Заявление в полицию о избиении бывшим супругом

«Когда убьют — тогда и приходите». Полицейские вас не спасут

Заявление в полицию о избиении бывшим супругом

13 историй о том, как полицейские игнорируют домашнее насилие.

В сентябре 2017 года Маргарита Грачева решила подать на развод. Реакция мужа была страшной — он начал преследовать жену, избивать её, угрожал искалечить. Участковый проигнорировал жалобы Маргариты. Через три дня после отказа в возбуждении уголовного дела мужчина отвёз 25-летнюю маму двоих общих детей в лес, где отрубил ей кисти рук.

Подобных историй по стране тысячи. Не у всех такой жуткий финал, но это нисколько не меняет отношения российской полиции и, прежде всего, участковых к домашнему насилию. Полицейские либо игнорируют поводы для возбуждения уголовных дел, либо откровенно заявляют: «Когда убьют — тогда и приходите».

Правозащитники проекта «Зона права», обеспокоенные этой проблемой, открыли «горячую линию» — с 24 октября по 2 ноября можно было рассказать о преступном бездействии полицейских и чиновников.

«Площадь Свободы» изучила истории людей, позвонивших правозащитникам — мы отобрали 13 историй, наглядно иллюстрирующих, что «проблемы негров шерифа не интересуют», а декриминализировать домашнее насилие в России ещё рано.

Первый случай

Где: Самарская область, поселок Шентала.

Участники истории: загадочно погибшая жена и муж-полицейский.

Что случилось: глава семейства, работающий участковым, много лет избивал супругу. Женщина боялась увольнения мужа, поэтому в полицию не обращалась. В середине октября её труп нашли в колодце.

В предсмертной записке погибшая мать двоих дочек (16 и 11 лет) просит никого не винить в случившемся. Родственники женщины не верят в версию самоубийства. Дети подтверждают, что отец бил маму.

Сейчас они живут у деда.

В чем проблема: возбуждена статья «доведение до самоубийства» в отношении неустановленных лиц. Родственники погибшей боятся, что расследование будет необъективным.

Второй случай

Где: Нижний Новгород.

Участники конфликта: бывшие муж и жена.

Что случилось: Ольга (все имена изменены — прим. ред.) несколько раз получала от экс-супруга угрозы — мужчина обещал убить ее и детей. Причиной развода стали в том числе периодические избиения.

Женщина обратилась в полицию после того, как бывший муж тайно проник в её квартиру и сжег часть вещей. Со слов Ольги, у бывшего мужа уже есть условный срок за поджог — он пытался спалить офис собственной матери и дотла сжег ее дом.

При пожаре погиб человек.

Женщина считает, что экс-супруг и участковый милиционер дружат. Только так она может объяснить, что заявления о возбуждении уголовного дела попадают в руки бывшего мужа. Ольга обвиняет участкового в халатности и пособничеству преступнику.

В чем проблема: служебная проверка в отношении полицейского не нашла в его действиях нарушений. МВД не стало возбуждать дело об очередном поджоге.

Третий случай

Где: Санкт-Петербург.

Участники конфликта: пенсионеры и их сосед-дебошир.

Что случилось: пожилые жители петербургской коммуналки неоднократно обращались в полицию после издевательств соседа-алкоголика. Каждый раз участковый отказывает в возбуждении уголовного дела. Хотя формальных поводов более, чем достаточно.

Год назад дебошир обрызгал из газового баллончика пожилого соседа — врачи зафиксировали у пенсионера ожоги роговицы глаза.

Не возбудили дело и после другого, еще более жестокого случая: пьяный мужчина вместе с сыном своей сожительницы избили ещё одного немолодого соседа, который отправился в больницу с переломом скулы, сотрясением мозга и выбитыми зубами.

В чем проблема: жители коммунальной квартиры, страдающие от соседа-изверга, ходили на коллективный приём к участковому с просьбой принять хоть какие-нибудь действенные меры.

Эта беседа снова не решила проблему — в возбуждении уголовного дела в очередной раз отказали, проигнорировав видеозапись избиения, снятую на подъездную камеру наблюдения.

«Мы боимся лишний раз выйти в места общего пользования, поскольку опасаемся за свою жизнь», — говорит один из жильцов квартиры.

Четвертый случай

Где: Новосибирск.

Участники конфликта: бывшие гражданские муж и жена.

Что случилось: в припадке ревности бывший сожитель несколько раз ударил Людмилу. Отобрал и разбил её телефон. Участковый не увидел следов побоев — в судмедэкспертизе было отказано. Мужчину отпустили после короткой объяснительной беседы с полицейскими.

Людмила забрала вещи и переехала к маме. Бывший начал её выслеживать. В начале октября он напал на Людмилу в подъезде — избил, отобрал сумку с документами, новым телефоном и кошельком.

Врачи не выдали заключения, подтверждающего травмы. Зато полицейские переквалифицировали статью «Грабеж» в более легкую — «Побои». Участковый перестал отвечать на телефонные звонки.

Бывший гражданский муж продолжает угрожать ей, её родственникам и друзьям.

В чем проблема: женщина боится за свою жизнь. Она считает, что если не вмешается прокуратура, полиция так и не предпримет адекватных действий для её защиты.

Пятый случай

Где: Санкт-Петербург.

Участники конфликта: бывшие гражданские муж и жена.

Что случилось: причиной разрыва отношений, по словам женщины, стали алкоголизм, скандалы и жестокое обращение отчима со старшим сыном Юлии — пьяный «супруг» избивал подростка кожаным ремнем.

Летом 2017 года мужчина выбил дверь квартиры, которую снимает Юлия. Он начал бить женщину, державшую в этот момент на руках их общего годовалого ребёнка, кулаками по голове. В больницу и полицию Юлия тогда обращаться не стала — побоялась угроз о том, что старший сын «может не дойти из школы до дома».

Но она все-таки написала первое заявление в полицию после того, как мужчина взломал квартиру, где живут Юлия и ее дети. Уголовное дело возбуждать не стали. После этого бывший сожитель несколько раз без разрешения забирал из детского сада младшего сына.

Мать малыша утверждает, что после поездок в гости к отцу ребёнок начал мочиться в штанишки — подобного не случалось в течение года. Причиной этому могут быть избиения — через несколько дней после общения с отцом малыш показал маме на кожаный ремень, сказав: «Больно.

Бил папа».

В чем проблема: полиция продолжает отказывать в возбуждении уголовного дела, не видя для него причин.

Шестой случай

Где: Москва.

