Законно ли суррогатное материнство в РФ?

Секреты суррогатного материнства: сколько стоит изменить закон природы – МК

Законно ли суррогатное материнство в РФ?

И как правильно искать маму для будущего малыша

Звоню на многоканальный телефон одного из центров по поиску суррогатных мам. В первую очередь интересуюсь стоимостью этого удовольствия.

Мне рассказывают обо всем пакете предоставляемых услуг. Обследования, ЭКО, содержание суррогатной матери, наблюдение во время беременности, сами роды и вознаграждение после рождения малыша — в сумме набежало около двух с половиной миллионов рублей.

В агентстве имеется виртуальный каталог с фотографиями потенциальных суррогатных матерей. В основном они украинки и молдаванки, большинство замужем, но готовы к переезду на период беременности и родов, у всех есть хотя бы один собственный ребенок. Наличие своих здоровых детей — обязательное условие для женщины, решившей стать суррогатной матерью.

— Это необходимое требование, врачам нужно знать, какие беременности и роды у женщины в анамнезе, были ли осложнения. Кроме того, наличие собственного ребенка снимает с биологической семьи риск, что суррогатная мать в послеродовой период захочет оставить ребенка себе.

А такие случаи возможны. Одна из причин — послеродовая депрессия, связанная с гормональной перестройкой, когда на ее фоне суррогатная мать может начать испытывать материнские чувства к малышу, и ей становится трудно выполнить договор и отдать его биологической семье.

В России суррогатное материнство легализовано, но существуют определенные сложности, с которыми могут столкнуться генетические родители.

Какие бы контракты и обязательства ни связывали их с суррогатной матерью, какие бы высококвалифицированные юристы с ними ни работали, и как бы ни заверяли их сотрудники агентств в отсутствии рисков, в роддоме роженица считается законной матерью ребенка.

Ровно до того момента, пока сама не напишет добровольный отказ от него. Конечно, она лишится вознаграждения, сумма которого колеблется от 800 тысяч до полутора миллионов рублей, но и семья не сможет забрать у нее своего кровного малыша.

И речь будет идти не о нарушении законодательства с ее стороны, а о невыполнении обязательств по договору, где оговаривается, что «биологический материал» не является ее собственностью.

Среди биологических родителей — как женщины, оставившие попытки ЭКО, так и пожилые пары, у многих из которых уже есть взрослые дети. Выбравшие этот путь делятся друг с другом впечатлениями в интернет-форумах о том, становится ли для них испытанием налаживание отношений с суррогатной матерью.

Евгения, 38 лет:

«У меня постоянный стресс и масса переживаний о том, как все пройдет. Мы выбрали сурмаму через агентство. Она спокойная, уверенная, флегматичная. Есть собственные двое детей.

Но я не могу успокоиться, потому что все время боюсь, что ей что-то может не понравиться, что в последний момент что-то случится с ней или малышом.

У меня появилась какая-то ревность к ней, что она носит моего ребенка, обида на мужа, что он не понимает этих моих чувств… Очень, очень страшно».

Галина, 40 лет:

«Мы нашли суррогатную маму, долго к этому готовились, посещали психологов и юристов. Понимали все возможные трудности и риски. Наш выбор пал на молодую общительную девушку, мы с ней нашли общий язык и подружились. Я совершенно успокоилась: у меня нет опасений, что моего ребенка заберут. Это ожидание для меня — счастье».

Ольга, 39 лет:

«Я обращалась в несколько агентств — возникло неприятие. Сложилось впечатление, что покупаю машину или квартиру, — настолько коммерческим мне показался подход.

Все мои вопросы сразу переводились в денежный эквивалент, я не заметила чуткости ни в администраторах, ни в медперсонале.

Все-таки рождение малыша — это таинство, а менеджеры по продажам очень эффективно убивают сам смысл появления на свет маленького человечка. Теперь ищу сурмаму через знакомых».

Как стать мамой чужого малыша

Среди других требований к суррогатным матерям — возраст. Он должен быть от 20 до 34 лет. Обязательное условие — отсутствие выкидышей, кесарева сечения и осложнений во время предыдущих родов.

Интересно, что услуги суррогатных матерей ценятся дороже, если они вынашивают чужого малыша уже не в первый раз. Ведь в этом случае риск, что женщина захочет забрать новорожденного себе, минимален.

Родители выплачивают суррогатной матери ежемесячное содержание от 17 до 40 тысяч рублей, эта сумма колеблется в зависимости от региона: самые высокие цены в Москве, на втором месте Санкт-Петербург. Уход при многоплодной беременности стоит в полтора раза дороже.

В случае необходимости кесарева сечения гонорар роженицы может вырасти вдвое, поскольку этот вид родов может поставить крест на «карьере» суррогатной матери.

— Меня зовут Оксана, я из-под Львова, несколько лет живу в Санкт-Петербурге. Работаю менеджером в торговой сфере. Из-за финансовых трудностей решила стать суррогатной матерью для одной знакомой семьи. Долго обсуждала этот вопрос с мужем, пришли к согласию. Все прошло благополучно, беременность наступила. Сейчас я на третьем месяце.

