Возможно ли мне подать в суд на психиатра?

У нас есть украина, закон и права !

Возможно ли мне подать в суд на психиатра?

У всех правозащитных организаций есть кодексы, на основе которых они формулируют свои цели и строят свою деятельность. В Декларации прав человека в области психического здоровья изложены основные принципы и стандарты, опираясь на которые ГКПЧ неустанно расследует и предаёт гласности нарушения прав человека, совершаемые психиатрами.

А. Право на информированное согласие, которое включает в себя:

  1. Научное/медицинское обследование, подтверждающее любые поставленные сомнительные диагнозы психиатрических расстройств и право отклонить любой психиатрический диагноз душевной «болезни», который не может быть подтверждён медицинскими методами.
  2. Полное информирование обо всех достоверно известных опасностях приёма предложенных препаратов или рекомендованного «лечения».
  3. Право получать информацию о любых других медицинских способах лечения, которые не связаны с приёмом психиатрических препаратов или с психиатрическими методами лечения.
  4. Право отказаться от любого лечения, которое пациент считает вредоносным.

Б. Ни один человек не должен подвергаться психиатрическому или психологическому лечению против своей воли.

В. Ни один человек, будь то мужчина, женщина или ребёнок, не могут быть лишены личных свобод из-за так называемого душевного расстройства без справедливого рассмотрения дела в суде в присутствии адвоката.

Г. Ни одного человека нельзя помещать в психиатрическую больницу (клинику) или удерживать его там за религиозные, политические и иные взгляды.

Д. Каждый пациент имеет право:

  1. На уважительное отношение к себе.
  2. На профессиональное обслуживание в больнице, независимо от расовой принадлежности, цвета кожи, пола, языка, религиозных верований, социального происхождения, статуса или финансовой состоятельности.
  3. На тщательный врачебный осмотр у выбранного им самим компетентного врача, чтобы удостовериться, что его умственное состояние не вызвано каким-либо невыявленным и невылеченным физическим заболеванием или повреждением, а также правом на повторный осмотр у другого врача, если он сомневается в медицинском заключении по результатам первого осмотра.
  4. На полную диспансеризацию в больнице или поликлинике с использованием диагностического медицинского оборудования, на котором может быть проведено компетентное клиническое обследование.
  5. Выбирать подходящий ему способ лечения с правом обсуждать этот выбор со своим личным врачом или священником.
  6. Быть полностью и понятно информированным в письменном виде на родном языке обо всех побочных эффектах предлагаемого лечения.
  7. Согласиться на лечение или отказаться от него, особенно если назначаются стерилизация, электрошоковая терапия, инсулиновая шоковая терапия, лоботомия (или любая другая психохирургическая операция на мозге), терапия, направленная на выработку рефлекса отвращения, наркотерапия, терапия глубокого сна, любые медицинские препараты, вызывающие нежелательные побочные эффекты.
  8. Подавать официальные жалобы (без наказания за это) в независимые организации, состоящие из юристов, врачей — не психиатров и обычных граждан. Жалобы могут быть поданы на персонал психиатрической больницы, допустивший жестокое негуманное обращение, унижающее достоинство пациента.
  9. Беседовать с адвокатом без чьего-либо присутствия и обращаться в суд.
  10. Беспрепятственно и в любой момент покинуть психиатрическую лечебницу (клинику) или быть освобождённым из неё, если он не совершал никаких правонарушений.
  11. Распоряжаться своей собственностью и вести дела самостоятельно или, если необходимо, при содействии адвоката. Если же суд признает человека неправоспособным, он обладает правом получить назначенного государством судебного исполнителя, который будет заниматься его имущественными делами до тех пор, пока человек не будет признан правоспособным. Такой судебный исполнитель отчитывается перед ближайшим родственником человека, или перед его адвокатом, или попечителем.
  12. Знакомиться со своей историей болезни, хранить её у себя и подавать иск в суд по факту любой содержащейся в ней ложной информации, порочащей его репутацию.
  13. Подавать заявление о возбуждении уголовного дела с перечислением фактов при полном содействии правоохранительных органов против любого психиатра, психолога или сотрудника больницы по обвинению в плохом обращении, в неправомерном лишении свободы, в оскорбительном обращении, сексуальном домогательстве или изнасиловании, или в другом нарушении законов, в том числе регулирующих охрану психического здоровья. А также право иметь закон, относящийся к области душевного здоровья, который не позволяет избежать ответственности или смягчить наказание за преступное, жестокое и халатное лечение пациентов любыми психиатрами, психологами или персоналом больниц.
  14. Подавать в суд на психиатров, их ассоциации или учебные заведения, больницы или их персонал за незаконное задержание, ложные отчёты или лечение, причиняющее вред.
  15. Работать или отказываться работать во время госпитализации, а также получать справедливую компенсацию за выполненную работу в соответствии с общепринятой оплатой подобного труда.
  16. Получать образование или проходить обучение, чтобы иметь возможность зарабатывать на жизнь после завершения лечения, а также выбирать вид образования или обучения.
  17. Принимать посетителей и священника.
  18. Самому звонить по телефону и отвечать на телефонные звонки и соблюдать тайну личной переписки с кем бы то ни было.
  19. Свободно общаться или отказываться от общения во время нахождения в психиатрической больнице с любыми людьми или группами.
  20. Иметь безопасное окружение, в котором нет людей, помещённых в психиатрическую лечебницу за совершение уголовных преступлений.
  21. Находиться среди людей своей возрастной группы.
  22. Носить личную одежду, иметь личные вещи и безопасное место для их хранения.
  23. Ежедневно выполнять физические упражнения на свежем воздухе.
  24. Иметь полноценное питание (при необходимости — соответствующую диету) и трёхразовый приём пищи.
  25. На хорошие гигиенические условия жизни и на непереполненные помещения, а также правом на достаточный и ничем не нарушаемый досуг и отдых.

