Возможен перевод свидетеля в потерпевшие?

Об особенностях допроса свидетелей

Возможен перевод свидетеля в потерпевшие?

Продолжая разговор о судебном следствии важно упомянуть, что с 2011 года возможен допрос свидетелей посредством видеоконференц-связи (ВКС).

Суд, рассматривающий уголовное дело, выносит решение о такой форме допроса и поручает суду по месту нахождения свидетеля организовать его.

Поскольку ВКС оснащены уже все суды, даже в самых отдаленных уголках нашей родины, то такое общение не вызывает затруднений.

Допустим, суд проходит в Смоленске. А свидетеля занесло аж в Оренбург. Смоленский суд, чтобы не ждать его личного появления в зале заседаний, дает поручение суду оренбургскому. Тот вызывает в положенный час свидетеля к себе и налаживает связь со Смоленском.

Судья в Оренбурге удостоверяет личность явившегося, берет с него подписку об ответственности за отказ от показаний и за ложные показания, которую потом почтой отправят в Смоленск, удаляется, и суд начинает допрос.

Если у свидетеля есть документы, значимые для дела, они тоже будут почтой доставлены в суд в Смоленске и приобщены к делу.

Система ВКС используется для допроса не только свидетелей. Этим оборудованием оснащены все СИЗО страны и большинство колоний.

Арестанты из числа подозреваемых, обвиняемых, подсудимых или осужденных систематически участвуют в судебных заседаниях с помощью ВКС.

Да, физическое наличие подсудимого в зале суда первой инстанции, когда процесс ведется над ним, – обязательно. Но апелляционные инстанции рассматривают дела только по видеоконференц-связи.

Зэки по-разному реагируют на это. Одни довольны тем, что не надо рано утром выходить из камеры, ожидать конвоя, трястись в “стакане” автозака, опять ждать в конвойном помещении суда, питаться невесть как и чем и так же долго возвращаться назад. А тут – сходил, как они говорят, “на телевизор”, потратил час – и занимайся дальше своими делами. Один из них любил повторять:

– Я бы даже и туда не ходил. Зачем время тратить? Лежал бы на шконке да читал книжки, так сказать, духовно развивался, а мне б только решение суда принесли. Все равно ничего не изменится!

Те, кто уже осужден и находится в исправительной колонии, тоже систематически общаются с судом по месту отбывания наказания.

Например, когда меняется уголовное законодательство и положение заключенных улучшается, суды вносят коррективы в свои приговоры. Статья 10 УК (“Обратная сила уголовного закона”) дает им это право.

Или суд рассматривает ходатайства об УДО или переводе в колонию не столь строгого режима. Налаживание ВКС избавляет пенитенциарную систему от многих хлопот.

Другие зэки, наоборот, крайне недовольны. Они хотят лично присутствовать в зале суда, чтобы максимально полно донести до “самого гуманного в мире” свою позицию и главное – посмотреть в глаза вершащему правосудие. И показать свои, “полные невиновности”. Я видел с десяток пар судейских глаз. И могу сказать, что гляди в них хоть сутками, ничего там не найдешь.

А в твои судьи и смотреть не будут. И не потому, что им стыдно. Просто им нет разницы, кто стоит перед ними и что он хочет им сказать. С экрана ли он “вещает” или присутствует лично. Так что “сходить на телевизор” куда спокойнее, это требует меньше человеко-часов. А все, что арестант хочет донести до суда, можно сделать и с помощью ВКС. Слышимость там хорошая.

Но вернемся к судебному следствию. Если свидетель или потерпевший принесли в суд документы, относящиеся к их показаниям, то разрешается их зачитать. Позволяет им УПК пользоваться и письменными заметками. И вот это – странно. Ведь свидетель – очевидец события и ценен именно тем, что помнит, а не тем, что нацарапал перед допросом в суде неизвестно под чью диктовку.

В английском языке есть слово “witness” – свидетель. А есть “eyewitness”, означающее то же самое, но подчеркивающее, что очевидец лицезрел события. И рассказывать в суде он должен то, что видел, пусть это уже и поистерлось из его памяти. Но наш УПК разрешает ему пользоваться шпаргалкой. Таков закон. И с ним не спорят.

КОГДА СКАЗАННОЕ В СУДЕ РАСХОДИТСЯ СО СКАЗАННЫМ НА СЛЕДСТВИИ

Большинство явившихся в суд свидетелей обвинения ранее уже были допрошены следователем. В материалах дела находятся соответствующие протоколы. При подготовке к допросу в суде сторона защиты, разумеется, опирается именно на эти показания, поскольку на их основе составлялось обвинительное заключение.

