “Цюрих” не был соблюден досудебный порядок урегулирования спора, предусмотренный статьей 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”.

Указанный вывод не соответствует нормам материального и процессуального права.

Согласно статье 965 ГК РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (пункт 1). Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (пункт 2).

По смыслу закона потерпевший может реализовать право на возмещение вреда как за счет причинителя вреда (статья 1064 ГК РФ), так и за счет страховщика, застраховавшего ответственность причинителя вреда в силу обязательности ее страхования (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, статьи 4, 6, 13 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”).

Воспользовавшись своим правом, истец предъявил требование о возмещении вреда в порядке суброгации как к страховщику гражданской ответственности причинителя вреда (ООО “Росгосстрах”), так и к причинителю вреда (Актуганову В.Л.).

Предъявление иска в порядке суброгации к Актуганову В.Л. как к лицу, ответственному за причинение убытков, возмещенных в результате страхования, регулируется положениями главы 59 ГК РФ (Обязательства вследствие причинения вреда).

В соответствии со статьей 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу статьи 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935 ГК РФ) в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Норм, предусматривающих обязанность лица, которому причинен ущерб, соблюдать досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора до подачи искового заявления к лицу, причинившему вред, гражданское законодательство не предусматривает.

При рассмотрении вопроса о предъявлении иска в порядке суброгации к ООО “Росгосстрах” как к страховщику гражданской ответственности причинителя вреда необходимо учитывать следующее.

Деятельность страховщиков при осуществлении страховых выплат регламентируется Законом Российской Федерации от 27 ноября 1992 года N 4015-1 “Об организации страхового дела в Российской Федерации”, Федеральным законом от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”.

Указанные нормативные акты, как и нормы главы 48 ГК РФ (Страхование) не содержат требований о соблюдении претензионного или иного досудебного порядка разрешения спора.

Порядок предъявления страхователем страховщику требования о возмещении вреда, установленный в статье 13 Федерального закона “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”, регулирует взаимоотношения только указанных лиц и только в отношении страховой выплаты (выплаты страховой суммы). Положения статьи 11 названного Федерального закона регламентируют действия страхователей и потерпевших при наступлении страхового случая.

Кроме того, обращение потерпевшей стороны (его страховщика) к страховщику причинителя вреда о страховой выплате до обращения с иском в суд является правом, а не обязанностью истца, при этом положения названного Федерального закона не предусматривают наступления для потерпевшего неблагоприятных последствий в виде отказа в страховой выплате в том случае, если он в досудебном порядке не обратился к страховщику с соответствующим заявлением.

Пункт 3 статьи 965 ГК РФ предусматривает обязанность страхователя передать страховщику все имеющиеся у него документы и иные доказательства, необходимые для осуществления страховой компанией права требования к лицу, ответственному за причиненные транспортному средству повреждения, убытков возмещенных вследствие страховой выплаты, не устанавливая при этом обязательного досудебного порядка урегулирования спора, связанного с возмещением вреда.

Поскольку действующее законодательство не содержит указаний на обязательный досудебный (претензионный) порядок рассмотрения споров о возмещении вреда в пределах страховой суммы, то несоблюдение этой процедуры не является основанием для оставления искового заявления без рассмотрения.

При таких обстоятельствах, оспариваемое определение суда подлежит отмене в связи с допущенным нарушением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь статьей 334 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

определение Волжского городского суда Республики Марий Эл от 9 декабря 2011 года отменить.

Дело по иску ООО СК “Цюрих” к Актуганову В.Л., ООО “Росгосстрах” о возмещении ущерба в порядке суброгации направить в Волжский городской суд Республики Марий Эл для рассмотрения по существу.

Председательствующий А.В. Иванов

Судьи О.Н. Путилова

Е.Б. Бахтина

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/124653186/

– Верховный Суд Республики Беларусь

Соблюдение претензионного порядка требования возмещения ущерба

Что следует понимать под претензионным порядком урегулирования спора и необходимо ли соблюдать претензионный порядок урегулирования спора с ответчиком по делу о защите права на товарный знак (знак обслуживания)? Какими актами законодательства следует руководствоваться при его соблюдении (сроки рассмотрения претензии, порядок направления претензии и получения ответа на нее)?
Претензионный (досудебный) порядок урегулирования спора — одна из форм защиты гражданских прав, которая заключается в попытке самостоятельного урегулирования спорных вопросов между сторонами в обязательстве или при исполнении норм законодательства с применением претензии до передачи дела на рассмотрение в суд.

