Свидетель или пособник?

Если работников организации вызвали на допрос..

Свидетель или пособник?

Чтобы попасть на допрос к следователю, не обязательно быть обвиняемым – достаточно являться работником организации, против руководителя которой ведется налоговое преследование. О чем нужно помнить на допросе? Как подготовиться к нему заранее? Ответы на эти и многие другие вопросы – в нашей статье.

Подозреваемые, пособники, подстрекатели, свидетели…

В качестве подозреваемых по уголовным налоговым делам по ст. 199 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) обычно допрашиваются генеральный директор и главный бухгалтер организации, т.к. они являются лицами, которые несут ответственность за ведение хозяйственной деятельности организации в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

При этом согласно п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» к субъектам преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, могут относиться также лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя или главного бухгалтера (бухгалтера).

Таких лиц обычно уполномочивают специальным распоряжением – приказом или указанием в должностной инструкции обязанностей по замещению временно отсутствующего должностного лица.

Кроме того, к уголовной ответственности как пособники преступления могут быть привлечены иные служащие организации-налогоплательщика, умышленно содействовавшие совершению преступления (например, работники бухгалтерии, оформлявшие первичные финансовые документы).

Также по уголовному делу в качестве организатора, подстрекателя либо пособника может проходить лицо, организовавшее совершение преступления либо склонившее к его совершению руководителя, главного бухгалтера организации-налогоплательщика или иных работников этой организации.

Помимо руководителя и главного бухгалтера, следователь может допросить в качестве свидетелей иных лиц, имеющих отношение к деятельности организации (учредители, работники организации, должностные лица организаций-контрагентов). Свидетеля могут допросить о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах.

Виновность лица, совершившего уклонение от уплаты налогов, устанавливается на основании совокупности доказательств. Допросы свидетелей являются доказательствами по уголовному делу наравне с показаниями подозреваемого, вещественными доказательствами, заключением и показаниями эксперта и др.

Обратите внимание!

Свидетель, как и подозреваемый, имеет право явиться на допрос с адвокатом.

Свидетель несет уголовную ответственность за отказ от дачи показаний по ст. 308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ.

Следователь при расследовании уголовного дела осуществляет сбор, проверку и оценку доказательств. В случае если показания свидетелей и подозреваемого расходятся, следователь дает им оценку путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также путем получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Адвокат – ключевая фигура

При проведении допроса подозреваемых по уголовному делу, возбужденному по ст. 199 УК РФ, в обязательном порядке должен присутствовать адвокат. Показания подозреваемых, полученные следователем в его отсутствие, являются недопустимыми доказательствами и не имеют юридической силы (ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации; далее – УПК РФ).

Учитывая данное обстоятельство, перед началом допроса, а лучше – еще на стадии доследственной проверки организации (о ней ниже) необходимо выбрать адвоката, который сможет спрогнозировать вопросы следователя и подготовить на них ответы.

Уголовные дела по налоговым преступлениям имеют свою специфику. Адвокат, осуществляющий защиту по данной категории дел, должен обладать достаточным опытом, чтобы правильно оценить сложившуюся ситуацию и выработать оптимальную тактику защиты.

Так, например, при недостаточных и неубедительных доказательствах лучше настаивать на невиновности и не признавать вину, а в обратном случае может быть целесообразно дать показания и по возможности возместить весь причиненный бюджету ущерб, чтобы смягчить наказание или избежать его.

Права подозреваемого

Права подозреваемого при проведении допроса регламентируются ст. 46 УПК РФ. В частности, он вправе:

  • знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела. Этот документ вручается обычно при задержании подозреваемого или при его явке на допрос. Если такое постановление вынесено в отношении неустановленного лица, то его подозреваемому не дают;
  • давать показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения либо отказаться от дачи показаний;
  • пользоваться помощью адвоката;
  • представлять доказательства;
  • заявлять ходатайства и отводы.

В ходе допроса свидетель или подозреваемый вправе пользоваться документами и записями, поэтому не обязательно заучивать наизусть ответы на возможные вопросы следователя.

Д.С. Липатов, партнер компании «Деловой фарватер»

Источник: https://www.profiz.ru/sr/10_2015/dopros/

Двоих жителей Архангельска обвиняют в экстремизме за организацию и участие во встречах последователей веры Свидетелей Иеговы. Сами обвиняемые называют себя “дружеской компанией соверующих” и не понимают, что послужило основанием для допросов и обысков.

Что я такого сделала?

Калерии Мамыкиной – 78 лет. 7 мая 2019 года она стала фигурантом уголовного дела: ее обвиняют в участии в экстремистской организации. Следователи встретили пенсионерку с этим известием прямо на вокзале, когда она вернулась из отпуска.

– Я ездила на неделю к родным в Вологду, приезжаю оттуда, а на вокзале меня встречают двое мужчин в гражданской одежде, предъявляют удостоверения и ордер на обыск, − рассказывает Калерия Мамыкина. – Довели до машины и повезли ко мне домой. Там провели обыск, составили протокол.