Но нередко свидетель говорит в суде не то, о чем рассказывал на предварительном следствии. Может, в силу элементарной забывчивости, поскольку между двумя допросами порою проходит год и больше. Может, в силу других, менее субъективных причин.

То, что необходимо стороне обвинения, зафиксировано в протоколах первого допроса, который состоялся в кабинете следователя.

Приведем пример, когда в суде человек путается в показаниях, говорит противоположное указанному в обвинительном заключении.

Ободрившаяся было сторона защиты радостно потирает руки: “Ну, сейчас мы его и все это шитое белыми нитками дело выведем на чистую воду!” Но прокурор, не смутившись, произносит стандартную в таких случаях фразу:

– Ваша честь, в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, поскольку в показаниях свидетеля имеются существенные противоречия с приведенными ранее данными, ходатайствую об оглашении того, что сказано им в ходе предварительного следствия.

Судья, разумеется, удовлетворяет это ходатайство и зачитывает ранее данные показания. После чего свидетелю задается вопрос, подтверждает ли он эти показания.

И с огромной долей вероятности свидетель подтвердит. “А как же быть с тем, что он только что говорил и что свидетельствует о непричастности подсудимого?” – может спросить сторона защиты. Суд ответит, что примет решение по этому вопросу в совещательной комнате.

Мне почему-то кажется, что решение будет в пользу первых показаний, так как они “полные, последовательные, непротиворечивые и соотносятся с другими показаниями, подтверждающими вину подсудимого”. К тому же их не обязательно давать в присутствии защитника, который свидетелю, конечно, не полагается.

И многие из них подписывают протоколы допросов, не читая, а потом подтверждают показания. Невероятно, но факт.

Если, готовясь к допросу в суде, сторона защиты нашла в показаниях свидетеля противоречия, они будут устранены тут же. Один из свидетелей обвинения допрашивался следователем несколько раз. И каждый раз называл разную дату передачи коммерческого подкупа подсудимому (ст. 204 УК).

Когда сторона защиты попросила назвать точную дату, он долго раздумывал и назвал окончательную версию. Но на это число нашлось железное алиби, встречи в тот день состояться не могло.

Подчищая слабое место, гособвинитель приволок в суд свидетеля еще раз, и тот заявил, что ошибся, передача произошла в другой день.

И в приговоре было указано, что свидетель уточнил свои показания. Передача коммерческого подкупа “состоялась” в тот день, который не выходил за рамки обвинительного заключения и устраивал прокурора.

То есть ничьи права не были нарушены, в том числе и подсудимого. В ходе процесса произошло изменение обвинительного заключения, и это было принято судом.

Оказалось, что подсудимому нужно было защищать свое алиби не на одну дату, что он с успехом и сделал, а на все сразу.

КОГДА МОЖНО ЗАЧИТАТЬ ПОКАЗАНИЯ

Уголовно-процессуальное законодательство позволяет обращаться к ранее данным показаниям и в других ситуациях. Например, некоторые свидетели упорно игнорируют судебные повестки и не хотят показываться на заседании.

Конечно, судья может принять решение о приводе, но это – исключительная мера. В таком случае возможно оглашение ранее данных показаний, но только с согласия обеих сторон.

Если подсудимый не признает вину, то согласие получить непросто, и суду придется по многу раз вызывать недисциплинированного свидетеля.

Но есть перечень случаев, когда консенсуса сторон не требуется. Нужно лишь ходатайство одной из них или инициатива суда.

К этим случаям относится смерть потерпевшего или свидетеля; тяжелая болезнь, препятствующая явке в суд; стихийное бедствие или иное чрезвычайное обстоятельство; а также если в результате принятых мер установить местонахождение потерпевшего или свидетеля не представляется возможным.

Но когда это в наш век тотальной слежки не получается найти человека? Под эту причину можно подвести почти все, в том числе нежелание свидетеля являться в суд.

В качестве иллюстрации расскажу об уголовнике со стажем, обвинявшемся аж в трех преступлениях по статье “Похищение человека из корыстных побуждений” (от 5 до 12 лет лишения свободы). Самое любопытное, что все трое “терпил” по его делу уходили в мир иной сразу после изобличающих показаний.

– Ну вот те, здрасьте. И этот помер! – торжественно сообщал уголовник сокамерникам по СИЗО новость об очередном усопшем, принесенную ему адвокатом.

Соседи стали смотреть на него косо, старались поменьше с ним разговаривать и ни в коем случае не конфликтовать. В нем подозревали какую-то колдовскую силу, которая отправляет на тот свет его врагов, и повторить их участь желающих не было.