Его роль как действенного механизма по скорейшему налаживанию отношений и восстановлению нарушенного права сложно переоценить. Серьезные конфликтные ситуации вполне возможно разрешить с помощью направления претензии до официального обращения в судебную инстанцию. При положительном реагировании на претензию и в случае ее удовлетворения отпадает необходимость такого обращения.

Обязательный претензионный порядок урегулирования споров установлен Законом Республики Беларусь от 10.01.2011 г. № 241-3, вступившим в силу с 31 января 2011 года.

В соответствии с частью 2 пункта 2 статьи 10 Гражданского кодекса Республики Беларусь до обращения в суд с иском по спорам, возникающим между юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями, обязательным является предъявление претензии (письменного предложения о добровольном урегулировании спора), если иное не установлено ГК, иными законодательными актами или договором. Порядок предъявления претензии устанавливается законодательством или договором.

По спорам о защите прав на товарные знаки и знаки обслуживания (о пресечении нарушения прав, о возмещении убытков, о взыскании штрафа в размере стоимости товара, о взыскании лицензионного вознаграждения, штрафа, пени и т.д.

), возникающим между юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями, предъявление претензии (письменного предложения о добровольном урегулировании спора) до обращения с иском в судебную коллегию по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь также является обязательным, если иное не установлено законодательными актами или договором.

Обязательный претензионный либо иной досудебный порядок, установленный законодательством или договором, распространяется в том числе и на споры с участием иностранных лиц, если из договора следует, что применимым правом является законодательство Республики Беларусь.

В случае несоблюдения заинтересованным лицом установленного для данной категории дел порядка предварительного внесудебного разрешения дела, то есть претензионного (досудебного) порядка урегулирования спора, суд оставляет заявление без рассмотрения в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 165 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь.

Законодательством не установлены форма либо образец претензии, в связи с чем допустимо ее составление в произвольной форме. Но поскольку стороны могут устанавливать претензионный порядок в договоре, но в нем же возможно предусмотреть и обязательные реквизиты претензии.

Требования , порядку и сроку рассмотрения претензии, действия при неполучении ответа на претензию достаточно четко изложены в пункте 2 приложения к Хозяйственному процессуальному кодексу Республики Беларусь.

Их и рекомендуем соблюдать юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям при предъявлении претензий по поводу нарушения прав не только на товарные знаки и знаки обслуживания, но и на иные объекты интеллектуальной собственности.

Так, в претензии указываются:

  • фамилия, собственное имя, отчество (наименование) заявителя претензии и лица (лиц), которому претензия предъявляется (получателя претензии), их место жительства (место пребывания) или место нахождения;
  • дата предъявления претензии;
  • обстоятельства, на основании которых предъявлена претензия;
  • доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;
  • требования заявителя претензии со ссылкой на законодательство;
  • сумма претензии и ее расчет, если претензия подлежит денежной оценке;
  • банковские реквизиты заявителя претензии (при их наличии);
  • перечень документов, прилагаемых к претензии.

К претензии прилагаются копии документов, обосновывающие и подтверждающие предъявленные требования, либо выписки из них.

Претензия подписывается заявителем претензии или его представителем и направляется получателю претензии заказной корреспонденцией с обратным уведомлением или вручается под роспись.

В договоре стороны вправе предусмотреть иной способ предъявления претензии (посредством факсимильной связи, электронной почты, телефонограммы и др.).

Если претензия направлена способом, не предусмотренным законодательством или договором, то для подтверждения ее получения необходимо представить соответствующие доказательства (например, ответ на претензию).

Значимым аспектом при направлении претензии является четкое определение адреса, по которому ее следует направить.

В случае несовпадения фактического месторасположения ответчика с его юридическим адресом, претензию следует направить по адресу официального места нахождения должника, т.е.

по адресу, указанному в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (ЕГР).

Претензию рекомендуем направлять и по всем иным адресам, известным кредитору, по которым возможно получение претензии руководством должника. К таким адресам в совокупности могут быть отнесены: адрес, указанный в договоре, фактически известный адрес места нахождения должника, адрес из ЕГР, домашний адрес руководителя должника, адрес, указанный на бланке, на сайте в Интернете.