информацией в 1 клик

Источник: http://cchr.org.ua/o-nas/deklaratsiya-dushevnogo-zdorovya/

Как можно оспорить диагноз психиатра?

Возможно ли мне подать в суд на психиатра?

Психологические отклонения в врачебной практике обладают не меньшим разнообразием, чем физиологические.

Но они, по своей природе, скрытые и доказательством тут служит, кроме поведения взрослого человека, поставленный психиатром диагноз (о психиатрическом освидетельствовании работников раз в 5 лет читайте по ссылке:).

Заключения о психических заболеваниях запрещают взрослому человеку сдавать на водительские права, получать разрешение на ношение оружия или работать в силовых структурах — они требуют ясного ума и самоконтроля. По этой причине многие граждане пытаются оспорить заключение, поставленное психиатром.

  • 1 Основания
    • 1.1 Порядок действий
    • 1.2 Куда обращаться?
    • 1.3 Документы
    • 1.4 Похожие

Основания

Шизофрения, болезнь Альцгеймера, аутизм — все эти заболевания оказывают сильное влияние на жизнь ребенка или взрослого человека, а оспорить диагноз психиатра сложно.

Чтобы добиться этого, нужны серьезные основания:

  • неверный диагноз;
  • нарушения процедуры госпитализации;
  • ущемление прав пациента.

Эти варианты не гарантируют успеха в оспаривании медицинского заключения. Человек предоставляет комиссии доказательства своего психического здоровья, на основании справок и показаний другого психиатра. Суд может назначить независимую врачебную экспертизу, которая поставит точку в этом вопросе, и определит, была, к примеру, у заявителя шизофрения, или нет.

Читайте по теме: Принудительная госпитализация в психиатрический стационар.

О том, как отказаться от госпитализации, читайте по ссылке:

Порядок действий

Врачи — тоже люди, и им свойственно ошибаться. Но ошибочные заключения психиатров, в буквальном смысле, ломают жизни людей, и исправить это, без серьезных оснований, нелегко. Чтобы оспорить неправильный диагноз психиатра, гражданин должен выполнить определенный порядок действий:

  • Процесс оспаривания рекомендуется начать с амбулаторного обследования в медицинских учреждениях. Можно обратиться к участковому или частному психиатру, тогда вероятность госпитализации ниже. Если гражданин, после осмотра, получит справку из ПНД об отсутствии болезней, вроде шизофрении, нужно сделать с них копии и заверить их у нотариуса.
  • Следующий шаг — снятие с учета комиссии ПНД. Для этого пишется соответствующее заявление. Если удается сняться с медицинского учета таким образом — проблема решена. Если нет — приходит черед для судебного разбирательства для оспаривания вопроса, но уже на основе пройденных обследований. Чтобы проконсультироваться на тему укрепления своих позиций в этом вопросе, советуем обратиться к нашему юристу.

К сожалению, психиатры самостоятельно редко отменяют свои диагнозы. Почему? Если вчерашний больной что-нибудь натворит — врача могут призвать к ответственности. А здоровый взрослый человек или, тем более, ребенок на учете медицинской комиссии не представляет для специалиста «опасности» и шансы оспорить врачебное заключение, без помощи квалифицированного специалиста, равняются нулю.

Законодательство предусматривает законную процедуру снятия с учета в ПНД без судебного разбирательства.

Но это — долгий процесс, который касается болезней, вроде шизофрении, и у человека на всех этапах должны наблюдаться улучшения. Через год наблюдения комиссиия отменяет препараты.

Через три — снимает с динамического наблюдения. Через пять — карточка отправляется в архив и медицинское заключение отменяется.

Куда обращаться?

Теперь о том, как оспорить диагноз психиатра через суд, и в какую инстанцию следует обращаться.

Разумным шагом будет начать с администрации медицинского учреждения, которое поставило диагноз. Пишется жалоба на имя заведующего отделением или главврача, для затруднительных ситуаций.

Это может сразу решить вопрос, если клиника решит замять дело, особенно когда дело касается не взрослого, а ребенка.

Но, в случае отказа в оспаривании, приходит очередь следующего этапа оспаривания — обращения в Министерство Здравоохранения. Территориальные отделения Минздрава принимают на рассмотрения жалобы граждан. Это их обязанность — контроль и надзор за работой медицинских учреждений, включая диагнозы психиатров.