– Да… Не повезло им, – задумчиво промолвил один арестант.

Чувствуя на себе неловкие взгляды, уголовник сказал, что это не им, а ему не повезло.

– Кого я буду допрашивать? Кому буду задавать вопросы? Теперь то, что они наплели следователю, огласят в суде. С такими показаниями я “пригреюсь” лет на 15 строго режима. А для меня это билет в один конец… Увидеть бы их лично, так я б показал им “киднеппинг”! Но они на их же счастье перекинулись.

Действительно, смерть потерпевшего с “плохими” показаниями – ужасная новость. Даже примириться в суде будет не с кем.

Следует добавить, что если потерпевший или свидетель откажутся давать показания, это не будет препятствовать оглашению этих показаний. К тому же ответственность за отказ невелика, и еще нужно доказать, что он был сделан со злым умыслом.

*   *   *

В следующем номере мы поговорим о судебной экспертизе и закончим с важнейшим этапом процесса – судебным следствием.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Ob_osobennostyah_doprosa_svideteley.html

Самая полная инструкция по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности

Возможен перевод свидетеля в потерпевшие?
Юридическая энциклопедия “МИП” » Инструкции » по судебным и следственным ошибкам

Статья написана бывшим сотрудником аппарата прокуратуры РФ, младшим советником юстиции Сафроновым С.В.

Как бывший сотрудник уголовно-судебного отдела государственных обвинителей аппарата прокуратуры города Москвы, поддержавшего обвинение более чем по 1500 уголовным делам различных категорий, изучившего более 2000 уголовных дел перед направлением в суд на предмет следственных ошибок, предлагаю вам ознакомиться с сутью моей бывшей работы, уголовного процесса в целом, а также остановиться на ряде типичных ошибок, допускаемых следователями (дознавателями) в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.

После этого поговорим про вынесение судами незаконных и необоснованных приговоров, рассмотрим примеры.

Попробую изложить все простым языком, несильно углубляясь в тонкости юридической терминологии, чтобы было намного понятнее, что я хочу сказать.

Итак, всем известно, что УПК РФ устанавливает на всей территории РФ состязательный порядок уголовного судопроизводства. Что это значит? В процессе участвует две стороны – сторона обвинения, которая выступает против обвиняемого, и сторона защиты (в гражданском процессе, для сравнения, участвуют истец и ответчик).

Сторону обвинения представляет прокурор (помощник прокурора, заместитель прокурора), потерпевший, а сторону защиты – подсудимый и его адвокат. Адвокат, выступая как представитель подсудимого и его доверитель, подтверждает свои полномочия ордером и адвокатским удостоверением.

Каждая сторона во время судебного разбирательства представляет суду свои доказательства, заявляет отводы (самоотводы) участникам судебного процесса, протесты.

Обеспечение явки свидетелей (неявка свидетеля не рассматривается как отказ от дачи показаний) осуществляется государственным обвинителем, который, как правило, оформляет поручение следователям и сотрудникам оперативных подразделений.

 По окончании судебного процесса судья делает вывод о виновности или невиновности подсудимого, а также о правильности квалификации его деяний органами следствия и о наказании за совершенное преступление. Принятое судом решение может быть обжаловано в суде высшей инстанции.

Как показывает моя практика, если дело доведено до суда, подсудимый будет осужден в 90% случаев.

И лишь 10% остается на то, что в суде могут всплыть так называемые «подводные камни» (изменятся обстоятельства, истекут сроки давности, убеждения в виновности подозреваемого могут поменяться в силу собранных адвокатом доказательств, приглашение нового свидетеля и т.п.), и дело будет прекращено либо подсудимый будет оправдан.

Таким образом, напрашивается вывод – чтобы обвиняемый мог по максимуму обезопасить себя от возможного наказания и последующей судимости, добиться смягчения наказания, необходимо приложить максимум усилий в ходе предварительного расследование уголовного дела, то есть до суда.

Нужно заключить типовой договор (соглашение) с адвокатом на оказание юридической помощи, который включает в себя следующие примерные разделы, регулирующие отношения адвоката и клиента: предмет и порядок выполнения соглашения, срок действия соглашения, порядок его расторжения.

В содержании договора указываются дополнительные условия. оговоренные при заключении соглашения, адреса и реквизиты сторон. Услуги адвоката оплачиваются непосредственно при заключении соглашения.

Если адвокат участвует в уголовном процессе по назначению суда (а не по договору), то процессуальные издержки ему возмещаются.