Что же касается претензий, адресованных индивидуальным предпринимателям, то их надлежит направлять по известному месту жительства, месту пребывания либо месту работы, если они фактически не проживают по адресу места жительства.

Если претензия была направлена по ненадлежащему адресу, претензионный порядок следует считать несоблюденным.

В претензии необходимо отразить все те имущественные требования, которые в последующем истец (кредитор) имеет желание предъявить к ответчику (должнику) в суде. При этом следует учитывать то, что с увеличением периода просрочки растет размер санкций, на получение которых вправе претендовать кредитор.

На дату составления претензии период просрочки и размер санкций один, а на момент рассмотрения дела в суде суммы увеличиваются.

В связи с этим, допускается указание в претензии о погашении основного долга на необходимость уплаты пени и процентов по состоянию на определенную дату (без конкретной суммы), что расценивается как соблюдение претензионного порядка по всем требованиям, предъявленным в суд.

https://www.youtube.com/watch?v=Hixk4xR3Y_c

При соединении в одном иске нескольких требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам (например, предъявление требований о пресечении нарушения и наложении штрафа в пользу потерпевшей стороны в размере стоимости товара; взыскании основного долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами), необходимо соблюдение претензионного порядка по каждому из требований.

Получатель претензии в месячный срок со дня ее получения, если иной срок не установлен законодательством или договором, письменно уведомляет заявителя претензии о результатах ее рассмотрения. Ответ на претензию подписывается получателем претензии или его представителем и направляется заявителю претензии заказной корреспонденцией с обратным уведомлением или вручается под роспись.

При частичном или полном отклонении претензии к ответу прилагаются копии документов, обосновывающие отклонение претензии. Таким образом, отказ должен быть мотивирован и подтвержден соответствующими доказательствами.

В законе установлен месячный срок для рассмотрения претензии. Вместе с тем в договоре стороны вправе установить иной срок для рассмотрения претензии.

Неполучение ответа на претензию в месячный срок либо в срок, предусмотренный договором, не препятствует обращению заявителя претензии в суд с иском.

Неполучение ответа на претензию в срок, указанный в самой претензии и являющийся меньшим, чем предусмотрено законом (1 месяц) либо договором, не свидетельствует о надлежащем соблюдении претензионного (досудебного) порядка урегулирования спора.

В соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса Республики Беларусь стороны договора вправе согласовать необязательность претензионного порядка для обращения в суд.

Однако при этом сторонам следует учитывать, что в соответствии со статьей 314 Гражданского кодекса Республики Беларусь при решении вопроса об уменьшении неустойки судом могут быть учтены действия сторон, направленные на добровольное досудебное урегулирование спора.

Уклонившись от досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора, стороны не предприняли мер к сохранению партнерских правоотношений, обратились в суд, который должен являться исключительным способом урегулирования спора, когда все иные способы не привели к результату.

Источник: http://www.court.gov.by/ru/sup_court/int_prop/vopros/answers/eb5bb460fcb34229.html

Обязательный претензионный порядок — в каких спорах его необходимо соблюдать?

Соблюдение претензионного порядка требования возмещения ущерба

В одном из прошлых номеров «ЭЖ» вышла статья о том, как правильно оформить претензию, чтобы суд посчитал обязательный претензионный порядок соблюденным в соответствии с требованиями ч. 5 ст.

4 АПК РФ («Обязательный претензионный порядок: что необходимо учитывать, обращаясь в суд?», «ЭЖ», 2017, № 13).

Однако помимо нюансов, касающихся оформления претензии, будущих истцов, особенно тех, которые по тем или иным причинам претензию оппоненту не направили, волнует вопрос: можно ли в принципе не соблюдать претензионный порядок в их конкретном споре? Практика показывает, что даже детально прописанная норма все равно оставляет возможность для ее различного толкования. О том, по каким категориям споров необходимо соблюдать обязательный досудебный порядок, а по каким есть шансы, что суд сочтет его необязательным, читайте в материале.

После введения обязательного досудебного порядка урегулирования споров многие юристы столкнулись с тем, что суды возвращали им исковые заявления в связи с его несоблюдением. Большинство вынесенных определений вызывали недоумение истцов, поскольку они полагали, что претензионный порядок не распространяется на их категорию спора.