Затем, ничего не говоря, повезли меня на допрос к следователю. Я уже не помню, в каком была состоянии, мне было очень плохо. Я находилась там больше часа. Потом приехала домой, приняла таблетки, помолилась и сообщила [о случившемся] родным. Я одна живу, поэтому мне трудно.

Мои [родные] все меня поддержали: сестры, братья, сын тоже приехал. А потом уже пошло следствие.

Обвинения мне объяснили тем, что я –​ пособник, так как предоставляла помещение для собраний

По словам Калерии Федоровны, во время обыска у нее изъяли два блокнота, в одном из которых были записи о конгрессах Свидетелей Иеговы 2011 и 2013 годов, во втором – напоминания о встречах религиозной группы с датами и именами.

– Обвинения мне объяснили тем, что я – пособник, так как предоставляла помещение для собраний: мы собирались небольшой группой у меня дома, − пояснила Калерия Мамыкина. – Во второй раз на допрос я ходила с адвокатом. Написала заявление, что отказываюсь от первых показаний, так как была в стрессовом состоянии.

Когда на втором допросе я попросила прочитать протокол, ужаснулась. Я такого не могла написать. Мне предлагали сотрудничать со следствием, обещали закрыть дело, если я откажусь от своих убеждений.

А я просто порассуждала, зачем я буду сотрудничать с ними, если я не хочу? Что я такого сделала? Я буду отстаивать свои права.

Калерия Мамыкина – не единственная жительница Архангельска, которая проходит по делу об экстремизме за участие в собраниях Свидетелей Иеговы. Под следствием также находится соверующий Мамыкиной Евгений Якку. О своем уголовном деле он узнал в феврале 2019 года.

С автоматами, но в бахилах

В один из дней Евгений и Ирина Якку проснулись в шесть утра от стука в дверь. Во дворе их частного дома были припаркованы пять машин: у дверей хозяев дома ждали 15 человек в масках с автоматами наперевес.

– Они спросили, есть ли у нас что-то запрещенное: ничего не нашли, потому что мы никогда не занимались чем-то противоправным в отношении государства. Свидетели Иеговы очень уважают власть, – вспомнил события того дня Евгений Якку.

Евгений Якку стал Свидетелем в 2000-х, его жена еще раньше – в 1990-х. При февральском обыске у них забрали Библии синодального перевода и архимандрита Макария, рабочие блокноты, планшет, телефоны, ноутбук.

– Когда был допрос, следователь даже спросил: “Вы знали, что мы придем?” Хочу отметить, что сотрудники Следственного комитета вели себя очень корректно, надели бахилы во время обыска, хоть и были при этом с автоматами, – рассказал Евгений.​

Евгений Якку

Сразу после обыска дома семью Якку увезли на допрос, где Евгений встретил своих знакомых, периодически участвовавших в религиозных встречах. По словам Евгения Якку, они не исповедовали вероучение Свидетелей Иеговы, и, возможно, именно их действия могли “спровоцировать” возбуждение уголовного дела.

– Была семейная пара, они не были Свидетелями Иеговы, мы знакомы с главой семейства по работе. Его жена и ребенок периодически приходили на наши встречи. Мне сложно говорить, но, возможно, это была спланированная акция против нас. Ребенок снимал встречи на телефон, видео, в итоге они стали достоянием правоохранительных органов, – рассказал Евгений Якку.

Мне сложно говорить, но, возможно, это была спланированная акция против нас

Последние десять лет Евгений работал региональным представителем различных компаний, производящих товары потребительского спроса – от кондитерских изделий до детского питания. В его задачи входило общение с торговыми сетями и оптовыми центрами, контроль продукции на полках магазинов.

После возбуждения уголовного дела Евгения уволили, а жене Ирине, у которой на фоне стресса обострился рассеянный склероз, пришлось уйти с работы бухгалтера.

Евгений проходит в уголовном деле как главный обвиняемый, глава экстремистской организации: ему нельзя выезжать за пределы России, на автомобили наложен арест.

– Не было такого, чтобы кто-то что-то организовывал. Если было желание пообщаться на библейские темы, то мы с соверующими собирались.

Но когда мы обсуждали Библию, понятно, что кому-то нужно было быть модератором. Мы смотрели видеоролики, исследовали Библию, исполняли песни, основанные на псалмах.

В принципе, это обычное поклонение, только в дружеской компании. Нас было порядка 6–7 человек, – рассказал Евгений Якку.

Без звездочки

По словам Евгения Якку, сейчас ведется экспертиза изъятых у него записей и литературы.

В конце июня он направил ходатайство о прекращении уголовного дела в региональный следственный комитет по Архангельской области, председателю Следкома России Александру Бастрыкину и генпрокурору Юрию Чайке.