Семья, для которой я вынашиваю ребеночка, мне в целом нравится. Они не только выплачивают мне ежемесячное содержание, но и сняли хорошую квартиру, где я теперь живу с мужем и ребенком. Плюс они привозят качественные продукты, боятся, что я буду экономить на еде. Благодаря им я попробовала то, что никогда не ела раньше, например, китайские экзотические фрукты, блюда из нута, оленину.

По выходным мы все вместе встречаемся и гуляем где-то на природе.

Проблема в том, что я не хотела бы терять работу, которая меня устраивает, то есть буду официально оформлять декретный отпуск, но не понимаю, как мне из него вернуться. Я недавно заболела, так получилось, что коллеги узнали о моей беременности.

А одна дама сказала: «У меня от внука осталось столько разных игрушек, вещичек, все отдам твоему малышу!» Мне неловко, даже стыдно как-то, чувствую себя обманщицей. Поскольку процедура отказа от ребенка происходит в роддоме, то получается, что меня довольно быстро выпишут.

И, естественно, на работе возникнут вопросы: где мой малыш и почему я прервала декретный отпуск?

Конечно, у меня нет в мыслях обмануть людей, которые делают для меня все возможное, но с каждым днем мне все труднее. С одной стороны, у меня под сердцем ребенок, и я должна о нем заботиться.

Но это приведет к тому, что я почувствую себя его матерью. Но с другой стороны, когда я начинаю себе внушать, что он не имеет ко мне отношения, то начинаю воспринимать его как бремя, как что-то чужеродное…

Я не знаю, как добиться нейтрального отношения к своему положению.

Далеко не все дамы, решившиеся на подобный заработок, столь же эмоциональны, как Оксана. Например Вика, переехавшая из Челябинской области в Москву, чтобы родить бездетной паре малыша, оставила дома не только мужа, но и трехлетнюю дочку. «Мы с ней в скайпе общаемся, не хочу, чтобы она приезжала ко мне, потом при расставании опять будет плакать. Эти 9 месяцев мы проводим раздельно.

Осталась половина срока, ребенок внутри растет, шевелится. Я с ним разговариваю иногда, обещаю, что скоро он увидит своих настоящих папу и маму. Да, ребенок, да, я его чувствую. Ну и что? Это заработок для меня, не более того. Я как-то сразу для себя все решила, а мама меня поддержала. Была уверена, что все пройдет хорошо. Рожу, отдам кредит и отвезу свою семью на море за границу».

Возможные грабли

Решение о рождении ребенка с помощью суррогатной мамы — это почти всегда риск. Поэтому агентство и грамотное юридическое сопровождение помогут максимально обезопасить биологическую семью от неприятных сюрпризов.

Известны случаи мошенничества, когда малообеспеченная женщина за счет потенциальных родителей проходит полное медобследование, а потом исчезает. Самостоятельный поиск суррогатной матери может привести к тому, что семья найдет кандидатку с поддельными справками.

При этом она может иметь в анамнезе выкидыши, психиатрические диагнозы, хронические болезни. Другое опасение связано с возможной социальной пропастью между биологическими родителями и суррогатной матерью.

Марина, 34 года:

«Оставив попытки забеременеть, мы с мужем обратились в агентство по поиску суррогатной матери. Оказалось, что большинство этих женщин — украинки из бедных семей, нуждающиеся в заработке. Пока мы ни на ком свой выбор не остановили.

Скажу честно, у нас с супругом есть опасения, ведь образ жизни человека, его социальный слой — это еще и культура.

Насколько суррогатная мать будет следить за собой, соблюдать гигиену, правильно питаться? Мы никак не сможем это проконтролировать, невозможно отследить каждую мелочь».

Елена, 30 лет:

«Я — суррогатная мать для бездетных родителей. Получается, что я должна быть обязательно бедной, несчастной, грязнулей? Люди! Очнитесь и посмотрите вокруг! Каждая десятая семья нуждается в долгожданном ребенке! Давайте будет с уважением относиться друг к другу, раз мы друг другу так нужны!»

Треугольник без острых углов

Для Татьяны решение о поиске суррогатной матери стало единственно возможным после сложной операции.

— Мы сразу стали искать суррогатную мать через агентство, никого из знакомых и родственников не собирались ставить в известность, хотели сохранить это в тайне. Выбирали долго. Не только каталоги смотрели, но и встречались с кандидатками. Кто-то не вызвал доверия, кто-то внешне не понравился.

Наконец остановили выбор на девушке из Кишинева. Тут пришлось снова выбирать. Она готова была переехать к нам и до момента родов жить у нас. Конечно, мне было бы так спокойнее, я бы знала, в каком режиме она живет, как питается, малыш был бы с первого дня рядом со мной.

Но поскольку мы хотели сохранить все это в тайне, пришлось снять для Лены квартиру не просто в другом доме, но и в другом районе. Я очень боялась, что кто-то может догадаться, а потом рассказать ребенку, что его родила другая женщина. Мы живем в многоквартирном доме, «бабушки на лавочках» это наша постоянная тема.

Так что мы даже в гости к нам Лену не звали, встречались только у нее, либо гуляли вместе где-то за городом.