Подача заявления в комиссию осуществляется несколькими способами:

  • лично;
  • по почте;
  • по электронной почте;
  • через официальный сайт Минздрава.

В любом случае жалоба для оспаривания врачебного вердикта рассматривается в течение 30 календарных дней.

Следующая инстанция, куда можно обратиться, чтобы оспорить диагноз психиатра и его методы лечения — это прокуратура. Данный орган осуществляет контроль за соблюдением действующего законодательства и гражданами, и организациями, поэтому обращение туда с документами и заявлением по медицинским вопросам — вполне закономерный ход.

Наконец, можно обратиться в суд, с требованием о возмещении ущерба, который был причинен ошибочным диагнозом психиатра, особенно когда пострадавший — не взрослый, а ребенок.

Исковое заявление по оспариванию диагноза составляется по стандартной форме, требования к которой указаны в статье 131 ГПК РФ.

Разумеется, оно должно быть подкреплено доказательствами, в виде справок от независимых экспертов, показаний свидетелей и т. п.

Документы

Чтобы оспорить врачебный вердикт, гражданин должен предоставить доказательства неверно поставленного диагноза психиатром. Неважно, в какую инстанцию он обращается, в больницу, суд, прокуратуру или Минздрав — без документации для подтверждения своей правоты, успеха добиться не получится.

Необходимые документы, чтобы оспорить диагноз психиатра:

  • заявление, жалоба;
  • удостоверение личности заявителя или опекуна, в случае ребенка;
  • больничный лист с диагнозом;
  • амбулаторная карта;
  • результаты анализов;
  • врачебные назначения.

Чтобы убедиться в том, что для вашего случая собраны все необходимые документы, рекомендуем обратиться за консультацией к нашему юристу. Он пояснит, чем можно дополнить собранный перечень и гарантированно оспорить диагноз психиатра.

Если у Вас есть вопросы, проконсультируйтесь у юриста Задать свой вопрос можно в форму ниже, в окошко онлайн-консультанта справа внизу экрана или позвоните по номерам (круглосуточно и без выходных): (4 3,75 из 5)
Загрузка…

Источник: https://classomsk.com/osporit/kak-mozhno-osporit-diagnoz-psixiatra.html

Беспредел врачей-психиатров. С этим может столкнуться каждый

Возможно ли мне подать в суд на психиатра?

Это настоящее дно, безвыходное днище. С этим ужасом ежедневно сталкиваются тысячи россиян. Эта история реальна и происходила на самом деле.

Эта история о том, с каким врачебным беспределом можно столкнуться, проходя обычную медицинскую комиссию для получения обычного водительского удостоверения.

Если вы хотите почувствовать себя беспомощным ничтожеством – добро пожаловать на прием к врачу-психиатру!

Для получения водительского удостоверения любому гражданину нужно пройти медкомиссию, которая оценит пригодность будущего водителя для управления автомобилем.

Ну как пройти, обычно в частных медицинских конторках роль всех врачей выполняет один или два человека, которые за 500 рублей подписывают справку о полной пригодности обратившегося. В общем, вся эта медкомиссия чистая формальность, которая ничего на самом деле не проверяет.

Расписаться сотрудники частных медицинских центров не могут лишь за психиатра и нарколога(может быть и могут, но никто не решается или кто-то им это просто запрещает).

Справку от психиатра и нарколога могут выдать только в специальном отделении для медкомиссий в городской наркологии или психиатрии. И вот в этом самом месте будущий водитель начинает погружаться на дно или даже еще куда-то глубже.

Как обычно выглядит такое место? Как правило, ремонт в нем делали очень давно, скорее даже никогда, поэтому интерьеры в таких провинциальных кабинетах напоминают или фильм ужасов, или выставку современного искусства.

Несколько десятков человек одновременно стоят в четырёх беспорядочных очередях, две в регистратуре(у нарколога и психиатра разные), а две собственно к самим врачам. Параллельно со стоянием в очередях жаждущие получить заветную справку заполняют пачку бесполезных бумажек и ругаются между собой о порядке очереди(это я первый занял!).

Все бы ничего, ведь психическое состояние водителя это не фигня какая-то, определить его и вынести свой вердикт точно должны профессионалы! Вот только как и нарколог и психиатр определяют состояние будущего водителя? А определяют они его известным методом «никак».

Нарколог спрашивает, принимает ли будущий водитель наркотики, при отрицательном ответе – годен! Психиатр не спрашивает ничего, просто годен! Стоят эти бессмысленные бумажки от нарколога и психиатра 344 и 182 рубля соответственно.

Из бесплатных услуг вам могут предложить записать вас к врачу. Просто записать 🙂

Кстати, если вы прописаны в другом городе, то ехать получать бумажки стоит сразу туда. Врачи должны проверить вас по базе, но никакой общей базы психов в стране не существует! Могут, конечно, сделать запрос по месту вашей прописки и уточнить, не псих ли вы, но займёт это столько времени, сколько посчитают нужным неторопливые работники учреждения. Может пять дней, а может двадцать пять.