И работа защитника должна начинаться не с момента возбуждения дела в отношении подзащитного, а уже в ходе проведения предварительной процессуальной проверки в порядке ст.ст. 144 – 145 УПК РФ.

Данная проверка заключается в собирании органом предварительного расследования различных данных (документов, вещей, опросов лиц, розыска свидетелей, потерпевших, пострадавших и т.д.

), на основании которых будет сделан вывод о необходимости возбуждения уголовного дела либо об отказе в возбуждении и непричастности подзащитного к инкриминируемому деянию.

Поэтому, в ходе данной проверки подозреваемому нужно давать пояснения только в присутствии защитника. Так вы сможете избежать давления со стороны органов следствия, которое имеет место при расследовании многих уголовных дел.

В некоторых случаях, когда доказательства практически отсутствуют, есть смысл воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и вообще отказаться давать какие-либо пояснения.

По крайней мере, до консультации с вашим защитником не стоит давать пояснения по поводу даже явных недоразумений, исключающих ваше участие в конфликте, в результате которого возбуждено уголовное дело. 

Как показывает моя практика, порядка 30 процентов уголовных дел возбуждается именно на первичных показаниях потенциального подозреваемого. Особенно если человек ранее не попадал в подобную ситуацию и теперь ему нанесли визит сотрудники полиции, он обязательно растеряется.

Испытав психологическое давление (угрозы, оскорбления, клевета, шантаж, предложение сотрудничать со следствием, обещания не привлекать к ответственности и т.д.), человек принимает решение сознаться в преступлении, даже которого не совершал, но к которому привлекается как подозреваемый.

В будущем отказаться от показаний, изменить их очень сложно, а доказать факт применения незаконных методов расследования со стороны сотрудников полиции практически невозможно.

Именно поэтому, при возникновении такой непредвиденной ситуации как проведение в отношении вас процессуальной проверки незамедлительно обращайтесь за помощью к адвокату.

Это должен быть не начинающий адвокат, который недавно как студент защитил диплом и прошел преддипломную практику, услуги которого стоят недорого, а опытный адвокат, довольно известный, который может быть и не защищал знаменитостей и общественных деятелей, не имеет в своей практике так называемых “громких” дел, но который имеет обширную юридическую практику. Услуги опытного адвоката платные и гонорар немаленький, но нанимать стоит все же опытного правоведа, потому что качество оказываемых им услуг (защита обвиняемого в суде) намного выше. Узнать, сколько стоят услуги адвоката Вы можете посмотрев прейскурант с указанием цен (прайс-лист) на сайте адвокатского бюро. Стоит отметить, что нанятый Вами адвокат должен иметь узкую специализацию: это должен быть именно адвокат по уголовным делам, а не автоюрист/автоадвокат, адвокат по ДТП, семейный адвокат или адвокат по экономическим преступлениям. В данной ситуации — это крайне важно. Специфика ведения уголовных дел в судах общей юрисдикции и дел, касающихся  хозяйственной деятельности предприятий, в арбитраже различна.

https://www.youtube.com/watch?v=QX9p9rAENcQ

Допуск адвоката в уголовное судопроизводство возможен с момента задержания подозреваемого, заключения под стажу или предъявления обвинения. Все необходимые процессуальные действия до возбуждения уголовного дела должны пройти под контролем вашего адвоката, который осуществляет сопровождение клиента и добивается прохождения данного этапа без нарушений закона.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда уголовное дело уже возбуждено.

Начинается предварительное расследование с вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела (далее – ВУД). Сразу оговоримся, что в случае несогласия с вынесенным постановлением последнее может быть обжаловано лицу, осуществляющему руководство следственного органа, прокурору либо в суд. Именно постановлением о ВУД открывается первая страничка уголовного дела.

Теперь рассмотрим типичные ошибки из моей практики, которые я и мои коллеги выявляли в этом процессуальном документе и которые могут повлиять на дальнейшую судьбу уголовного дела.

Так, часто следователь забывает ставить в документе дату и время его вынесения (либо ставится неверно), неправильно определяет квалификацию деяния, выносит постановление от имени другого лица, что являются грубейшими нарушениями.

  • 1) Неверное указание времени вынесения постановления повлекло его отмену прокурором.

Источник: https://advokat-malov.ru/voprosyi-i-otvetyi/instrukcii/po-sudebnym-i-sledstvennym-oshibkam.html

Допрос потерпевшего: план, тактика. Допрос свидетелей

Возможен перевод свидетеля в потерпевшие?