Через 4 месяца я начала имитировать беременность, сшила подушку, которую подкладывала под одежду. Выкроила ее со специальным отверстием, чтобы живот мог «расти». Из дома выходила только в таком виде. Конечно, когда видела Лену с настоящим животом, в котором шевелился малыш, было как-то не по себе, как будто затеяла какую-то нечестную взрослую игру.

Когда ребенок родился, я не сразу приняла его. С Леной все прошло гладко, из роддома мы приехали домой вместе с мужем. Я вышла из машины с букетом цветов, как и положено маме новорожденного ребенка, муж нес нашего мальчика.

Соседей я обманула, но как обмануть себя? Признаюсь честно, я не сразу привыкла к малышу, присматривалась, искала знакомые черты. Потом заметила, что те же чувства испытывает и муж. Привыкание шло несколько месяцев, только спустя полгода я осознала, что это мой ребенок, что мы его родители, отвечаем за него.

С Леной не общаемся, полностью оборвали все контакты, такая была договоренность с самого начала. Я знаю, что это невозможно, но периодически замечаю в сыне Ленины черты.

Он замечательный мальчик, мы счастливы втроем, но иногда меня охватывает какой-то необъяснимый страх, и я задаю себе вопрос, не нарушили ли мы законы природы… Но, несмотря на все эти переживания, я ни разу не пожалела о своем решении.

■ ■ ■

Суррогатное материнство — законная процедура, и вряд ли в Москве найдется роддом, который миновала бы эта история. Когда ребенка ждут не двое, а трое. Когда рожает одна женщина, а выписывается другая.

Но в двух столичных роддомах главврачи отказались комментировать подобный опыт их клиник, сославшись на личные причины, этические нормы, религиозные убеждения и «несовершенство процедуры».

В третьем роддоме акушерка анонимно рассказала о том, что в родах все женщины ведут себя одинаково, независимо от того, кровные они матери или нет. На ее памяти ни одного случая отказа суррогатной матери отдать новорожденного не было.

Наоборот, эти женщины достаточно прагматично относятся к процессу, соблюдают все договоренности. «Но нам сложно об этом говорить, — сказала акушерка, — то, как я лично к этому отношусь, не могу сказать однозначно. Беременность, роды — это не проект, а природа женщины, поэтому кто на самом деле мама ребенка — вопрос для меня неоднозначный».

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/06/05/sekrety-surrogatnogo-materinstva-skolko-stoit-izmenit-zakon-prirody.html

Суррогатное материнство: мировой опыт

Законно ли суррогатное материнство в РФ?

2013-11-11T15:17+0400

2013-11-11T16:14+0400

https://ria.ru/20131111/976039040.html

Суррогатное материнство: мировой опыт

https://cdn25.img.ria.ru/images/92110/67/921106747_0:136:2616:1608_1036x0_80_0_0_5148bd218501d62f1e1aca6b80e4978b.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Проблема суррогатного материнства является наиболее дискуссионной и наименее урегулированной в правовом отношении.

В первую очередь его подвергают критике за коммерциализацию, мотивируя тем, что женщина, по сути, используется в роли платного инкубатора.

О запрещении использования суррогатного материнства в коммерческих целях говорится в Брюссельской декларации Всемирной медицинской ассоциации (ВМА) 1985 года.

На общеевропейском уровне 19 ноября 1996 года Совет Европы принял Конвенцию по правам человека в биомедицине. Конвенция является первым обязательным в области здравоохранения юридическим документом, направленным на защиту человека от возможных злоупотреблений, связанных с использованием новых биологических и медицинских методов и процедур.

Методы искусственного оплодотворения в международном праве регулируются также несколькими директивами, вытекающими из трех рекомендаций Парламентской ассамблеи Совета Европы, резолюциями, принятыми 16 марта 1969 года Европейским парламентом, и решениями Комиссии по правам человека 1971 и 1976 годов.

Суррогатное материнство, в том числе коммерческое, законодательно разрешено в США (в большинстве штатов, хотя законодательство сильно отличается от штата к штату), Южно-Африканской Республике, Украине.

Некоммерческое суррогатное материнство разрешено в Австралии, Великобритании (допускается оплата текущих расходов суррогатной матери), Дании (с серьезными ограничениями), Израиле, Испании, Канаде, Нидерландах (запрещена реклама суррогатного материнства, предложение услуг суррогатных матерей и их подбор), в отдельных штатах США (Нью-Гемпшир, Вирджиния).

Законодательно суррогатное материнство запрещено в Австрии, Германии (наказание несут врачи и посредники, а не родители и суррогатная мать), Италии, Норвегии, Швеции, в отдельных штатах США, Франции, Швейцарии и др.

В некоторых странах закон не запрещает суррогатное материнство, но при этом никак его не регламентирует (Бельгия, Греция, Ирландия, некоторые страны Латинской Америки и Азии).

В США практика применения суррогатного материнства наиболее распространена. Конгресс США разрешил суррогатное материнство в 1991 году, хотя в штатах Нью-Гемпшир и Вирджиния оно запрещено до сих пор.