Участники истории: женщина, её второй муж и первый свекор.

Что случилось: Анна утверждает, что её свекор, до пенсии работавший милиционером, неоднократно угрожал убить женщину и её второго мужа. Участковый, которого вызывали после многочисленных драк, отказывался заводить уголовные дела. После нападений с ножом тот же самый участковый проигнорировал желание супругов поставить буйного свекра на учёт в психоневрологический диспансер.

В конце мая 2016 года пьяный свекор в очередной раз напал на Анну с ножом в руках. Муж заступился за супругу, опять была драка.

Через девять дней пожилой дебошир умер в больнице от последствий перелома ребер. Супруг Анны получил 7 лет колонии строгого режима.

В суде участковый, неоднократно игнорировавший жалобы супругов, дал показания, в которых охарактеризовал погибшего как спокойного и непьющего человека.

В чем проблема: Анна пожаловалась на бездействия участкового в Следственный комитет, но дело спустили в районный отдел полиции, где обвинение в халатности рассыпалось. Женщина хочет наказать участкового и по возможности пересмотреть приговор своего мужа.

Седьмой случай

Где: Башкортостан.

Участники конфликта: девушка и ее отчим.

Что случилось: Вероника несколько раз обращалась в полицию после того, как ее избивал отчим. По словам девушки, мужчина бьет и ее младших братьев (6 лет и 3 года). Мама Вероники полностью зависит от мужа финансово, поэтому покрывает его. В полиции не приняли ни одного заявления от Вероники.

Последнее избиение — мужчина, цитируем ее слова, «избивал меня кулаками по голове, в лицо, как мужика» — не изменило безразличного отношения полицейских к происходящему.

Девушка утверждает, что для открытия уголовного дела есть все необходимые доказательства — свидетели и видеозапись, на которой отчим угрожает убить падчерицу.

В чем проблема: «каждый раз, обращаясь в полицию, слышу только о том, что они не могут ничего сделать, пока что-то не случится», — говорит девушка.

Восьмой случай

Где: Краснодар.

Участники конфликта: бывшие муж и жена.

Что случилось: до развода экс-супруг много раз бил Марию. Это подтверждают выводы судмедэкспертизы. В середине сентября мужчина ударил Марию в висок пультом от телевизора. После этого бывший муж пытался удушить её, но остановился, когда в комнату зашла их общая дочь.

По словам женщины, он постоянно вымогает у неё деньги, обзывает при дочери, беспробудно пьёт и угрожает убийством.

В чем проблема: участковый дважды отказывался возбуждать уголовное дело.

Девятый случай

Где: Воронеж.

Участники конфликта: отец и дочь.

Что случилось: Галина и её дети делят квартиру с отцом. Мужчина много лет пьёт, после возлияний часто избивает дочь и внуков. После первого обращения в полицию участковый не стал заводить уголовное дело и даже не стал проводить профилактическую беседу с дебоширом.

Во второй раз Галина обратилась за помощью к участковому после очередного избиения. Врачи зафиксировали сотрясение мозга и ушиб головы. В ответ сотрудник полиции пообещал отправить ее в психиатрическую больницу, а  детей передать органам опеки. «Пообещал сделать это, если я ещё раз их “дёрну”», — цитирует полицейского женщина.

В чем проблема: ситуация меняется только в худшую сторону — чем больше Галина общается с участковыми, тем грубее они общаются с молодой матерью. Женщина уверена, что полиция будет продолжать бездействовать.

Десятый случай

Где: Москва.

Участники конфликта: женщина и ее дочь против неадекватных соседей.

Что случилось: над Еленой и ее несовершеннолетней дочерью издевается семейная пара, живущая по соседству. По словам Елены, сосед, уже имеющий за плечами тюремный срок, несколько раз прокалывал колеса ее автомобиля. Также он периодически ломает входную дверь в квартиру женщины. Несколько раз он вливал в замочную скважину клей и заталкивал в неё зубочистки.

В чем проблема: полиция никак не реагировала на заявления Елены. Позиция участкового не изменилась даже после прямых угроз: «Сделаем так, что ты взлетишь на воздух вместе с машиной». Эти слова прозвучали в присутствии дочери женщины, которая теперь боится ходить в школу одна. Угрозы расправой тоже не заинтересовали полицейских — уголовное дело в очередной раз развернули.

Одиннадцатый случай

Где: Москва.

Участники конфликта: брат против сестры и пожилой матери.

Что случилось: по словам Ирины, её брат, имеющий проблемы с наркотиками и две судимости, терроризирует 70-летнюю маму — бьет, оскорбляет, вымогает деньги.

В чем проблема: женщина боится, что дебошами поведение брата не ограничится. Дважды Ирина обращалась за помощью к участковому, который, судя по всему, не считает происходящее достойным своего внимания.

«Мой брат и подобные ему чувствуют свою полную безнаказанность, а мы — бессилие. Не знаем, к кому обращаться, кому жаловаться», — добавляет женщина.

Двенадцатый случай

Где: Татарстан.

Участники конфликта: гражданские муж и жена.

Что случилось: сожитель избивает Эльмиру уже несколько лет. Возможно, именно это стало причиной двух инсультов, которые диагностировали у женщины врачи. Последний случай рукоприкладства произошел в середине октября — врачи зафиксировали у Эльмиры следы избиения в виде кровоподтёков.

В чем проблема: уголовное дело не заведено — участковый, похоже, занят проблемами посерьезнее.

Тринадцатый случай

Где: Москва.

Участники конфликта: дочь против матери.

Что случилось: Любовь неоднократно жаловалась участковому на то, что ее бьет дочь. Ситуацию усугубляет состояние женщины — из-за болезни она не может ходить и все свое время проводит в кровати. Как утверждает женщина, последнее избиение произошло в начале ноября. На просьбу помочь в гигиенических процедурах дочь облила мать кефиром, несколько раз ударила и толкнула.

В чем проблема: участковый не хочет участвовать в разборках матери и дочери. В последнее время он открыто отказывается приходить в квартиру Любови после ее звонков.

Вам кажется, что эти истории из параллельного мира и никогда вас не коснутся? Вам только кажется. Возможно, сегодня вечером изобьют вашу соседку. А полиция ответит коронным «Когда убьют — тогда и приходите».