А теперь внимание! Все вышеописанное касается только тех граждан, которым повезло родиться женщинами! Женщины по мнению государственных психиатров и наркологов психами быть не могут.

В общем, представьте, что отправили вас за справками для медкомиссии из областной психиатрии в городе Кемерово в психиатрию маленького города Б, что в 30 километрах от Кемерово.

И вот вы отстаиваете многочасовую очередь и заходите к врачу-психиатру. А врач психиатр сходу и говорит вам:

– Военный билет есть? Как нет????? А как я определю тогда, допускать вас до получения прав или нет??!!!

Внимание! Это не шутка! Врач психиатр всерьез и с полной уверенностью прямо с порога утверждает, что она может определить состояние психического здоровья мужчины только увидев его военный билет!
Конечно, возникает вопрос о психическом состоянии самого врача, но заветная печать, а соответственно и вся сила этого мира, находится в ее руках. А значит права она. Да, вести любые переговоры врач-психиатр по имени Юлия Геннадьевна Зотова, работающая в психиатрическом кабинете Поликлиники №2 города Березовский, отказывается и просто выгоняет вас из кабинета! Да, врач не дает никакого заключения, ничего, просто выгоняет вас из кабинета. Просто так, потому что ей так захотелось.

То есть все, финиш. Нет военного билета-нет возможности определить психическое состояние-нет ничего.

Конечно же, действия врача абсолютно незаконны и даже прямо противоречат приказам, изданным министерством здравоохранения. Но Юлии Геннадьевне плевать и на закон, и на здравый смысл.

Кажется, помочь здесь может лишь главный врач города.

После звонка от руководства совсем немного подобревшая врач-психиатр снова приглашает в свой кабинет и уверенно говорит, что у их учреждения НЕТ ЛИЦЕНЗИИ НА ПРОВЕДЕНИЕ МЕДКОМИССИЙ.

В этот момент возникает еще больше вопросов о психическом состоянии врача, если она так спокойно и уверенно сообщает, что на протяжении только последних нескольких часов она самостоятельно выдала десятки справок о психическом состоянии людей, не имея на это полномочий! Если на дороге вы встретите психа, то есть огромная вероятность, что псих попал на дорогу благодаря именно Юлии Геннадьевне Зобовой.

Ну а после звонка руководства Юлия Геннадьевна все-таки предлагает выдать справку, но т.к нет лицензии, то справка будет в виде направления на врачебную комиссию, которая уже должна решить, давать права или нет.

В своей записке врач так и написала : «нет военного билета, воинская пригодность не установлено». Ну и добавила, что на учете обратившийся не состоит. С этой справкой дальнейшие приключения будущего водителя продолжатся в областной психиатрической больнице.

Той самой из начала этого поста, где принимают только кемеровчан.

Справка от врача-психиатра Юлии Геннадеьевны Зобовой из больницы города Березовский по мнению врача-психиатра из Кемеровской областной психиатрической больницы – идиотизм!

Да, приехав с этой удивительной справкой в Кемеровскую областную психиатрическую больницу психиатрические приключения только начинаются! Сперва над этой бумажкой откровенно смеются(можно даже сказать ржут) тетеньки из регистратуры(привет Юлии Геннадьевне!)
Но вот женщине врачу-психиатру не до смеха.

Имя врача, к сожалению, неизвестно, но пометка о том, что это была женщина – важная информация! В общем, женщина врач, как и другие ее коллеги, уверена, что без военного билета определить психическое состояние невозможно, но готова пойти на уступки и это самое состояние определить и выдать заветную справку для получения водительского удостоверения.

И снова внимание! Для определения психического состояния будущего водителя ей понадобится всего лишь справка об обучении в институте! Да, они все это говорят и требуют с очень серьезными лицами! Теперь справка из института!
Ну да ладно, такую справку делают быстро, не военный билет. Спустя час возвращаемся с готовой справкой из института в кабинет психиатра. В кабинете женщины уже нет, но есть врач мужчина, Михаил Вартанович Бафраджан. Несмотря на то, что напротив врача сидит другой мужчина, врач не против, чтобы в кабинет вошел третий человек. Оказывается, он не осматривает пациента, это его друг, который принес чужие копии паспортов(даже без оригиналов), а врач без всякого их присутствия просто выписывает им справки о годности к управлению автомобилем! Да, они там совсем охренели и не стесняются этого.

С удивлением наблюдаем за происходящим, наконец-то мужчина с чужими документами покидает кабинет, а мы переходим к следующему эпизоду этой комедии, которая была бы очень смешной, если бы не была правдой:

– А это что такое?- Справка из института, ваша коллега час назад сказала принести.- Нам таких справок не надо! А это что за идиотизм написан???- А это ваши коллеги из города Березовский написали и сказали приезжать к вам, в вышестоящую организацию.- Они там в Березовском идиотизмом страдают! К ним и езжайте, я никакую справку не дам!

– Напишите, пожалуйста, письменный отказ.

– Откуда, сука, вы такие беретесь! Иди плати в кассу 182 рубля.