Во многих американских штатах открыты агентства по его применению. В стране имеется огромная база донорских яйцеклеток для женщин, которые не могут предоставить суррогатной матери собственную.

Возможен выбор донора даже по этническому происхождению, вероисповеданию и внешности.

Что касается законодательного решения вопроса о суррогатном материнстве, то США не имеют единой правовой базы по его применению.

Конституция этой страны предоставляет государственным собраниям штатов право самостоятельно принимать законодательные акты в области здравоохранения, поэтому каждый штат США сам создает медицинскую законодательную базу, в том числе и касающуюся использования метода суррогатного материнства.

Наиболее прогрессивной в этом отношении является Калифорния. По законодательству Калифорнии предоставление услуг суррогатного материнства не противоречит общественному сознанию, в связи с чем на территории штата разрешено суррогатное материнство независимо от того, на каких началах оно будет основано. Основными критериями, которым должна соответствовать суррогатная мать, являются возраст от 20 лет и наличие собственных детей.

В Финляндии вопросы, связанные с применением метода суррогатного материнства и установлением происхождения детей, рожденных вне брака, регулируются законом об установлении отцовства 1975 года.

Согласно положениям закона при рождении ребенка суррогатной матерью применяется принцип биологического родства, то есть материнство автоматически следует из факта рождения ребенка, даже в тех случаях, когда полностью используются донорские клетки супругов и между биологической матерью и новорожденным нет никакой родственной связи.

В последующем материнство не может быть аннулировано на том основании, что законной матерью не является биологическая мать ребенка.

Семейный кодекс Украины, вступивший в законную силу 1 января 2004 года, легализовал суррогатное материнство, в результате чего украинское законодательство стало одним из самых благоприятных в мире для прохождения данного вида программ.

В отличие от США, Финляндии, Украины и иных стран, разрешающих применение любых методов вспомогательных репродуктивных технологий, законодательство ряда государств налагает определенные ограничения и запреты, касающиеся суррогатного материнства (Австралия, Израиль, Нидерланды, Испания, Дания, Канада, Великобритания).

В Нидерландах, например, запрещена реклама суррогатного материнства, предложения услуг суррогатных матерей и их подбор, в Великобритании допускается только оплачивать текущие расходы на оказание медицинской помощи. В Венгрии и Дании суррогатной матерью может стать только родственница генетических родителей.

В Израиле применение вспомогательных репродуктивных технологий представляется наиболее предпочтительным вариантом решения проблемы бесплодия.

В отличие от иных методов искусственного оплодотворения, урегулированных актами министерства здравоохранения Израиля, в 1996 году кнессетом был принят закон, регламентирующий права, обязанности сторон суррогатного материнства и механизм применения данного метода репродукции человека.

Суррогатное материнство допускается только в отношении гетеросексуальных супружеских пар и только в том случае, когда суррогатная мать, являющаяся гражданкой Израиля, не имеет генетического родства с ребенком, не связана родством ни с одним из названных (генетических) родителей и принадлежит к той же религии, что и названная мать. Необходимо также получить одобрение комитета, состоящего из социальных работников, врачей и религиозных деятелей.

В Германии вопросы, связанные с применением вспомогательных репродуктивных технологий, регулируются принятым в 1991 году Актом (The Embryo Protection Act).

Согласно положениям указанного Акта в Германии разрешено только искусственное оплодотворение, доступ к которому гарантирован лицам, состоящим в законном браке. Суррогатное материнство, предполагающее донорство женских яйцеклеток, рассматривается как недопустимое.

Одним из веских аргументов столь радикальной позиции является недопустимость разделения биологического и социального материнства, способного привести к проблеме идентичности ребенка и неизбежным психологическим конфликтам сторон отношений суррогатного материнства.

Более того, любые попытки осуществить искусственное оплодотворение женщины, готовой отказаться от своего ребенка после его рождения, рассматриваются с точки зрения уголовного права как преступление.

Закон Италии от 19 февраля 2004 года “О нормах вспомогательных репродуктивных технологий” полностью запрещает суррогатное материнство. Согласно этому закону, итальянцы имеют право прибегать к использованию методов искусственного оплодотворения только при предоставлении справки о бесплодии.

При этом запрещены репродуктивные программы с участием третьей стороны, то есть суррогатное материнство и донорство.

Законодательство Италии предусматривает лишение свободы на срок от трех месяцев до двух лет и штраф в размере от 600 тысяч до 1 миллиона евро тем лицам, которые в любой форме производят, организуют и рекламируют донорство или суррогатное материнство на территории Италии, однако итальянским гражданам не запрещено пользоваться такими услугами за границей.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: https://ria.ru/20131111/976039040.html

Суррогатное материнство: прибыльный бизнес или эксплуатация бедности?

Законно ли суррогатное материнство в РФ?
Правообладатель иллюстрации Getty Images

Суррогатное материнство – явление отнюдь не новое. Тысячелетиями женщины доверяют рождение своих детей другим женщинам.

Но благодаря появлению новых технологий, таких как экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), сглаживанию культурных особенностей и тенденции заводить детей в позднем возрасте количество случаев суррогатного материнства в последнее время резко выросло.