Общий порядок проведения допросов регламентирован законодательно в Уголовно-Процессуальном Кодексе (УПК) РФ, ст. 189.

Допрос потерпевшего

На первоначальном этапе расследования допросу потерпевшего необходимо отводить особое значение, поскольку ему присущи высокие информационные возможности и достаточно простая схема проведения.

Данная процедура обычно выполняется сразу по окончании осмотра места происшествия. Если с момента совершения преступления прошло время, допрос потерпевшего производится до осмотра места происшествия.

Допрос может отложиться, если к нему не располагает состояние здоровья потерпевшего.

Рассмотрим вопрос на примере дел о грабежах и разбоях.

В данном случае на тактику допроса потерпевшего влияют многие факторы: сама следственная ситуация, наличие/отсутствие у потерпевшего сведений о преступнике; присутствие в манере поведения потерпевшего признаков виктимности; вид телесных повреждений потерпевшего, а также состояние его психики; наличие у следователя дополнительной информации из других источников и пр.

Допрос потерпевшего возможно проводить одновременно с осмотром места преступления в случае, когда осуществляется выезд следственно-оперативной бригады.

Информация, полученная в результате допроса, должна сразу же быть направлена следователю и представителям полиции. Случается, что, казалось бы, незначительная задержка в движении сведений имеет большое негативное влияние на конечный результат расследования.

Также возможна ситуация, когда на потерпевшего будет оказано давление подозреваемым или иными заинтересованными лицами.

План допроса потерпевшего должен иметь целью получение следующих сведений:

  • личные сведения о самом потерпевшем, состав его семьи, место работы/учебы, взаимоотношения с коллегами/соседями и т.п.;
  • каковы обстоятельства произошедшей ситуации (место и время происшествия, действия правонарушителя и пр.);
  • каковы индивидуальные признаки/приметы украденного имущества. В случае, когда хищение произведено из помещения, важно определить расположение похищенных вещей на месте происшествия до совершения кражи;
  • точное или примерное описание лица/лиц, совершивших преступление: характерные черты внешности, особенности речи, вид одежды, информация о применении ими оружия или иных орудий преступления;
  • информация о том, знакомы ли потерпевшему лицо/лица, совершившие правонарушение: если да, то каковы обстоятельства встречи/знакомства и каким объемом информации об этих лицах обладает потерпевший (например, место работы, учебы и проживания).

Указанный перечень может быть дополнен в связи с особенностями конкретного происшествия. Тактические особенности допроса потерпевшего могут варьировать в зависимости от ситуации.

Пример 1

Например, когда потерпевшему знаком правонарушитель, уместно применить прием детализации показаний. Если преступник не знаком потерпевшему, необходимо собрать максимально полную информацию о признаках внешности преступника.

В отдельных случаях, к примеру, при повторном или дополнительном допросе, эффективным является произвести допрос на месте происшествия – это позволяет дополнить уже существующие показания, «оживляя» в памяти возможно забытые детали обстоятельств.

Зачастую потерпевший после совершения преступления пребывает в состоянии сильного эмоционального возбуждения: в этом случае следует постараться создать комфортную обстановку для допрашиваемого, чтобы успокоить его и расположить к себе.

Допрос свидетелей

В делах о грабежах и разбоях круг свидетелей достаточно широк. В целом, все свидетели подразделяются на:

  • свидетелей, чьи показания правдивы и соответствуют действительности. Как правило, это лица, не имеющие личного интереса в расследуемом деле: полицейские, участвующие в задержании, сотрудники медицинских организаций и т.д.;
  • свидетелей, чьи показания являются заведомо ложными (так называемые лжесвидетели). Представители данной группы имеют личную заинтересованность в уголовном процессе, готовы препятствовать поиску истины: родственники/друзья обвиняемого, близкие потерпевшего, имеющие психологический портрет с признаками виктимности и пр.

Очевидно, что допрос первой группы свидетелей не имеет никаких особенных трудностей и сравним с тактикой допроса потерпевшего с ответственным отношением к делу. Приемам ведения допроса свидетелей второй группы присуща определенная специфика.

В первую очередь, следователю необходимо прояснить, что побудило свидетеля дать ложные показания (страх подвергнуться насильственным действиям со стороны преступников, нежелание сообщать о неблаговидных поступках или недостатках близкого человека, общее нежелание проходить по делу в качестве свидетеля и пр.) Для прояснения данного вопроса эффективным является акцентуация на положительных качествах свидетеля, указание на противоречия между показаниями свидетеля и иных участников дела, разъяснение юридических последствий за дачу заведомо ложных показаний, использование фактора внезапности и т.д.

