Стоит ли грозить прокуротурой сервисному центру за мошенничество?

«Я чувствовала себя заложником»: реальная история жертвы нового телефонного мошенничества – МК

Стоит ли грозить прокуротурой сервисному центру за мошенничество?

Как преступники под видом сотрудников банка разводят людей на деньги

Руководство ЦБ не раз называло участившиеся случаи мошенничества с банковскими картами россиян серьезной проблемой. По данным регулятора, в 2018 году преступники вывели с карт около 1,4 млрд рублей. Это почти в полтора раза больше, чем годом ранее.

Мошенникам удалось различными способами получить чужие деньги примерно 417 тысяч раз! Самый популярный метод — подмена банковских номеров.

Только за лето регулятор выявил 2,5 тысячи номеров, по которым звонили жулики, представляясь сотрудниками кредитных учреждений, причем иногда даже самого ЦБ.

«Эти деньги были важны для меня»

У москвички Ольги телефонные мошенники украли почти 100 тысяч рублей. Это случилось месяц назад, когда по стране прокатилась волна «разводок» новым способом, который и испытали на нашей собеседнице.

Суть его вот в чем: злоумышленники звонят с «легальных» городских номеров или даже с номера, совпадающего с реальным номером банка, и представляются сотрудниками финансовой организации. Они знают имя и фамилию будущих жертв и от имени финансовой организации сообщают о попытке перевода наличных со счета.

Люди пугаются за свои деньги и следуют всем указаниям на другом конце провода, чтобы средства спасти. А дальше получается все с точностью до наоборот…

— Оля, расскажите, как все случилось.

— В 9 утра мне на мобильный с городского номера с московским кодом (495) позвонила девушка, представилась сотрудником Сбербанка. Она обратилась ко мне по имени-отчеству — Ольга Андреевна. Видимо, это меня подкупило, и я продолжила слушать. Мне сказали, что с моей карточки мошенники пытаются сделать перевод в 5 тысяч рублей.

«Для уточнения деталей» она предложила перевести меня на сотрудника службы безопасности и сообщила мне номер заявки — 263. Затем трубку взял молодой человек и тоже назвал номер заявки, только другой — 267. Меня это насторожило, я спросила о несовпадении.

Парень без колебания ответил: «Ну, мне передали ваш звонок, и теперь он под номером 267», а затем начал «нагнетать» про перевод денег. На карте было 96 тысяч рублей. Эти деньги были важны для меня: из них мне нужно было оплатить аренду залов, в которых я веду частные занятия танцев.

Я очень испугалась, что их все спишут, и на целый месяц я останусь без работы. В тот момент я больше всего хотела это предотвратить и поверила реальным мошенникам…

— Как злоумышленники действовали дальше?

— Молодой человек спросил, сколько денег на карте, есть ли счета в других банках и сколько денег на них. Я рассказала. Затем он сказал, что я должна перевести всю сумму с карты Сбербанка на их счет: мол, «потом мы вам ее вернем».

Для перевода они попросили скачать приложение TeamViewer QuickSupport, которое синхронизирует смартфон с другим устройством и дает удаленный доступ к нему. Мой телефон — на программном обеспечении iOS, оно не позволило открыть доступ. Тогда злоумышленники предложили другой способ: сообщить им реквизиты карты. Я сказала им все данные карточки и CVV-код.

Затем они сказали, что включат робота, который будет идентифицировать мой голос, и записали его. Я так и не поняла, нужно ли это было для отвода глаз или действительно для подтверждения операций. Дальше они якобы включили этого робота и предупредили: сейчас будут приходить пароли по SMS, и надо называть их роботу. Я делала все, что они говорили.

В тот момент меня подвела эмоциональная неустойчивость на фоне того, что в целом были проблемы в жизни, депрессия… Я стала легкой добычей.

— У вас списали всю сумму сразу?