За последние два десятилетия это явление превратилось в глобальный феномен. Точных данных о количестве детей, появившихся на свет таким образом, нет, но еще в 2012 году индустрия суррогатного материнства оценивалась в 6 млрд долларов в год.

В одной только Британии число официальных ордеров о передаче ребенка суррогатной матерью родителям за семь лет увеличилось в три раза – со 121 в 2011 году до 368 в 2018-м. Однако истинное количество соглашений о суррогатном материнстве может быть и выше, так как юридической необходимости оформлять подобный ордер нет.

В новостных заголовках

Суррогатное материнство бывает двух видов: гестационное, когда в матку суррогатной матери помещают оплодотворенную яйцеклетку другой женщины, и традиционное, когда оплодотворяется яйцеклетка суррогатной матери.

Благодаря этой технологии люди, которым не удается завести ребенка естественным образом, получают возможность стать родителями. При этом им не нужно заниматься долгим и крайне непростым процессом усыновления.

В большинстве случаев суррогатное материнство проходит без эксцессов. Но из-за стремительного роста его популярности увеличилось число летальных случаев, а связанные с этим скандальные истории неоднократно попадали в новостные заголовки.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Младенец Гамми со своей суррогатной матерью, которая стала его родителем

Например, история с младенцем Гамми потрясла весь мир. Как сообщалось, пара, сделавшая заказ на рождение ребенка, оставила его в Таиланде, поскольку он родился с синдромом Дауна, но забрала его здоровую сестру-близнеца в Австралию.

Суд затем постановил, что ребенка не бросили, но выяснилось, что один из родителей в прошлом неоднократно был признан виновным в преступлениях сексуального характера в отношении детей. Это стало поводом для обсуждений необходимости защиты суррогатных детей.

Помимо обеспечения защиты таких детей заговорили также о случаях эксплуатации суррогатных матерей посредниками и их жизни в нечеловеческих условиях.

Денежное вознаграждение

Для суррогатного материнства зачастую привлекают финансово необеспеченных и социально незащищенных женщин, прельщая их денежным вознаграждением. Например, на Украине суррогатная мать может заработать до 20 тыс. долларов, что примерно в восемь раз превышает среднегодовую зарплату по стране.

Но нередки истории о плохом обращении с суррогатными матерями, когда агентства отказываются выплачивать им гонорар при малейшем нарушении строгих правил или в случае, если беременность заканчивается выкидышем.

Опасения о возможной эксплуатации женщин привели к тому, что некоторые страны полностью запретили свои программы суррогатного материнства. В 2018 году ООН заявила, что “коммерческое суррогатное материнство… как правило равносильно продаже детей”.

Image caption Иностранцы часто приезжают на Украину, чтобы найти суррогатных матерей

Медицинский туризм

В числе основных проблем можно выделить то, что законы, регламентирующие суррогатное материнство, отличаются в зависимости от страны. Они могут быть обусловлены историей, культурой и социальной значимостью.

В некоторых странах, например Германии и Франции, считается, что суррогатное материнство ущемляет чувство собственного достоинства женщин, потому что кто-то использует их в своих целях. Поэтому суррогатное материнство там запрещено.

В других странах, например, Британии, это явление рассматривается как дар одной женщины другой – и разрешается лишь на безвозмездной основе.

В других странах, например на Украине и в России, а также в некоторых штатах США, в числе которых Калифорния, разрешена продажа услуг суррогатного материнства. Это объясняется тем, что женщина сама вправе решать, хочет она становится суррогатной матерью или нет.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Ким Кардашьян ожидает появления четвертого ребенка. Это будет второй ребенок от суррогатной матери

В некоторых странах, например, в Кении и Нигерии, суррогатное материнство не регулируется законом.

Из-за этих разногласий в правилах суррогатное материнство стало популярной разновидностью медицинского туризма.

Если в той или иной стране суррогатное материнство запрещено (или существуют значительные ограничения), желающие завести ребенка могут отправиться туда, где законы более мягкие или где этот процесс никак не регулируется.

В последнее время особенной популярностью пользовались такие страны, как Индия, Таиланд, Камбоджа и Непал. Власти этих государств решили закрывать подобные клиники из-за опасений об эксплуатации своих граждан.

Но когда закрывается одна подобная клиника, вместо нее тут же появляется новая.

Юридические затруднения

Понятно, что существуют этические вопросы, связанные с риском эксплуатации женщин в бедных странах и отношением к детям как к товару. Медицинский туризм может привести и к появлению значительных юридических затруднений.

Есть страны, которые считают суррогатную мать законным родителем, но есть также и страны, в которых заказчики считаются родителями с момента рождения ребенка. Может сложиться и ситуация, когда у ребенка нет гражданства, поскольку ни одна страна не признает его своим гражданином.

Например, в 2008 году получил известность случай с младенцем Манджи, родившимся у суррогатной матери из Индии. Ее судьба оказалась в подвешенном состоянии после того, как заказавшие ее родители-японцы развелись вскоре после ее рождения.