Источник: https://svobody.pl/posts/kogda-ubyut-togda-i-prikhodite-politseyskie-vas-ne-spasut

Избитая жена и неприкасаемый муж. Как полиция не находит состава преступления в многочасовом издевательстве над женщиной

Заявление в полицию о избиении бывшим супругом

Историю белгородки Елены Логовской на своей странице в «Фейсбуке» рассказал блогер Сергей Лежнев. Он написал, что его пост — обращение лично к начальнику областной полиции Виктору Пестереву. Мы встретились с Еленой и выслушали её историю.

— В ночь с пятого на шестое августа 2015 года я приехала от сестры домой на такси около полуночи. Старшая дочка была у свекрови, младший полуторагодовалый ребёнок спал дома. Я вызывала такси туда и обратно, отъезжала совсем ненадолго. Когда я вернулась, меня во дворе ждал муж Игорь Логовской.

Я начала открывать калитку, которая закрывается на ключ, и не могла открыть. Попросила таксиста помочь мне. Оказалось, калитку с внутренней стороны подпирал Логовской. Когда он открыл, таксист его видел. И он ещё стал «наезжать» на таксиста.

А муж в последние месяцы постоянно приходил, ночевал во дворе, в сарае, и я на него не обратила внимания. Мы к тому времени уже два года не жили вместе. Я хотела уйти быстрее в дом. Но не успела: как только я открыла дверь, он сзади ударил меня рукой по голове и затолкал в дом.

Тут же вытащил из замка ключи, закрылся, забрал себе ключи и мой телефон, — рассказывает Елена Логовская.

В коридоре дома муж начал избивать Елену.

— Он меня бил руками, ногами, душил. Я потом сфотографировала, там всё хорошо видно. Он долго бил и душил меня, я теряла сознание. Наверное, это длилось на протяжении часа-полутора. В таком состоянии я не могла определить время.

Потом это всё продолжилось на кухне. Сначала я не кричала, потому что боялась разбудить ребёнка и испугать его. Когда он начал меня душить, я стала кричать.

Он мне пихал в рот тряпки, тушил об меня сигарету, — вспоминает Елена кошмары той ночи.

«Он периодически отдыхал. Побьёт, отдохнёт, покурит. И у него было такое садистское отношение, он говорил „Сидеть!“, „Лежать, я тебе сказал!“, а я должна была выполнять его команды. Побои были и раньше, но чувствовалась какая-то грань, что он бьёт женщину, как-то контролирует свои силы. А в этот момент я поняла, что грань стёрлась. Он меня бил как мужика. Бил кулаками в живот так, что у меня аж ноги от земли отрывались. Я плевала кровью. Это был просто ужас. Я уже понимала, что всё серьёзно, что он не соображает. Понимала, что сейчас какой-нибудь один удар может быть смертельным, я больше не встану. Или что, он задушит меня. Он меня душил до такой степени, что у меня на шее с двух сторон была содрана кожа».

Елена вспоминает, что тогда она забежала в комнату и, спасаясь от побоев, схватила с кровати ребёнка.

— К детям он никогда не проявлял агрессии. Для меня это было единственным выходом, чтобы он меня перестал трогать. Так и произошло. Он остался в той комнатке, сел там на диван. И снова причитал, угрожал. Было уже около четырёх-пяти часов утра. Он начал дремать. У меня в комоде лежали старые телефоны. Я быстро нашла телефон, стала звонить в полицию. Девушка взяла трубку.

Я шёпотом сказала, кто я, где живу и попросила: «Пришлите, пожалуйста, сюда наряд. Меня убивают!». Она начала мне задавать разные вопросы: кто вас убивает, как он попал в дом? Я ей объяснила, что не могу говорить, снова попросила вызвать патруль по этому адресу. Она снова стала задавать мне кучу вопросов.

Я уже шёпотом начала ругаться, по-моему, даже матюкнулась, говорю: да ты что, не понимаешь, меня тут убивают! Я ей сказала, что у меня на руках маленький ребёнок, но не могла с ней ни о чём договориться. Я начала писать маме, чтобы она вызвала полицию. А мама живёт в селе в Шебекинском районе. Она стала оттуда с сотового телефона звонить.

Попала в Шебекинский район, ей ответили, что это не их участок. Дали кучу шестизначных городских номеров, переадресовывали. Она звонила, звонила…

Елена говорит, что так и не поняла, после какого вызова приехал патруль.

— Звонки были часов в пять утра, а приехали полицейские полдевятого утра. Они двигались не спеша, не торопясь. Муж увидел их в окно и вышел в огород.

Я быстрее выбежала, открыла им ворота и говорю: «Догоняйте! Вон он побежал». Но никто за ним не погнался. Они прошлись по двору, неспешно посмотрели за углами и всё. Спросили, буду ли я писать заявление.

Я говорю: ну посмотрите на меня, конечно, буду.

Сотрудники полиции, по словам Логовской, довезли её с маленьким ребёнком до суда, где в тот день должно было состояться окончательное заседание по делу о разводе Елены и её мужа.

— Мне это было важно, потому что ранее мне полицейские говорили: пока вы в браке, мы ничего не можем сделать, это у вас бытовые конфликты. Так говорили участковые, которые приезжали, следователи, когда я писала заявления. Я объясняла, что не живу с ним два года.

Елена недоумевает по поводу отсутствия реакции полиции на её заявления в прошлом.

— Если мы жили вместе, это значит, что меня можно избивать и не принимать никаких мер? Когда мы жили в браке, он напивался, дебоширил, приезжали, забирали его, а через час он возвращался. Я на работу не могла ходить, он мне ночами спать не давал. Он пьяный разъезжал по городу на машинах, я звонила в ДПС, предупреждала, что люди могут пострадать. Но никто не принимал никакие меры.

В этот день, как рассказывает Елена, судья сразу приняла решение о разводе. После этого Логовская отправилась во второй отдел на улицу Садовую в Белгороде.

— Подошла к дежурному, сообщила, что мне нужно написать заявление по факту избиения. Сидела всё также с ребёноком на руках, ждала, когда ко мне кто-нибудь спустится. Минут через 20–30 пришёл мужчина. Заявление я писала уже часов в 10–11 часов утра. Рассказала всю ситуацию. После этого вызвала такси и поехала в прокуратуру.

Но там мне сказали, что бессмысленно это делать, его перенаправят в полицию. Я снова вызвала такси и поехала на судмедэкспертизу на Волчанскую улицу, куда мне дали направление. Две женщины, которые меня осматривали, сказали, что на руки заключение не дают, они направят в полицию.

Они описали, кто, как наносил побои, синяки, ожог от сигареты на руке, гематомы, ссадины, следы от удушья, измеряли линейкой размер ссадин, синяков.