Допрос несовершеннолетних

Несовершеннолетние лица также могут выступать в качестве свидетелей по делу и, к сожалению, находиться в роли потерпевшего. Допрос лиц, не достигших 18 лет, в качестве свидетелей или потерпевших регламентируется статьями 191, 280 УПК РФ.

Очевидно, что в силу специфической психики несовершеннолетних (склонность к фантазиям, легкая внушаемость, нестабильный эмоциональный фон, восприятие обстоятельств фрагментарно, стремление к демонстрации, страх негативной оценки от близких и пр.), а также ограниченной дееспособности допрос несовершеннолетних имеет свои особенности.

Например, если несовершеннолетнему свидетелю менее 14 лет, или он имеет некоторые психические или физические недостатки, его допрос проводится только в присутствии педагога.

Перед тем, как допросить несовершеннолетнего, свидетелю необходимо подготовиться: оценить уровень развития ребенка/ подростка, выявить особенности его ближайшего окружения, выяснить степень влияния на него взрослых, черты характера и пр.

Достаточную эффективность в отношении допроса несовершеннолетних имеет повторный допрос: он дает возможность распознать признаки лжи или стороннего внушения.

Например, если показания ребенка на повторном допросе абсолютно идентичны показаниям первого допроса (те же слова и фразы, обороты речи, особенно не соответствующие возрастному уровню), следователь закономерно может расценить такие показания как результат внушения взрослого.

С другой стороны, фрагментарность и детальность восприятия, присущая детям, в некоторых случаях дает возможность получить информацию об очень «говорящих» подробностях, могущих стать большим подспорьем в расследовании дела. Это могут быть детали одежды, лица, тела – тонкости, которые взрослый человек в силу особенности восприятия попросту не заметит.

https://www.youtube.com/watch?v=e8pRuuM7AzY

Замечание 1

Если представитель следственного комитета при применении тактики допроса участников дела не учтет специфику каждого отдельного случая, он может потерпеть неудачу в сборе достоверной информации, необходимой для поиска истины в расследуемом деле.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://zaochnik.com/spravochnik/pravo/kriminalistika/dopros-poterpevshego-dopros-svidetelej/

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Возможен перевод свидетеля в потерпевшие?

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

О порядке вызова на допрос

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника милиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права.

Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого).

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст.

5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения. Вот они.

  • Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим? Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.
  • Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации. Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

далее>>

Кузнецов Евгений АлексеевичАдвокат адвокатской палаты г. Москвы

Источник: https://advocat-kuznetsov.ru/comments/comment3.htm

Возможно ли принудительное изъятие образцов для сравнительного исследования

Возможен перевод свидетеля в потерпевшие?

Согласно ч. 1 ст. 202 УПК РФ следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, а также в соответствии с ч. 1 ст.

144 того же Кодекса у иных физических лиц и представителей юридических лиц в случаях, если возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах.

При этом в данной статье не конкретизируется, каким именно образом следователь вправе получать такие образцы — принудительно или только с согласия того, у кого они изымаются.

Данная норма нередко, в том числе и в судебной практике, толкуется так, что предполагает возможность принудительного (силового) изъятия образцов, как у обвиняемого и подозреваемого (по аналогии закона), так и у потерпевшего и свидетеля1.

Действительно, по правилам п. 4 ч. 5 ст. 42 УПК РФ2 потерпевший не вправе уклоняться от прохождения освидетельствования, от производства в отношении него судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования.

 Статья 308 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, производства в отношении него судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования.

https://www.youtube.com/watch?v=ksY-3MrgG3Q

Сравнение этих норм позволяет заключить, что УПК и УК РФ исходят из возможности применения принуждения (в том числе в случае необходимости изъятия образцов) лишь к потерпевшему.

Однако в отношении свидетеля, обвиняемого и подозреваемого закон не предусматривает применение принуждения, а тем более возможности принудительного (силового) изъятия образцов. Более того, ч. 2 ст.

9 УПК РФ прямо устанавливает, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию3, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Кстати, именно элементом насилия над личностью принудительное (силовое) изъятие образцов (если, конечно, допустить, что оно вообще возможно), когда это связано с нарушением телесной неприкосновенности (например, при заборе крови и т. п.

), и может отличаться от других принудительных силовых действий: обыска, выемки, а также освидетельствования4, при которых воздействие направлено непосредственно не против лица, а против предметов. Согласно ч. 1 ст. 22 Конституции РФ каждый человек имеет право на личную неприкосновенность, которая предполагает в первую очередь неприкосновенность самого тела человека. Не означает ли это, что силовое изъятие образцов для судебной экспертизы вообще недопустимо без согласия испытуемого лица?