— Нет, по частям. Первая эсэмэска пришла о списании 25 тысяч рублей, в ней был код подтверждения. Всего они провели четыре списания. Я увидела, что в SMS фигурировало название другого госбанка. Мой собеседник объяснил это так: мол, злоумышленники туда пытались перечислить сумму. Говорили что-то про переадресацию и попросили доступ в мой личный кабинет МТС…

— Сколько все это длилось?

— Два часа. У меня была паника. Я чувствовала себя как в заложниках. Кстати, в это время до меня пытался дозвониться настоящий Сбербанк, но мошенники убедили меня не отвечать: мол, это как раз злоумышленники.

Кроме того, банк начал блокировать операции, видимо, поняв, что меня «разводят». Но я следовала указаниям мошенников — они говорили, как разблокировать карту. Так я перевела все деньги… После этого они отключились, и все.

Я перезванивала, но номер уже не отвечал.

— Вы пошли в полицию?

— Да, написала заявление по шаблону. Там сказали, что таких случаев много. Меня встретила женщина-оперуполномоченный в форме и домашних тапочках. Сказала: «Че ноешь? Деньги тебе не вернут». Я расплакалась.

Она сжалилась, приняла заявление. Сейчас ведется расследование.

Следователь сказал потом, что, по предварительным данным, счет, на который перевели мои деньги, зарегистрирован на Украине, и российские правоохранительные органы бессильны.

Самое смешное, что через пару часов мне позвонили с того же номера с попыткой такой же разводки. Только сказали, что деньги выводят с Альфа-банка: Я же сама им сказала, где еще деньги лежат. Потом в течение двух дней снова звонили… Они ничего не боятся!

Наша собеседница рассказала, что этот номер используется для мошенничества по сей день. В Интернете есть отзывы о нем. Все, кому позвонили с него, пишут об одной и той же схеме: на конце провода представляются сотрудниками Сбербанка и говорят о переводе с карты. Причем звонят людям из разных городов — Казани, Пензы, Воронежа… У одного из жалующихся, например, украли 150 тысяч рублей.

Внимание! Вот этот номер: +7(495)003-87-13

Мы позвонили по нему… Слышим в ответ: «Данный номер принадлежит оператору связи «АллоИнкогнито». В настоящее время он не используется и доступен для подключения. Для приобретения звоните по номеру…»

«АллоИнкогнито» — это оператор виртуальной связи, где используется технология IP-телефонии. Для связи используются Интернет, а сигнал по каналу передаются в цифровом виде. Соответственно, отследить номер виртуального оператора невозможно — чем и пользуются злоумышленники.

Мошенникам закон не страшен

Законодательство защищает граждан от таких деяний, но на деле работает не слишком эффективно. « проблема — в доведении уголовного дела до логического завершения. Большинство мошенников работают организованными группами, создавая достаточно серьезные схемы и структуры.

Для того чтобы пресечь деятельность такой организации, необходимо выявить и отследить всю цепочку, а это занимает у оперативников много времени. Даже после выявления схемы и задержания мошенников найти и вернуть украденные деньги фактически невозможно.

Это связано с тем, что украденные средства моментально испаряются через цепочки подставных счетов», — поясняет партнер по корпоративным и гражданско-правовым вопросам юридической фирмы «Консулс» Глеб Шевченко.

Подход мошенников, как утверждают профессиональные психологи, основан на так называемой социальной инженерии — совокупности психологических приемов, применение которых приводит к получению необходимой информации. По данным Сбербанка, таким способом мошенники пользуются в 88% случаев «разводок».

Обзванивают людей сотрудники «черных колл-центров». Ответственности они не боятся: звонки с помощью IP-телефонии анонимны. Обзвонщики получают фиксированную плату за каждый звонок, но основной доход им приносят проценты от успешной кражи денег.

Причем звонить могут с реального номера банка, но он не настоящий: с помощью кибертехнологий его просто подменяют.