Только после этого Елена с ребёнком поехали домой.

— Мы вместе уснули, ребёнок не спал днём, у меня жутко болела голова. Ночью мне стало плохо, меня начало рвать. «Скорую» я не вызывала, со мной же был ребёнок, куда с ним ехать. На следующий день мама забрала ребёнка, я вызвала «скорую». Они приехали, повезли меня в нейрохирургию в первую городскую больницу.

Сказали, голову посмотрят, если всё в порядке, повезут дальше в травматологию. Но меня оставили в нейрохирургии с травмами головы. В результате у меня в выписке значилась закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, множественные ушибы, гематомы, отёки мягких тканей. Когда я туда поступила, приезжала полиция. Они спросили, буду ли я писать заявление.

А когда узнали, что уже написала, сказали, что приобщат этот материал к делу.

12 августа Елену выписали из больницы и она начала узнавать судьбу своего дела.

— Проверку по делу вёл лейтенант второго отдела полиции Вадим Волчков. После того, как я вышла из больницы, он приезжал и опрашивал меня. Сказал, что Логовской был в полиции с адвокатом и сказал, что я то ли приехала уже избитая, то ли его здесь не было, что он к этому не имеет никакого отношения.

Я сама звонила в такси, узнавала номер телефона, нашла этого таксиста, дала следователю его номер, чтобы он позвонил и опросил его, что он меня привёз целую, что он видел его во дворе. Сказала, что до этого я неоднократно писала заявления и снимала побои, назвала, по каким адресам, примерно обозначила даты.

На что мне последовал ответ: а зачем мне это. Сказал: нужно поднимать архивы, а кто будет этим заниматься? Я говорю: ну, вы, наверное, не я же этим буду заниматься, что мне прийти в полицию и лазить у вас по документам, искать, поднимать эти дела? Он сказал, что никто этим заниматься не будет.

Дословно не помню, но смысл был такой.

Затем Волчков нашёл меня во «ВКонтакте» и написал, что моим делом занимается другой следователь, дал мне номер телефона. Я начала звонить этому следователю, он меня отправил к другому, тоже дал номер телефона. Я позвонила уже третьему следователю, но и он мне ничего внятно не сказал.

В итоге я поехала во второй отдел, спросила, что с делом, где оно находится. Из канцелярии вышла девушка, сказала, что сейчас дело находится на рассмотрении, и попросила позвонить 5 сентября, чтобы узнать, какое решение вынесли по этому делу.

Я позвонила в этот день, мне снова ничего не сказали.

Далее, по словам женщины, её снова перенаправляли от одного следователя к другому, пока в соцсетях Волчков не сообщил ей, что дело в прокуратуре.

— Он написал, что дело сейчас в прокуратуре, потому что я писала туда жалобы. Сказал, что когда оно придёт из прокуратуры, возбудят уголовное дело. В итоге оно пришло, Волчков позвонил мне и сказал, что прокуратура тоже не усмотрела состава преступления. А я говорю: как это так, получается, что человека побили, он лежал в больнице — туда не кладут просто так — и никакого состава преступления.

Елена возмущена таким решением полиции и прокуратуры.

— Получается, что никто в этом не виноват, можно ходить, всех бить, в больницах отлежатся и всё. Я говорю: ну и что теперь делать, как это так? Волчков говорит: подавай в суд. Уже была осень, ноябрь где-то, холодно, у меня начали болеть дети.

Да я особо и не хотела подавать в суд (мировой — прим. ред.), я хотела, чтобы на него возбудили уголовное дело. Он всю жизнь меня бил, постоянно угрожал, пугал, оскорблял.

Потом я снова звонила дежурному во второй отдел, мне сказали, что у них нет сведений по этому делу.

7 ноября Логовской пришло извещение за подписью и. о. начальника ОМВД по Белгородскому району Александра Гулина. При этом оно датировано 11 августа.

— Мне сообщили, что проведена проверка, и в данном факте отсутствует административное правонарушение и преступление. Говорилось, что я могу обжаловать решение. Но дальше я уже перестала к ним обращаться.

Женщина уверяет, что визиты бывшего мужа не прекратились до сих пор, и вспоминает грустную историю своих хождений с заявлениями по различным отделам полиции:

— Избиения начались в 2009 году. Начиналось всё с пощёчин, потом пощёчина и пинки ногой, потом удары кулаком, потом удушения. Мы жили на улице Курской, там по месту жительства писала заявления не раз.

Потом мы жили на Костюкова, там я снова писала заявления в первый отдел полиции, побои снимала, они были зафиксированы. И здесь по этому адресу я тоже писала на него заявление. Всего за всё это время заявлений десять точно было написано, а результата никакого.

Один раз ему выписывали административный штраф. И когда я приходила писать заявления, они их так недовольно принимали. Но не только я писала заявления. Помимо меня, люди обращались в полицию с заявлениями на него: то он кого-то побил, то телефон забрал.

Буквально полтора месяца назад на него два парня написали заявление — он избил их на остановке. Просто он чувствует свою безнаказанность.

Елена говорит, что последнему ужасному избиению предшествовало то, что он буквально терроризировал её.

— Он следил за мной, за заборами ходил, дети кричали, что в огороде его видели. Он же пьёт, и у него уже невменяемое состояние. Стучал в окна, через крышу проникал в дом неоднократно, протыкал колёса в машинах моих гостей, топорами кидался — беспредел абсолютный.

При этом я на него где-то за месяц до произошедшего писала заявление. Вообще это уже происходило часто. Я иногда даже звонила, а они просто не приезжали.

Елена удивляется, как её бывшему мужу постоянно удаётся избегать ответственности.

— Он долги по алиментам не платит, его долг — больше 300 тысяч рублей. Мне говорили, что городской начальник приставов — брат его друга.

Мой пристав Людмила Караваева ничего не говорит по моим задолженностям. А он год вообще ни копейки не платил. Потом я начала пороги обивать, чего-то добилась. Его вызвали, он начал что-то перечислять.

В общей сложности за два года он мне перечислил тысяч 20 рублей.

Теперь итоги произошедшего — ещё и нервное расстройство Елены, и расстроенная психика детей.

— Я продаю этот дом полгода, не могу здесь жить, мне страшно. Вечером, как стемнеет, даже боюсь выйти собаку покормить. У меня дёргается глаз, бессонница по трое суток. К детям он хоть и не проявлял агрессии, но и они напуганы. У нас как шорох какой-то, старшая дочка сразу: «А что, это папа?». Дети боятся, они же видят ситуацию.