Доводы в свою защиту Якку основывает на деле соверующего Дмитрия Михайлова из Ивановской области, преследование которого в ООН признали религиозной дискриминацией.

– Рабочая группа по произвольным задержаниям ООН решительно осудила аресты Свидетелей Иеговы и потребовала от России немедленного освобождения верующих, – пояснил представитель Европейской организации Свидетелей Иеговы (ЕАСИ) Ярослав Сивульский.

– 29 мая 2019 года получена резолюция по итогам рассмотрения жалобы Дмитрия Михайлова. Его арест признан проявлением религиозной дискриминации.

В документе подчеркивается, что выводы “относятся ко всем другим лицам, находящимся в обстоятельствах, подобных тем, в которых находится г-н Михайлов”.

Жалобы на аресты российские Свидетели Иеговы подавали в три разные международные инстанции: в Европейский суд по правам человека, в Комитет по правам человека ООН и в Рабочую группу по произвольным задержаниям ООН. Документ по Дмитрию Михайлову стал первым решением международной инстанции.

Ярослав Сивульский

Как утверждает Ярослав Сивульский, такой организации, как “Свидетели Иеговы в России”, вовсе не существует.

– Свидетели Иеговы – это вероисповедная принадлежность. Вероучение Свидетелей Иеговы никогда не исследовалось в российских судах и не подвергалось запрету.

В Российской Федерации была запрещена деятельность “Управленческого центра региональной религиозной организации Свидетелей Иеговы в России”, а также местных религиозных организаций. Не Свидетели Иеговы запрещены, а Управленческий центр Свидетелей Иеговы.

Сокращение названия запрещенного в России юридического лица до названия “Свидетели Иеговы” сводит воедино разные по смыслу понятия и ставит под угрозу более 170 тысяч мирных граждан по их вероисповедному признаку, – пояснил Ярослав Сивульский.

Свидетели Иеговы – это вероисповедная принадлежность. Вероучение Свидетелей Иеговы никогда не исследовалось в российских судах и не подвергалось запрету

По мнению ЕАСИ, почти 200 тысяч россиян живут сегодня под угрозой уголовного преследования или иных форм гонений со стороны государства из-за своей религиозной принадлежности.

Уже возбуждены уголовные дела против более чем 200 человек.

Следственные органы обратили пристальное внимание на Свидетелей Иеговы после официального запрета “Управленческого центра региональной религиозной организации Свидетелей Иеговы в России” два года назад.

– Гонения за веру для нас не новы, все это мы уже прошли в советские годы, − продолжил Ярослав Сивульский. − При Сталине Свидетелей Иеговы даже массово ссылали в Сибирь.

Но в 1991 году государство официально извинилось перед Свидетелями Иеговы и реабилитировало их. У многих из них сегодня есть удостоверения жертв политических репрессий, по которым они получают льготы и пособия.

И теперь получается, что государство повторно подвергает репрессиям тех, кого реабилитировало, причем на том же самом основании – вера в Иегову.

***

Комментировать подробности уголовного дела против Свидетелей Иеговы в управлении следственного комитета по Архангельской области не стали, сославшись на то, что “производство предварительного следствия по делу продолжается, в суд дело не направлялось”. Известно также, что по этому делу проходят еще два жителя Архангельска, но они не являются Свидетелями Иеговы.

Источник: https://www.svoboda.org/a/30043221.html

Как подготовиться к допросу

Свидетель или пособник?

Не обязательно быть обвиняемым, чтобы попасть на допрос к следователю. Достаточно быть сотрудником организации, против главы которой ведется налоговое преследование. О чем следует помнить на допросе и как к нему подготовиться заранее? Что нужно говорить следователю? Ответы на эти и многие другие вопросы – в нашем материале.

Допросу в качестве подозреваемых по уголовным налоговым делам чаще всего подвергаются генеральный директор и главный бухгалтер компании.

Ведь именно они несут ответственность за хозяйственную деятельность фирмы и соблюдение действующего законодательства. Но на допрос могут вызвать и любых других работников, будь то уборщица или секретарь.

Поэтому сотрудникам фирмы будет нелишним узнать об особенностях этой процедуры хотя бы для того, чтобы не подставить себя или своих коллег.

Преступники, пособники и подстрекатели

Как мы уже сказали, в основном в налоговых преступлениях обвиняются руководитель и главный бухгалтер фирмы. При этом согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.

2006 N 64 “О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления” к числу субъектов преступления, предусмотренного ст.

199 УК РФ, могут относиться также лица, фактически выполнявшие их обязанности.

Кроме того, к уголовной ответственности как пособники в совершении преступления могут быть привлечены и иные служащие организации-налогоплательщика, но только если будет доказано, что они умышленно содействовали его совершению.

Например, это могут быть сотрудники бухгалтерии, оформлявшие первичные финансовые документы организации.