Об общих правилах направления претензии

Действующая редакция ч. 5 ст. 4 АПК РФ устанавливает общее правило, согласно которому споры, возникающие из гражданских правоотношений, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию. При этом в данной норме предусмотрен перечень категорий дел, по которым соблюдение такого порядка не является обязательным.

К таким категориям споров законодатель относит дела:

  • об установлении фактов, имеющих юридическое значение;
  • о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок;
  • о несостоятельности (банкротстве);
  • по корпоративным спорам;
  • о защите прав и законных интересов группы лиц;
  • о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования;
  • об оспаривании решений третейских судов.

Экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, если он установлен федеральным законом.

Стоит согласиться с законодателем, что по некоторым категориям соблюдение досудебного порядка является излишним, а в некоторых случаях даже бессмысленным.

Однако содержание приведенного перечня исключений многим юристам представляется весьма усеченным, поскольку на практике претензионный порядок стал обязательным для некоторых споров, по которым его целесообразность вызывает множество вопросов.

Оспаривание сделок: насколько обоснован претензионный порядок в данной категории споров?

Одним из ярких примеров необоснованных требований о соблюдении претензионного порядка являются споры о недействительности сделок. Если ничтожная сделка является недействительной в силу закона, то оспоримая сделка может быть признана таковой только судом (п. 1 ст.

166 ГК РФ). Предусмотрев для таких споров претензионный порядок, законодатель фактически предлагает одной стороне направить досудебную претензию, а другой (в ответе на нее) признать сделку недействительной.

Однако такое признание в силу закона не будет иметь никаких правовых последствий, особенно для третьих лиц, которые могут вовсе не иметь информации о таком признании.

В свое время Президиум ВАС РФ указал на недопустимость признания сторонами мирового соглашения тех или иных сделок недействительными, поскольку это является прерогативой суда.

Цитируем документ

В разделе III («Общая часть обязательственного права») Гражданского кодекса, в главах 21 («Понятие и стороны обязательства»), 26 («Прекращение обязательств»), не содержится норм, которые бы позволяли участникам гражданских правоотношений признать заключенную оспоримую сделку недействительной. В статье 166 ГК РФ предусмотрено, что оспоримая сделка может быть признана недействительной в судебном порядке и по основаниям, установленным данным Кодексом. Иные основания и порядок признания сделки недействительной, кроме как указанные в законе, не могут быть признаны допустимыми.

Постановление Президиума ВАС РФ от 10.09.2013 № 4392/13 по делу № А65-12338/2012

Представляется, что заключение мирового соглашения относительно недействительности сделки весьма схоже с добровольным удовлетворением ответчиком требования истца о признании сделки недействительной, поскольку в обоих случаях решается вопрос о признании сделки недействительной на основании воли сторон. В связи с этим весьма странно, что законодатель не включил споры о недействительности сделок в перечень исключений.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/346312/

Прямое возмещение убытков или суброгационные требования: что включает в себя «новый» претензионный порядок п. 5.1 ст. 14.1 Федерального закона № 40-ФЗ «Об ОСАГО»?

Соблюдение претензионного порядка требования возмещения ущерба

Прямое  возмещение  убытков  или  суброгационные  требования,  что  включает  в себя «новый»   претензионный   порядок  п.  5.1  ст.  14.1  Федерального  закона № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»?

Возник вопрос о соблюдении «нового» претензионного порядка, предусмотренного п. 5.1 ст. 14.1 ФЗ «Об ОСАГО». Он подлежит применению только для прямого возмещения убытков между страховщиками или также при суброгационных требованиях тоже. 

Практика судов примерно 50/50. Данные споры пока сконцентрированы в судах первой и апелляционной инстанций. До судов кассационной инстанций пока не дошли (либо я невнимательно искал практику). Рассматривался московский судебный округ (Москва и Московская область).

У кого какие мнения, особенно у тех, кто работает в сфере страхования? Кто сталкивался на практике.

Основной вопрос заключается в следующем.

Прямым возмещением убытков в соответствии с ФЗ «Об ОСАГО», является выплата по требованию потерпевшего о возмещении вреда, причиненного его имуществу, предъявленное страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего (ст.

1 ФЗ «Об ОСАГО» – прямое возмещение убытков – возмещение вреда имуществу потерпевшего, осуществляемое в соответствии с настоящим Федеральным законом страховщиком, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего – владельца транспортного средства.)