Выражения не очень красивые, но как из песни слов не выкинешь, так и из речей доктора… Спустя несколько минут 182 рубля в кассу оплачены и справка о годности к управлению автомобилем от психиатра получена…

Какой итог всего этого? Они охренели. Они отказываются работать. Они выпускают на дороги психов. Они мучают и унижают людей. Они гоняют людей по разным концам города и даже разным городам.

Они нарушают законы, выдавая справки направо и налево даже без присутствия человека. Они нарушают закон, требуя несуществующие документы. Они выдают справки и тут же сами говорят, что у них нет на это лицензии.

Эти люди похожи не на докторов, а на психов или на беспредельщиков, которым плевать вообще на все и на всех вокруг. Эти люди опасны.

Очень хочется, чтобы все вышеизложенное увидели в департаменте здравоохранения Кемеровской области и во всех других заинтересованных в благополучии граждан структурах. Этот пост можно считать официальной жалобой на неадекватное поведение врачей-психиатров Кемеровской областной психиатрической больницы и Городской больницы города Березовский.

Источник: https://eugzolotuhin.livejournal.com/242738.html

Убийства после психушки: кто виноват в этих преступлениях

Возможно ли мне подать в суд на психиатра?

Суд в Астрахани признал психиатра Александра Шишлова виновным в халатности, повлекшей смерть человека. Обвиняемый в составе комиссии принял решение отпустить из стационара на амбулаторное лечение своего пациента Михаила Елинского, страдающего шизофренией. Спустя два месяца мужчина убил ребенка и напал на полицейских.

Суд приговорил Шишлова к двум годам в колонии-поселении. Столько же лет после освобождения врач-психиатр не сможет заниматься профессиональной деятельностью.

Преступление, в котором, как считает следствие, частично виноват лечащий врач, было совершено в сентябре 2017 года. Елинский ранил ножом в живот свою племянницу и зарезал ее полуторагодовалую дочь. Мужчина активно сопротивлялся при задержании, размахивал ножом — полицейским пришлось применить табельное оружие. Елинский скончался.

Как выяснилось, в 2011 году он уже был осужден за убийство. Ему диагностировали шизофрению и направили на принудительное лечение в психиатрическую больницу на шесть лет.

Шишлов наблюдал Елинского в последний год его пребывания в стационаре. По словам осужденного, его пациент в течение этого времени вел себя идеально.

«Ни одного острого проявления болезни, никаких агрессивных тенденций, ни одного факта нарушения режима в отделении», — пояснял Шишлов журналистам.

Спустя год врачебная комиссия, в составе которой Шишлов был самым младшим по должности сотрудником, постановила, что Елинского можно отпускать домой. Стоит отметить, что врачи психиатрических стационаров не выступают с инициативой о выписке пациентов.

По закону, каждые полгода специалисты учреждения образуют комиссию и решают, стоит ли продлить пребывание пациента в больнице, перевести его в другое учреждение или отправить на амбулаторное лечение.

Если они постановили, что пациента можно отпустить домой, то на основании этого заключения суд принимает окончательное решение.

В ходе суда над Шишловым сторона обвинения отмечала, что врач точно знал — Елинского рано отпускать домой, поскольку его состояние не улучшалось. Шишлов ввел комиссию в заблуждение, что привело к трагедии, отмечал гособвинитель.

В отношении двух других членов комиссии следствие не стало возбуждать уголовные дела. На суде они заявили, что не изучали досконально дневниковые записи по Елинскому, который вел Шишлов, и полностью доверяли его мнению как лечащего врача. Сам Шишлов свою вину отрицает и намерен обжаловать приговор.

Врач-расчленитель и «кукольник»

В феврале этого года СМИ рассказали скандальную историю о том, что в одной из челябинских больниц врачом работал человек, совершивший убийство и страдающий шизофренией. Борис Кондрашин еще в 16 лет был осужден за ритуальное убийство одноклассника. Следствие выяснило, что преступник отравил сверстника, а после расчленил труп, выжал кровь из сердца и выпил ее из рюмки.

Школьника признали невменяемым. Уголовное преследование в его отношении было прекращено — подростка отправили на принудительное лечение в психиатрическую больницу, где он провел следующие 10 лет. Затем его выписали под наблюдение врача-психиатра.

В 2018 году Кондрашин по поддельному диплому устроился работать в больницу. После того, как стали известны обстоятельства прошлого мужчины, Ленинский районный суд Челябинска арестовал его на два месяца.

Кондрашина подозревают в хранении наркотиков и использовании подложного диплома.

В рамках дела ему снова предстоит пройти судебно-психиатрическую экспертизу, которая выявит, нуждается ли он в принудительном лечении.

Осенью прошлого года Нижний Новгород взбудоражила новость о том, что из психбольницы может выйти Анатолий Москвин, известный как «Кукольник». Мужчина приходил на кладбища, раскапывал могилы маленьких девочек, забирал их тела домой и делал из них мумий. Во время обыска в его доме и гараже оперативники обнаружили и изъяли 26 «кукол».