Также как организатор, подстрекатель либо пособник по уголовному делу может проходить лицо, организовавшее совершение преступления либо склонившее к его совершению руководителя, главного бухгалтера или иных сотрудников компании.

Как подготовиться к допросу?

При проведении допроса в обязательном порядке должен присутствовать адвокат. Показания подозреваемых, полученные следователем в его отсутствие, являются недопустимыми доказательствами и не имеют юридической силы (ст. 75 УПК РФ).

На практике следователи редко явно нарушают данную норму УПК РФ. В то же время зачастую допрос лица, выступающего по делу свидетелем, может проходить и без адвоката.

После такого допроса лицо может быть допрошено повторно, но уже в новом качестве – как подозреваемый.

В любом случае перед началом допроса лучше проконсультироваться с адвокатом, который может заранее спрогнозировать вопросы следователя и подготовить на них ответы.

Напомним, что адвокат имеет право участвовать в уголовном деле с момента его возбуждения в отношении конкретного лица. Поэтому руководителю организации следует обратиться к адвокату сразу же, как только ему стало известно о возбуждении дела.

Более того, мы рекомендуем прибегнуть к помощи адвоката, как только правоохранительные или налоговые органы начинают проверку деятельности организации. Ведь в ходе нее осуществляется сбор данных, на основании которых в дальнейшем может быть возбуждено уголовное дело1.

Привлечение адвоката на стадии доследственной проверки является наиболее эффективным.

https://www.youtube.com/watch?v=vAlu-yhoQYY

В ходе допроса свидетель или подозреваемый вправе пользоваться документами и записями, поэтому заучивать наизусть ответы на возможные вопросы следователя не обязательно.

Права подозреваемого при проведении допроса регламентируются ст. 46 УПК РФ. В частности, он вправе:

  • знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении уголовного дела. Как правило, подозреваемый получает копию постановления о возбуждении уголовного дела при проведении первого следственного мероприятия с его участием (например, допроса или обыска);
  • давать показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи таких показаний;
  • пользоваться помощью адвоката;
  • представлять те или иные доказательства;
  • заявлять ходатайства и отводы.

Допрос проводится следователем в его рабочем кабинете или в месте нахождения допрашиваемого, например в кабинете генерального директора компании или главного бухгалтера.

При необходимости провести допрос в помещении следственного органа допрашиваемый вызывается повесткой. Ее вручают лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передают с помощью средств связи.

Также повестка может быть вручена совершеннолетнему члену его семьи либо администрации по месту его работы, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

Пример
Оперуполномоченный привез повестку о вызове на допрос по месту проживания подозреваемого, который на тот момент дома отсутствовал. Повестка была вручена дежурной по подъезду (консьержу). На допрос подозреваемый не явился. Однако никаких правовых последствий для него это не повлечет: повестка не была должным образом доставлена.

При неявке на допрос без уважительных причин лицо может быть подвергнуто приводу, то есть принудительному доставлению к следователю. Причем на практике данная норма применяется довольно часто. Неявка может также послужить поводом для изменения меры пресе чения.

Так, по уголовным делам налоговой направленности в 95% случаев в качестве меры пресечения выбирается подписка о невыезде и надлежащем поведении. Подозреваемый дает письменное обязательство не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения следователя и в назначенный срок являться по его вызовам.

В случае неявки на допрос без уважительной причины мера пресечения может быть изменена на заключение под стражу, то есть фактическое лишение свободы на время следствия.

Поэтому рекомендуем заранее уведомить следователя о причинах неявки и по возможности направить следователю заказным письмом или по факсу документы, которые ее оправдывают (например, больничный листок).

Допрос не может длиться более 4 часов без перерыва. Общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача (ст. 187 УПК РФ).

Напомним, что производство следственного действия в ночное время не допускается. Исключения – случаи, “не терпящие отлагательства” (ст. 164 УПК РФ).

Что относится к таким случаям, следователь определяет по собственному усмотрению, поэтому теоретически допрос может проводиться и ночью. Хотя на практике по налоговым делам подобное бывает крайне редко.

В большинстве случаев необходимость в этом отсут ствует.

Вопросы следователя

По ст. 189 УПК РФ следователь свободен при выборе тактики допроса. Это означает, что он может задавать любые вопросы для установления обстоятельств, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела. Как правило, следователь задает вопросы, направленные на документирование информации:

  • о деятельности организации (адреса офисных и складских помещений, основной вид деятельности, используемая система налогообложения, лица, обладавшие правом первой и второй подписи, и т. п.);
  • о действиях налогоплательщика, совершение которых имело целью уклонение от уплаты налогов (например, содержание хозопераций, их документальное оформление, фамилии должностных лиц организации, причастных к незаконным действиям, и т. п.).

Действия защиты

В ходе допроса адвокат вправе давать подзащитному в присутствии следователя краткие консультации. Адвокат также может сам с разрешения следователя задавать вопросы подзащитному. Следователь имеет право отвести вопросы защитника, но обязан их занести в протокол допроса.