Представляется, что в любом случае правомочие органов предварительного расследования и суда на принудительное изъятие образцов следует толковать ограничительно.

В уголовно-процессуальном праве применять принуждение по аналогии в принципе недопустимо в силу используемого в нем метода правового регулирования, ибо в этой области может быть «разрешено только то, что разрешено».

Поэтому если в отношении обвиняемого или подозреваемого, свидетеля, представителей юридических и иных физических лиц законодатель не разрешил изъятие образцов под угрозой применения мер принуждения (хотя имел для этого полную возможность), а сделал это лишь в отношении потерпевшего, значит, такова его воля.

В части 2 ст. 202 УПК РФ предусмотрено, что при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство. Это отвечает требованиям ч. 1 ст. 21 Конституции РФ, согласно которой «достоинство личности охраняется государством.

Ничто не может быть основанием для его умаления». Слово «ничто» здесь буквально означает — никакая внешняя целесообразность (в том числе нужды чрезвычайного или военного положения, борьбы с преступностью, судопроизводства и т. п.) не дает государству права делать изъятия из принципа уважения человеческого достоинства.

Таким образом, на принцип защиты достоинства личности не распространяется возможность ограничения конституционных прав и свобод даже в случаях, названных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Следовательно, если способ принудительного изъятия образцов так или иначе умаляет достоинство (то есть положительную самооценку) личности, он неправомерен.

При получении некоторых образцов лицо может также претерпевать физическую боль, а в отдельных случаях даже подвергаться опасности для здоровья. Однако по смыслу ст. 35 Федерального закона от 31.05.

2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»5 при производстве судебной экспертизы запрещается применять методы исследований и получения образцов, если они сопряжены с сильными болевыми ощущениями или способны отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством РФ.

Более того, согласно ч. 2 ст. 21 Конституции РФ «никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам».

Опыт же, по нормам русского языка, определяется как воспроизведение того или иного явления экспериментальным путем либо создание какого-то нового объекта в определенных условиях с целью исследования, испытания6.

Но что есть получение образца для проведения экспертизы, если не создание нового объекта для исследования и испытания (сравнения)? В этом смысле экспертиза с использованием образцов для сравнительного исследования есть не что иное, как медицинский, научный или иной опыт.

https://www.youtube.com/watch?v=_qBkTIBEAJU

Правоприменитель обязан соблюдать и требования, изложенные в постановлениях и определениях Конституционного Суда РФ. В определении от 16.12.2004 № 448-О7 сказано следующее. Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как и закрепленное ст.

49 (части 1 и 2) Конституции РФ право не доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, являются в силу ее ст. 18 непосредственно действующими. Эти права должны обеспечиваться правоприменителем на основе закрепленного в ч. 1 ст.

15 Конституции РФ требования о прямом действии конституционных норм.

Поэтому соответствующие должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, обязаны разъяснить лицу, подозреваемому или обвиняемому в преступлении, его право отказаться от дачи показаний и от предоставления иных доказательств по поводу совершенного деяния, не оказывая на него давления или принуждения в целях получения доказательств, подтверждающих обвинение. Такая позиция изложена Конституционным Судом РФ в постановлении от 25.04.2001 по делу о проверке конституционности ст. 265 УК РФ.

Вместе с тем закрепление в Конституции РФ права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ее ч. 3 ст. 55.

Таким образом, Конституционный Суд РФ:

а) недвусмысленно выводит из права обвиняемого не свидетельствовать против самого себя право не предоставлять и иные доказательства своей виновности8;

б) допускает проведение процессуальных действий независимо от согласия подозреваемого и обвиняемого с их участием;

в) требует последующего судебного контроля за этими действиями.

При этом следует отметить существенное различие между правом обвиняемого (подозреваемого) не предоставлять доказательства против самого себя и его безусловной обязанностью участвовать в процессуальном действии.

Однако процессуальное действие не сводится лишь к принудительному элементу (до которого дело может и не дойти — вспомним обыск), а включает определенную процедуру, в том числе разъяснение прав и обязанностей, заслушивание заявлений и ходатайств участников, составление протокола.

Поэтому можно (и нужно) принимать участие в таком действии, но в ходе его возможен и отказ от предоставления образца.

В определении от 24.09.

2013 № 1297-О9 Конституционный Суд РФ развил изложенную выше позицию, дополнив ее указанием на необходимость соблюдения требования соразмерности ограничения права на неприкосновенность личности при изъятии образцов: Конституция РФ, гарантируя каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом ч. 2 ст.