Найти жертву, ее номер и личные данные — тоже не проблема. На теневом рынке продажа личных данных поставлена на поток. Базы телефонов, паспортных данных и других сведений утекают от сотрудников банков, операторов, коллекторских агентств — для них это способ нелегальной подработки.

По запросу в Интернете «купить базу данных мобильных телефонов» вываливается много результатов. Заходим на первый же сайт. Он предлагает базы данных по нескольким категориям: по возрасту, району, профессии. Например, пакет из тысячи номеров стоит 590 рублей — по 59 копеек за номер. Если даже одна жертва поведется на развод и переведет несколько тысяч рублей — затраты окупятся многократно.

Недавно произошла утечка данных о клиентах Сбербанка. В финансовой организации провели серьезное расследование. Выяснилось, что объявление о продаже данных клиентов выложил «руководитель сектора в одном из бизнес-подразделений банка».

Личные данные охраняются законом, продавать их — это преступление, напоминает Глеб Шевченко. «Его можно классифицировать по статье 183 УК РФ: «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну».

Максимальная мера наказания — лишение свободы сроком до 7 лет.

Вот только подобного рода дела редко попадают на стол к следователям, так как коммерческие организации предпочитают проводить внутреннее расследование, чтобы избежать огласки», — говорит юрист.

Реально ли вернуть свои кровные?

Нашей собеседнице Ольге еще повезло — хотя бы потому, что в полиции приняли ее заявление. Часто правоохранительные органы даже не возбуждают уголовное дело «из-за отсутствия состава преступления».

Их тоже можно понять: пострадавший, по сути, передал деньги по собственной воле, следуя указаниям мошенников и поддавшись психологическим уловкам. Не получается вернуть деньги даже по застрахованным счетам.

Банки часто не возвращают средства, потому что не могут различить действия клиентов и мошенничество: для этого суд должен установить виновных, а полиция не может или не хочет их искать.

сложность в том, что чаще всего злоумышленники сразу после кражи переводят деньги на карты, оформленные на подставных лиц, а потом снимают наличные. Счета часто находятся за рубежом. Конечным получателем может оказаться кто угодно, а в случае перевода с карты на карту физлиц деньги зачисляются мгновенно, и отозвать их не выйдет.

Работая с зарубежными счетами, злоумышленники выводят себя из-под удара российских правоохранителей, и им, по сути, нечего бояться. «Российское законодательство не распространяется на территорию других стран, например той же Украины.

Для того чтобы наложить арест на счет и провести оперативные мероприятия на территории другого государства, необходимо применять нормы международного законодательства, — объясняет случай Ольги Глеб Шевченко. — В данном случае следственные органы РФ должны обратиться за помощью к своим украинским коллегам. Вряд ли они так сделали.

Даже если бы это произошло, скорее всего, было бы выявлено, что счет на Украине транзитный и деньги ушли дальше: в страны Прибалтики, Европы… К сожалению, выявление и арест такого рода злоумышленников случаются очень редко».

Как не попасться на удочку

Стоит признать, прикрывать мошеннические действия якобы заботой банка о клиенте — выигрышный способ.

Банки действительно следят за подозрительными операциями по картам и связываются с их держателями, поэтому манипуляции преступников и выглядят так правдоподобно.

Как отличить выходки мошенников от действий настоящего банка при подозрении на сомнительную операцию, объяснил руководитель центра проектов и инноваций «БКС Премьер» Иван Мазов.

«При подозрении на сомнительную операцию сотрудники банка действуют двумя способами. Они действительно могут позвонить клиенту и спросить, совершал ли он снятие средств, перевод или оплату покупки. Если человек не имеет отношения к операции, карта незамедлительно заблокируется.

Однако ни при каких условиях банки не просят сообщить одноразовые пароли из SMS или пуш-уведомлений для подтверждения операции по карте. Клиента никогда не спросят срок действия карты и тем более CVV-код. Единственное, что может уточнить сотрудник банка из реквизитов карты и что можно без опасений сообщить, — это последние цифры номера карты.