Таким образом, комиссией, образованной профессиональным объединением страховщиков, рассматривается спор между страховщиками ОСАГО, где один страховщик выплатил страховое возмещение по договору ОСАГО своему страхователю и предъявил требования к другому страховщику, застраховавшему ответственность виновника ДТП. Т.е. оба страховщика исполняют обязательства по договору ОСАГО (п. 7 ст. 14.1 ФЗ «Об ОСАГО» – страховщик, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред, и возместил в счет страхового возмещения по договору обязательного страхования страховщику, осуществившему прямое возмещение убытков, возмещенный им потерпевшему вред, в предусмотренных статьей 14 настоящего Федерального закона случаях имеет право требования к лицу, причинившему вред, в размере возмещенного потерпевшему вреда.)

Между тем, если исковые требования о выплате страховой суммы по ОСАГО предъявлены в порядке суброгации, право требования будет основано на том, что первоначальный кредитор выплатил страховое возмещение по договору имущественного страхования КАСКО. Таким образом, в рассматриваемом случае прямого возмещения убытков по договору ОСАГО не осуществлялось.

Необходимо ли в данном случае соблюдать правила п. 5.1 ст. 14.1 ФЗ «Об ОСАГО» о соблюдении обязательного досудебного разрешения спора и сначала обращаться в комиссию, образованную в профессиональном объединении страховщиков, чтобы избежать оставления искового заявления без рассмотрения на основании п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ ?

Непосредственно норма Закона звучит так: «5.1.

При возникновении спора о возмещении страховщиком, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в счет страхового возмещения вреда, возмещенного страховщиком, осуществившим прямое возмещение убытков, такой спор рассматривается комиссией, образованной профессиональным объединением страховщиков, в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня поступления в комиссию заявления страховщика. В случае несогласия страховщика с решением комиссии или непринятия комиссией решения в установленный срок спор рассматривается арбитражным судом по исковому заявлению страховщика.»

Так же, как и в Законе, норма сформулирована и в Постановлении Пленума ВС РФ от 28 июня 2016 года № 28 «О внесении в ГД ФС РФ проекта федерального закона  «О внесении изменения в ст. 14.

1 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» которым и были инициированы изменения в ФЗ от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» а именно:  «п. 5.1.

При возникновении спора о возмещении страховщиком, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в счет страховой выплаты вреда, возмещенного страховщиком, осуществившим прямое возмещение убытков, такой спор рассматривается комиссией, образованной в профессиональном объединении страховщиков, в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня поступления заявления. В случае несогласия страховщика с решением комиссии такое решение может быть оспорено в арбитражном суде.»

А вот в пояснительной записке к проекту федерального закона «О внесении изменения в ст. 14.

1 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» одним из обоснований принятия данных изменений указано что – «В последнее время в судах наблюдается значительный рост дел по искам страховых организаций, осуществивших прямое возмещение убытков, к страховщикам, застраховавшим гражданскую ответственность лиц, причинивших вред в результате дорожно-транспортного происшествия, ввиду неисполнения последними соглашений о прямом возмещении убытков.

Предлагаемое законопроектом изменение направлено на установление досудебного порядка урегулирования споров между страховыми организациями (профессиональными участниками) при осуществлении механизма прямого возмещения убытков, возникших в результате дорожно-транспортного происшествия, что соответствует цели введения правил о соглашениях по прямому возмещению убытков – снижению числа споров между страховщиками по суброгационным требованиям. Обращение же страховых компаний с исками друг к другу о выплате страхового возмещения в порядке прямого возмещения убытков в суд без соблюдения досудебного порядка урегулирования спора между ними идет вразрез с указанной целью и необоснованно переносит разрешение спора из сферы профессионального сообщества страховых компаний в государственный суд».

Досудебный претензионный порядок считается специальным условием реализации права на иск в гражданском судопроизводстве.

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 126 АПК РФ к исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие соблюдение истцом претензионного или иного досудебного порядка, за исключением случаев, если его соблюдение не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии ч. 5 ст. 4 АПК РФ, если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор  передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка.

В  силу п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, если не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором, арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения.