Таким образом, подозреваемый перед ответом на любой вопрос следователя всегда имеет возможность проконсультироваться со своим адвокатом.

Заранее подготовленные ответы на вопросы, заданные адвокатом, позволяют направить ход допроса в нужное русло и отразить в протоколе допроса факты, аргументирующие позицию защиты.

Адвокат вправе делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе допроса, а также делать заявления о нарушениях прав и законных интересов подзащитного.

Отказ от допроса

По ст. 51 Конституции РФ подозреваемый имеет право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (супруги) и близких родственников. Однако в некоторых ситуациях отказ от дачи показаний может иметь серьезные негативные последствия2.

В соответствии с УПК РФ следователь обязан проводить проверку полученных доказательств, к которым, помимо прочего, относятся и показания подозреваемого.

Его отказ от дачи показаний, по сути, избавляет следственные органы от необходимости опровергать факты, изложенные, например, в показаниях свидетелей. Это позволяет направлять ход следствия в обвинительное русло.

В результате отказа от дачи показаний позиция защиты в уголовном деле как таковая отсутствует.

Отказаться от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ имеет смысл только в том случае, если подозреваемый не успел окончательно выработать позицию защиты.

ПримерСотрудниками УНП ГУВД по г. Москве проводилась проверка компании. В ее ходе было установлено, что фирма закупала электротехническую продукцию у фирмы-однодневки.

Генеральный директор и главный бухгалтер проверяемой организации отказались от дачи показаний об отношениях с этим поставщиком в соответствии со ст. 51 Конституции РФ.

По результатам проверки сотрудниками УНП было возбуждено уголовное дело в отношении генерального директора и главного бухгалтера (ч. 2 ст. 199 УК РФ). Проведены обыски как в офисе организации, так и по адресам проживания ее руководящих лиц.

Привлеченным для защиты адвокатом было установлено следующее. Организация закупала продукцию у одного из своих поставщиков, который выставлял счета на оплату от имени различных организаций (в том числе от фирмы-однодневки).

Учитывая собранную информацию, адвокат настоял на необходимости дачи подробных показаний генеральным директором и главным бухгалтером по поводу взаимоотношений между их компанией и поставщиком. Одновременно адвокатом было заявлено:

  • ходатайство о допросе в качестве свидетелей сотрудников отдела закупок компании;
  • ходатайство о приобщении к делу вещественных доказательств, подтверждающих факт выставления поставщиком счетов от проблемных организаций (деловая переписка).

В результате уголовное преследование в отношении генерального директора и главного бухгалтера было прекращено в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Как следует из примера, в подобной ситуации можно было избежать возбуждения уголовного дела, если бы необходимые пояснения были даны директором и главным бухгалтером на стадии доследственной проверки.

Помимо руководителя и главного бухгалтера, следователь может допросить в качестве свидетелей других лиц, имеющих отношение к деятельности организации (учредителей, сотрудников организации, должностных лиц контрагентов проверяемой компании-налогоплательщика и т. д.). Свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, относящихся к данному уголовному делу.

Виновность лица, совершившего уклонение от уплаты налогов, устанавливается на основании совокупности доказательств. Поэтому допросы свидетелей являются доказательствами по уголовному делу наравне с показаниями самого подозреваемого, вещественными доказатель ствами, заключениями эксперта и т. д.

Свидетель, как и подозреваемый, имеет право явиться на допрос с адвокатом. Он несет уголовную ответственность за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК РФ) и за дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ).

Он может отказаться свидетельствовать только против самого себя, своего супруга (супруги) и других близких родственников (ст. 51 Конституции РФ).

___________
1 См. подробнее: Иванычев Д.С. Внезапная проверка ОНП: тактика поведения // Налоговые преступления. 2008. Вып. 1. С. 38-43.

2 См. подробнее: Дело N (Савеловский суд) // Налоговые преступления. 2008. Вып. 2. С. 20-25.

П.В. Ларин, старший юрист консалтинговой группы “Налоговик”,

кандидат юрид. наук

https://www.youtube.com/watch?v=lexbtbK1MzU

Журнал “Арбитражное правосудие в России” N 03/2009, П.В. Ларин, старший юрист консалтинговой группы “Налоговик”, кандидат юрид. наук

Источник: http://www.garant.ru/article/6518/

Дело водителя «красногорского стрелка»: пособник или случайный свидетель?

Свидетель или пособник?

Мосгорсуд продлил до полутора лет срок ареста водителю Амирана Георгадзе Шоте Элизбарашвили. Весной СКР планирует завершить расследование, а затем направить дело в суд. Обвиняемый будет просить о процессе с участием присяжных

Шота Элизбарашвили в Бабушкинском районном суде. Агентство городских новостей «Москва»

Мосгорсуд в пятницу оставил до 18 апреля в СИЗО Шоту Элизбарашвили, водителя так называемого «красногорского стрелка» Амирана Георгадзе, застрелившего в октябре 2015 года двух чиновников Красногорской администрации и еще двух человек.