45, и право не свидетельствовать против себя ч. 1 ст. 51, не исключает возможность проведения различных процессуальных действий с участием подозреваемого или обвиняемого, а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств. В соответствии с требованиями ч. 3 ст.

55 Конституции РФ УПК РФ предусматривает возможность производства процессуальных действий (в том числе получения образцов для сравнительного исследования) и применения мер принуждения, связанных с ограничением права граждан на личную неприкосновенность, в целях защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6), обеспечивая обоснованность и соразмерность ограничений указанного права, а также требует судебного контроля за производством данных действий, предоставляя заинтересованным лицам право на судебную защиту их прав и свобод (определения КС РФ от 03.07.2007 № 594-О-Пи от 13.10.2009 № 1232-О-О).

В приведенных выше решениях Конституционного Суда РФ также отсутствует утверждение, что само по себе изъятие образцов может производиться силовым образом, а говорится лишь о соразмерном применении мер принуждения.

Причем вряд ли кто-нибудь решится всерьез оспаривать: такое принуждение (впрочем, как и любое другое государственное принуждение) может производиться лишь в законном, то есть установленном УПК РФ порядке, а значит, здесь имеются в виду меры процессуального принуждения.

https://www.youtube.com/watch?v=SWhfY9tyxTc

Но УПК РФ содержит целый раздел IV, который посвящен урегулированию именно мер процессуального принуждения. Так, согласно ст. 111 (гл. 14) в целях обеспечения установленного данным Кодексом порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому следующие меры процессуального принуждения:

— обязательство о явке;

— привод;

— временное отстранение от должности;

— наложение ареста на имущество.

Однако ни одна из перечисленных мер принуждения явно не предназначена для изъятия образцов.

А в части 2 той же статьи сказано: «В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, дознаватель, следователь или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому следующие меры процессуального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) денежное взыскание». Следовательно, лишь к потерпевшему и свидетелю, если они отказываются добровольно предоставить образцы, можно применить меру принуждения в виде денежного взыскания в порядке ст.ст. 117–118 УПК РФ10. Эту меру можно рассматривать и как соразмерное ограничение права на личную неприкосновенность указанных участников процесса. Она понуждает к недобровольному согласию на предоставление образцов чисто правовыми средствами (правовое принуждение), а именно под угрозой наказания.

С учетом указанных выше конституционно-правовых запретов (ст.ст. 21, 22 Конституции РФ), приведенных позиций Конституционного Суда РФ и по прямому смыслу УПК РФ изъятие образцов для сравнительного исследования возможно в следующих альтернативных вариантах:

а) в добровольном порядке;

б) таким образом, чтобы это не затрагивало несоразмерно принцип неприкосновенность личности, а именно:

— путем обеспечения физического присутствия, в том числе посредством доставления или привода обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего;

— при условии разъяснения участникам этого процессуального действия их прав и обязанностей;

— в случае отказа от добровольного предоставления образцов — с последующим применением мер процессуального принуждения в виде денежного взыскания, налагаемого на потерпевшего11 или свидетеля.

Что же касается обвиняемого (подозреваемого), то факт остается фактом: УПК не предоставляет следователю или суду правомочия принудительно изымать у них образцы для сравнительного исследования, — по-видимому, чтобы не нарушать презумпцию невиновности и право хранить молчание (в широком смысле). Но тогда, как можно обеспечить интересы правосудия, если по делу необходимо исследование образцов, получаемых от обвиняемого, а это не представляется возможным.

Как ни странно, на помощь здесь приходит УК РФ. Согласно недавно введенному примечанию 2к ст. 264 (в ред. Федерального закона от 03.07.

2016 № 328-ФЗ12) лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается в том числе лицо, управляющее транспортным средством, которое не выполнило законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством РФ.

То есть необходимость в получении образцов от подозреваемого здесь просто отпадает, ибо состояние опьянения считается доказанным. Его молчание (отказ проходить медицинское освидетельствование) обращается против него же.

Таким образом, на данный момент ничто не мешает суду учесть и отказ обвиняемого (подозреваемого) в добровольном предоставлении образцов для сравнительного исследования в качестве изобличающего доказательства (так называемая улика поведения) в числе других доказательств и фактов при решении вопроса о его виновности в совершении преступления.

Источник: https://pravo163.ru/vozmozhno-li-prinuditelnoe-izyatie-obrazcov-dlya-sravnitelnogo-issledovaniya/

101Адвокат
Добавить комментарий