Елена вспомнила курьёзный случай, к которому тоже не знает, как относиться.

— Ко мне как-то приходил участковый и сказал: я вам не по работе, а по-человечески скажу, что вы ничего не сделаете. Я спросила почему. Он говорит: потому что! Посоветовал мне: найдите себе мужика, который набьёт ему морду. Вот такой был ответ. А если я не хочу находить какого-то мужика? У нас есть полиция, я плачу налоги. Вы за эти налоги кушаете. Для чего вы, полиция, тогда вообще нужны?

Мы обратились в УМВД по Белгородской области, чтобы узнать, как сейчас продвигается расследование по заявлению Елены.

— В тот же день (в пятницу, 26 февраля, когда Лежнев опубликовал свой пост — прим. ред.) информация попала к начальнику областного УМВД. Виктор Пестерев отложил все дела и ознакомился с ней. Сразу назначил служебную проверку по этому делу. Уже в субботу с утра начали работать сотрудники полиции, проводящие проверку. Работа проводится скрупулёзно и глубоко. Результаты никто скрывать не собирается, всё будет открыто. На их основании будут сделаны выводы, — рассказал нам начальник пресс-службы областного УМВД Алексей Гончарук.

Источник: https://fonar.tv/article/2016/03/03/izbitaya-zhena-i-neprikasaemyi-muzh-pochemu-policiya-ne-nahodit-sostava-prestupleniya-v-mnogochasovom-izdevatelstve-nad-zhenschinoy

Домашнее насилие в Украине – преступление, а не

Заявление в полицию о избиении бывшим супругом

Жанна Безпятчук BBC News Украина

Копірайт зображення Getty Images Image caption Участница акции за права женщин, 8 марта 2018 года, Киев

Избиение мужем жены или психологические унижения кого-либо из членов семьи до сих пор часто считают “мусором, который не стоит выносить из дома”. 11 января этого года в Украине вступили в силу изменения в Уголовный кодекс, признающие системное насилие в семье преступлением.

Кроме того, уже год как действует закон о противодействии и предотвращении домашнего насилия, который определил 16 категорий людей, в отношении которых может быть оказано такое насилие.

Сейчас это не только жена, ребенок, муж. Это и бабушки, дедушки, бывшие супруги, люди, которые имеют общего ребенка и живут в гражданском браке, невесты, братья, сестры.

Очень важно, говорят эксперты, что отныне ребенок, ставший свидетелем насилия в своей семье, также признается его жертвой и имеет право на все соответствующие социальные, медицинские, психологические и правовые услуги.

BBC News Украина объясняет, как эти новые правила помогут жертвам домашнего насилия защитить себя.

Избил жену – тюрьма

Прежде всего эти изменения должны помочь украинским женщинам. По данным Минсоцполитики, в 2013-2018 годах 90% тех, кто обращался относительно насилия в семье в органы государства, – это были женщины, 8,5-9% – мужчины и 1-1,5% – дети.

Если женщина обратилась в полицию из-за угроз или избиения ее мужем один-два раза, правоохранители могут привлечь обидчика к административной ответственности. Но если это произойдет в третий раз, отныне они имеют законные основания открыть уголовное производство.

За домашнее насилие как преступление обидчик может быть наказан общественными работами, арестом на срок до шести месяцев, ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до двух лет.

При этом то, что такое преступление совершается относительно одного из супругов или любого другого лица, с которым злоумышленник имеет близкие или семейные отношения, является отягчающим обстоятельством.

И это еще не все. Если суд ограничил на три-шесть месяцев доступ обидчика к его жертве, то есть запретил, например, находиться с ним в одном помещении, приближаться к месту работы, вести переписку, а он это нарушил, то полиция опять же может открыть уголовное производство.

Суд за это преступление может наказать арестом до шести месяцев или заключением до двух лет. Караться также будет и непрохождение правонарушителем специальной программы, которая должна помочь ему исправиться.

Параллельно с этим меняется квалификация преступления изнасилования.

“Речь идет не только о том, что изнасилование в браке является преступлением. У нас стереотипно считается, что женщина обязана удовлетворить мужчину.

А теперь в законе есть месседж обществу, что это не только преступление, но за него еще и предусмотрена большая ответственность, чем за совершение такого относительно постороннего человека”, – отмечает адвокат общественного центра “Женские перспективы” Галина Федькович.

Ранее считалось, что о таком преступлении идет речь, когда мужчина применил физическую силу, угрожал это сделать или же воспользовался беспомощным положением жертвы. Отныне изнасилованием является любой секс без добровольного согласия. Добровольность правоохранители будут оценивать, учитывая сопутствующие обстоятельства.

К примеру, мать хочет вывезти за границу своего ребенка и для этого должна получить согласие отца, с которым развелась. И тот готов предоставить такое согласие в обмен на секс.

Вот именно это будет считаться сопутствующими обстоятельствами. Они будут указывать на недобровольность, а следовательно, и на насильственный характер этих действий.

Копірайт зображення Getty Images Image caption До недавнего времени в рамках уголовного производства подозреваемый в изнасиловании имел право на бесплатного адвоката, его жертва – нет

Правозащитники и правоохранители признают, что это все кардинально меняет само восприятие домашнего насилия. А дальше многое уже будет зависеть от того, как будут выполняться новые законы. По этому показателю Украина традиционно сильно отстает от других стран Европы, даже имея такое же законодательство, как у них.

Полиция должна будет реагировать по-новому

В 2019 году в Украине должен заработать общегосударственный колл-центр по проблемам домашнего насилия, противодействию торговле людьми и насилию в отношении детей.

Более точных дат его запуска в настоящее время нет, но в Минсоцполитики уверяют, что это непременно произойдет.

Специалисты, которые там будут работать, должны информировать, направлять в полицию, социальные службы, приюты, другие учреждения на местном уровне и предоставлять психологические консультации.

“Человек может обращаться в кризисном состоянии, он может быть готов совершить суицид. Мы должны предусмотреть психологическое консультирование.

В Киеве эта линия должна работать 7/24, во всех областях, где до 2 млн населения, будет 4 сотрудника, где больше (это шесть областей ) – будет пять человек.

Они будут работать в утреннюю-дневную и дневную-вечернюю смены”, – рассказывает заместитель министра социальной политики Наталья Федорович.

Именно полиция может быть следующей инстанцией после колл-центра, куда направят пострадавшего человека.

Нацполиция сейчас формирует мобильные группы по противодействию домашнему насилию. По всей Украине они должны начать выезжать на вызовы со второго квартала 2019-го.