Суд отклонил просьбу защиты о переводе обвиняемого под домашний арест. Ожидается, что весной этого года расследование дела будет завершено. После того, как обвиняемый и его адвокаты ознакомятся с материалами дела, его направят в суд.

Элизбарашвили намерен ходатайствовать о слушании дела с участием присяжных. Он и его родственники надеются, что «народные судьи» поверят — молодой человек не был пособником убийцы, а попал в переплет по чистой случайности.

Поддержать 28-летнего жителя Красногорска в пятницу приехала вся семья и несколько друзей — всего около десятка человек. Но строгие конвоиры не разрешили подследственному пообщаться с ними даже жестами. Возмущение арестанта пресекла мама.

«Они просто работу свою делают», — успокоила она сына.

Полтора года в СИЗО

Следователь по особо важным делам Главного следственного управления СКР Сергей Адабаш просил продлить срок ареста фигуранту до 18 месяцев — то есть до конца расследования, которое должно завершиться 19 апреля.

Он сообщил, что основания для ареста «не изменились и не отпали». К тому же Элизбарашвили обвиняется в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления и в свое время скрылся от правоохранительных органов.

В этой связи сыщик предположил, что, оказавшись на свободе, фигурант опять может сбежать или помешает расследованию.

«Дело представляет особую сложность. По нему проведено свыше 70 экспертиз, допрошено более 100 свидетелей. Данные обстоятельства представляются исключительными», — выступал он.

Адабаш настаивал, что каких-либо медицинских противопоказаний для содержания под стражей подследственного не имеется, а сыщикам требуется время, чтобы дождаться заключения комплексной психолого-лингвистической экспертизы, предъявить Элизбарашвили обвинение в окончательной редакции, а также составить обвинительное заключение и передать его на утверждение в прокуратуру. Представителя СКР поддержала прокурор Марина Бабек. Она назвала его ходатайство «законным, обоснованным и мотивированным».

«Я не согласен с мнением прокурора и следователя, я поддержу адвокатов!», — коротко высказался Шота Элизбарашвили. Его защитники Алексей Антоновский и Светлана Воронкова попытались убедить суд избрать их клиенту любую иную меру пресечения, не связанную с лишением свободы, или перевести под домашний арест.

Адвокаты сообщили, что молодой человек имеет подмосковную прописку и собственную квартиру в Красногорске. Аргументы следствия они сочли безосновательными. «Все свидетели допрошены, основной объем следственных действий выполнен», — уверяла суд Светлана Воронкова.

А ее коллега Алексей Антоновский упрекнул следователей в том, что те не ведут следствие «с должной интенсивностью» и «возводят напраслину» на его подзащитного. «Элизбарашвили, действительно, присутствовал при случившемся, но нет ни одного свидетельства и показаний, что он способствовал преступлению.

Поэтому говорить, что он преступник — даже язык не поворачивается!»,— возмущался защитник.

Задержание «на всякий случай»

Адвокаты опровергли довод следователя о том, что Элизбарашвили скрылся от правоохранительных органов. По словам юристов, поняв, в какой переплет он попал, Элизбарашвили сразу же обратился за помощью к адвокатам и после этого приехал в полицию. Там молодого человека заверили, что его не будут арестовывать.

«Все давали обещания нам, что все будет нормально. Тогда было неизвестно, где был Георгадзе, его искали на дальних рубежах, а он был под носом, — рассказывал Антоновский. — И следствие решило на всякий случай задержать Элизбарашвили, вдруг он знает, где тот. Но Георгадзе к тому времени уже с собой покончил».

Защитники просили отклонить ходатайство следствия и избрать Элизбарашвили более мягкую меру пресечения. В суде были озвучены характеристики на молодого человека с мест работы.

Так, в ООО «Грин-таун», где он трудился водителем, о нем отзывались положительно.

А вот руководство столичного СИЗО №5 информировало о конфликтном характере арестованного, сообщая, что тот не реагирует на меры воспитательного характера, и за систематическое нарушение дисциплины его даже сажали в карцер.

«Сегодня пятница, 13-е, меня точно не отпустят», — предрек решение суда подследственный и оказался прав. Выйдя из совещательной комнаты, судья Анатолий Костюков удовлетворил ходатайство СКР. Правда, он счел, что Элизбарашвили следует оставить под арестом не до 19-го, а до 18 апреля.

Четыре жертвы

Трагические события, участником которых оказался Шота Элизбарашвили, произошли 19 октября 2015 года. В тот день молодой человек привез своего шефа — 56-летнего подмосковного застройщика Амирана Георгадзе в здание администрации Красногорского района Московской области.