Сам Москвин объяснял, что всегда мечтал о дочери, но женат никогда не был. Органы опеки не позволяли ему удочерить ребенка из-за его маленькой зарплаты. Он приносил домой тела покойных девочек, чтобы заботиться о «дочках». Суд постановил, что мужчина страдает шизофренией и его необходимо отправить на лечение.

Спустя семь лет врачи психбольницы заявили, что у Москвина наблюдается устойчивая ремиссия и его можно отпустить на амбулаторное лечение. Тем не менее суд отложил принятие решения по этому вопросу. В феврале этого года врачи представили новые данные об ухудшении здоровья Москвина — в связи с этим мужчину продолжат лечить в психиатрической лечебнице.

«Была проведена еще одна экспертиза параллельно комплексной, и врачи по ее итогам решили, что его пока еще рано отпускать. Когда они решат, что Анатолию Москвину все-таки уже пора на домашнее лечение – снова подадут ходатайство», — уточняла адвокат Москвина Виолетта Волкова.

Кто ответственен за преступления психбольных

Врач-психиатр, доцент кафедры психотерапии Московского института психоанализа Владимир Файнзильберг в разговоре с «Газетой.Ru» рассказал, как именно проходит комиссия и при каких условиях пациента психиатрического стационара могут отпустить на амбулаторное лечение.

«Решение о выписке принимает именно комиссия, а не один врач. Это как раз сделано для того, чтобы разделить ответственность между ее членами.

Выписывают же пациента, если он, по мнению лечащего врача, не представляет опасности для себя или общества», — пояснил эксперт.

По словам Файнзильберга, при принятии такого решения всегда есть риск ошибиться, поскольку больной может попытаться обмануть комиссию. Тем не менее сымитировать психическое расстройство или его отсутствие довольно сложно, поскольку опытный психиатр знает, как развивается то или иное состояние.

«Когда больной находится в стационаре, то каждые два часа медсестры в журнале очень коротко описывают поведение каждого больного. Врач приходит утром и просматривает эти записи о своих больных, затем после осмотра пациента делает выводы о его состоянии», — рассказал Файнзильберг.

Сама комиссия представляет собой беседу между врачами и пациентом — причем достаточно короткую. Тем не менее, отмечает Файнзильберг, комиссия не является формальностью, поскольку все ее члены несут ответственность за принятое решение.

Когда пациента выписывают из лечебницы, его отправляют на амбулаторное лечение: это может быть дневной стационар (пациент ночует дома), ночной профилакторий (пациент ночует в больнице, а в остальное время живет обычной жизнью) и динамическое наблюдение у участкового психиатра в психдиспансере (ПНД). В последнем случае участковый врач определяет, с какой частотой больной должен посещать его, чтобы контролировать прием лекарств и изменение его состояния.

Таким образом, ответственность за поведение больного, который находится в обществе, несет участковый психиатр, а не лечащий врач стационара, заключил Файнзильберг.

Трудность подобного вида лечения заключается в том, что врач не имеет возможности круглосуточно наблюдать за пациентом. Так, Михаил Елинский после выхода из лечебницы перестал принимать прописанные ему таблетки. Эту информацию подтвердила на суде его мать.

Как пояснил Файнзильберг, если пациент пропадает или появляется информация, что он не принимает лекарства, то первым делом участковый психиатр должен приехать к нему и осмотреть.

«Потом он делает отметку в амбулаторной истории болезни и докладывает в вышестоящему врачу, с которым они принимают совместное решение о том, стоит ли менять вид лечения для больного», — сказал эксперт.

Получается, что помимо участкового-психиатра на родственников и близких людей пациента также ложится ответственность за то, чтобы следить за его состоянием и курсом приема лекарств.

Мать Елинского рассказала, что с момента выписки и до дня убийства сын вел себя «ровно», его состояние не менялось. Лишь за несколько дней до трагедии мужчине стало хуже, однако родственники не придали этому значения.

«На одно преступление больных — тысячи преступлений здоровых»

Преступления, совершенные душевнобольными людьми, зачастую тиражируются СМИ. Тем не менее доля таких незаконных деяний невелика. В России, по данным на 2015 год, люди с тяжелыми психическими заболеваниями ежегодно совершают около 1% всех зарегистрированных деяний, повлекших возбуждение уголовных дел.

В 10-12% случаев убийство совершают люди с психическими расстройствами. В местах лишения свободы доля психически больных среди правонарушителей выше и составляет 18-20%, сообщала руководитель отдела судебно-психиатрической профилактики Федерального центра психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского Оксана Макушкина.

Главный внештатный специалист по психиатрии и наркологии Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга Александр Софронов также отмечал, что жестокие преступления, совершенные психически нездоровыми людьми, долго остаются на слуху, однако это не значит, что среди преступников большую часть составляют потенциальные пациенты психиатрических клиник.

«Мы увидим, что большая часть психически больных совершает преступления по тем же мотивам, что и психически здоровые. Если нечего есть — ворует еду, хочет красивый телефон — идет и отбирает его.

Пьяные драки с поножовщиной и торговля наркотиками — тоже удел наших пациентов. С чем лежат больные на принудительном лечении? Да с тем же самым, с чем психически здоровые преступники сидят в тюрьме.