“В этом году мы планируем запустить 45 таких групп во всех областных центрах и в некоторых крупных городах, как Белая Церковь, Бердянск, Славянск, Краматорск, Мариуполь и т.п. Мы рассчитали на основе статистических данных о вызовах нагрузку по каждому району города и в соответствии с этим определяли нужное количество”.

В них войдут участковые офицеры, патрульные и полицейские, занимающиеся ювенальной превенцией.

В областные управления Нацполиции уже поступили бланки для вынесения срочных запретительных предписаний обидчикам. По новому закону, украинские полицейские смогут выносить такие предписания на 10 дней даже без заявления жертвы. Для этого им нужно оценить риски для жизни и здоровья женщины и ребенка.

Копірайт зображення Getty Images Image caption Полицейские будут по-новому оценивать риски

Предписание потребует от обидчика покинуть помещение, где он живет со своей жертвой, не входить него и не находиться там, а также не контактировать с жертвой.

“Защитное предписание, предусмотренное старой редакцией закона, было декларативной нормой и не имело никакого результата. Временное запрещающее предписание, которое сможет выносить полиция, прибыв на вызов, является положительным моментом. Это реальный инструмент для того, чтобы забрать обидчика из семьи на десять дней”, – объясняет Галина Федькович.

https://www.youtube.com/watch?v=6mYn7gmz47I

Если ситуация не решается в течение такого короткого времени, дальше пострадавшая или пострадавший, а от имени ребенка кто-то из его родителей или опекунов, могут обратиться в суд.

И тот имеет полномочия выносить ограничительное предписание на срок от одного до шести месяцев. Его могут продлить еще на шесть месяцев.

Это предписание может означать полное табу для обидчика на любые контакты с жертвой, в частности запрет приближаться к ее месту учебы или работы.

Чтобы решать такие вопросы в суде, нужен адвокат.

Каждый, кто пострадал от домашнего насилия, получает право на бесплатную правовую помощь от государства. Это отныне включает бесплатную помощь адвоката. Ранее, как это ни парадоксально, обидчик в рамках уголовного производства имел право на него, а его жертва – нет.

Адвокатов государство обязуется предоставлять не только в рамках уголовного процесса, но и для рассмотрения любых дел в суде, например, о взыскании алиментов.

Кроме того, пострадавшие от домашнего насилия не будут платить судебные сборы.

“Чиновники должны понять – это серьезно”

Если муж сильно избил жену, и она с гематомами и кровотечениями обращается к врачу, то закон обязывает работников больницы сообщить об этом в полицию, социальные службы.

Это принцип межведомственного взаимодействия в деле противодействия домашнему насилию, который тоже предусмотрен в новом законодательстве.

То есть для того, чтобы запустить весь механизм помощи человеку, который пострадал, не обязательно, чтобы он сам вызвал полицию или написал туда заявление.

Если факты насилия выявил врач или школьный психолог, то дальше в идеале он должен подключать все другие структуры: от полиции до социальных служб.

Отныне также у глав ОГА, РГА, ОТГ и мэров городов должны быть заместители, которые будут курировать вопросы противодействия домашнему насилию. “Соответствующие должностные лица должны понять, что это очень серьезно, и закон должен выполняться. Нельзя молчать и воспринимать домашнее насилие как личное дело того Ивана, который бьет ту Аннушку”, – объясняет Наталья Федорович.

Она отмечает, что в сельской местности голова или староста также несет персональную ответственность за выявление пострадавших от домашнего насилия и за то, чтобы в течение 24 часов уведомить соответствующие структуры и оказать помощь.

Далее, предположим, что жена не может оставаться дома – это опасно для ее здоровья и жизни и для ее детей.

Копірайт зображення Getty Images Image caption Около 90% тех, кто обращается за помощью из-за насилия в семье, – женщины

Помощью может быть и возможность пожить некоторое время в специализированном приюте для пострадавших от домашнего насилия.

По стандарту Совета Европы, на каждые 7-10 тысяч жителей должно быть создано одно семейное место, то есть место для женщины с детьми в приютах или других соцучреждениях.

Сейчас в Украине такие приюты еще только начали создаваться.

Мест там на всех, кто в них нуждается, не хватает, что отмечают правозащитники. Так, например, на 1,7 млн населения Киевской области должно быть создано 170 мест.

В ее пока единственном специализированном приюте могут жить одновременно 15 человек.

И даже если к этому добавить еще места, которые доступны в различных неспециализированных социальных учреждениях, как кризисные центры или приюты для детей, – их все равно мало.

Специализированные приюты для пострадавших женщин с помощью международных доноров созданы и уже действуют сегодня, кроме Киевской области, в городе Киеве, Харькове, Бердянске, Мариуполе, Кривом Роге, Славянске и в Винницкой области.

По замыслу, в таких приютах с женщинами должны работать психологи. “В некоторых социальных службах есть психологи, которые могут оказывать такую ​​помощь, в некоторых нет. Я думаю, что на данном этапе профессиональная психологическая помощь пострадавшим от домашнего насилия государством не предоставляется”, – отмечает Галина Федькович.

Женщинам в приюте также должны помочь с трудоустройством.

В приюте женщина может прожить шесть месяцев. Далее она снова должна справляться с проблемами самостоятельно.

Также считается, что за это время можно решить те проблемы, которые заставили ее покинуть дом или по которым она оказалась на улице.

Впрочем, как показывает практика, те же процессы по привлечению обидчиков к ответственности могут продолжаться в Украине дольше, чем полгода.

Пока что многие новации в предотвращении домашнего насилия – это планы и пилотные проекты. Полиция, суды, органы местной власти, самоуправления, социальные службы еще только учатся работать по-новому в этой области.

Именно в 2019-м станет ясно, насколько серьезны и необратимы пока только задекларированные изменения.

Следите за нашими новостями в Telegram

Источник: https://www.bbc.com/ukrainian/features-russian-46836602

Избил муж: как наказать его за рукоприкладство и что ему грозит – Администрация Благодарненского городского округа Ставропольского края

Заявление в полицию о избиении бывшим супругом

14.10.2019

С 2017 года статья о побоях была частично декриминализована. Декриминализации подверглись единичные эпизоды домашнего насилия.

Побои, нанесенные родственниками или супругами, больше не являются уголовным преступлением. Их регулирует КоАП РФ. Однако, для верной квалификации произошедшего учитываются все обстоятельства преступления, когда муж избил жену.