В служебном кабинете бизнесмен расстрелял первого заместителя главы этого района Юрия Караулова и руководителя ОАО «Красногорская электрическая сеть» Георгия Котляренко. По некоторым данным, застройщик не смог реализовать ряд строительных проектов общей стоимостью более 3,5 млрд рублей, под которые он привлек крупные кредиты.

Георгадзе требовал у чиновников выплатить ему 20 млн долларов.

Из горадминистрации водитель отвез работодателя домой, в деревню Поздняково. Там в своем коттедже Георгадзе назначил встречу компаньону Тристану Закаидзе, которого также застрелил. После этого бизнесмен направился на поиски следующей жертвы — главы администрации Красногорского района Бориса Рассказова.

По дороге он застрелил бывшего охранника редакции газеты «Московский комсомолец» Константина Смыслова, который проезжал по поселку на скутере. После этого преступления Элизбарашвили сбежал от шефа, а Георгадзе пустился в бега.

Через несколько дней его тело нашли в подмосковной деревне Тимошкино в одном из пустовавших домов: убийца покончил с собой.

Несмотря на то, что вечером 10 октября Шота Элизбарашвили сам явился в полицию, ему предъявили обвинение в пособничестве убийствам и в незаконном обороте оружия (часть 5 статьи 33, пункт «а» части 2 статьи 105 УК РФ, часть 1 статьи 222 УК РФ). По версии следствия, он знал, что задумал его начальник, и осознанно помогал ему.

Исчезнувшая пленка

Однако защитники Элизбарашвили утверждают, что мужчина ничего не знал об убийствах. «Он не знал, что в сумке, которую его попросил Георгадзе принести из багажника машины в здание администрации, находятся охотничий карабин «Сайга», — заявила Business FM Светлана Воронкова.

По словам юриста, Элизбарашвили, трудившийся водителем у Георгадзе уже пять лет, привык к эмоциональному поведению шефа. Оставаясь в приемной, он слышал разговоры на повышенных тонах и «хлопки», однако не понял, что происходит, — думал, что шеф просто «попугал» оппонентов.

Юрист отметила, что ружье из сумки Георгадзе доставать так и не стал, и как установило следствие, убил чиновников из двух прихваченных с собой пистолетов.

Воронкова отметила, что видеозаписей камер наблюдения в здании Красногорской администрации, сделанных в день трагедии, по странному стечению обстоятельств не оказалось — работники горадминистрации заявили, что 19 октября у них случился «технический сбой».

Защитница уверяет: то, как Георгадзе застрелил Закаидзе, ее подзащитный тоже не видел — он в это время во дворе дома общался с водителем последнего. То, что его шеф «слетел с катушек» он понял только после того, как тот убил водителя скутера. «Он испугался и дал по газам, а Георгадзе принялся стрелять вслед машине», — сказала защитница.

Она отметила, что отсутствие в деле улик против Элизбарашвили лишь подтверждает назначенная следствием психолого-лингвистическая экспертиза. Ее, по словам адвоката, собираются проводить без обвиняемого. Специалистам предстоит оценить, говорил ли он правду по видеозаписи проверки его показаний на месте преступления.

«Скоро шамана с бубном будут звать, чтобы доказать, виновен он или нет», — с иронией заметила адвокат.

Ожидается, что в конце апреля расследование дела будет завершено. После ознакомления с материалами дела его направят в Мособлсуд. Подсудимый планирует доверить свою судьбу присяжным.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Источник: https://www.bfm.ru/news/343778

Свидетель по делу Вагабова отказался от своих показаний

Свидетель или пособник?

Абубакар Магомедов, один из ключевых свидетелей по делу жителя села Губден Магомедамина Вагабова, на суде отказался от своих показаний, данных следствию. По его словам, он подписал уже готовый протокол.

Как писал “Кавказский узел”, житель селения Губден Магомедамин Вагабов, отец которого приходится троюродным братом убитому в 2010 году лидеру губденских боевиков Магомедали Вагабову, был задержан 12 января 2018 года по подозрению в хранении гранаты и патронов.

По версии его отца и представителя защиты, перед задержанием Магомедамина похитили, а свою вину он признал после пыток. Причиной преследования Магомедамина его отец Хабиб Вагабов назвал свой конфликт с силовиком.

На заседании 16 сентября Вагабов заявил, что в протоколе его первого допроса есть выдуманные данные, а также указал, что не узнает свои подписи на протоколах допросов и опознания в ходе предварительного следствия.

Магомедамин Вагабов обвиняется в незаконном обороте боеприпасов, совершенном организованной группой (ч.3 ст.222 УК РФ), участии в незаконном вооруженном формировании (ч.2 ст.208 УК РФ) и финансировании терроризма (ч.1 ст.205.1 УК РФ). Дело рассматривается в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону.

17 сентября посредством видео-конференц-связи из Махачкалинского гарнизонного военного суда был допрошен один из ключевых свидетелей обвинения по делу Магомедамина Вагабова Абубакар Магомедов, передает присутствовавший на заседании суда корреспондент “Кавказского узла”.