Ни заказчица-мать, ни суррогатная мать не хотели брать опеку над ребенком. Заказчик-отец, который был готов забрать девочку, не смог получить над ней опеку из-за индийских законов, не позволяющих одиноким людям усыновлять детей.

В результате было непонятно, кто является законным родителем девочки, а также какое у нее гражданство.

Если родители-заказчики все же забирают ребенка в свою страну, то властям этой страны необходимо будет решать, признавать ли заключенный в другом государстве договор и признать их официальными родителями.

В большинстве стран основным приоритетом считается благополучие ребенка. Это означает, что властям зачастую приходится признать договор, закрывая глаза на возможность эксплуатации.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Манджи родилась в Индии по заказу семейной пары из Японии

Соглашения между странами

Гаагская конференция по международному частному праву сейчас рассматривает возможность создания международно закрепленных правил для государств, которые бы обговаривали признание родительских прав над детьми, рожденными за границей посредством суррогатного материнства.

Но найти консенсус между странами может оказаться нелегко из-за существенных различий в подходе к этому вопросу.

Страны, запрещающие или ограничивающие суррогатное материнство, вряд ли подпишут соглашение, которое его разрешает. И наоборот: страны, его разрешающие, возможно, не захотят пойти на ограничения.

По сути, власти столкнулись с непростой ситуацией: мировой рынок суррогатного материнства вырос благодаря различиям в законах разных государств, но именно из-за этих различий они не могут эффективно регулировать этот вопрос.

Суррогатное материнство может стать источником радости для родителей, которым не удается завести ребенка, но также оно создает условия для эксплуатации социально незащищенных.

И пока растет популярность суррогатного материнства, эти юридические и этические вопросы будут все более насущными.

Как обстоят дела в России

В России суррогатное материнство разрешено, но регламентируется противоречиво.

Понятие “суррогатное материнство” было внесено в 2012 году в виде поправок к закону об основах охраны здоровья граждан.

Официально стать суррогатной матерью может женщина в возрасте от 20 до 35 лет, у которой есть двое детей.

Суррогатная мать должна заключить договор с генетическими родителями, в котором прописаны все условия вынашивания будущего ребенка. Если женщина состоит в браке, требуется нотариально заверенное согласие мужа.

Суррогатная мать не может быть донором яйцеклетки, ей подсаживается готовый эмбрион.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-48069279

Суррогатное материнство. Законно или нет?

Законно ли суррогатное материнство в РФ?

Первым успешным искусственным оплодотворением in vitro с последующей программой ЭКО было рождение в 1978 году англичанки Луизы Браун. В 1986 году в США успешно применен способ экстракорпорального оплодотворения (ЭКО).

На территории СНГ первый опыт суррогатного материнства успешно стартовал в 1991 году, когда результатом внедрения процесса вспомогательной репродуктивной медицины стало рождение девочки Кати. После успешного опыта харьковских специалистов, ЭКО стало широко применяться на всей территории бывшего СССР.

Начиная с 1978 года, в мире родилось порядка трех миллионов детей с применением способа ЭКО.

Как с точки зрения применения способа ЭКО, так и с точки зрения законодательства в этой области, США оказались первыми. Их законодательный опыт успешно переняли во многих других странах.

Хотя и в Америке, где в каждом штате свое законодательство, и в других странах, нет единообразия законов и судебной практики по данному вопросу. Тем не менее, США положили начало правовому регулированию суррогатного материнства во всем мире.

Несколько судебных процессов по вопросам, связанным с суррогатным материнством, стали известны всему миру, вошли в учебники, научно-популярную литературу, различные пособия, широко освещены в сети Интернет.

В мире неоднозначное отношение к суррогатному материнству. О запрещении говорится в Брюссельской декларации Всемирной медицинской ассоциации (1985 г.). Нет единого мнения (в мировом масштабе) о том, что данный способ оплодотворения является правильным и законным.

Применение этих методов репродукции связано со многими проблемами этического, медицинского и юридического характера. В некоторой степени это продиктовано и позицией церкви, считая этот метод греховным. Тем не менее, обратившись к Священному писанию, мы увидим, что даже в нем идет речь о суррогатном материнстве.

Однако, в силу неразвитости технологий в области репродуктивной медицины, приходилось прибегать к естественной инсеминации донора, который одновременно являлся и суррогатной матерью.

При этом с юридической точки зрения дети библейских пророков считались собственными детьми их законных жен, а не биологических матерей (подробнее см. Ветхий Завет, Бытие, 16).

Суррогатное материнство разрешено законами большинства штатов США, законами Австралии, Великобритании, Дании, Израиля, Испании, Канады, Нидерландов, России, Украины, Грузии, ЮАР. При этом в ряде стран разрешено только некоммерческое использование ЭКО.

В ряде стран суррогатное материнство прямо запрещено законом (по моим данным, это Австрия, Норвегия, Швеция, Франция, Италия, Швейцария, Германия, некоторые штаты Америки) или никак не регулируется законодательством страны (Бельгия, Ирландия, Финляндия).