На одно преступление психически больных — тысячи преступлений здоровых», — пояснял он ФАН.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2019/07/02/12471391.shtml

Чем грозят новые правила психиатрической госпитализации

Возможно ли мне подать в суд на психиатра?

Новая поправка к закону позволяет прокурорам отправлять людей в психиатрические больницы

В среду Государственная дума приняла в третьем чтении поправки к Кодексу об административном судопроизводстве (КАС РФ), которые дают право прокурорам подавать иск о недобровольной госпитализации гражданина в психиатрическую больницу. Раньше это могли делать только руководители медучреждений. О том, к чему это может привести, The Village поговорил с экспертами по психиатрической помощи, включая тех, кто сам проходил через такую госпитализацию.

Сейчас часть 1 статьи 275 КАС РФ гласит:  «Административное исковое заявление о госпитализации гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке гражданина, страдающего психическим расстройством (далее — административное исковое заявление о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке), подается представителем медицинской организации, в которую помещен гражданин». В конце этой фразы теперь появятся слова «либо прокурором».

Кроме того, новая редакция части 3 статьи 275 выглядит так: «Административное исковое заявление подписывается руководителем медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, его заместителями либо прокурором».

При этом в пояснительной записке к законопроекту авторы аргументируют необходимость изменений проблемой распространения туберкулеза в России (поправки в КАС затрагивают и туберкулезные диспансеры). Аналогичных обоснований для психиатрических заболеваний они не приводят.

Саша Старость

активистка, организатор движения «Психоактивно»

Я была госпитализирована где-то полтора года назад, и у меня была недобровольная госпитализация. Она была очень неприятной, потому что у нас [в России] это происходит довольно жестко. Если человек действительно находится в психотическом состоянии, к нему могут применять разные запрещенные меры.

Например, на меня надевали наручники, хотя я не была в агрессивном состоянии и не бросалась на врачей. Я просто была в бредовом приступе: плакала, говорила какую-то глупость. Но суть в том, что наручники не имеют права надевать, их вообще не должно быть в арсенале.

Это мы узнали, когда готовили «Психгорфест» (фестиваль, посвященный проблемам душевного здоровья и болезней. — Прим. ред.) и расписывали законные и незаконные моменты недобровольной госпитализации: что можно делать и что нельзя, какие-то правовые нормы, которые необходимо знать пациенту.

Но со мной это было, и, более того, это было не только со мной.

Вообще есть определенные правила госпитализации, там указано, в каком случае санитары должны ограничивать движения человека и применять к нему какую-либо силу, каким образом ограничивать эти движения, то есть как правильно брать человека, чтобы не причинить ему никакого вреда.

Есть законный способ ограничения движения пациента — вязки. Но это не наказательная процедура, это процедура, которая применяется в самый последний момент, чтобы обезопасить пациента от себя и обезопасить окружающих.

Вязки должны накладываться не таким образом, чтобы сдавить человеку все или прекратить поток крови к ногам и рукам, а чтобы удержать его на какое-то время и можно было сделать ему успокаивающий или снотворный укол. Выглядит эта процедура жутко, но иногда она необходима.

Похожее было со мной, но никто не имеет права надевать наручники на человека, который плачет или не очень хочет идти в карету скорой помощи.

Видимо, дело в том, что в некоторых больницах нет юриста (а он нужен по закону для подачи заявления о недобровольной госпитализации), поэтому прокуроры по просьбе медработников подают заявление в суд. Суд зачастую отказывает, потому что это не прописано в законодательстве.

Речь идет о недобровольной, а не о принудительной госпитализации. Недобровольная госпитализация — это когда человек страдает психическим расстройством, он беспомощен или представляет риск для себя и окружающих, а принудительная — в том случае, когда человек совершил преступление.

В недобровольной госпитализации сейчас действует такая практика, что врач может оставить человека в больнице на двое суток, где не позднее этого срока его осматривает комиссия из трех врачей.

Затем они подают заявление в суд с просьбой разрешить госпитализировать пациента, и в течение пяти дней суд решает вопрос о госпитализации больного.

То есть в принципе на любом этапе какая-то из инстанций может отпустить человека.

Евгений Касьянов

администратор паблика «Психиатрия & нейронаука»

Виды недобровольной и принудительной госпитализации существовали ранее и регулировались Уголовным кодексом и законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», где четко прописаны все критерии таких госпитализаций. Прокуроры, кстати, и ранее направляли заявления о принудительном лечении в суды, большинство из которых были удовлетворены. Однако некоторые суды им отказывали в рассмотрении ввиду противоречий в законодательстве.

В любом случае без заключения психиатрической экспертизы никто положить в психиатрический стационар не сможет. И если мы говорим о принудительном лечении, то в таком случае человек, совершивший преступление, просто будет исполнять наказание согласно УК.

Татьяна Мальчикова

пресс-секретарь Гражданской комиссии по правам человека

Если вы прочитаете пояснительную записку к данному законопроекту, то увидите, что авторы очень подробно и тщательно обосновали необходимость наделить прокуроров полномочиями инициировать госпитализацию людей, больных туберкулезом в открытой форме.