Что ему грозит в этом случае? Как действовать жене, если муж поднимает на нее руку?

Особенности преступления

Не каждое избиение мужем своей жены будет квалифицировано по статье «Побои». Для квалификации учитываются обстоятельства содеянного и, прежде всего, степень причиненного вреда.

Ведь избить жену тоже можно по-разному. Иногда избиение заканчивается смертью супруги. В этом случае не может быть и речи о побоях.

В действующем законодательстве существует три степени вреда, причиненного здоровью:

  • Легкая – предполагает 10% потери работоспособности и расстройство здоровья не более 21 дня. К этим действиям как раз относятся побои. В результате побоев супруга получает незначительные ссадины, синяки, гематомы.
  • Средняя – предполагает 30% потери работоспособности и расстройство здоровья более 21 дня. К таким повреждениям относят различные переломы, сотрясение мозга.
  • Тяжкая – серьезные повреждения, которые угрожают жизни жертвы. Это могут быть обезображивание лица, потеря слуха или зрения, разрыв внутренних органов, перелом позвоночника и т.д.

Определяется степень тяжести нанесенного вреда заключением судебно-медицинской экспертизы.

Именно от степени тяжести будет зависеть, по какой статье будут судить Вашего мужа. Главное в этом деле – вовремя и максимально оперативно зафиксировать побои в медицинском учреждении.

Кроме того, важнейшим фактором, кроме степени ущерба, для верной квалификации является частота совершения мужем-тираном подобных преступлений.

Первая попытка совершения побоев квалифицируется в качестве административного проступка, рецидив – уголовного преступления.

Первый эпизод побоев декриминализован. Это считается административным правонарушением.

Что будет мужу, если жена сняла побои, зависит от того, что будет указано в медицинском заключении. Этот документ является главным ориентиром для возбуждения уголовного дела и вынесении приговора.

Административное наказание

В 2017 году в КоАП РФ появилась ст. 6.1.1, по которой рассматриваются дела о совершении семейных побоев.

Рассмотрением административных дел по ст. 6.1.1 КоАП РФ занимается мировой суд.

Дела возбуждаются в полиции, после чего материал поступает на рассмотрение в суд. Обе стороны обязаны участвовать в судебном заседании.

В качестве наказания мужу-тирану может грозить:

  • Обязательные работы до 120 часов;
  • Арест до 15 суток;
  • Штраф от 5 до 30 тысяч рублей.

Штраф назначается в пользу государства, то есть фактически супруга ничего не получит. Для возмещения причиненного ей вреда придется обратиться с иском в суд в гражданском порядке.

https://www.youtube.com/watch?v=DsGU0O3mcAI

Виновное лицо обязано представить в суд квитанцию об оплате штрафа, иначе будет возбужден новый административный материал за неуплату санкции.

Как правило, суды по данной статье ограничиваются назначением штрафа в 5 тысяч рублей.

Теоретически супруги имеют право примириться в судебном заседании, тогда наказание не будет назначено. На практике некоторые из судей не примиряют стороны по данной статье.

Кроме того, нередко в суды поступают встречные материалы административных правонарушений, когда в ходе конфликта повреждения получает каждая из сторон.

Уголовное наказание по ст. 116.1 УК РФ

Если виновное лицо уже ранее подвергалось административному аресту за побои, его по новому эпизоду ожидает уголовная ответственность.

Чтобы его действия были квалифицированы как побои, необходимо, чтобы причиненный им вред не соответствовал легкой степени ущерба здоровью потерпевшего.

По ст. 116.1 УК РФ виновника ожидает следующее наказание:

  • Штраф до 40 тысяч рублей;
  • Штраф в размере дохода осужденного до 3 месяцев;
  • Обязательные работы до 240 часов;
  • Исправительные работы до 6 месяцев;
  • Арест до 3 месяцев.

Ст. 116 УК РФ может применяться только тогда, когда в действиях и мотивах мужа будут прослеживаться хулиганские побуждения или ненависть на расовой, политической, национальной или религиозной почве.

То есть, если муж ударит жену за то, что та не согласна с его политическими и религиозными взглядами, в дело вступит статья 116 УК РФ.

Иные составы преступления в семье

  • Еще какая статья за избиение жены мужем в России предусмотрена как альтернативная, кроме тех, которые уже были ранее рассмотрены?
  • Итак, в зависимости от мотивов мужа, степени причиненного ущерба и частоте эпизодичности могут также применяться другие статьи Кодекса.
  • В частности, к ним относятся:
  • Ст. 117 УК РФ – истязания, когда имеет место быть систематическое давление на жену. За такие действия можно даже получить реальный срок в колонии.
  • Ст. 115 УК РФ – если все же виновным был причинен легкий вред здоровью.

    Виновнику грозят общественные работы или высокий штраф.

  • Ст. 112 УК РФ – причинение среднего вреда здоровью. За случайный перелом у жены мужу грозит до 3 лет лишения свободы.
  • Ст. 111 УК РФ – тяжкий вред, причиненный жене мужем.

    Может стать основанием изоляции виновного лица на долгих 8 лет его жизни.

  • Ст. 118 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Мужу в этом случае грозит арест на полгода.

Кроме того, муж может нанести вред в состоянии аффекта, в этом же состоянии он может убить свою жену. В этом случае ответственность будет более серьезной.

Что делать, если муж бьет жену?

Если жену избивает мужу, нельзя медлить и прощать. Совершенный вчера один удар в плохо настроении, сегодня может превратиться в смертельный.

Для начала следует определиться, куда обращаться в такой ситуации. Инстанций в стране много, но следует начать с самой низшей и более доступной.

Порядок действий потерпевшей должен быть следующим:

  • Сразу после семейного конфликта следует обратиться в травмпункт;
  • Там пройти осмотр и получить на руки заверенный печатью оригинал справки;
  • С данной справкой необходимо пойти в отделение полиции для написания и подачи заявления.

Обратиться Вы имеете право по закону в любое отделение полиции, но лучше подать обращение по месту совершения происшествия.

Составление заявления

Заявление требуется писать в двух экземплярах для того, чтобы контролировать временные рамки рассмотрения его органами правопорядка.

На втором экземпляре сотрудник полиции должен поставить отметку о принятии. Кроме того, Вам обязаны выдать талон-уведомление с информацией о получении ответа о рассмотрении заявления.