Банк может спросить еще кодовое слово из договора с банком. Но с этими данными мошенники не смогут совершить никаких злонамеренных операций, — говорит наш собеседник. — Второй вариант — при подозрительной операции, особенно если речь идет о каком-то действии, произведенном по карте в другой стране, банк может сразу заблокировать карту до выяснения обстоятельств.

В таком случае клиент получит уведомление с предупреждением о блокировке и просьбой самому обратиться в банк».

От себя добавим: главное правило в подобных разговорах до банальности простое — доверяй, но проверяй. Обычно мошенники перестают терроризировать жертву и бросают трубку, когда что-то начинает идти не так.

Например, вы предлагаете перезвонить, просите назвать Ф.И.О. и полную должность собеседника или по-другому сбиваете его с толку.

Мы собрали общие рекомендации о том, что в мире безналичных расчетов поможет не расстаться со своими кровными.

5 ТИПОВ ЖЕРТВ ФИНАНСОВЫХ МОШЕННИКОВ:

• Финансово благополучные люди, которые легко расстаются с деньгами и доверяют высоким технологиям.

• Школьники, студенты.

• Ответственные за семейный бюджет люди с невысоким уровнем дохода и высокой финансовой нагрузкой.

• Домохозяйки.

• Пенсионеры.

КАК СОХРАНИТЬ СВОИ ДЕНЬГИ НА КАРТЕ:

• Никому не говорить реквизиты карты. Стараться не «светить» карточкой в общественных местах. И ни в коем случае не говорить и не показывать трехзначный CVV-код на обратной стороне карты.

• Прислушаться к наставлению из банковских SMS: «Никому не сообщайте код».

• Не хранить на телефонах и на устройствах, не защищенных антивирусами, фотографии паспортов, карт и других личных документов. По возможности не пересылать их по Интернету: так их воруют хакеры.

• Не вводить данные карты на подозрительных сайтах. Сайт считается безопасным, если в адресной строке он начинается с https://

• Даже если звонят с «настоящего» номера банка — проверить его. Подстраховаться можно так: перезвонить, но не выбрав номер из последних вызовов, а набрав его вручную. Номер банка указан на каждой карточке.

Источник: https://www.mk.ru/economics/2019/10/15/ya-chuvstvovala-sebya-zalozhnikom-realnaya-istoriya-zhertvy-novogo-telefonnogo-moshennichestva.html

Мы вам что-нибудь смягчим

Стоит ли грозить прокуротурой сервисному центру за мошенничество?

В Госдуму поступил проект поправок в УК, снова несущий поблажки бизнесу. Автором законодательной инициативы стал президент Владимир Путин. Одно из предложенных нововведений — изменение ст. 76.

1 УК («Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности»), которое предлагает прекращение уголовных дел по незначительным экономическим преступлениям с условием, что обвиняемый полностью возместил причиненный вред.

photoxpress

На данный момент в этой статье уже обозначены налоговые преступления, и законопроект предлагает дополнить их большой частью «мошеннических» дел. Речь идет о самых мягких составах статей 159.1–159.

6, которые устанавливают ответственность за мошенничество с кредитами и страховками, а также за махинации с использованием электронных платежных систем и компьютерной информации. Изменения коснутся и ответственности за мошенничество в сфере предпринимательства, сейчас описанной в ч. 5–7 ст. 159 УК.

Наказание будет мягче за некоторые случаи растраты (ч. 1 ст. 160 УК) и причинение имущественного ущерба путем обмана (ч. 1 ст. 165 УК).

В пояснительной записке указано, что проект направлен на «дальнейшее формирование благоприятного делового климата в стране, сокращение рисков ведения предпринимательской деятельности, а также на создание дополнительных гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования».