В России коммерческое суррогатное материнство является совершенно законным. Вопросы суррогатного материнства регулируются следующими законодательными актами:

1) ст. ст. 51−52 Семейного кодекса РФ;

2) ст. 36 («Искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона») Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от № 5487−1 от 22 июня 1993 года;

3) ст. 16 Закона Р Ф № 143-ФЗ от 15 ноября 1997 года «Об актах гражданского состояния»;

4) Приказ Минздрава Р Ф № 67 от 26 февраля 2003 года «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».

Несмотря на многообразие законов, правовое регулирование этого вопроса несовершенно.

, на мой взгляд, недоработка законодателя состоит в том, что супруги-заказчики бесправны, и могут быть зарегистрированы в качестве родителей лишь с согласия женщины, родившей ребенка.

Такая норма была бы уместна в обществе, где запрещено коммерческое ЭКО. Но в стране, где ЭКО существует исключительно на коммерческой основе, данная норма, на мой взгляд, вступает в глубокий конфликт с нормами Гражданского кодекса РФ, как минимум.

Но законодательство несовершенно, а законодательство в этой области — несовершенно вдвойне.

Так, например, услугами суррогатных матерей в России могут воспользоваться только официально зарегистрированные супружеские пары; одинокие же мужчины и вовсе лишены доступа к вспомогательным репродуктивным технологиям.

Для сравнения, в Украине родителями в любом случае будут признаны заказчики (ст. 123 п. 2 Семейного кодекса Украины), а по законодательству Белоруссии не имеет правового значения, состоят ли будущие родители в зарегистрированном браке.

Российский закон не оговаривает ситуацию после развода или в случае смерти родителей до рождения ребенка.

Договор заключен, ребенок зачат, но будет ли он иметь право на алименты или наследство? — этот вопрос законодатель оставил открытым, и надо полагать, что ответ на него отрицательный: нет, ребенок не сможет получать содержание от несостоявшегося родителя или стать наследником после его смерти.

Поможет ли грамотно составленный договор избежать возможных проблем? И да, и нет. Ребенок не может быть объектом договора, поэтому обязать суррогатную маму передать ребенка не может ни договор, ни суд. Право оставить или передать ребенка принадлежит только суррогатной матери.

А заказчикам остается лишь право на обращение в суд для компенсации затраченных средств, которыми не окупятся их чаяния и надежды, и которые, скорее всего, никогда не получат обратно затраченные средства даже при наличии судебного решения.

Однако грамотно составленный договор поможет хоть в некоторой степени обязать суррогатную маму действовать добросовестно и предусмотреть для этого финансовые премии и, соответственно, санкции.

Источник: https://shkolazhizni.ru/@malvina/posts/33108/

Суррогатное материнство для одиноких: разрешено, но запрещено – Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Законно ли суррогатное материнство в РФ?

За последние несколько лет к Уполномоченному не раз обращались петербуржцы, участвовавшие в программе суррогатного материнства и столкнувшиеся с серьезными трудностями.

Раньше проблемы сводились к тому, что суррогатные мамы отказывались отдавать детей или же генетические родители на каком-то этапе передумывали забирать малышей.

Но с недавнего времени появилась новая тенденция – незамужние женщины и неженатые мужчины не могут забрать из роддома своих детей, выношенных сурмамой.

Уполномоченный позвала специалистов, компетентных в отрасли вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), чтобы вместе обсудить, какие меры нужно предпринять, чтобы статус детей, рожденных в результате программы суррогатного материнства, не вызывал никаких сомнений и расхождений во мнениях, а главное – не омрачал первые дни жизни малыша. На Экспертном совете собрались представители Росздравнадзора, городской Прокуратуры, Комитета по делам ЗАГС, а также медики и юристы родильных домов и репродуктивных клиник.

Такой способ лечения бесплодия как суррогатное материнство в России разрешен как семейным парам, так и одиноким людям. Но если супруги могут забрать малыша домой прямо из роддома, то гражданам, не состоящим в браке, приходится доказывать свои права через суд. Дело в том, что по закону (п.4.ст.51 СК РФ, п.5 ст.

16 ФЗ «Об актах гражданского состояния») органы ЗАГС могут зарегистрировать рождение малыша, появившегося в результате суррогатного материнства, только у лиц, состоявших в браке на момент вступления в программу. То есть воспользоваться данной формой ВРТ одинокие граждане могут, но стать родителями ребенка – нет.

В 2017 году в Санкт-Петербурге было зарегистрировано 162 ребенка, рожденных с использованием суррогатного материнства. Из них 7 малышей появилось у незамужних женщин, 8 – у неженатых мужчин. При этом популярность суррогатного материнства среди «безбрачных» растет: за 1 квартал 2018 года этой программой воспользовались 8 мужчин и 4 женщины.

Мужчины и женщины, не состоящие в браке, но являющие генетическими родителями, могут провести ДНК-тест, и через суд установить родство. Это занимает некоторое время, и весь этот период малыш находится в роддоме, но потом ребенок все-таки отправляется домой. А если при ЭКО были использованы только донорские материалы, тогда начинаются более серьезные проблемы.

Раньше младенца выписывали из родильного дома на основании договора о суррогатном материнстве и согласия родившей его женщины. Но недавно произошел случай, который изменил эти требования.