Заявление стоит составлять по следующим правилам:

  • Подавать на имя начальника полиции;
  • Указать свои контактные данные для связи;
  • Выдать всю информацию о Вашем обидчике;
  • Детально расписать обстоятельства произошедшего конфликта;
  • Выразить просьбу о возбуждении уголовного дела;
  • Указать о том, что Вы предупреждены об ответственности за заведомо ложный донос.

Когда жена написала заявление, полиция обязана провести проверку изложенных в нем обстоятельств дела. Полиция может либо возбудить уголовное дело или административный материал, либо вынести отказ в возбуждении дела. В последнем случае мужу вынесут предупреждение и поставят его на учет.

Если отказ сотрудников полиции в возбуждении дела кажется Вам не обоснованным, можно обратиться в прокуратуру. Там проведут проверку и возбудят дело. Кроме того, прокуратура может наказать халатного сотрудника полиции.

На 2019 год по ст. 116 УК РФ потерпевшая сторона может самостоятельно обратиться в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в порядке частного обвинения.

Как доказать вину мужа?

Важным доказательством является справка о снятых побоях. Но, когда жена вызывает наряд полиции в момент конфликта, у нее нет возможности самостоятельно ехать в больницу и получать справку.

В момент конфликта, когда приезжает полиция, следует попросить сотрудников вызвать скорую помощь для фиксирования побоев.

Конечно, если муж избил жену до полусмерти, у врачей вопросов к характеру повреждений не появится. Но когда жене нанесены незначительные ссадины и синяки, промедление с обращением в медицинское учреждение на 3-4 дня может быть основанием в отказе в возбуждении дела.

Кроме справки в суде больше значение в качестве доказательств будут играть показания свидетелей. Если кто-либо видел Ваш конфликт или слышал его, этих свидетелей требуется заявить в суде.

По возможности сразу после инцидента сфотографируйте себя на телефон, чтобы были видны повреждения. Если удары наносились каким-либо предметом, его лучше сразу изъять, чтобы у мужа не было возможности его уничтожить.

Если Вы действительно считаете, что Вам угрожает опасность, можете проявить самооборону. Главное в этом деле – не превысить ее пределы, иначе подсудимым в уголовном деле будете уже Вы сами, а не Ваш муж.

Семейная тирания должна наказываться по всей строгости закона. Декриминализация статьи УК РФ не означает, что мужья теперь имеют право бить своих жен и не нести за это ответственность.

УК РФ простит им только единичный эпизод побоев. За второй аналогичный проступок злоумышленнику будет грозить более строгое наказание.

Не нужно терпеть истязания и побои, необходимо защищать свои права и не подвергать риску своих детей.

Источник:

Как женщине по закону наказать мужчину, который ее бьет

Все мы помним на страницах и сайтах СМИ жуткие истории избиения женщин их мужьями и бойфрендами, например: актер Марат Башаров изуродовал лицо своей жене Екатерине Архаровой, а журналистка Анна Жавнерович пострадала от рук гражданского мужа. Ни в одном из этих случаев обидчик пока не понес наказания по закону.

Между тем домашнему насилию в нашей стране подвергаются сотни тысяч женщин. Избитая Анна решила добиваться справедливости, обратилась в правоохранительные органы, но вскорости получила отказ в возбуждении уголовного дела.

Девушка продолжает бороться за свои права, а мы вместе с опытным адвокатом Олегом Павловичем составили памятку для всех, кто не хочет мириться с насилием и готов прекратить издевательства, наказав тирана по Уголовному кодексу.

1. Собираем «правильные» справки

— Если после избиения женщина не может выйти на улицу (из-за травмы, страшных повреждений на лице), нужно вызвать домой Скорую, — советует адвокат. Другой вариант — дойти до ближайшего травмпункта.

При медосмотре просим врачей письменно зафиксировать все жалобы максимально подробно: где гематомы (синяки), где кровоподтеки, в каких местах есть боль из-за ударов, хотя и не видно внешних повреждений. Последний случай в медицинской документации может быть описан как «ушиб мягких тканей».

Важно: проследите, чтобы медики указали в справке, что «со слов потерпевшей» она пострадала от ударов такого-то лица.

Актер Марат Башаров изуродовал лицо своей жене Екатерине Архаровой

2. Звоним по «02»

Параллельно с вызовом Скорой нужно постараться как можно быстрее позвонить в полицию, это может сделать в том числе кто-то из родственников или знакомых, получив смску пострадавшей.

Обратите внимание: надежнее всего набирать «02», с мобильных телефонов: 020, если оператор МТС, Мегафон, Теле2; 002 — Билайн. Звонки по этому номеру автоматически записываются, и шансы быть «отфутболенным» минимальны.

Сообщаем диспетчеру о насильственных действиях, причинении вреда здоровью и просим прислать наряд полиции.

«Если обидчик не сбежит до приезда стражей порядка, то его могут задержать и доставить в участок, — поясняет адвокат Павлович.

— В любом случае полицейские как минимум составят рапорт о вызове, указав жалобу потерпевшей — это станет отправной точкой фиксации правонарушения и пригодится при защите своих прав в дальнейшем».

3. Ищем свидетелей

До 90% дел против домашних тиранов «рассыпаются» из-за отсутствия свидетелей, предупреждает наш эксперт. Побои — статья 116 Уголовного кодекса — относятся к уголовным делам так называемого частного обвинения.

Это значит, что доказывать рукоприкладство конкретного злодея должна сама потерпевшая (или ее адвокат).

И самая большая сложность на практике — установить причинно-следственную связь, иными словами — подтвердить, что изуродованное лицо и тело это дело рук обвиняемого, а не последствия действий других лиц, иных обстоятельств и т.п. Поэтому важнейшая задача — найти свидетелей.

Обратите внимание: если побои происходили при ребенке, то он может давать показания как очевидец (как правило, суды готовы допрашивать детей, начиная с 10 — 12 лет).

Также можно привлечь соседей, если они видели, как «кулачник» выбегал из квартиры, слышали шум скандала, крики потерпевшей.

В качестве свидетелей могут выступить и друзья, присутствовавшие при прошлых ссорах женщины с обидчиком.

«Если побои случаются не один раз, а свидетелей, как правило, не бывает (например, в частном доме), в конце концов можно пойти на установку домашней видеокамеры — как родители устраивают для присмотра за поведением няни, оставляя с ней малышей, — советует Олег Павлович. — Это позволит собрать самые весомые доказательства».

Источник: https://abmrsk.ru/grazhdanstvo-i-migratsiya/izbil-muzh-kak-nakazat-ego-za-rukoprikladstvo-i-chto-emu-grozit.html

101Адвокат
Добавить комментарий