п. 5.1 ст. 14.1 ФЗ «Об ОСАГО» применяется только к спорам, касающимся исполнения   страховщиками  соглашения  о прямом  возмещении  убытков.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ  АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 января 2018 года

№ 09АП-60806/2017

Дело № А40-165973/2017

     «Доводы ответчика о несоблюдении п.5.1 ст.14.1 ФЗ «Об ОСАГО» апелляционным судом не принимаются.

Суд обращает внимание, что предметом искового заявления является требование о взыскании с ответчика суммы страхового возмещения в соответствии с положениями статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации (переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)), в то время как ч. 5.1 ст. 14.

1 Закона об ОСАГО применяется только к спорам, касающимся исполнения страховщиками соглашения о прямом возмещении убытков (ст. 26.1 Закона об ОСАГО). Таким образом, указанная норма права к настоящим правоотношениям не применима.»

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ  АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 февраля 2018 года

№ 09АП-70659/2017

Дело № А40-169248/2017 

Источник: https://zakon.ru/Discussions/pryamoe_vozmeschenie_ubytkov_ili_subrogacionnye_trebovaniya_chto_vklyuchaet_v_sebya_novyj_pretenzion/72884

Когда страховщик может не направлять претензию о взыскании вреда в порядке суброгации?

Соблюдение претензионного порядка требования возмещения ущерба

24 апреля Арбитражный суд Московского округа вынес постановление по делу о взыскании страховой компанией ущерба в порядке суброгации.

9 апреля 2015 г. в результате ДТП с участием двух машин пострадал автомобиль Volkswagen Passat, который был застрахован в ООО «Страховая компания «Согласие» по договору добровольного комплексного страхования. Страховщик выплатил владельцу автомобиля страховое возмещение на сумму 135 тыс. руб.

Гражданская ответственность владельца другого автомобиля – Renault Latitude – была застрахована в СПАО «Ингосстрах» по договору обязательного страхования, поэтому указанный страховщик выплатил в пользу СК «Согласие» страховое возмещение в размере 49 тыс. руб. В дальнейшем автомобиль Renault Latitude перешел по договору лизинга во временное владение и пользование ЗАО «П.Р. РУСЬ», сотрудник которого находился в момент совершения ДТП за рулем указанного транспортного средства.

Впоследствии СК «Согласие» обратилась в суд с иском к ООО «РБ Лизинг» о взыскании ущерба на сумму 86 тыс. руб. в порядке суброгации. Суд заменил ненадлежащего ответчика на надлежащего в лице ЗАО «П.Р.

Русь», однако оставил иск без рассмотрения. Апелляция поддержала решение суда первой инстанции. Обе инстанции сочли, что иск подан с нарушением установленных ч. 5 ст.

4 АПК РФ требований ввиду несоблюдения истцом претензионного порядка урегулирования спора с ответчиком.

Страховая компания направила кассационную жалобу в окружной суд, указав на неправильное применение судами норм права и несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в нем доказательствам. По мнению истца, он заявил иск в рамках деликтных обязательств, а суды ошибочно применили к спорным правоотношениям п. 1 ст. 16.

1 Закона об ОСАГО и не учли, что предметом иска являлось требование о взыскании с ответчика разницы между страховым возмещением, выплаченным страховщиком по ОСАГО, и фактическим размером ущерба.

Не требуется обязательное соблюдение претензионного порядка урегулирования спора между потерпевшим и лицом, ответственным за убытки, при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба.

Изучив обстоятельства дела № А40-74192/2018, Арбитражный суд Московского округа пришел к выводу об отсутствии у арбитражного суда оснований для оставления иска без рассмотрения. 

Как пояснила кассация, с 12 июля 2017 г. действует новая редакция ч. 5 ст.

4 АПК, согласно которой гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором. Иные споры передаются на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, если только такой порядок установлен законом или договором. Следовательно, нижестоящий суд должен был выяснить, установлен ли для заявленных истцом требований обязательный досудебный порядок и на каких условиях, имеются ли в деле доказательства его соблюдения.

Кассационная инстанция выявила, что спорный иск поступил в суд 10 апреля 2018 г. – уже после вступления в силу вышеуказанной редакции ч. 5 ст. 4 АПК РФ.

К страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (суброгация).

Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (п. 1 и 2 ст. 965 ГК РФ).