Петербурженка, участвовавшая в программе и не состоящая в браке, забрала малыша из больницы, но обратилась за свидетельством о рождении спустя месяц после выписки. В ЗАГСЕ она получила отказ, но пошла обжаловать это решение в суде.

В результате по данному факту была инициирована прокурорская проверка. Надзорное ведомство посчитало, что медики родильного дома передали малыша постороннему лицу, не имеющему никаких прав, и предписала устранить такую практику.

С апреля 2018 года медучреждения нашего города передают малышей, появившихся от сурматерей, только родителям, вписанным в свидетельство о рождении. Семейным парам ЗАГС этот документ выдает в день обращения, а одиноким – только по решению суда.

«Мы не будем вдаваться в этические размышления, нужно ли в принципе суррогатное материнство, разрешать его только супругам или всем желающим, какого семейное положение одиноких граждан и так далее, – открыла заседание Экспертного совета Светлана Агапитова.

– Это все очень сложные вопросы, требующие участия общественности. Наша задача – продумать, какие правовые изменения позволят оградить малышей от «взрослых» проблем.

Дети не должны задерживаться в больницах, а тем более оказываться в домах ребенка только потому, что у нас несовершенное законодательство».

Первый вопрос, который задала экспертам Уполномоченный: «Кто должен информировать незамужних женщин и неженатых мужчин о последствиях, которые их ждут?»

Врачи и юристы репродуктивных клиник, присутствующие на экспертном совете, признались, что их задача – осуществить медицинскую услугу, а именно – ЭКО с положительным результатом. Как только наступает беременность, обязательства врачей заканчиваются.

На сайтах крупных медцентров есть информация о «подводных камнях» суррогатного материнства. Правда, о том, что одинокая мама со 100% донорским материалом не сможет зарегистрировать своего ребенка, никто не пишет. «Мы предоставляем медицинскую услугу, о ней и информируем.

О тонкостях законодательства должны сообщать организации, осуществляющие юридическое сопровождение процесса», – признались сотрудники медицинских организаций. Но есть женщины, которые вступают в программу суррогатного материнства сами, без агентства, так что ей об этом может никто и не рассказать.

Если она бесплодна и использует только донорские клетки, то её ребенок – столь желанный и долгожданный – может стать сиротой.

С подобной историей столкнулась Уполномоченный. К Светлане Агапитовой обратилась 50-летняя женщина, решившая завести ребенка с помощью суррогатной матери. Все процедуры прошли успешно, малыш родился здоровым, но забрать его домой мама не смогла.

В итоге младенец был признан оставшимся без попечения, а потом передан маме под предварительную опеку. Чтобы стать его законной матерью, женщине придется пройти школу приемных родителей, а потом через суд усыновить ребенка.

Благодаря понимающему отношению органа опеки и других социальных служб, эта история закончилась хорошо. Но могло быть иначе; был большой риск, что малыш попадет в другую семью.

Специалисты были едины во мнении: «Если и семейные пары, и одинокие граждане имеют равное право воспользоваться донорскими клетками при ВРТ, то для них и процесс регистрации ребенка должен быть одинаковым. Иначе получается какая-то дискриминация «по социальному статусу», – решили эксперты.

Прозвучало еще одно предложение: внести изменения, согласно которым при участии в программе суррогатного материнства законными представителями автоматически становятся генетические родители, а не выносившая его женщина, как это установлено сейчас. Изменения позволили бы избежать укрывательства ребенка, отказа забирать его и других сложностей.

Представители родильных домов настаивали, что им нужен четкий Порядок, согласно которому они должны взаимодействовать с участниками суррогатной программы.

У представителей органов ЗАГС тоже есть свои предложения по изменениям – например, разработать форму справки, о которой идет речь в п.4.ст.51 СК РФ, п.5 ст.16 ФЗ «Об актах гражданского состояния».

Там сказано, что родители, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, должны предоставить «документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка».

На сегодняшний день такая форма не утверждена, поэтому каждый приносит свой документ.

Светлана Агапитова: «Судя по состоявшемуся с экспертами разговору, есть два пути решения поставленной проблемы: либо отменить условие, что свидетельство о рождении выписывается только лицам, состоящим в браке, либо запретить суррогатное материнство со 100% донорским биоматериалом для всех.

Есть еще один аспект, который вызывает сомнения. Среди незамужних женщин и неженатых мужчин, участвующих в суррогатной программе, есть и граждане других государств. Российское законодательство запрещает усыновление в большинство европейских стран, а участие в суррогатной программе разрешено всем.

У нас есть заявление от гражданки Германии, которая здесь воспользовалась программой ВРТ, но из-за сложностей с регистрацией ребенка в органах ЗАГС так и не смогла забрать ребенка. Малыш до сих пор живет у суррогатной матери.

Возможно, общими усилиями нам удастся найти механизм действий и в подобных ситуациях.

В течение ближайшего времени эксперты сформулируют свои предложения по совершенствованию законодательства. Мы их соберем, проанализируем и направим в Совет Федерации».

Источник: http://www.spbdeti.org/id7087

101Адвокат
Добавить комментарий