А вот расширение этих полномочий на психиатрических пациентов не обосновывается практически никак. Говорится только, как бы довеском, что и в психиатрии нужно расширить.

Мне кажется, распространение на прокурора полномочий психиатра способно сыграть с правоприменением очень злую шутку.

Во-первых, на прокурора взваливают ответственность за решение о психическом статусе человека, то есть побуждают вторгаться в область, в которой объективных критериев оценки нет, а есть только субъективная оценка поведения.

Это отсутствие не может не создавать угрозу злоупотреблений. Ранее это было несчастьем исключительно для психиатров, теперь же его распространят и на прокуроров.

Вполне возможно, что кто-то воспользуется этими новыми полномочиями, чтобы избавляться от граждан, создающих проблемы.

Но представим противоположную ситуацию: прокурор, исходя из собственной оценки, воздержался от принудительной госпитализации человека, угрожавшего спрыгнуть с балкона из-за неспособности погасить долги перед кредиторами.

Если позднее, так и не расплатившись с долгами, этот человек что-то над собой учинит, полномочия, которыми наделили прокуроров, дадут основания обвинить прокурора в том, что он этими полномочиями не воспользовался.

В результате прокуроры будут склонны, опасаясь таких обвинений, недобровольно госпитализировать граждан, которых помещать в сумасшедший дом не следует. Это открывает возможность злоупотреблений психиатрической властью, хоть и совсем иного рода, чем было в советское время.

Здесь уместно процитировать книгу Александра Подрабинека о советской карательной психиатрии: «В конце концов все решают люди, а не система».

Маша Пушкина

создатель сайта Bipolar

Я не возьмусь судить о тонкостях законодательства, для этого нужна практика в этой области. Но, конечно, дополнительные возможности для принудительной госпитализации — это всегда риск злоупотреблений против пациентов.

С 80-х российская психиатрия меняется в сторону гуманизации и признания прав пациентов, так что очень нелогично делать сейчас шаги назад. Насколько я понимаю, речь идет о закреплении существующей практики.

Но, конечно, когда решение о госпитализации принимает не врач, который понимает особенности болезни, а чиновник со своими представлениями о порядке, это всегда опасно для общества.

Вообще в психиатрии госпитализация далеко не самая эффективная мера, в современном мире, наоборот, стараются свести к минимуму время в стационаре. Если есть цель улучшить состояние пациентов, а не подавлять их, нужно развивать систему профилактики и социальной адаптации и, главное, просвещения — чтобы люди сами вовремя обращались за помощью и не боялись вместо нее получить репрессии.

Если бы в законе имелось в виду, что прокурор может обращаться в суд без привлечения мнения врача, то это, конечно, неправильно. В таком случае закон можно будет использоваться в неблаговидных целях.

Но это маловероятно, потому что по логике законов, регулирующих этот вопрос, для подачи заявления о госпитализации человек уже должен быть в больнице, а там он не может оказаться без освидетельствования (осмотра) врачом.

Попытки применения психиатрии в целях контроля со стороны власти были, есть и будут, но для того, чтобы избежать этого, существует закон о психиатрической помощи. Задача общества — не позволять представителям власти злоупотреблять психиатрией в своих интересах.

Вообще, психиатрия должна как можно дальше дистанцироваться от вмешательства государства, за исключением случаев защиты интересов своих пациентов, и, разумеется, заниматься лечением, а не вопросами контроля инакомыслящих. Смущает закрытость этих возможных изменений и отсутствие разъяснений.

Саша Старость

активистка, организатор движения «Психоактивно»

Представьте себе ситуацию, когда человека задерживают за некий перформанс или акцию. Его сопровождают в отделение полиции, где его необходимо как-то изолировать.

И выясняется, что он состоит на так называемом учете (на самом деле это просто фигура речи, так как с 1975 года как такового учета нет), у него есть карточка в психиатрической больнице, и он является носителем расстройства.

Но поскольку у него не получается уголовка никак, а его нужно все-таки как-то наказать, прокурор обращается в психиатрическую больницу вне зависимости от того, находится ли человек в психозе или не находится.

Раньше в таком случае было бы так: сотрудники полиции отвозят вас в психиатрическую больницу и приводят на прием к главврачу. Он, так как не находится под влиянием полиции, не имеет права принять решение класть вас в клинику, если вы не находитесь в остром состоянии. Он просто проводит освидетельствование, разговаривает с вами и, если вы в порядке, отпускает вас домой.

Он может сказать, что он думает про ваше поведение: что оно асоциальное или какое-то еще. Но если вы не больны, то он вас не положит. Теперь получается, что решение о госпитализации принимает не врач, а прокурор.

Соответственно, психбольница возвращается в лоно наказательной системы и превращается не в место, где тебя лечат, а место, куда ты попадешь, если будешь плохо себя вести.

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/react/317649-psihiatricheskaya-prinuditelnaya-gospitalizatsiya

101Адвокат
Добавить комментарий