«Из буквального толкования приведенных норм следует, что страховщик, к которому перешло право требования, при предъявлении иска в порядке суброгации должен действовать так, как действовал бы потерпевший, взыскивая ущерб от повреждения имущества с виновного лица… Страховщик должен соблюдать требования нормативных актов, регулирующих те правоотношения, в которых состояли страхователь и лицо, ответственное за убытки. Это касается соблюдения как материальных, так и процессуальных норм, содержащихся в этих актах. Таким образом, обязательный претензионный порядок должен быть указан в нормативных документах либо договорах, регламентирующих деятельность потерпевшего и лица, причинившего ущерб», – отмечено в постановлении.

Суд округа отметил, что в рассматриваемом случае предметом иска является требование о взыскании с ответчика разницы между выплаченным истцом страховым возмещением по договору добровольного комплексного страхования транспортного средства и выплаченным СПАО «Ингосстрах» размером причиненного ущерба по договору обязательного страхования, заключенному с причинителем вреда.

Новые разъяснения по ОСАГО от Верховного СудаАдвокаты и юристы о Постановлении Пленума ВС РФ «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

Согласно ст.

1072 ГК РФ юрлицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, возмещают разницу между страховым возмещением и фактической суммой ущерба, когда страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред. Указанная норма нашла свое развитие в п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

С учетом изложенного окружной суд пришел к выводу, что требования истца были заявлены в рамках деликтных отношений, они не регулируются Законом об ОСАГО.

Действующее законодательство не предусматривает соблюдение досудебного порядка урегулирования спора по предъявленным истцом требованиям, возникающим из причинения вреда.

В связи с этим окружной суд отменил судебные акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение.

Комментируя постановление окружного суда, юрист юридического бюро «Байбуз и партнеры» Иван Хорев поддержал изложенную в нем позицию: «Суд кассационной инстанции верным образом определил характер спорных правоотношений и в данном случае обоснованно исправил ошибку нижестоящих судебных инстанций». 

Как пояснил эксперт, в п. 2 ст. 965 ГК РФ действительно указывается на то, что при переходе к страховщику право требования в порядке суброгации реализуется им с соблюдением всех правил, которые регулируют отношения между страхователем и лицом, причинившим вред.

«Тем не менее в рассматриваемом случае нижестоящие суды не учли, что иск заявлен не к страховой компании лица, причинившего вред, а к самому причинителю вреда в размере разницы между той страховой выплатой, которую истец произвел по договору КАСКО потерпевшему, и той выплатой, которую страховая компания причинителя вреда уже к этому моменту произвела по ОСАГО», – пояснил юрист.

«Исковые требования не касались взыскания суммы страхового возмещения по ОСАГО (к которому применялись специальные нормы Закона об ОСАГО), а были направлены на взыскание понесенных истцом убытков по выплате возмещения по КАСКО за минусом того, что было выплачено по договору ОСАГО причинителем вреда (то есть в размере, превышающем сумму возмещения по ОСАГО). Следовательно, отношения между истцом и ответчиком подпадают под регулирование общих норм ГК РФ о деликтной ответственности (причинение внедоговорного вреда), в которых отсутствует императивное указание на обязательное соблюдение претензионного порядка», – резюмировал Иван Хорев. 

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Александр Леманн также согласился с выводами кассационной инстанции: «Нижестоящие суды допустили ошибку, оставив исковое заявление без рассмотрения ввиду несоблюдения истцом претензионного порядка». Эксперт с сожалением отметил достаточно широкую распространенность таких ошибок среди судов. 

«С 12 июля 2017 г. был отменен обязательный претензионный порядок по ряду категорий споров, такие изменения произошли из-за поправок в АПК РФ и ГК РФ.

Соблюдение претензионного порядка до обращения в арбитражный суд осталось обязательным только по требованиям о взыскании денежных средств, возникшим из договоров, других сделок вследствие неосновательного обогащения.

Все остальные споры, возникающие из гражданских правоотношений, должны передаваться на рассмотрение арбитражных судов после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора только в случае, если он установлен федеральным законом или договором.

В рассматриваемом деле суды первой и второй инстанций этого не учли», – отметил адвокат. Он выразил надежду, что в ближайшее время судебная практика стабилизируется и такие недоразумения сойдут на нет.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/kogda-strakhovshchik-mozhet-ne-napravlyat-pretenziyu-o-vzyskanii-vreda-v-poryadke-subrogatsii/

101Адвокат
Добавить комментарий