Звучит все замечательно. Но вряд ли что-то изменится. За «смягченные» преступления, о которых идет речь в поправках, и до этого не сажали (либо штраф, либо исправработы). Потому что большим «спросом» у силовиков пользуется любимая ч. 4 ст. 159 УК («Мошенничество в особо крупном размере» — размер же или группу лиц по предварительному сговору «нарисовать» всегда возможно).

И ее как раз никакие изменения не затрагивают. А статья — «резиновая», и заводились по ней тысячи уголовных дел. И будут заводиться.

Потому СИЗО как были переполнены закошмаренными коммерсантами, не пожелавшими платить за «крышу» или не захотевшими, чтобы их бизнес отжали, так и будут ими наполняться.

«Это очередное коррупционное поле деятельности. Просто расширили кормовую базу для силовиков», — полагает адвокат Мария Серновец.

«Это не смягчение, а имитация смягчения, — говорит краснодарский адвокат Михаил Беньяш. — Властям для реальной гуманизации нужно запретить сажать людей по экономическим статьям. Все.

Когда мы, адвокаты, в судах говорим: «Как же так, вы закрываете людей по предпринимательской деятельности», следствие, прокуроры и судьи в ответ: «Это не предпринимательская деятельность».

Трактуют, как им удобно».

Многие юристы сходятся во мнении: лучше, если бы президент вместе с членами ОНК хоть раз посетил СИЗО, переполненные «экономическими».

Или посетил какой-нибудь Тверской или Басманный суд в Москве и собственным глазами увидел, как выносятся однотипные решения об арестах предпринимателей при всем разнообразии альтернативных мер пресечения.

Да, в сфере бизнеса люди не ангелы, и иногда они действительно совершают преступления. Вопрос лишь в том, чтобы они получали то наказание, которое прописано в законе, а не то, которое придумали для них следствие и суд.

Уклониться от смягчающих поправок силовикам несложно. Чтобы «закрыть» предпринимателей, к предъявленным экономическим статьям достаточно добавить «тяжелую» 210 статью УК («Организация преступного сообщества»).

Что же касается огромных сумм ущерба, то зачастую фантазия следствия в этом вопросе безразмерна.

«Например, по делам, связанным с хищениями в ходе строительства и поставок услуг для госнужд, следователи сумму ущерба вообще с потолка берут, — говорит адвокат Руслан Коблев. — Больше ущерб — больше резонанс, а затем в суде выясняется, что ущерб три рубля».

В «деле ЮКОСа», как сейчас помню, в одном из эпизодов было прописано хищение более 60 триллионов долларов США. Защита и обвиняемые пытались объяснить следователям, что вообще-то это более 500 годовых бюджетов РФ и похитить столько нереально.

«Что, совсем много нулей написано?» — спросили следователи и в итоге 12 нулей решили зачеркнуть.

Адвокат Михаил Беньяш обращает внимание, что в российском законодательстве квалифицирующие размеры ущерба вообще не менялись 15 лет:

«Вот как был в 2003 году крупный ущерб в 250 тысяч рублей, так и остался в 2018 году таким же. Особо крупный ущерб был миллион рублей, спустя 15 лет остался прежним. Представляете, что за это время инфляция сделала с этими суммами? Реально полстраны можно пересажать. У нас Первый изолятор в Краснодаре забит коммерсантами. На любые гражданские правоотношения можно «натянуть» мошенничество и отправить человека в тюрьму даже за «крупный ущерб» в 250 тысяч рублей. Поэтому надо менять квалифицирующий размер ущерба, увеличивать его».

Второе нововведение от президента — ужесточение требований к изъятию силовиками электронных носителей информации. Поправки запрещают это действие без решения суда.

Но и тут есть оговорки: если следствие придет к мнению, что есть риск использования техники «для продолжения криминальной деятельности» или на технике есть информация, которую владелец не имеет права хранить, то можно все и без суда. Как думаете, к какому мнению придет следствие?

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/11/29/78749-my-vam-chto-nibud-smyagchim

101Адвокат
Добавить комментарий