Магомедов – высокий молодой человек в черной майке и черных джинсах – родился в 1996 году в селении Губден Карабудахкентского района Дагестана, официально нигде не работает. 28 сентября 2015 года Магомедов был осужден по ч.2 ст.

208 УК РФ (предусматривающей от 8 до 15 лет лишения свободы), как пособник “губденской бандгруппы” боевиков, но по обстоятельствам, не имеющим отношения к Вагабову.

Магомедов пошел на досудебное соглашение со следствием, получил наказание ниже нижнего предела и уже вышел на свободу.

16 сентября гособвинитель Валерий Гамаев огласил протокол допроса Вагабова в качестве подозреваемого от 13 января 2018 года, согласно которому в 2014 году Абубакар Магомедов в местности Ванаши вместе с подсудимым прятал сумки, принадлежащие участникам “губденской бандгруппы”, с находившимися в них спальниками и вещами.

Отвечая на вопросы прокурора и защитников, Магомедов рассказал, что, когда он отбывал срок в оренбургской колонии, его перевели в махачкалинское СИЗО-1 в качестве свидетеля по делу Магомедамина Вагабова.

В камеру к Магомедову приходил следователь и показывал бумаги с подписью Вагабова, в которых говорилось об их совместной поездке в Ванаши для камуфлирования сумок боевиков и других событиях. В частности, следователь показывал Магомедову допрос Вагабова в качестве подозреваемого от 13 января 2018 года и видео этого допроса на ноутбуке.

“Я их прочитал (документы за подписью Вагабова) и сказал следователю, что не помню эти события”, – рассказал Магомедов. Тем не менее Магомедов подписал протокол своего допроса в качестве свидетеля от 17 июля 2018 года. При этом, по его словам, самого допроса не было, а подписал он уже готовый документ.

“Мне принесли бумаги, что мы накрывали сумки пакетами в Ванашах, что Вагабов это признал. Я подтвердил показания, которые Вагабов дал на меня”, – сказал свидетель.

В махачкалинском СИЗО Магомедова содержали в условиях спецблока около полутора месяцев. Спецблок, по словам Магомедова, представлял собой пустую восьмиместную камеру, в которой были запрещены свидания. Он также отметил, что с 8 утра до 22 вечера ему запрещалось спать или лежать, а только ходить или сидеть на лавочке.

На все главные вопросы сторон и суда Абубакар Магомедов ответил одинаково: “Не помню”.

В частности, Магомедов не помнил, выезжал ли он вместе с Вагабовым, чтобы прятать сумки боевиков в Ванаши; не помнил, рассказывал ли ему подсудимый о том, что перевозил членов НВФ Удзиева и Алигаджи на своем автомобиле; не помнил, передавал ли Вагабов куртку Хамутаеву и не помнил, предлагал ли его родной брат, участник “губденской бандгруппы” Омар Магомедов, вступить в нее Вагабову.

“Губденская” группировка боевиков действовала в 2010 году в Карабудахкентском районе Дагестана и считалась самой активной частью вооруженного подполья в республике. Ее лидер Магомедали Вагабов (амир Сейфуллах Абу Абдуллах) был убит в Губдене при спецоперации в августе 2010 года.

По версии следствия, Вагабов был организатором терактов в московском метро в марте 2010 года, когда смертницы, одной из которых была его жена Марьям Шарипова, привели в действие взрывные устройства на двух станциях.

Магомеднасыр Вагабов, брат Хабиба Вагабова и дядя Магомедамина Вагабова, был убит в ходе перестрелки с силовиками вблизи селения Кадыркент Сергокалинского района в августе 2007 года.

На примере семьи Вагабовых хорошо видно, как репрессивная машина государства в личных интересах исполнителей ломает жизни десятков тысяч людей, указывал в 2018 году руководитель Центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM Денис Соколов в своем материале для “Кавказского узла”.

В ходе заседания Магомедов отказался от своих свидетельских показаний в протоколе от 17 июля 2018 года.

“Я не подтверждаю [сведения, изложенные в протоколе]… Я такого не говорил, что Магомедамин с Омаром встречались”, – заявил он и добавил, что говорит правду сейчас, в суде, а не на следствии.

“Я считаю, что дело разваливается. Допросы свидетелей в суде не подтвердили вину Вагабова, они все отказываются от своих показаний”, – заявила после заседания корреспонденту “Кавказского узла” адвокат Вагабова Людмила Негуляева. Она отметила, что свидетель подтвердил, что подписал уже готовый протокол. 

13 сентября Вагабов сообщил в суде, что оговорил себя, так как к нему было применено насилие.

“Судья выяснял сегодня (17 сентября) личности тех, кто применял насилие, чтобы вынести представление”, – прокомментировала озвученную Вагабовым информацию адвокат.

Валерий Люгаев; источник: корреспондент “Кавказского узла”

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/340310/

101Адвокат
Добавить комментарий